9. Расходы на алкоголь

Г. Наумов Бюджеты рабочих города Киева. Киев, 1914


 

9. РАСХОДЫ НА АЛКОГОЛЬ

 

Нам могут возразить ссылкой на высокое потребление алкоголя; рабочий, скажут, прирост своего дохода использует прежде всего не для удовлетворения высших потребностей, но для усиления пьянства.

Разберемся в этом возражении. Действительно, потребление алкоголя, по нашим данным, с увеличением дохода растет не только абсолютно, но и относительно. [...] Чем объясняется это возрастание расходов на алкоголь? Два фактора, главным образом, определяют размер потребления алкоголя: жилищные условия и условия питания. Чем хуже жилищные условия, в которых приходится существовать рабочему, тем выше потребление алкоголя. В частности, наша анкета показывает, что живущие у владельцев пьют гораздо больше тех, которые живут в наемных квартирах, а эти последние пьют больше тех, которые имеют собственные домишки. [...] Профессия, расходующая наибольший процент заработка (9,27%) на алкоголь и табак — сапожники, живущие при наихудших условиях. Живущие в углах и на койках тратят больше, чем живущие в комнатах и квартирах. Но, как мы видели, жилищные условия улучшаются сравнительно медленно, и это улучшение жилищных условий сказывается уменьшением потребления алкоголя только в высшей группе одиноких. Увеличение расходов на алкоголь нельзя отождествлять с усилением пьянства. В самых низших группах весь расход, показываемый для алкоголя, уходит именно на потребление спиртных напитков. Эти напитки наихудшего качества; потребление их происходить зачастую где-нибудь под забором, у крыльца казенной лавки и по большей части не сопровождается никакой закуской. Наоборот, в высших группах переходят к потреблению более дорогого напитка, отличающегося несколько лучшим качеством; то же количество алкоголя обходится этим группам дороже. Потребление алкоголя очень часто происходит в компании, за общей беседой, где-нибудь в ресторане, и в счет выпитого принимается также и закуска. Сцены безобразного пьянства здесь реже, чем в ниже стоящих группах. Когда такие группы приобретают возможность более разумных развлечений, потребность в алкоголе становится не столь напряженной и понемногу вытесняется культурными потребностями, нарастающими быстрее. Рабочий, имеющий достаточный заработок, предпочитает сходить в театр, в кинематограф, почитать газету, побывать в союзе и т. д. Это отражается в следующих цифрах (процентные доли расхода):

 

   

Алкоголь

Культ.-просвет.

Развлечения

Взаимопомощь

до 300

2,35

1,0

2,0

0,2

до 500

3,56

1,6

1,9

0,5

до 700

3,61

1,1

2,6

0,7

св.700

2,83

1,5

2,7

0,7

 

Приняв и здесь за 100 расход в группе до 300 руб., получим такие относительные числа:

 

до 300

100

100

100

100

св.700

127

150

135

350

 

Как видим, нарастание идет наиболее энергично в самой высшей группе потребностей — в деле взаимопомощи. За ними идут культурно-просветительные расходы и развлечения, тогда как траты на алкоголь остаются позади. Обратимся к семейным. Для них получаем такую таблицу:

 

  

Семейные, живущие самостоятельно

Алкоголь

Культ.-просвет.

Развлечения

Взаимопомощь

до 300

1,25

0,3

0,4

до 500

2,14

0,5

0,5

0,2

до 700

1,96

1,0

1,0

0,3

св.700

2,83

1,1

1,1

0,5

 

Приняв и здесь за 100 расход в группе до 300 руб., получим такие соотношения:

 

до 300

100

100

100

(100)

св. 700

226

366

275

(250)

 

И здесь та же картина крайне интенсивного нарастания последних трех групп расходов. Нарастание положительных потребностей идет еще энергичнее, чем у одиноких, так как и стесненность бюджета больше. Вывод ясен: если бы, с одной стороны, жилищные и продовольственные условия были благоприятны; если бы, с другой стороны, бюджет оставлял больше места для удовлетворения высших потребностей, водка не играла бы такой роли в рабочем бюджете. В неумеренном потреблении водки повинны, очевидно, не субъективные качества рабочих, но объективные условия их существования. Приведенное в начале главы возражение против формулированного нами положения о культурных расходах, таким образом, падает.

Нарисованная нами картина потребления алкоголя находится в некотором противоречии с данными, полученными по петербургской алкогольной анкете 1909 г.

Анкета эта была произведена к первому антиалкогольному съезду и собрала 1728 ответов. Недавно результаты анкеты опубликованы в работе И. В. Чернышева и А. Е. Лосицкого1. Один из выводов этой анкеты гласит: «Чем ниже заработок рабочего, тем выше относительная доля денежного бюджета его, расходуемая на алкоголь. Иначе говоря: с ростом заработка падает относительное значение расхода на алкоголь». Как мы видели, вывод, полученный нами, несколько иной: до известного предела, достигнутого у нас только в высшей группе одиноких, траты на алкоголь растут и абсолютно и относительно. Какой же из двух выводов ближе к истине?

Вчитываясь в материал, послуживший основанием для вывода А. Е. Лосицкого, мы наталкиваемся на странное обстоятельство: в выводе говорится о падении относительной доли расходов на алкоголь, что было бы еще понятно, а диаграмма, представленная для подкрепления вывода, говорит о другом: о падении не только относительного значения расходов на алкоголь, но и об уменьшении их абсолютных размеров. Вот табличка, составленная по данным А. Е. Лосицкого.

 

Семейные

Одинокие

При зараб. в мес.

Тратят на алкоголь

При зараб. в мес.

Тратят на алкоголь

39

16,5

27

13

42

8

29

7,5

50

4

34

3

57

1

36

1

 

Если верить этой табличке, рабочий, который зарабатывает 27 рублей в месяц, пропивает половину своего заработка; рабочий, который зарабатывает всего на Ѵ3 больше, расходует на водку самую скромную сумму — 1 руб. — в 13 раз меньше. Первый пропивает половину бюджета, второй — Ѵ: разница между ними выражается 18-кратной величиной. Это совершенно невероятно, тем более, что рубль имеет гораздо большее значение при доходе в 27 рублей, чем при доходе в 36 рублей. Положение, устанавливаемое данными А. Е. JIoсицкого, противоречит всему тому, что известно о законах потребления алкоголя. Законы же эти говорят, что для развития потребления алкоголя необходимо не только желание, но и материальная возможность. Каким бы горьким пьяницей ни был субъект, но он не может увеличить потребление, если у него нет к тому материальных средств. Этим объясняется, например, что урожайные годы всегда приносят увеличение потребления алкоголя. К тому же количественное потребление алкоголя может остаться неизменным, но стоимость его неизбежно возрастает, так как потребляются лучшие напитки и в более удобной обстановке. В подтверждение этого мнения можно сослаться на ряд фактов. Так, например, у нас одинокие, находящиеся не в столь стесненном положении, тратят на алкоголь больше, чем семейные и отчасти именно потому, что могут свободней располагать своими средствами. [...] По анкете Германского Имперского Стат. Бюро мы имеем для семей с доходом от 900 до 1200 марок процент расхода на алкоголь — 5,6%; для следующей группы дохода (от 1200 до 1600) — 5,7%, т. е. повышение на 0,1%; и только в следующей группе доходов начинается понижение кривой потребления алкоголя. [...]

Эти [...] данные дают нам право утверждать, что только в самых высоких группах дохода рабочим удается понизить относительное значение потребления алкоголя; до тех же пор наблюдается рост расходов на алкоголь, и этот рост свидетельствует об увеличивающейся полноте рабочего бюджета. Пока улучшение жилищных и продовольственных условий и усиление расходов на культурные нужды не понижает расходов на алкоголь, рост этих последних является в известном смысле, как это ни парадоксально, фактом положительного значения, дополняя собой недостаточное питание и свидетельствуя о росте потребностей. В числе вернейших средств против распространения пьянства в рабочей среде находим поэтому улучшение жилищных и продовольственных условий и умножение культурно-просветительных и т. п. учреждений.

Выяснив, таким образом, влияние бюджета на потребление алкоголя, мы должны были бы задаться обратным вопросом: как изменяется строение бюджета под влиянием расходов на алкоголь? Мы выяснили этот вопрос только в одном пункте: в смысле влияния алкоголизма на безработицу. Есть люди и людишки, которые готовы приписывать чуть ли не всю безработицу влиянию пьянства рабочих. Наша анкета устанавливает, что влияние алкоголя являет-с я очень ограниченным. Разбив всех ответивших прежде всего на пьющих и непьющих, мы выяснили, сколько в числе тех и других оставалось в течение года без работы. Оказалось, что среди пьющих не оставалось без работы 55,57% общего их числа, тогда как среди непьющих процент не остававшихся без работы всего 49,26%, т. е. пьющие находились даже в более благоприятном положении, чем трезвенники.[...]

 

   

до 1 р.

1—3 р.

3—5 р.

5—10 р.

св. 10 р.

Не оставалось без работы

54,6

50,48

65,79

63,57

37,5

Оставалось: до 2 недель

2,45

2,86

2 нед. — 1 мес.

9,81

12,48

5,27

2,87

25,0

1—3 мес.

26,95

26,66

23,67

17,22

25,0

Св. 3 мес.

6,19

7,52

5,27

11,34

12,5

 

Из числа тратящих на алкоголь в месяц в процентах

Присмотримся к самой крайней группе тратящих на алкоголь св. 10 руб. Это уже, безусловно, горькие пьяницы, потребляющие алкоголь в явно неумеренном количестве. Вот среди них явно заметно влияние их страсти. В то время как среди всех пьющих процент не остававшихся без работы равен 55,58%, у них он опускается до 37,5%. Наоборот, затяжная безработица у них является наиболее распространенной. Среди них нет остававшихся без работы меньше, чем на две недели, но относительно больше таких, которые «гуляли» более продолжительное время. Следовательно, только тогда, когда потребление алкоголя переходит в сплошное непробудное пьянство, сказывается его влияние на безработицу. Пока же потребление проходит в известных границах, безработица не имеет ничего общего с алкоголем и вызывается гораздо более глубокими причинами. [...]


А. Лосицкий и И. Чернышев. Алкоголизм петербургских рабочих. СПБ. 1913 г.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.