Справка 1 спецотдела НКВД СССР о количестве арестованных и осужденных за время с 1 октября 1936 г. по 1 ноября 1938 г

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1938.11.01
Период: 
1936.10-1938.11.01
Метки: 
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927-1939. В 5 томах. Т. 5. Кн. 1,2. М.: РОССПЭН, 2006.
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. 8ос. Оп. 1. Д. 70. Л. 97. Подлинник.

Справка 1 спецотдела НКВД СССР о количестве арестованных и осужденных за время с 1 октября 1936 г. по 1 ноября 1938 г.[1]

 
Не ранее 1 ноября 1938 г.*
 
Общие данные
 
С 1 октября 1936 г. по 1 ноября 1938 г. арестовано
1 565 041 чел.
Привлечено без ареста
17 297 чел.
в том числе:
арестовано в порядке приказов НКВД №№ 00485, 00593 и других
365 805 чел.
арестовано в порядке приказа НКВД № 00447
702 656 чел.
С 1 октября 1936 г. по 1 ноября 1938 г. осуждено
1 336 863 чел.**
в том числе:
ВМН
668 305 чел.
ВМН с заменой заключением
634 чел.
Заключение от 15-25 лет
6612 чел.
Заключение до 10 лет
530 305 чел.
Заключение до 5 лет
65 676 чел.
Заключение до 3 лет
29 917 чел.
Высылка за пределы СССР
9529 чел.
Осуждено к незначительным наказаниям (ссылка, и высылка внутри СССР, принудработы, условно и т.п.)
20 437 чел.
Освобождено
12 903 чел.
 
Зам. начальника 1 спецотдела НКВД СССР капитан государственной безопасности Зубкин
Начальник 5 отделения старший лейтенант государственной безопасности Кремнев
 
* Датируется по содержанию документа.
** Нет разбивки по мерам наказания на 5448 чел., осужденных ВК Верхсуда СССР (прим. док.).



[1] I. Публикуемый документ представляет собой извлечение из достаточно обширной «Сводки о количестве арестованных и осужденных органами НКВД СССР с 1 октября 1936 г. по 1 июля 1938 г.», состоящей из 18 таблиц. Статистические сведения о работе органов госбезопасности за период пребывания на посту наркома внутренних дел СССР Н.И. Ежова были подготовлены летом 1938 г. по его личному поручению в 1 спецотделе НКВД на основе имевшихся статистических данных об исполнении оперприказов №№ 00447, 00485, 00593 и др. Так, согласно приказу № 00447, территориальным органам предписывалось докладывать о ходе операции каждые 5 дней, указывая только количество арестованных и осужденных по трем категориям: «кулаки», «уголовники» и «прочие контрреволюционные элементы». Помимо этого, в основу данного документа положены цифры из общих статистических сводок. Эти обстоятельства не дают возможности полностью доверять приведенным данным. Требуется дополнительное детальное исследование (прим. В.К. Виноградова).
 
II. Публикуемые «Справки...» (док. № 144, 145- далее Справка 1 и Справка 2), по существу, являются единым документом, первая - общая - часть которого (док. M144) раскрывается и детализируется во второй части (док. № 145). Справки 1 и 2, вероятно, составлены в середине ноября 1938 г., в период подготовки директив, положивших конец массовым репрессивным операциям (15 ноября - 17 ноября 1938 г.; док. № 147, 148), или сразу после их появления. В пользу этой датировки говорит не только итоговый характер Справок, но и то, что они подписаны не начальником 1 спецотдела И.И. Шапиро (который по должности всегда подписывал подобные документы), а его заместителем С.Я. Зубкиным, который исполнял обязанности начальника отдела с 13 ноября 1938 г. (дата ареста Шапиро) по крайней мере до 25 ноября 1938 г. (29 ноября 1938 г. Зубкин был также арестован).
 
Справки 1 и 2, структурно несколько отличаясь от традиционных отчетно-статистических документов НКВД 1937-1938 гг., воспроизводят структуру соответствующих частей «Сводки о количестве арестованных и осужденных органами НКВД СССР за время с 1 октября 1936 г. по 1 июля 1938 г» {ЦА ФСБ РФ. Ф. 3. Оп. 5. Д. 572. Л. 35 и др.; далее - Сводка 1936-38) - документа, который по приказу Н.И. Ежова составлялся в июле-октябре 1938 г. на основании обновленной информации, присланной из региональных управлений НКВД. Справка 1 по своей структуре аналогична таблице 1 («общие данные») Сводки 1936-38, а Справка 2 с некоторыми модификациями повторяет структуру раздела «Д» из таблиц 15-18 того же документа. Было бы, однако, ошибочным считать, что Справки 1 и 2 созданы на основании Сводки 1936-38, к данным которой прибавлены соответствующие данные за июль-октябрь 1938 г. - анализ документов этого не подтверждает. Сведения из Сводки 1936-38 использовались в Справках 1 и 2 лишь в отдельных случаях, в основном же статистики НКВД, хорошо информированные о несовершенстве Сводки 1936-1938, при их составлении обращались, видимо, к иным источникам, которые, к сожалению, по большей части остались не выявленными. Это последнее обстоятельство делает механизм составления публикуемых Справок не вполне прозрачным, что, в свою очередь, заставляет тщательно верифицировать содержащиеся в них данные.
 
Результаты проведенного нами анализа других статистических источников (сохранившихся в делах как НКВД СССР, так и ряда его региональных управлений) позволяют утверждать, что многие данные Справок 1 и 2, в целом правдоподобные и непротиворечивые, тем не менее, должны быть скорректированы в сторону увеличения: по нашей экспертной оценке, основанной на документальном материале, цифры Справок меньше реальных в среднем на 8,5%. Погрешности Справок, как нам кажется, являются не следствием намеренных искажений, а, скорее всего, результатом спешной работы, в ходе которой многие цифровые данные были учтены не полностью или неправильно подсчитаны.
 
Следующая таблица дает возможность сравнить важнейшие показатели Справок (в основном, касающиеся «кулацкой операции») с цифрами, полученными в результате наших подсчетов. При этом надо иметь в виду, что в графе «Экспертная оценка - minimum» даны только документированные цифры, а в графе «Экспертная оценка - maximum» учтены результаты некоторых экстраполяций. Следует учитывать также, что при определении масштаба репрессий 1937-1938 гг. цифры Справок (как и приведенные здесь данные нашей экспертной оценки) не могут считаться итоговыми. Во-первых, все эти цифры могут подвергнуться серьезной коррекции при выявлении новых источников (прежде всего, региональных). Во-вторых, хронологические рамки Справок отсекают данные о тех людях, которые были осуждены или освобождены после 1 ноября 1938 г. Наконец, в Справках нет никакой информации о репрессиях, осуществлявшихся не по линии органов безопасности (в том числе, о репрессиях по линии милиции, о депортациях и т. п.).
 
За период 1 октября 1936 г.- 1 ноября 1938 г.
По данным Справок 1 и 2
Экспертная оценка - minimum
Экспертная оценка - maximum
Примечания
Общее число арестованных и привлеченных без ареста
1 582 338
1 710 034
1 748 767
 
в том числе
привлечено без ареста
17 297
28 784
28 784
 
привлечено в тюрьмах и лагерях
Не учтено
41675*
41 675*
* Впоследствии расстреляны по специальным директивам, изданным в распространение приказа № 00447
Общее число арестованных в порядке приказа № 00447
702 656
777 190
792 525
 
Общее число осужденных
1 336 863
1 442 683
1 515 365
Не включены освобожденные и лица, дела которых отправлены на доследование или переданы на решение судебных органов (всего не менее 54 352 чел.)
в том числе к ВМН
668 305
725 502
741 365
 
Общее число осужденных тройками в порядке приказа № 00447
767 397
818 865
834 200
 
в том числе к ВМН
386 798
436 910
445 525
 
 
При анализе общих результатов массовых операций 1937-1938 гг. встает закономерный вопрос о социальном распределении массы репрессированных.
 
Небезынтересные данные приведены в одной из таблиц Сводки 1936-38, отражающей ситуацию на 1 июля 1938 г. (без учета ДВК):
 
 
За время с 1 октября 1936 г. по 1 июля 1938 г. (21 месяц)
Всего
С 1 октября 1936 г. по 1 января 1937 г.
С 1 января 1937 г. по 1 января 1938 г.
С 1 января 1938 г. по 1 июля 1938 г.
Бывшие кулаки
522 774
3350
367 530
151 894
«Бывшие люди» (помещики, дворяне, торговцы, жандармы и т.д.)
191 384
3090
113 739
74 519
Без определенных занятий и другие деклассированные элементы
168 286
3228
127 047
38 011
Служители религиозного культа
45 009
632
33 191
11 186
Кустари
16 258
494
7221
8543
Домохозяйки, иждивенцы, пенсионеры
21951
567
13 043
8341
Служащие
229 957
10 267
129 250
90 440
Единоличники
41 147
1973
25 731
13 443
Колхозники
71 811
3286
40 142
28 383
Рабочие
86 482
4455
42 563
39 464
Красноармейцы и младший начсостав
8027
623
5479
1925
Комсостав
10 363
61
5927
4375
Сотрудники НКВД
7298
506
3679
3113
Всего арестовано:
1420711
32 532
914 542
473 637
 
 
(ЦА ФСБ РФ. Ф. 3. Оп. 5. Д. 572. Л. 74)
 
К сожалению, обобщенный характер этого источника, включающего информацию по всем линиям репрессий, не позволяет с достаточной точностью определить, к каким именно социальным группам относились жертвы собственно «кулацкой операции»: категории «бывшие кулаки» и «бывшие люди» не являются социальным дескриптором, поскольку не учитывают реальной социальной и профессиональной принадлежности репрессированных на момент ареста (что обуславливалось принципами оперативного учета, принятыми в НКВД еще в начале 1936 г.: «бывшие кулаки, торговцы и владельцы предприятий, бывшие служители культа и т.п., которые к моменту привлечения к следствию работают на предприятиях, учреждениях или в колхозах в качестве рабочих, служащих и колхозников, должны быть показаны как кулаки, «бывшие люди» и т.д.»). Кроме того, есть основания полагать, что социальные соотношения в данном документе подверглись сознательному искажению: количество репрессированных из «социально близких» слоев (рабочих, служащих, колхозников) было снижено, а численность «социально-чуждой прослойки» («бывшие кулаки», «бывшие люди») - увеличено.
 
До тех пор, пока не станут доступны и не будут рассмотрены в деталях региональные материалы по «кулацкой операции», судить о ее социальной направленности можно лишь по тем общим установкам, которые отразились в директивных и некоторых отчетных документах. Исходя из этих установок, можно предполагать, что основным объектом «кулацкой операции» была не столько колхозная (совхозная) деревня, сколько промышленные предприятия, а также строительная и транспортная инфраструктура, где во множестве трудились бывшие крестьяне, добровольно покинувшие деревню во время коллективизации или сбежавшие из ссылки, куда они попали в результате раскулачивания. Долю городского населения среди «бывших кулаков» определить пока затруднительно - по предварительным данным, она составляет не менее 60% (притом, что «бывшие кулаки» составляли примерно 53,2% от общего числа осужденных «тройками» по приказу № 00447). К городскому населению относились, в основном, и представители двух других групп репрессированных по приказу № 00447, которые в документах НКВД обозначались как «уголовники» (17,8% от числа осужденных «тройками») и «прочие антисоветские элементы» (духовенство, бывшие белые офицеры, помещики и чиновники, бывшие члены социалистических партий, торговцы etc. - всего 29% от числа осужденных «тройками»). О целевых группах «кулацкой операции» см. также: Юнге М., Биннер Р. Указ. соч. С. 151-204. (прим. Н.Г. Охотина и А.Б. Рогинского)

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.