Сайт Потери ру

14 сообщений / 0 новое
Последняя публикация
Критик
Аватар пользователя Критик
Сайт Потери ру

Обнаружил сегодня, случайно. Очень качественная работа, всем настоятельно рекомендую. О потерях Германии во второй мировой войне.
Потери ру
Обсуждение здесь же.

igor

Здравствуйте!
Я, Гарибян Игорь Людвигович, автор материалов на сайте http://www.poteryww2.narod.ru.

Для тех, кто заинтересовался моими расчётами, если возникли вопросы, я могу дать необходимые пояснения. Главное, я готов принять любую конструктивную критику и цель моего появления на форуме обсудить мои расчёты с теми, кто заинтересован в установлении истины в вопросе о числе немецких потерь во Второй Мировой войне.

Что не устраивает меня в существующих цифрах немецких потерь? В июне 1941 года границу перешла армия в 4,5 млн. человек, не считая немецких союзников при общей численности армии 7,2 млн. человек, при этом в боевых частях армии вторжения 2,5 млн. человек. Но осенью 1941 года Германия имела 8 млн. армию, 3 млн. находятся на фронте в боевых частях, а немецкие генералы сетуют на нехватку людей. Причём эта нехватка достигает половины численности подразделений. Потери в 170 тыс. убитыми и 300 тыс. ранеными не как не объясняют этих немецких сетований, даже если допустить, что раненые совсем не выздоравливали. Численность армии всё равно возросла и боевых частей армии тоже. В июне месяце 1941 года численность армии резерва была 1,2 млн. человек, значит даже после поражений под Сталинградом немецкая армия не израсходовала предвоенной численности своего уже готового к использованию резерва, поскольку потери убитыми были менее 1 млн. по их данным. В этом свете, сетования немецких генералов и поражения немецкой армии выглядят совершенно странно. Тем более странно выглядят потуги с тотальной мобилизацией.

Казалось бы, что работы Оверманса могли бы пролить свет на эти загадки. Но у Оверманса потери растут по экспоненте и нет заметного перелома на графике потерь. Такого не может быть, поскольку у советских войск в конце войны потери убитыми будут существенно ниже потерь немецких, настолько, что речь уже пойдёт не о боях, а о расстрелах. Кроме того, Оверманс составил не только график потерь, но и график мобилизаций, а на этом графике большая часть мобилизаций приходится на первые два года войны. А при сравнении потерь и мобилизаций по Овермансу получится, что к середине войны численность немецкой армии превысит все мыслимые пределы, поскольку мобилизации шли, а потерь почти не было, а к концу войны численность немецких войск обратиться в ноль, поскольку потери гигантские, а мобилизаций почти нет.

Пришлось мне самому заняться поиском истинных масштабов немецких потерь. Насколько успешно, судить читателям.
Буду рад любым конструктивным замечаниям.

Гарибян Игорь Людвигович.

дима

ЕСТЬ ЕЩЕ 1 СПОСОБ ОПРЕДЕЛЕНИЯ НЕМЕЦКИХ ПОТЕРЬ ПО ЖЕНСКОМУ ПЕРЕВЕСУ
 
 

дима

ЕСТЬ ЕЩЕ 1 СПОСОБ ОПРЕДЕЛЕНИЯ НЕМЕЦКИХ ПОТЕРЬ ПО ЖЕНСКОМУ ПЕРЕВЕСУ
 
 

Критик
Аватар пользователя Критик

Здравствуйте, рад Вас видеть.

Я не бог весть какой спец в этой теме, так что вопросам не пугайтесь.

Цитата:
Огневое превосходство Красной армией достигнуто за счёт мастерства и мужества. Это подтверждается не только расчётами потерь личного состава, но и потерями военной техники, имущества, транспорта.

Огневое превосходство может быть достигнуто либо интенсивностью огня, либо количеством стволов, либо эффективностью огня. Так же не совсем ясно как можно оценить превосходство.

Цитата:
А ведь эти потери повторяют, по форме графика потерь, безвозвратные потери личного состава Красной армии, с той лишь разницей, что среднемесячные потери автомобилей в 10-15 раз меньше. Но ведь и число автомобилей на фронте было во столько же раз меньше. Можно полагать, что потери автомобилей от огня противника были в 1941 году в Красной армии не более 5-10%, а 23-28% потерь приходилось на манёвренные действия немецких войск, окружения...

Вы сравниваете потери автомобилей, то и надо сравнивать с автомобилями. Тягачи, с тягачами. Если мы берем транспорт вообще, то он должен включать в себя и ЖД. Опять же, разделение военного автопарка и гражданского в годы войны условное. Если мы посмотрим справочник Народное хозяйство в годы ВОВ, то автомобильный парк СССР в СХ, 1940-228 тыс., 1941-66 тыс, 1942-43 тыс. Ваша радужная картина смущает уже только потому, что германия в 1941 году имела подавляющее господство в воздухе.

Цитата:
Советские танки военного времени рассчитывались на одну операцию, имели ресурс от 100-200 км пробега в начале войны, до 500 км к концу войны, что отражало взгляды на оперативное применение танков и военную экономику. После войны ресурс танков рядом мер пришлось увеличивать до 10-15 лет службы, исходя из потребностей экономики мирного времени и новой концепции накопления вооружений. Таким образом, танков изначально задумывалось не жалеть. Это оружие, зачем его жалеть, им воевать надо. То есть, потери в танках у СССР в 1,5-2 раза выше, а потери людей в 1,5-2 раза ниже.

Эта мысль и понятна и нет. Танк как не крути, все ж таки отличается от презерватива. 40 тонн стали, к тому хорошего качества. Как происходил ремонт, с какого момента ремонт становился нерентабельным? В общем тут надо бы поподробней, для таких как я.

Цитата:
Советские машины, особенно истребители, очень быстро изнашивались в условиях военного времени. Тем не менее, фанерно-полотняные самолёты с ресурсом двигателей на несколько полётов, успешно противостояли цельнодюралевой авиации с двигателями немецкого качества.

???? В таком случае аварийность должна выходить за все немысленные рамки.

К сожалению не нашел абзац, где Вы описываете способы полонения частей. Если можно этот момент пошире, и по сравнению с тем что было у нас.

igor

Здравствуйте, Критик!
И я рад ответить Вам в силу моих скромных возможностей. Я ведь тоже не специалист, по мере сил углубляю то один аспект своей работы, то другой. Я сам осознаю, что там не паханное поле для уточнений.

Но попытаюсь.
В имеющейся у меня книге "Покушение на Великую победу", Алгоритм, 2005 г., стр. 87, приводится таблица соотношения стволов на фронте. Из неё следует, что в мае 1942 года 43,6 тыс. советских орудий и миномётов (без 50 мм миномётов и реактивных установок) противостояли 43 тыс. немецких. На 1 июля 1943 года 98,8 тыс. советских стволов сражались против 54,3 тыс. немецких. На 1 января 1945 года 91,4 тыс. стволов советских подавляли огонь 28,5 тыс. немецких пушек. Производство орудий в Германии непрерывно нарастало и уменьшение числа орудий на фронте происходило из-за высоких потерь материальной части. То есть с 1943 года появилось явное огневое превосходство СССР в числе стволов и интенсивности огня. Однако, этого превосходства не было до 1943 года, тем не менее, по моим расчётам и тогда потери немцев были высоки. За счёт чего? За счёт эффективного применения. Это я и имел ввиду, когда писал про мастерство и мужество советских войск.

Конечно, потери транспорта надо сравнивать с потерями транспорта. Но в данном случае я стремлюсь показать, что если бы потери немцев в людях были столь малы, как они показывают, то и потери автомобилей тоже были бы меньше. Ведь если потеряно 425 тыс. автомобилей из 500 тыс. (а ведь они ещё и пополнялись), то 162 тыс. убитых солдат на осень 1941 года - это только шофёры этих автомобилей.
Германия заведомо больше теряла автомобилей, чем СССР, ведь в Германии на сентябрь 1939 года числилось 4,1 млн. автомобилей и с середины 1938 года до середины 1939 года (за год) было выпущено 530085 машин. А ведь потом ещё и французские заводы прибавились, годовой выпуск в Германии стал 600 тыс. штук. В армии вторжения на 22.06.41 года автомобилей было 0,5 млн. штук, больше, чем во всём СССР. А уже осенью 1941 года Гальдер пишет в дневнике, что на ходу в действующей армии 60-70 тыс. машин. Куда все делись? Соответствуют ли такие большие потери в технике, таким маленьким потерям в людях?

Конечно, я знаю, что господствовала в небе немецкая авиация, но разве приведённые мной данные не позволяют задуматься? Может советские авиаудары по наступающим колоннам немецких мехвойск были не так уж безрезультатны? Может Гастелло всё же не зря погиб в такой атаке? Видимо и выходившие из окружений группы советских военнослужащих не просто пробирались по тылам от всех прячась? Может рейды лёгких конных соединений в июле-августе 1941 года по немецким тылам сыграли таки ту роль к которой их назначало советское командование? Да и советская артиллерия наверное не только пустые площади обрабатывала? Вот, что показывает запись Гальдера о том, что на ремонт одного 3-х тонного автомобиля требуется больше тонны запчастей.

А то, что с началом войны автомобили передавались из народного хозяйства СССР в армию, это обычная мобилизация транспорта, она показывает не потери, а слабость нашего автопрома, который не смог обеспечить нужного числа машин. В армии СССР имел 270 тыс. машин, с началом войны из народного хозяйства мобилизовал 200 тыс. машин. За всю войну СССР произвёл 200 тыс. машин (мощности позволяли производить 200 тыс. в год, но решили, что лёгкие танки нужнее), из них в армию передано 150 тыс. штук. Около 50 тыс. автомобилей и 5 тыс. бронетранспортёров было получено по ленд-лизу. Ясно, что Красная армия просто не могла себе позволить терять технику так же интенсивно, как и немцы. А если бы СССР терял грузовики с той же скоростью, что и немцы? Тогда пришлось бы отказаться от выпуска 70 тыс. лёгких танков Т-70, а также танков Т-60, САУ СУ-76, броневиков БА-64, поскольку они производились на автомобильных заводах из автомобильных агрегатов. Тем более, что советская техника вообще ломается чаще немецкой, даже и без войны.

Конечно, танк дорого стоит. И его надо ремонтировать. Но в годы войны в СССР имелось 20 млн. рабочих, в основном женщин и детей (вообще это число работников бюджетной сферы в тылу, то есть рабочих ещё меньше), а у Германии 34 млн. квалифицированных рабочих в военной промышленности (не только немцев). Можно научить подростка или женщину выполнять какую-то операцию в отлаженном технологическом процессе, но подготовка квалифицированного работника занимает несколько лет. А для ремонта, особенно полевого, требуется квалифицированный работник. Запчасти шли на производство готовых машин, ремонт осуществлялся часто за счёт разбитых машин. Если в Германии части обеспечения составляли половину сухопутной армии, то в СССР не более трети. Недостаток людей и производственных мощностей вынуждал СССР наращивать конвеерное производство в ущерб малосерийным и среднесерийным, а ремонт вообще производство штучное, он зависит от характера повреждений и его на конвеер не поставишь. А заменой готовых агрегатов при ремонте обойтись тоже нельзя было, поскольку производство таких агрегатов не намного проще производства всей машины. Приходилось из нескольких разбитых машин собирать одну действующую. Проще было после боя собрать всю разбитую технику скопом и сдать в лом, а потом произвести всё заново. Не очень экономно по затратам материала и энергии, но выбирать не приходилось, женщины и дети в тылу могли работать только на простейших операциях, зато на этих операциях показывали чудеса героизма, производительности и выносливости. Мой профессор Душкин Л.С. рассказывал, что в дни Московской битвы он с чемоданом прокладок выехал на фронт. Требовалось поставить специальную прокладку между боевой частью и двигателем уже выпущенных с заводов снарядов РС, поскольку у подростков производивших этот снаряд не хватало сил (и опыта, они просто не контролировали усилие на ключе) прикрутить боевую часть к корпусу снаряда с нужным усилием и пороховые газы проникали в БЧ приводя к взрыву ракеты на направляющих при старте.

С ресурсом новых дизелей история была тяжёлая. Машины старых типов 500 км. пробега выдерживали, к войне их довели, но большей частью уже выпущенные машины свой ресурс израсходовали. Бешанов в книге "Танковый погром" иронизирует, мол сняли с вооружения старые танки и выпуск запчастей к ним прекратили. Да, прекратили. Потому, что нужно было производить Т-34 и КВ-1. И как можно больше. А у них двигатели были ещё не доведёные и сами они были ещё сырыми. Их выпускали с заводов в войска без обкатки, чтоб за счёт срока обкатки увеличить ресурс машин. Пусть обкатают в частях, заодно научатся ездить. За ремонт танка отвечал в основном экипаж и стармех, в трудных случаях звали зампотеха и тот мог отправить машину в ремроту или в капремонт на ремзавод. Да это и при мне так было, хотя я служил уже в 1987-89 годах, когда танки служили уже лет по 15-20 до списания в резерв. Танки новых типов довели до ума по ресурсу двигателя, по конструкции и технологии уже в ходе войны, в течении 1942 года.

С самолётами дело обстояло так же. И аварийность была высокая. Из-за этой аварийности сняли Рычагова перед войной. Но летали и не падали. Истинно герои населяли страну советов. Массовой гибели из-за аварий не было. Просто ресурс меньше. Двигатель почихал, завёлся, обшивка истрепалась, заклеили. Потом смотрят, что на этом самолёте дальше летать нельзя, откатили его на край аэродрома и используют для запчастей. В мемуарах советских лётчиков и техников таких подробностей полно. Конечно, бывали и катастрофы. Говорят, что Сафонов погиб из-за аварии двигателя. На ленд-лизовском самолёте. Но импортные двигатели советских режимов эксплуатации не выдерживали. В книге Мухина Ю.И. "Асы и пропаганда" пишется по воспоминаниям советских пилотов, что двигатель на зарубежных самолётах приходилось менять через пару полётов. Только такой ценой те устаревшие машины, которые нам союзники в лизинг давали могли состязаться с немецкими машинами. Только на запредельных режимах двигателя. Лётчик Н.Г. Голодников в интервью Андрею Сухорукову удивляется, кто внушил немцам, что кобра уступает фокеру по скорости? А ведь пытались уйти на форсаже! Их догоняли и сбивали. С чего они решили, что фокер кобру на вертикали превзойдёт? Правда, двигатель через пару полётов ломается, но союзники на запчасти не скупились. В общем, малый срок эксплуатации приводил к тому, что самолётов пришлось выпустить очень много и терялись они очень легко, но половина потерь не боевые. Списали их и на запчасти разобрали, вот и всё.

К сожалению, способы пополнения частей, это такая большая и специальная тема, что мне, не историку, к ней и приступать страшновато. Знаю, что мальчиков и девочек сначало брали в трудовую повинность, затем мальчиков из трудовой повинности переводили в армию резерва, а потом на фронт. Осенью 1941 года из трудовой повинности в армию резерва перевели контингент 1922 года рождения и на фронт они попали весной 1942 года. Весной 1942 года в армию резерва взяли призывников 1923 года рождения и на фронт они попали осенью 1942 года. В 1944 брали уже родившихся в 1927 году. А потом и вовсе всех, кто старше 14 лет.

У немцев на фронт отправляли либо в составе уже сформированной части, либо прямо в часть с маршевым пополнением. К сожалению, специальных работ на эту тему я не знаю. Ореинтируюсь по немецким мемуарам. Ганс Киншерман написал "Записки пулемётчика вермахта". Читать немецкие мемуары, как правило противно, но приходится. Так вот, этот Ганс попал в 6 армию с маршевым пополнением в 320 человек (один эшелон), среди них несколько после ранений, но большей частью новобранцы после службы в армии резерва. Прибыли они туда 30 октября 1942 года. Попал он в 1-й батальон 21-го полка, если не врёт. С ним было 90 человек пополнений. В это время в полку оставалось две роты, так, что 2-го батальона просто не было. Часть была переформирована из кавалерийской и роты назывались эскадронами. Ганс, и 30 человек вместе с ним, попали в 1-й эскадрон, где до этого оставалось 26 человек. По началу пополнение использовалось в караулах, хозработах, но потом, уже 13 ноября, на разноске пищи и боепитания на фронт. В общем 2-3 недели акклиматизации, по нашему - карантин. Уже 21 ноября Ганс вынужден был вступить в полноценный бой в связи с нашим контрнаступлением.

А в общем тема очень большая и про наши пополнения тоже. Если руки дойдут, займусь, мне по теме.

Гарибян Игорь Людвигович.

Критик
Аватар пользователя Критик

Тут пара ссылок Вам может пригодиться.

http://publ.lib.ru/ARCHIVES/_NIT_EKO/_Nit_eko.html

Меня не будет дней пять, пока как раз Ваш ответ обмозгую. Но все таки с автомобилями глаз режет. Как никак наступающая сторона немцы, и в 1941 году у них это удалось практически идеально.. до определенного момента. Кроме Гальдера, у кого нибудь есть данные на этот счет?

Насчет авиации в начале войны недавно обсасывал эту тему, по приезду отпишусь.

sveta
Аватар пользователя sveta

Меня тоже удивляют многие цифры. Например наши асы, типа Покрышкина или Кожедуба сбили примерно по 50-60 немецких самолетов, в то же время немецкие асы записывают себе в сбитые по сотни самолетов, когда находятся на Восточном фронте. Затем попадая на Западный фронт, их результативность резко падает. Можно было бы сделать вывод о высоком профессионализме союзных ВВС, но через несколько лет во время Корейской войны, те же наши летчики в легкую сбивают американских асов. Как же так?

После длительного изучения инета складывается общая картина: вермахт сломали советские войска, а люфтваффе - союзники. Якобы на Восточном фронте в воздухе царили только немецкие самолеты.
Честно говоря тут у меня шкурный интерес. Один из моих всю войну готовил в Камышлове Свердловской области летчиков. Он все время писал рапорты с просьбой на фронт, а его не отпускали, говорили что он там нужнее. И он готовил мальчишек-летчиков. Это его всю жизнь мучило и он очень рано умер и наград не одевал.

А как вы считает Игорь Людвигович, такое превосходство в воздухе люфтваффе определялось высоким мастерством немецких летчиков, качеством их самолетов или их количеством?

Alina

Асы. Цифры и факты. Ю.И. Мухин

Лучшими летчиками-асами Второй Мировой войны считаются немцы, и именно те из немецких летчиков, кто воевал у нас, на Восточном фронте и сбивал наши самолеты. Причем цифры умопомрачительные. Если 15 наших лучших асов сбили за войну от 41 до 62 немецких самолета, то 15 немецких асов - от 203 до 352 советских самолета. Надо сказать, что у советских историков эти цифры всегда вызывали сомнения...
Недавно купил книгу, ..."Энциклопедию военного искусства. Военные летчики. Асы Второй Мировой войны"... издана она в Минске,.
Советские историки уже давно писали, что "сбитые" немецкими асами наши самолеты, на самом деле являются самолетами по которым немцы всего лишь стреляли. В момент стрельбы их фотографировали. И кадры фотокинопулемета, установленного на немецких истребителях, фиксировали факт стрельбы, а не реального уничтожения.
Без сомнения, именно поэтому, в "Энциклопедии..." особенно старательно внушается мысль, что немцы не могли в этом вопросе соврать. Оказывается, на каждый "сбитый" самолет немцы, помимо фотографий, сделанных фотопулеметом, должны были представить и анкету из 21 пункта. И в пункте 9 требовалось подтверждение свидетелей о том, что самолет сбит. Ну разве в таких условиях немцы могут соврать?
А тут дело обстоит так. У американцев и англичан самолет противника, сбитый в групповом бою, вероятнее всего делился, потому что у их асов есть дробные результаты, скажем - 6,5 побед.
У нас такой самолет записывался отдельно всем участникам боя и в список личных побед не входил.
А у немцев он обязательно отдавался кому-то из участников боя. Немецкие истребители летали парами и, понятно, что в их менталитете уже было заложено, что сегодня я подтверждаю сбитый самолет тебе, а завтра - ты мне. То есть со свидетелями у немцев не должно было быть проблем. Единственным препятствием против приписок должна была служить лень летчика по заполнению 21 пункта анкеты. Но они не ленились. Анкеты на сбитие советских летчиков писали беспощадно.
Для примера немецкого трудолюбия приведу цитату из "Энциклопедии ...", чтобы показать заодно и ее уровень:
"6 ноября 1943 года во время 17-минутного боя над озером Ладога Рудорффер объявил о подбитых им 13 советских машинах. Это был, естественно, один из самых больших успехов в истребительной авиации и одновременно один из наиболее противоречивых боев. Апологеты (м.б. - критики? - Ю.М.) Рудорффера указывают на тот факт, что на сегодняшний день нет документов, подтверждающих этот успех. С другой стороны, неизвестно, как Рудорфферу хватило амуниции (м.б. - боеприпасов? - Ю.М.) и каким образом подтверждены эти успехи. В конечном счете, это дело можно подтвердить только наземными документами о потерях советских авиационных частей (если они в действительности существуют). (Для этого надо, чтобы он их действительно сбил - Ю.М.).
Между тем, за этот подвиг трудяга Рудорффер, набивший мозоли от авторучки, попал в книгу рекордов Гиннеса, хотя там по праву должен был бы значиться другой летчик.
6 июля 1943 г. гвардии старший лейтенант А.К. Горовец, в одиночку напав на охраняемый строй немецких пикирующих бомбардировщиков Ju-87, сбил 9 шт. Анкеты на них он не заполнял, когда у него кончились боеприпасы, его расстреляла шестерка, прикрывавших бомбардировщики, "Мессершмитов". А 9 упавших "Юнкерсов" подтвердили наземные войска. ...
Награды

...Награды могут быть разными, но у них обязательно есть общая цель - они должны стимулировать подвиги. Без этой цели они просто побрякушки и нет смысла их учреждать. Для осуществления цели наград должен осуществляться их главный принцип - за равный подвиг. Уничтожьте этот принцип при награждении, и награда обесценится.
Скажем, в СССР высшей наградой считался Орден Ленина. Но так как он давался и заслужившей его доярке, и секретарю обкома к дню рождения, то в армии предпочитали его не иметь и стремились получить, казалось бы, более низкую награду - Орден Боевого Красного Знамени.
Немцы тех лет были прирожденными военными. Можно сказать, что они любили войну и, соответственно, они очень точно понимали что такое награда и зачем она. Основной их боевой наградой был Железный Крест разных рангов. Сначала давался Крест второй степени, затем - первой, после этого на шею вешался Рыцарский Крест. Затем к нему добавлялись Дубовые Листья, далее - Мечи и в конце - Бриллианты. И, разумеется, исходя из принципа равенства подвигов для награждения, Кресты давали за примерно равные заслуги.
Но что касается летчиков-истребителей, то эти равные заслуги численно сильно отличались от того на каком фронте воевал летчик. Этих фронтов было три. Первый - территория собственно Германии, окружавшие ее оккупированные страны и Англия, над которой тоже велись воздушные бои. (Западный фронт). Второй - юг Италии, Греции и Северная Африка (Южный фронт). Третий - СССР (Восточный фронт).
Интересные особенности

Для того, чтобы заслужить Рыцарский Крест на Западном фронте немецкий летчик должен был одержать около 40 побед в воздухе. Скажем, кавалер всех наград, включая Бриллианты, провоевавший до своей гибели исключительно на Западном фронте, Х.Лент (всего 113 побед) получил Рыцарский Крест за 16 сбитых самолетов (польских и английских). Г.Ябс (50 побед) получил эту же награду за 19 сбитых французских и английских самолета. Г. Голлоб (152 победы) - за 42 "победы". Ф. Мюллер, сбивший до 9 мая 1945 г. 30 самолетов, был награжден Рыцарским Крестом в июле 1944 г. В это же время на Восточном фронте В. Батц (237 побед) получает Рыцарский Крест за 101 заполненную анкету.
Не менее разительна численная разница и для более высоких наград. На Западном фронте Х. Лент получает Дубовые Листья к Рыцарскому Кресту за 60 побед, Г. Ябс, сбивший за всю войну 50 самолетов Дубовые Листья получает уже в марте 1944 г. А на Восточном фронте Э. Хартманн (352 победы) получает Дубовые Листья лишь после 200 "сбитых" самолетов, В.Новотны (258 побед) - после 190, Г.Баркхорн (301 победа) - после 175.
Бриллианты к Рыцарскому Кресту на Западном фронте получают после 80-100 побед (В. Мельдерс, А. Галланд, Х. Лент), а на Восточном - после 250-300 побед (В. Новотны, Э. Хартманн).
Эти плохие советские летчики

Это дикое и очевидное несоответствие демократы поясняют изящно - дескать, советские летчики были настолько хуже английских, а их самолеты настолько несовершенны, что сбитие их мало ценилось. Но эту мысль, так понятную демократам, следовало бы подтвердить фактами. Однако этого никто не делает, так как факты говорят совершенно о другом.
Английские и французские летчики воевали в полтора раза больше по времени, чем советские. Кроме этого, до конца 1941 г., наши летчики не вели индивидуальных подсчетов, а самолеты, сбитые в свалке групповых боев, никому на личный счет не записывались. Поэтому, если бы английские и французские летчики были не то что лучше, а хотя бы не сильно хуже советских, то их лучшие летчики-истребители имели бы на личном счету гораздо больше побед, чем лучшие советские летчики. Но реально дело выглядит так.
Лучший английский ас - полковник Д. Джонсон - совершил за войну 515 боевых вылетов, но сбил всего 38 немецких самолетов. Лучший французский ас - лейтенант (подполковник в английских ВВС) П.Клостерман - совершил за войну 432 боевых вылета и сбил всего 33 немецких самолета. А Иван Никитич Кожедуб, летая исключительно на советских самолетах, совершив с 1943 г. всего 330 боевых вылетов, сбил 62 немецких самолета. В Королевских воздушных силах Великобритании всего 3 летчика сбили по 32 самолета и более. А в советских ВВС таких 39. Да и куда занести скажем А.Ф. Клубова, который лично сбил 31 самолет, но в групповых боях - еще 19? Или Л.Л.Шестакова, у которого на личном счету "всего" 29 немецких самолетов, но в групповых боях - 45? Даже если всего лишь треть из этих 45 сбита им лично, то и тогда Л.Л.Шестаков, занимающий 52-е место в списке советских асов, как летчик-истребитель превосходит самого лучшего английского аса.
А кто же их бил?

Издательство "Восточный фронт" выпустило сборник "Советские асы" анонимного автора... Но и он, сквозь зубы, вынужден все же писать, к примеру, следующее: "Бой с реактивным Ме-262 был не самым тяжелым боем за карьеру Кожедуба. Больше всего ему пришлось попотеть в конце лета 1944 года, когда на участке 3-го Прибалтийского фронта вдруг появилась добровольческая группа асов Люфтваффе под командованием майора Вильха (130 сбитых самолетов). Эта группа успела так насолить противнику, что для ее нейтрализации в состав 14-й Воздушной Армии ввели эскадрилью из 176-го ГвИАП под командованием Кожедуба. Прибывшие летчики быстро разобрались с немцами и за несколько дней боев сбили 12 самолетов противника ценой двух Ла-7. Кожедуб, как сообщалось, лично сбил Вильха, хотя кто в действительности стал добычей советского аса точно не известно".
Англичане и американцы нещадно бомбили Германию, немцы постоянно маневрировали авиацией, стараясь прикрыть свои города. По их данным, они иногда оставляли на Восточном фронте не более 400 истребителей. И тем не менее на Западном и Южном фронтах в первую половину войны они теряли треть своей авиации, а две трети - на Восточном. Это что - оттого, что наши летчики и самолеты были хуже английских?
Дурость подобных высказываний подтверждается еще и таким фактом. В начале войны немцам противостояли уже устаревшие бомбардировщики ТБ-3, СБ, штурмовик и разведчик Р-Зет, переделанный из цельнодеревянного пассажирского самолета, истребители И-16 и И-153 и главное - малоопытные летчики. Через год немцев уже встречали вполне современные истребители Як, Ла, ЛаГГ, МиГ. Бомбили их скоростной пикирующий бомбардировщик Пе-2 и штурмовик Ил-2. (О последнем немецкие летчики-истребители говорили, что его сбить все равно, что ежа в задницу укусить. Немецкого аса О. Киттеля (267 побед) успокоил навечно именно Ил-2).
А штурмовик Ил-2 и его модификация Ил-10 к концу войны стали не только самыми распространенными бомбардировщиками советских ВВС, но и самыми массовыми самолетами войны. По идее Ил-2 был главной целью немецких истребителей. Тем не менее, из каждых трех потерянных штурмовиков два были сбиты огнем немецкой зенитной артиллерии и лишь один приходился на долю немецких асов. А те из наших летчиков-штурмовиков, кто совершил более 75 вылетов на штурмовку (за что полагалось звание Героя) и не погиб, как правило, имеют на своем счету и до 6 сбитых немецких истребителей.
Казалось бы, что по этой причине именно в начале войны немецкое командование должно было давать награды за большее количество сбитых советских самолетов, а к концу - за меньшее, поскольку с ходом войны стало труднее сбивать советские самолеты. А на самом деле все наоборот! На Восточном фронте именно в начале войны Дубовые Листья к Рыцарскому Кресту давались летчику за 40 сбитых самолетов, но уже в 1942 г. - за 100, в 1943 - за 120, а к концу 1943 - за 190. Это как понять?
Бермудский треугольник

Интересно так же посмотреть сколько самолетов сбивал один и тот же немецкий летчик, но на разных фронтах.
Вот немецкий ас Вальтер Новотны, считался в люфтваффе любимцем... Начал воевать на Восточном фронте и к февралю 1944 г. заполнил анкеты на 255 сбитых советских самолета. В феврале переведен на Западный фронт, да еще и в полк реактивных истребителей. За 8 месяцев не сбил ни одного самолета противника! А 8 ноября навсегда сбили его. Правда считается, что в этом последнем бою он "поразил" 3 американских бомбардировщика. Но от этого "поразил" веет чем-то "посмертным".
Герман Граф в люфтваффе с 1938 г., но до начала войны с СССР не сбил ни одного польского или английского самолета. Переведен на Восточный фронт в августе 1941 г. и тут до конца 1942 г. "сбивает" наши самолеты пачками, заполнив анкеты на 202 штуки (за 17 месяцев). С января 1943 г. - во Франции, и здесь до конца войны, за 29 месяцев, он сбивает всего лишь 10 самолетов. Почувствуйте разницу Востока и Запада: у нас сбивал более 10 самолетов в месяц, а на Западе - 10 самолетов за 29 месяцев!
Гюнтер Ралль. Начал бои в мае 1940 г. во Франции и сбил на Западном фронте до конца 1941 г. 4 самолета. С конца 1941 г. и до апреля 1944 г. (за 28 месяцев) "сбивает" на Восточном фронте 275 самолетов. С апреля 1944 г. по май 1945 г. на Западном фронте сбивает всего 2 самолета.
Такое впечатление, что для асов Восточного фронта Западный фронт был чем-то вроде Бермудского треугольника. Легко сбивая самолеты в СССР, они оказывались неспособными защитить небо родной Германии, воюя с, казалось бы, более слабыми летчиками союзников. В чем тут дело?
Пять пишу, один в уме.

По-моему, ответ ясен. Все дело в том, что с целью пропаганды, на Восточном фронте немецким летчикам разрешались приписки. Причем не на какие-нибудь 10-20%, а в несколько раз. А чтобы их Дубовые Листья с Мечами не называли на Западе Салатом с Ложкой и Вилкой, количество "сбитых" самолетов, необходимое для награды на Востоке, все время повышалось, как по отношению к сбиваемым самолетам на Западе, так и просто по мере оценки командованием величины приписок. Коэффициент приписок можно оценить. В середине войны в боях на Кубани наша авиация в воздушных боях, от огня наземного противника и по другим причинам потеряла 750 самолетов (из них 296 истребителей). А немецкие асы в это время заполнили акты на сбитые ими на Кубани 2280 наших самолетов. Поэтому мы не ошибемся, если цифры "блестящих" побед немецких летчиков на Восточном фронте будем делить на числа от трех до шести - ведь это и немецкое командование делало, когда их награждало.
А на Западе с приписками дело обстояло не просто. Представьте, что упомянутый Рудорффер объявил бы, что он за 17 минут сбил 13 английских самолетов над Берлином, а Геббельс объявил бы об этом по радио. Его бы высмеяли как немцы, так и англичане в радиопередачах на Германию. На Западе прямо приписывать было нельзя. Там поступали по другому.
Сбивать или побеждать?

В популярном издательстве "Восточный фронт" вышла и другая брошюра, судя по стилю, того же автора - "Асы люфтваффе". В ней, соответственно, трогательно восхваляются непобедимые немецкие летчики.
Но вот взгляд цепляется за фразу: "В отличие от RAF (королевские воздушные силы), немцы говорили, что они не сбивают самолеты, а одерживают победы". Стоп - говорю сам себе. А зачем это нужно было немцам? Зачем они подменяли (если подменяли) понятие "сбить", понятием "победить"? Далее анонимный автор пытается внушить, что эти два понятия тождественны: "Чтобы одержать победу, мало было просто сбить самолет, необходимо было предоставить подтверждение очевидца ..." и т.д. Что за глупость? Зачем сам факт уничтожения самолета путать с процедурой установления этого факта? Вообще-то, если бы этот автор не сфокусировал внимание на этом вопросе, то я бы по наивности и считал, что "сбить" - это "победить". Но раз он очень хочет, чтобы я так думал, то значит дело обстоит не так. Начинаю разбираться по другим источникам и ... еще раз восхищаюсь способностью немцев к военной организации, любви их к военному делу.
Мало того, что они раньше наших маршалов поняли, что современная война будет очень подвижна, но, при этом, главное в будущих подвижных армиях будет не то, что сразу бросается в глаза - не танки, самолеты и т.д., - а связь, связь и еще раз связь.
Мало того, что они отказались от бросающейся в глаза идеи, что сухопутные войска надо насытить авиацией. Они создали авиацию отдельно от сухопутных войск и насыщали ею только ту часть сухопутных войск, которая вела бой и действительно нуждалась в авиации. И благодаря этому обходились относительно меньшим числом самолетов.
Мало того, что они поняли, что авиация это не самолеты, а летчики и свою авиацию начали строить не с боевых, а с учебных самолетов. В 1934 г. они начали строительство своих военно-воздушных сил с того, что запланировали к концу 1935 г. иметь 1863 боевых при 1760 тренировочных (для первоначального обучения) самолетов. И к марту 1935 г. имели 584 боевых и 1304 тренировочных. В результате их летчики вступали в бой, имея сотни часов учебно-тренировочного полета. Их ас В. Батц (237 побед) вступил в бой, имея 5240 часов учебного налета. А наш ас Г.У. Дольников (15+1) налетал в летной школе 34,5 часа, из них 11 часов самостоятельно и целых 5 часов на боевой машине.
Но немцы и очень точно стимулировали летчиков, летавших на очень тяжелом для них по авиационной опасности Западном фронте.
Что тут надо понять. У нас, в СССР и России, в гражданской среде (а возможно и в военной) неправильно расставлены акценты почета. Непомерно большие куски славы отваливаются летчикам-истребителям. Между тем главная сила авиации, ее основная сила - это бомбардировщики. Ради бомбардировщиков и существует авиация. И, кстати, именно летчикам-бомбардировщикам требуется самое большое мужество в бою. Во время Великой Отечественной войны средняя живучесть летчика-истребителя была 64 боевых вылетов, бомбардировщика - 48, штурмовика - 11 и летчика торпедоносной авиации - 3,8. Поднимаясь в воздух, для сопровождения штурмовика Ил-2, летчик-истребитель имел шансов вернуться из боя в 6 раз больше, чем сопровождаемый им летчик-штурмовик, а о торпедоносцах и говорить не приходится.
Очевидец мне как-то рассказывал, что из 200 человек выпуска одной из школ бортовых авиационных стрелков, летавших на бомбардировщиках, с войны вернулся всего один стрелок и тот без ног. Даже по мнению летчиков, профессия бортового стрелка была самой опасной профессией на войне.
А у нас у всех на слуху летчики-истребители, только среди них есть Трижды Герои Советского Союза. У немцев все было наоборот. Самым почетным летчиком фашистской Германии был пилот пикирующего бомбардировщика Ju-87 Ганс Рудель. Через 9 месяцев после того, как ему выдали все награды Рейха, лично для него все эти награды были исполнены в золотом варианте. Такой награды не имел больше никто.
Немцы очень точно понимали, что главная задача истребителей - не сбитие самолетов как таковое. Их главная задача - дать точно отбомбиться своим бомбардировщикам и не дать вражеским бомбардировщикам точно отбомбиться по своим целям.
Да, конечно, если истребитель сбил вражеский бомбардировщик на подходе к цели, то он выполнил задачу очень чисто. Но если просто не дал бомбардировщикам точно сбросить на цель бомбы и пусть при этом не сбил ни единого - то тоже выполнил задачу.
А вот если погнался за истребителем сопровождения и сбил его, а бомбардировщики в это время точно отбомбившись, уничтожили завод по производству бензина, железнодорожную станцию, забитую войсками и т.д., то истребитель не выполнил своей задачи, даже записав на личный счет еще один сбитый самолет.
Таким образом, личный счет сбитых самолетов стимулирует выполнение главной задачи истребительной авиации лишь отчасти, а иногда просто препятствует ее исполнению. Ведь даже в воспоминаниях наших летчиков описываются случаи, когда истребитель, бросив атаковать бомбящие немецкие самолеты, гнался за легкой добычей - подбитым самолетом, чтобы записать его себе в счет.
И немцы, упростив личным счетом подсчет заслуг летчиков на Восточном фронте, на Западном фронте вели сложный подсчет отличий летчика-истребителя для представления его к награде.
Для получения Рыцарского Креста, к примеру, летчик должен был не сбить 40 самолетов, а одержать 40 "побед", а фактически - набрать 40 баллов.
А эти баллы начислялись так: за сбитие одномоторного самолета - 1 балл; двухмоторного - 2; четырехмоторного - 3 балла. Как видите, немцы стимулировали уничтожение прежде всего бомбардировщиков. Но ...
В строю английских или американских бомбардировщиков, состоящем из сотен машин, можно было, конечно, сбить несколько крайних. Но остальные все равно точно сбросили бы бомбы на цель. А можно было ворваться в строй и, не утруждая себя надежным поражением, поджечь хотя бы по одному мотору у как можно большего количества машин. Эти самолеты начнут отставать, начнут сбрасывать бомбы, облегчая себя, строй развалится и точного бомбометания не получится.
Поэтому за подбитый двухмоторный самолет немецкому летчику-истребителю полагался 1 балл, а за четырехмоторный - 2 балла. Кстати, за уничтожение уже поврежденного четырехмоторного самолета давался всего 1 балл, то есть, вдвое меньше чем за его повреждение. В сумме - 3 балла, как и полагается за этот тип самолета, сам же сбитый самолет записывался на лицевой счет кому-нибудь одному.
Эта система, надо сказать, действительно стимулировала немецких летчиков-истребителей не к сбитию самолетов, а к тому, чтобы не дать бомбардировщикам произвести точное бомбометание по немецким городам и заводам. В 1942 г. англичане вывезли своими бомбардировщиками в Германию 48000 т бомб, немцы в том году произвели 36804 единицы тяжелых орудий, танков, самолетов. В 1943 г. англичане и американцы вывезли уже 207600 т бомб, а немцы произвели 71693 единицы тяжелого оружия. В 1944 г. союзники вывезли 915000 т бомб, а немцы произвели 105258 единицы тяжелого оружия. На производство оружия немцами, бомбардировки союзников особого впечатления не производили.
Но нам следует понимать, что число "сбитых самолетов" у немецких асов западного фронта - это число набранных ими баллов. Реальное же число действительно сбитых самолетов существенно ниже. Что, впрочем, вряд ли унижает заслуги летчиков. А само превращение этих баллов в сбитые самолеты - это извращение пропаганды, причем уже сегодняшнего дня. Во время войны немцы на Западном фронте никому мозги не пудрили, они не писали, что "сбили", они писали - "победили".
Реальность

Для того, чтобы понять истину (если это возможно) из пропагандистских материалов, нужно не только уметь сравнивать факты, но и уметь читать в тексте то, что не написано. То есть, о чем объективный автор не смог бы не написать.
Мы знаем, что на Западном фронте немецких летчиков награждали не за сбитые самолеты, а за набранные баллы. И объективный автор, давая биографические справки на асов Западного фронта, просто обязан был бы указать сколько те сбили самолетов и сколько набрали баллов. Но в упоминаемой "Энциклопедии ...", и в "Асах ...", а также в другой аналогичной литературе, все поклонники люфтваффе о баллах молчат. Это молчание прямо кричит, что баллы - это и есть "победы", и они же - "сбитые самолеты".
Рассматривая биографии летчиков-истребителей Западного фронта можно оценить количество сбитых самолетов в количестве "побед".
Я уже писал, что для награждения Рыцарским Крестом требовалось 40 "побед". А упомянутые мной выше летчики Западного фронта Х. Лент и Г. Ябс получили эти Кресты, сбив 16 и 19 самолетов. Это действительно самолеты, а не баллы, поскольку в биографиях даны их марки. Скажем Х.Лент со 2 сентября до награждения Рыцарским Крестом сбил 2 польских самолета (истребитель PZPP.11 и бомбардировщик "Лось" ), затем 2 английских "Веллингтона", 2 норвежских истребителя "Gloster Gladiator", летающую лодку "Sunderland", двух "Гладиаторов", затем еще 2 "Веллингтона" и еще 5 самолетов о которых известно, что 2 были четырехмоторными бомбардировщиками "Стирлинг". То есть, 40 баллов или 40 "побед" реально означали 16-19 сбитых самолета. Отсюда, для того, чтобы узнать сколько же самолетов реально сбили немецкие асы на Западном фронте, нужно число их "побед" делить на 2-2,5.
Но Лент получил Бриллианты к Рыцарскому Кресту за 100 "побед", а лучший ас "всех времен и народов", воевавший на Восточном фронте Э.Хартманн - за 300 заполненных анкет. Между этими цифрами коэффициент - 3. Поэтому, чтобы оценить реальное число самолетов, сбитых Э. Хартманном, его 352 анкеты следует разделить на 3 и на 2-2,5, то есть на 6-7,5. Поскольку, все же, наши бомбардировщики в подавляющем большинстве были не четырех-, а двухмоторными, то остановимся на коэффициенте 6. Получится, что реально Э. Хартманн сбил около 60 наших самолетов. Это хотя и много, но, ... попробуем найти ей другое подтверждение.
Э. Хартманн (352 "победы" ), Г. Баркхорн (301), Г. Ралль (275), Г. Граф (212), Х. Линферт (203) служили в одной авиаэскадре JG 52, в которой по штату было около 100 самолетов.
В битве над Прутом эта эскадра нанесла потери нашим авиационным соединениям и тогда для ее усмирения была переброшена 9 гвардейская авиадивизия А.И.Покрышкина (тоже около 100 самолетов). После этих боев Х.Линнерт жаловался "что никогда раньше не сталкивался с таким сильным и требовательным противником". Был сбит второй ас этой эскадры Г.Баркхорн (301 победа).
Выше я уже цитировал как эскадрилья И.Н. Кожедуба разобралась с эскадрильей немецких асов с соотношением потерь 6:1 в нашу пользу.
Так вот что характерно. Немцы знали о полках и соединениях наших асов, но никогда не посылали своих асов "разобраться" с нашими. Более того, широко известен немецкий сигнал "Внимание! В воздухе Покрышкин", предупреждавший своих летчиков о появлении в воздухе истребителя с цифрой "100" на борту и о необходимости побыстрее убраться из этого района. Да, наших новичков немецкие асы били охотно, но вступать в бой с нашими асами не спешили. А ведь у Покрышкина в списке "всего" 59 сбитых самолета, а не 352, как у Хартманна.
Кстати, о сбитиях. Покрышкина сбивали всего лишь 2 раза в самом начале войны. Кожедуба в первых боях подбили. И все. А Хартманна сбивали 4 раза, причем даже брали в плен, но он, хитрец, притворившись раненым, сбежал. Баркхорна - 9 раз, Г.Берра (221 победа) - 18 раз, Рудорффера из книги рекордов Гиннеса - 18 раз. (Я уже не помню где читал, но один из двух последних имел в люфтваффе кличку "парашютист" ). Можно сказать, что немцев сбивали больше потому, что они провели больше боев. Не похоже. У Баркхорна одно сбитие приходится примерно на 123 боя, у Рудорффера - одно на 17 боев. А у Кожедуба ни одного за все его 120 боев. У Хартманна один прыжок с парашютом на 200 боев, но все равно - как его сравнить с отсутствием прыжков у Кожедуба?
Кроме этого, наши летчики были в основном трудягами - защищали свои бомбардировщики и сбивали немецкие. А все лучшие асы Германии на Восточном фронте были в основном охотниками - нападали на наши самолеты тогда, когда была надежда на успех.
Вот эти обстоятельства - то, что немецкие асы не стремились к боям с нашими асами и то, что даже имея инициативу в бою с нашими рядовыми летчиками, они были нещадно биты - являются косвенным подтверждением того, что их объявленные победы следует уменьшить в 6-7 раз, чтобы получить число реально сбитых ими самолетов.
Как видите, в статистике немецких "побед" очень много пропагандистской "липы" и разумнее всего поставить на ней крест. Рыцарский. С Дубовыми Листьями, Мечами и Бриллиантами.
Контроль

Меня могут спросить - а почему ты веришь нашей статистике? Может и ее надо сокращать на 6? Отвечу - сокращать ее уже некуда. Без нас сократили. К примеру, Покрышкин считал, что сбил 70 самолетов, но ему считают, все же только 59. Это не то, что у немцев. Не было у нас привычки посмертно приписывать кому-либо тройку "пораженных" самолетов.
Но дело не в обычаях. СССР был чрезвычайно обюрокраченной страной, а у бюрократической системы есть особенности. В принципе можно, а иногда и требуется, обманывать как угодно и кого угодно, но не начальство. В газетах, на собраниях - ври сколько хочешь. Но если обманул начальство и, особенно, с целью личных благ (допустим - сохранения кресла, получения премии и т.д.), то должен радоваться, если тебя всего-навсего снимут с должности. Поскольку в УК СССР до последних дней была статья о приписках, а при Сталине она еще и действовала в сочетании с изменой.
Главный маршал авиации, Дважды Герой Советского Союза А.А. Новиков, чтобы помочь своему родственнику, наркому авиапромышленности СССР, генерал-полковнику, Герою Социалистического Труда А.И. Шахурину справиться с выполнением месячных планов постройки боевых самолетов, заставлял авиационных военпредов во время войны принимать негодные самолеты, т.е. они приписывали негодные самолеты к годным. Ни война, ни Победа этого не списали. В 1946 г. все вскрылось и оба за это сели. Не помогли ни звания, ни звезды. Дважды Герой свои 6 лет отсидел "от звонка до звонка". И ему еще повезло.
Потому что секретарю ЦК ВКП(б), герою обороны Ленинграда А.А. Кузнецову и Заместителю Председателя Совета Министров СССР, председателю Госплана СССР Н.А. Вознесенскому совсем не повезло - их за приписки расстреляли.
Вы скажете - ну приписали летчику сомнительную победу - где же здесь корыстный интерес? Дело в том, что за сбитый одномоторный самолет платили 1000 руб., а за двухмоторный - 2000. И как бы во имя славы и пропаганды не хотелось добавить в списки пару-тройку сбитых самолетов, но ни командиры полков, ни начфины, ни ревизоры рисковать своими должностями не посмели бы. Кому было охота с винтовкой наперевес и с криком "ура" брать высотки в штрафном батальоне?
В приграничных боях 1941 г. 8-й механизированный корпус потерял всю свою технику. Остатки корпуса должны были выходить по немецким тылам к своим пешком 650 км. С учетом раненых, оружия и боеприпасов ничего лишнего взять с собой не могли. Командовавший на тот момент остатками корпуса его комиссар Н.К. Попель зарыл все штабные и партийные документы, но мешок с деньгами из кассы корпуса к своим вынес. Попель понимал, что ему будет легче объяснить пропажу секретных документов, чем то, куда он дел деньги.
Летчик-истребитель Василий Сталин за войну из старшего лейтенанта стал генерал-лейтенантом, но сбитых самолетов у него числилось всего 3. Все могли для него сделать, всем могли угодить, кроме этого. Вы же сами понимаете, что если бы в ВВС СССР существовали приписки сбитых самолетов (не в Совинформбюро - там их приписывали беспощадно), то уж Василию приписали их хотя бы для того, чтобы сделать его асом (в начале войны 5, а потом 10 сбитых самолетов).

http://www.airpages.ru/dc/hist_2.shtml

Гость (не проверено)

Света, у нас и у немцев были разные концепции ведения воздушной войны. Немцы ставили задачи Люфтваффе просто, на уничтожение техники и живой силы. Наши эти задачи ставили немного иначе- а именно - Захват неба, для обеспечения действий наземных войск... Поэтому немцы делали свою технику мощной, но очень дорогой, а наши более были заинтересованны на колличественном факторе. Вот поэтому и получается, наших самолетов было потеряно больше, зато и небо контролировалось нашими, с 1943 - 45гг. Немецкие летчики из-за постоянной нехватки кадрового состава, вынужденны были делать несколько вылетов в день, тогда как наши летчики летали один раз за несколько дней. Если мы вычислим сколько в среднем сбивалось асами за определенное количество вылетов, то наши асы в этом плане лидируют... А это уже говорит о качестве подготовки наших летчиков. В конце войны у немцев было очень мало летчиков, и очень мало самолетов, тогда как у нас, всего этого огромное количество. Конечно можно попытаться спихнуть на союзников потери немецких воздушных сил, но если посмотреть на соотношение количеств потерь, то опять таки около 90% немецких самолетов были уничтожены на восточном фронте...

sveta
Аватар пользователя sveta

Ребята, польщена, что на мой вопрос ответили.
Но возникают новые вопросы. Особенно вызывают сомнения твои цифры Леонард. Я тоже патриотка, но... :mad:
"около 90% немецких самолетов были уничтожены на восточном фронте"

Ты не можешь указать источники инфы?

Сергей

Света  думаю Вы уже нашли эти источники за 6 лет.
интереснее другое
наши потери 90 000 самолётов, из них 45 000 аварии то есть не боевые.
35 000 погибших пилотов.
Германия 85 000  о авариях данных нет. 
но потери пилотов 65 000 человек.
как видите цифры интресны.
они обобщённые.
но потери немцев всю войну были выше, в пилотах так как были армейские пилоты и группы ассов.  да асссы сильные противники, армейские пилоты извините, гавно.
сказки про 300 часов учебного налёту у них и 10-30 у наших не будем отрицать.  только выходит  10-30 наших часов налёта стоили их 300.
самое обидное наши пилоты гибли в основной массе на после первого и второго вылетов, а после 5-10 когда появлялось чувство зазнайства и самоуспокоености.

дмитрий

Уважаемый Игорь Людвигович! Я прочитал вашу монографию и заодно книгу Литвиненко Цена Войны. По поводу Оверманса с вами абсолютно согласен. Меня только настораживает столь высокая у вас цифра погибших немцев в 15 млн. Такие высокие цифры должны подтверждаться более высоким колличеством захоронений чем существует на самом деле 3.2 млн на советско-германском фронте. Пусть даже не все могилы найдены. А вот насчет потерь 1941 года согласен .У Оверманса весь недоучет падает на 1945 год-1.3млн. А в 1945 срежнемесячные потери в разы больше чем в 1944. Такого быть не может так как в 1945 немцы немцы несли потери в основном пленными. Но зато в 1941-302 тыс почти как в официальной немецкой статистике. Но сами немецкие генералы опровергают это. Например Пауль Карелл сказал что группа армий Центр из 75 дивизий потеряла более 40. Осталось 35. Роберт Кершоу говорит о 115 тыс погибших в операции Тайфун. Это в разы больше чем у Оверманса на всем восточном фронте-77 тыс.

дмитрий

Еще хотелось бы увидить ваш комментарий по поводу книги Литвиненко Цена войны. При всем уважении мне кажется что профессор дважды учел без вести пропавших солдат вермахта. На мой вгзляд основной недоучет потерь вермахта ляжет на дополнительные 3.5 млн к 18 млн призывников. Заранее благодарен!!!

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.