Проект записки Отдела пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Г.М. Маленкову «О ходе репатриации, об устройстве на работу репатриированных советских граждан и об организации политической работы с ними». 26 июля 1945 г.

Реквизиты
Направление: 
Государство: 
Датировка: 
1945.07.26
Источник: 
Советская жизнь 1945-1953. Москва, РОССПЭН, 2003 Стр. 368-377
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 117. Д. 533. Л. 10-23. Машинописный текст с рукописной правкой.

 

26 июля 1945 г.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) тов. МАЛЕНКОВУ Г.М.

О ходе репатриации, об устройстве на работу репатриированных советских граждан и об организации политической работы с ними

По Вашему указанию1 работники Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) в мае-июне с.г. ознакомились с состоянием политической работы среди репатриированных советских граждан в Брянской, Великолукской, Калужской, Воронежской, Калининской, Новгородской, Смоленской, Орловской и Сталинградской областях РСФСР, в Киевской, Львовской, Одесской областях УССР, в Минской, Брестской и Барановичской областях Белоруссии, в Литве и Латвии и оказали партийным организациям этих республик и областей помощь в проведении политической работы среди репатриируемых.

Ход репатриации советских граждан и организация их отправки на Родину

Репатриированные из Германии и других европейских стран советские граждане начали возвращаться к постоянному месту жительства в конце апреля и в мае с.г.

В ряде областей они составляют значительный процент населения. В Брянскую область из 160 тыс. человек, угнанных немцами в период оккупации, возвратилось к 15 июля с.г. 69007 человек, из них 11616 мужчин, 26268 женщин и 31093 детей. В Калужскую область из 213 тыс. человек, уведенных немцами, к 15 июля с.г. вернулось 150009 человек. В Новгородскую область в 15 июля с.г. прибыло 82267 человек, что составляет около 15% к наличному составу населения области. По данным Уполномоченного Совнаркома Союза ССР по делам репатриации советских граждан на 20 июля с.г. было учтено 5432343 человек, подлежащих репатриации, включая военнопленных, из них на 15 июля прибыло в СССР 2565129 человек. В это число включены наряду с прибывшими из-за границы и те советские граждане, которые были переселены немцами из одной области в другую на временно оккупировавшейся ими территории СССР и ныне возвращаются к месту прежнего жительства. Из числа прибывших из-за рубежа прошли до 15 июля проверку на пограничных проверочно-фильтрационных пунктах НКВД СССР с начала репатриации 537442 человек.

Проверочно-фильтрационные пункты организованы в 19 пограничных городах СССР. Как правило, репатриированные задерживаются на проверочно-фильтрационных пунктах 7-10, иногда 15 дней. Здесь они проходят медосмотр, санобработку и проверку личности, после чего большинство репатриированных получают разрешение следовать по месту прежнего жительства. Многие проверочно-фильтрационные пункты оказались неподготовленными к приему большого количества репатриируемых. Так, проверочно-фильтрационный пункт в городе Рава-Русская (Львовская обл. УССР) настолько перегружен репатриированными, что многим из них негде провести ночь, несмотря на то, что во всех комнатах сделаны трехярусные нары. На проверочно-фильтрационном пункте в Кибартай (Литовская ССР) репатриированные расположились табором под открытым небом; те же, кому удалось получить место в помещении, вынуждены спать вповалку на грязном полу. Помещение проверочно-фильтрационного пункта в г. Одессе также совершенно не оборудовано; люди здесь спят на полу вповалку без каких бы то ни было постельных принадлежностей. Территории проверочно-фильтрационных пунктов обнесены колючей проволокой. В Одесском ПФП репатриированные содержаться совместно с арестованными предателями Родины, подлежащими к отправке в спецлагеря. Кибартайский ПФП расположен в непосредственной близости с лагерем арестованных «власовцев» и других предателей Родины, последние отделены от репатриированных лишь колючей проволокой, но имеют полную возможность непосредственного общения с ними. В ПФП Одессы, Равы-Русской, Кибартая, Бреста и др. содержащиеся вместе с репатриированными преступники распространяют среди репатриантов провокационные слухи и ведут антисоветскую агитацию. Лагерный режим на ПФП угнетает репатриированных граждан, и нередко от них поступают заявления такого порядка: «В Германии жили за колючей проволокой, приехали на родину, и вновь попали за колючку». Во время прохождения проверки, которая занимает от 7 до 15 дней, репатриированные встречаются только с представителями органов НКВД, НКГБ и «Смерш». Представители2 партийных и советских организаций, которые могли бы ответить на вопросы, волнующие репатриированных, они у себя на пункте не видят. Партийные и советские организации почти всюду не проявляют заботы о создании нормальных бытовых условий для репатриируемых на ПФП и самоустранились от политической работы на пунктах, бывают у них крайне редко.

В связи с неудовлетворительной политической работой среди репатриированных со стороны партийных организаций у большинства репатриированных граждан остро ощущается тревога за свою дальнейшую судьбу. На проверочно-фильтрационных пунктах они ведут себя замкнуто, стараются избегать расспросов о своих близких и родных. Среди части репатриированных существует негласная договоренность о сокрытии от работников ПФП каких-либо данных о своих товарищах по немецкой неволе. Опасения за свое будущее возникают у репатриированных еще и потому, что отдельные работники ПФП ведут себя по отношению к репатриированным непристойно, а иногда просто преступно. От советских граждан, находившихся в ПФП в г. Рава-Русской и Мостикс, поступают жалобы на грубое обращение с ними работников пункта, на вымогательство, а от женщин - на принуждение к сожительству. В Кибартайском ПФП 8 из 25 работников пункта, коммунистов, уже привлечены за подобные злоупотребления к партийной ответственности. На этом пункте одним из сотрудников пункта в ночь с 30 на 31 мая с.г. была изнасилована и ограблена репатриантка. Однако начальник пункта полковник Тимофеев не придал серьезного значения этому случаю, заявив работнику Управления пропаганды т. Бахмистрову, что молодые женщины, прибывающие из Германии, являются большим соблазном, от которого трудно удержать его подчиненных.

По окончании проверки на ПФП репатриированные возвращаются к месту постоянного жительства, в большинстве случаев без какой-либо помощи со стороны органов репатриации при областных и краевых исполкомах, а также железнодорожной администрации. Даже на таких крупнейших транспортных узлах, как Львов, Киев, Брянск, Минск не организована посадка репатриантов в поезда. На станции Львов приток репатриантов из ПФП бывает столь велик, что на вокзале их скапливается от 2000 до 3000 человек. Репатриированные вынуждены размещаться под открытым небом на привокзальной площади в ожидании отправки; значительная часть из них вынуждена ждать по 5-6 дней, прежде чем попасть на поезд. Воды на вокзале с 8 часов утра и до 7-8 час. вечера не бывает из-за плохой работы городского водопровода. Кипяток отпускается только военнослужащим. Хотя репатриированные имеют на руках рейсовые хлебные карточки, но получить по ним хлеб невозможно, т.к. хлебный ларек на станции не был открыт, и репатрианты вынуждены для покупки хлеба продавать привезенные из-за границы вещи. Стая спекулянтов постоянно вьется вокруг репатриируемых, принуждая продавать вещи за бесценок. Ночью из-за отсутствия охраны их нередко обкрадывают. Отчаявшись попасть в пассажирские поезда, репатрианты садятся в хоперы угольных составов и таким образом следуют к месту назначения. Никакой политической работы на крупнейших железнодорожных узлах с репатриированными не ведется. Такое же положение имеет место и на вокзале ст. Киев. Там имеет место вымогательство у репатриантов денег, вещей со стороны железнодорожников. Проводники впускают репатриированных в вагоны только за какую-либо вещь, в санпропускнике репатриированные могут получить справку о санобработке без мытарств в том случае, если дадут что-либо из своих вещей дежурному. Особенно тяжела посадка в поезда для престарелых и многодетных; последним приходится ожидать долгое время, прежде чем они попадают в поезда. На Кременчугском вокзале прибывшие репатрианты из-за отсутствия помещения ночуют во дворе здания райпотребсоюза, прямо на земле.

По прибытии в свою область репатриируемые являются на областные приемно-распределительные пункты, лишь после чего следуют по месту назначения. Приемно-распределительные пункты для репатриированных советских граждан созданы в 22 областях УССР, в 10 областях БССР, 20 областях РСФСР, а также в Литве, Латвии и Эстонии. В большинстве приемно-рас-пределительных пунктов работа по обслуживанию репатриированных не налажена. В городе Старая Русса Новгородской обл. пункт размещен в пяти палатках, где проживает свыше ста семей репатриированных, прибывших из Германии; из-за отсутствия транспорта для переезда к месту жительства эти люди вынуждены здесь жить в исключительно трудных условиях уже с февраля текущего года. На ст. Батецкая той же области под приемно-распределительный пункт отведено помещение железнодорожного склада, совершенно не оборудованное и не приспособленное для жилья, ввиду чего репатрианты предпочитают находиться на пристанционной площади. На приемно-распределитель-ном пункте в г. Сухиничи Калужской области общежитие для репатриированных совершенно отсутствует; нет также столовой, и репатриированные не получают никакого питания за исключением 500 г хлеба в день. Аналогичное положение имело место на приемно-распределительном пункте в г. Двинске Латвийской ССР.

Партийные и советские работники на приемно-распределительных пунктах как правило не бывают. Отделы пропаганды обкомов часто не знают о существовании приемно-распределительных пунктов и в большинстве случаев никакой политико-воспитательной и культурной работы среди репатриированных граждан на пунктах не организуют.

Через приемно-распределительные пункты репатриированные следуют по месту прежнего местожительства. Однако есть случаи, когда органы репатриации, не считаясь с желанием репатриируемых, в административном порядке направляют их совершенно в другие районы. Отдел хозяйственного устройства эваконаселения Сталинградского облисполкома (зав. т. Бирюков) направляет всех репатриированных только в один Медведицкий район, в котором до войны жили немцы, репатриированные рассматривают этот район как место ссылки, где для них создается нечто вроде концентрационного лагеря. Не случайно из 130 человек репатриированных гр-н, направленных в Медведицкий район, туда прибыло всего 44 человека, а остальные разбежались в другие районы и даже в другие области.

Подобные случаи чисто административного подхода к расселению репатриируемых, получившим разрешение следовать к прежнему месту жительства, имели место и в других областях (напр. в гор. Дятьково Брянской обл.).

Устройство репатриированных советских граждан на работу и оказание им материальной помощи

При облисполкомах созданы отделы по хозяйственному устройству репатриируемых граждан, в которых должен быть сосредоточен учет прибывающих граждан. Однако, во многих отделах точного учета прибывающих нет. Так, в Брестской и Барановичской областях БССР многие прибывающие не проходят регистрацию на приемно-распределительных пунктах. Никто из работников Гомельского горсовета не знает, сколько лиц прибыло в г. Гомель. В большинстве областей возвращающиеся в свои села репатриированные граждане зачисляются в колхоз, сразу же включаются в колхозный труд, получают приусадебные участки. Как правило, колхозники встречают прибывших радушно.

Однако есть многочисленные случаи неправильного отношения местных работников к устройству репатриированных советских граждан на работу. В ряде сельсоветов Бобруйской области возвратившихся на родину колхозников в колхозы не принимают, а предлагают им работать в колхозе за определенную плату и дают землю для огородов по 0,15 гектара, как рабочим и служащим, проживающим в сельской местности.

В г. Людиново Калужской области вернулось 148 репатриированных граждан, в пос. Сукрем Людиновского района 64 человека. Заводы, расположенные в этих населенных пунктах, нуждаются в рабочей силе, но репатриированных на эти заводы не берут, ожидая присылки пленных немцев.

В Алексеевском районе Воронежской области зам. пред. райисполкома т. Долгополое С. П. в ответ на просьбу репатриированных граждан Кубиной и Кубышкиной учесть при посылке на работу их беременность и наличие грудных детей, родившихся от наших военнопленных в Германии, заявил: «Какое наше дело, что вы из Германии приехали беременными и привезли детей, мы ваших детей не будем принимать во внимание, они не наши дети». Имеются многочисленные случаи использования репатриированных не по специальности. Например, в г. Орле на моторно-ремонтном заводе несколько девушек, имеющих среднее образование, используются на земляных работах. В г. Николаеве на заводе им. Марти репатриированная Яковенко Ф.М., мотористка по специальности, работает угольщицей.

Имеется ряд3 случаев, когда часть вернувшихся на Родину граждан, не работает4 в колхозах. Так, ингерманландцы, проживавшие ранее в районах Ленинградской области и Карело-Финской ССР, направленные в Новгородскую, Калининскую, Великолукскую обл., как правило, не работают в колхозах.

Во многих райисполкомах в связи с отсутствием учета репатриируемых не знают, как они обеспечены жильем, работой, питанием, не организуют помощь нуждающимся.

Председатель Брасовского райисполкома Брянской области т. Столяров на вопрос, как используются средства, отпущенные государством для оказания материальной помощи нуждающимся репатриированным, отвечает: «Давать-то им жалко, не стоят они этого».

Репатриированные в колхоз «Весна» Сухиничского района Калужской обл. многодетные гражданки, мужья и сыновья которых находятся в Красной Армии, живут в землянках и голодают. Из беседы с председателем Сухиничского райисполкома т. Макаровым выяснилось, что в районе имеется 1,5 тонны семенного картофеля, 100 кг огородных семян, 2 тыс. руб. для оказания материальной помощи особо нуждающимся репатриированным семьям, но все это не использовано, так как руководители районных организаций не знают, кому надо оказывать помощь. Думининскому райисполкому отпущена для оказания помощь 20000 руб., но израсходовано из них только 1750 руб.

В Харьковской обл. материальная помощь оказана лишь 92 чел., тогда как для этой цели ассигновано 1750 тыс. руб. и около 2500 различных вещей. В Полоцкой области БССР из 280 тыс. руб., ассигнованных для помощи репатриированным, израсходовано лишь 6 тыс. руб. В связи с отсутствием столовой для репатриированных не полностью используются и продовольственные фонды. Эти и многие другие факты свидетельствуют о невнимании ряда местных партийных и советских организаций к делу устройства на работу репатриированных советских граждан и оказания им материальной помощи.

Политические настроения репатриированных советских граждан и организация политической работы среди репатриантов

Основная масса советских людей, находившихся в немецком рабстве, осталась верной Советской Родине. Многие из советских людей оказывали сопротивление немецким рабовладельцам. При первом удобном случае они бежали из лагерей и вступали в борьбу с немцами. Об этом свидетельствует ряд фактов. В марте 1944 года в г. Саарбрюккен советскими гражданами был организован подпольный штаб партизанского движения. В Лотарингии русские партизаны вместе с французскими патриотами организовали смелые налеты, диверсионные акты, саботаж военного производства. В июне 1943 г. в г. Арасс, на севере Франции, был создан первый русский партизанский отряд, который потом вырос в отдельный батальон советских партизан. Борьба советских людей на территории Франции приняла настолько большие размеры, что в декабре 1943 г. был создан Центральный Комитет советских граждан во Франции, который и принял на себя руководство борьбой против немцев. Около 1000 советских граждан в феврале 1945 г. восстали на острове Гессель (Голландия), перебили немецкую стражу, долго и мужественно держались. На территории Бельгии длительное время действовала партизанская бригада «За Родину», состоявшая из советских людей и принимавшая активное участие в освобождении Бельгии от немецких захватчиков.

Имеется много примеров того, как советские граждане и гражданки совершали акты саботажа на немецких предприятиях и военных стройках.

Фашистская пропаганда не поколебала у основной массы советских людей их веры в Родину и преданности советскому строю. Большинство репатриированных стремится возможно скорее включиться в трудовую и общественную жизнь на благо Родины. Но, возвращаясь в СССР, многие из репатриированных чувствуют себя виноватыми перед Родиной и ведут себя настороженно. Всех их волнует главным образом вопрос о том, будут ли они вновь иметь такие же права, как и все советские граждане.

В Одесском ПФП забойщик Некрасов, вернувшийся из Англии, заявил: «Я не чувствую за собой вины перед Родиной, но я не уверен, что ко мне не будут применяться репрессии. Англичане и американцы убеждали нас, что всех репатриированных в Советском Союзе высылают в Сибирь. Здесь, на пункте к нам относятся как к лагерникам, все мы находимся под стражей. Куда меня отправят - не знаю».

На проверочно-фильтрационных пунктах репатриированные спрашивают: «Будем ли мы иметь право голоса?»; «Правда ли, что мы будем работать под конвоем?»; «Доверят ли мне прежний участок работы?»; «Правда ли, что нас будут ставить на самую тяжелую и мало оплачиваемую работу?»; «Будем ли мы получать заработную плату?»; «Могу ли я получить за хорошую работу звание стахановца или ударника?»; «Восстановят ли меня в колхозе?»; «Дадут ли мне приусадебный участок?»; «Будут ли репатриированных принимать в учебные заведения?»; «Почему у нас отбирают паспорта?». На многие из этих вопросов репатриированные не получают ответа. Иногда же неопытные агитаторы еще более подогревают чувство неуверенности у репатриированных и боязни их за свою судьбу. В Одесском ПФП недавно была проведена лекция о повести Б. Горбатова «Непокоренные». Лектор, излагая содержание книги, сосредоточил внимание слушателей, главным образом, на борьбе с изменниками и предателями Родины, иллюстрируя ее выдержками из произведения Горбатова. Когда лектор приступил к чтению обращения Тараса Яценко к сыну, где Тарас говорит: «Я вырвал тебя из своего сердца», один из присутствующих на лекции истерически вскрикнул: «Родина вырвала меня из своего сердца» и лишился чувств, остальные молча разошлись. После этой лекции многие репатриированные спрашивали: «Будут ли поступать с нами так, как поступил Тарас со своим сыном. Простит ли нас Родина?».

Некоторая часть репатриированных подпала под влияние фашистской демагогии, которая распространялась гитлеровцами при помощи специального пропагандистского аппарата, скомплектованного преимущественно из власовцев и белоэмигрантов. В специальных школах они готовили из числа предателей фашистских пропагандистов и агитаторов, которых по окончании школ направляли в лагеря, на немецкие предприятия и в сельские районы Германии для работы среди советских людей. Гитлеровские пропагандисты широко распространяли среди советских граждан газеты на русском, украинском и других языках народов Советского Союза («Русское слово», «Новое слово», «Заря» и т.п.), регулярно транслировали специальные радиопередачи на политические темы на русском языке, демонстрировали немецкие кинофильмы, фашистские агитаторы и пропагандисты вели беседы, доклады и лекции на русском, украинском, белорусском языках.

Фашисты применяли утонченные способы морального развращения молодежи и в особенности девушек. Последних вербовали для «работы» в ресторанах, кафе-шантанах и в домах терпимости. Там их хорошо одевали, кормили, предоставляли им право беспрепятственного движения по городу, посещения кино, театров и других увеселительных заведений. Такие женщины, ныне вернувшиеся из Германии, привозят с собой массу фотографий, на которых они засняты в нарядных платьях, в комнатах с шикарной обстановкой, и показывают эти снимки своим знакомым.

Среди репатриированных есть некоторая часть молодежи, которая была завербована немцами в так называемую армию Власова.

Отдельные репатриированные расхваливают жизнь в Германии, Австрии, Финляндии и других странах, восторженно отзываются о немецких городах и селах, о «культурности» и «зажиточной» жизни крестьян.

Приехавшие в Рославлъский район Смоленской области из В. Пруссии Борькина Д. и Шумилина М. рассказывают односельчанам: «В Германии мы жили в несколько раз лучше, чем здесь. Крестьяне живут в Германии хорошо, одеваются так же, как и в городе, разницы между городом и деревней нет». Прибывшие из Германии в Людиновский район Калужской области рассказывают: «Германия и ее порядки произвели на нас очень хорошее впечатление. Дом самого обыкновенного крестьянина хорошо благоустроен: электрическое освещение, отопление, прекрасная мебель. У нас такие дома редко встречаются только у наиболее интеллигентных людей. Немцы слишком культурны. Работать у помещика было нетрудно и питание очень хорошее. Колхозницы из сельхозартели "Авангард" Жиздринского района, прибывшие из Берлина, говорят: "Зачем Гитлер шел за нашими дерюгами, когда у них в Германии всего довольно?"».

Широко распространено восхваление финских порядков среди ингерманландцев, переселенных из пограничных районов Карело-Финской ССР и Ленинградской области в Калининскую, Великолукскую и Новгородскую области.

В ряде районов Великолукской, Брянской, Калининской и других областей часть репатриированных, особенно из числа добровольно выехавших в Германию членов семей полицейских и прочих изменников Родины, распространяют среди населения провокационные слухи о роспуске колхозов.

В Себежском районе Великолукской области колхозники спрашивают: «Верно ли, что на конференции в Сан-Франциско решается вопрос: быть или не быть колхозам? Англия и Америка настаивают на роспуске колхозов». Особенно сильно проявляются антиколхозные настроения в Борисовском районе Брянской области, который в период немецкой оккупации был местом вербовки полицейских.

Восхваление хуторской кулацкой жизни и агитация против колхозного строя наблюдается среди части советских граждан, увезенных немцами в Прибалтику. Гр-ка Звягинцева из Хвостовичского района Калужской обл. рассказывает своим соседям: «Все крестьяне в Литве живут хорошо, самые бедные имеют по 5-4 головы рогатого скота, по две лошади. Колхозов там нет. Отношение немцев было хорошее, и нас не трогали». Кондрашкин Ф.Г., проживший 1,5 года в Литве, говорит, что «там жизнь у крестьян-хуторян хорошая. В Литве нет колхозов, крестьяне сами себе хозяева. Сейчас вот приехали домой и опять придется мучиться, работать только на колхозы». Колхозница Максименкова, прибывшая в Людиновский район, заявляет: «Война закончилась, и теперь не должно быть колхозов. Наши солдаты воевали за то, чтобы не было колхозов».

Установлено, что советские граждане, находившиеся в лагерях наших союзников во Франции, Англии, Италии, Бельгии и в других европейских государствах, подвергались воздействию антисоветской пропаганды со стороны буржуазно-реакционных кругов этих стран. Им старались внушить, что победа над Германией была одержана благодаря решающим действиям англо-американских войск на европейском континенте, что от неминуемого голода советский народ был спасен только лишь потому, что союзники оказали Советскому Союзу огромную продовольственную помощь, а совсем не потому, что в СССР колхозное сельское хозяйство.

Буржуазные реакционеры всячески пытаются развенчать советскую демократию, расхваливают буржуазный демократический строй, парламентскую систему управления государством и т.д. На основную массу советских людей эта пропаганда не возымела влияния. Однако некоторая часть репатриированных испытала воздействие этой реакционно-буржуазной пропаганды, о чем свидетельствуют их высказывания и настроения. Так, репатриированный Шарков, б. ассистент Ленинградского университета, в беседе заявил: «Советский Союз победил потому, что территория позволяла маневрировать до тех пор, пока союзники не нанесли своих ударов по Германии. Английская и американская авиация сыграли решающую роль в войне».

Репатриированный из Франции гражданин Плахотный, бывш. член ВКП(б), заявляет: «Среди репатриируемых существует недовольство советскими законами, ограничивающими свободу, в частности, законом о трудовой дисциплине».

Часть репатриированных заявляет, что Советский Союз победил благодаря «отступлению» советского правительства от прежних своих принципов в пользу «демократии», а именно благодаря «уступкам» религии, «восстановлению старых порядков» в армии, «возврата к старым законам» о семье и браке и т.д.

Многие партийные и советские организации в районах, освобожденных от немецкой оккупации, не дают должного отпора фашистской и буржуазно-реакционной пропаганде, исходящей от отдельных репатриированных, не организуют политической работы среди честных советских граждан, вернувшихся из-за границы на Родину, не разъясняют населению необходимость внимательного и заботливого отношения к советским людям, освобожденным Красной Армией из фашистской неволи.

Руководящие партийные и советские организации большинства областей, краев и республик, в которых проводилась проверка состояния политической работы с репатриированными, почти5 не занимались вопросами, связанными с репатриацией советских граждан. Там, где обкомы обсуждали эти вопросы и принимали решения о работе среди репатриированных, эти решения остались невыполненными. Политбюро ЦК ВК(б) Украины 29 апреля 1945 г. было принято специальное постановление «О политической работе среди репатриированного населения», в котором уделялось большое внимание организации политической работы на проверочно-фильтрационных пунктах и было поручено отделу пропаганды и агитации ЦК КП(б) У с этой целью направить про-пгруппы во все ПФП, находящиеся на территории УССР. Однако пропгруппы в фильтрационно-проверочные пункты до июня с.г. не были посланы и политработа среди репатриантов не организована. Не выполнено и вынесенное бюро ЦК КП(б) Литвы решение об организации политической работы на ПФП в Таураге, Кибартай.

Львовский обком КП(б) У 14 мая 1945 г. вынес решение «Об обслуживании репатриированных граждан на Рава-Русском контрольно-фильтровочном пункте», но проверка, проведенная на месте в июне месяце с участием секретаря обкома КП(б) т. Грушецкого показала, что большая часть принятых решений осталась не выполненной.

Воронежский обком ВКП(б) и райкомы партии Воронежской области вопросами работы среди репатриированных совершенно не занимались. Такое же положение в Калужской, Великолукской, Брянской, Новгородской и других партийных организациях.

Беседы, проведенные работниками Управления пропаганды с секретарями райкомов, председателями райисполкомов, с рядом работников областных и республиканских организаций показали, что многие из них не только не проявляют заботы об устройстве на работу репатриированных советских граждан, не организуют среди них политическую работу, но и не знают, каково должно быть отношение к репатриированным со стороны партийных и советских организаций.

Отдельные партийные и советские работники в Брянской, Смоленской, Орловской, Калужской, Калининской и др. областях считают всех репатриированных врагами советской власти.

Второй секретарь Брасовского райкома ВКП(б) Брянской обл. т. Цыганков в беседе с работниками Управления пропаганды о необходимости оказания помощи репатриированным и о политической работе с ними заявил: «Приехали изменники родины, которые нам покоя не давали, а мы с ними беседовать еще будем. Пойдут работать - ладно, не пойдут - не надо, уговаривать не будем».

В Кардымовском районе Смоленской области заведующий отделом районного Совета депутатов трудящихся т. Гнедов говорит о репатриированных: «Мы им тут контрреволюцию разводить не даем, сразу всех мобилизуем и отправляем на плоты, на сплав леса».

В парторганизациях Калининской области ряд руководящих работников высказывают пожелание о выселении всех репатриированных ингерманландцев обратно в пограничные районы Ленинградской области.

В селе Ильинка Алексеевского района, Воронежской обл. детей репатриированных, родившихся в немецкой неволе, не регистрируют в ЗАГСе, ожидая специального на то указания областного управления НКВД.

Не занимается работой с репатриированными Смоленский обком ВКП(б). В обкоме, горкомах и райкомах партии даже не знают, что репатриированные граждане уже живут и работают на территории области. Секретарь обкома т. Попов заявил работнику Управления пропаганды, что работа с репатриированными не предоставляет для смоленской парторганизации никакой проблемы, так как таких граждан в области единицы, что в самом Смоленске их даже нет; он слышал, что на одной из строек работает девушка, приехавшая из Германии, но стоит ли за одной гоняться. В Смоленском горкоме также сказали, что таких граждан в городе нет, и только в горсовете сообщили, что репатриированных в городе уже много, и представили список более чем на 200 чел. В обл. Управлении НКВД вначале дали справку, что в области 478 репатриированных, а через 2 дня представили новую, уже на 3024 чел.

Все эти факты показывают, что партийные и городские организации в ряде районов и областей, освобожденных от немецкой оккупации, недооценивают всей важности дела репатриации советских граждан, недостаточно уделяют внимания6 устройству репатриированных на работу, не организуют с ними политической работы, не ведут борьбу против огульного недоверия ко всем репатриированным.

Сообщая Вам об изложенном, со своей стороны считали бы целесообразным разработать мероприятия по улучшению работы среди репатриированных советских граждан и направить работников Управления пропаганды в области и республики, освобожденные от немецкой оккупации, для помощи партийным организациям в осуществлении этих мероприятий.

Зам. зав. отделом Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б)

Григорьянц.

Зав. сектором Управления пропаганды и агитации

Вахмистров.

Инструктора Управления пропаганды: Кулагин, Окишев, Тюлин, Кочетовская, Проничева, Орехов.

26 июля 1945 г.

__________________

1 Здесь и далее курсивом выделены части текста, которые были зачеркнуты.

2 В первоначальном варианте «представителей».

3 Зачеркнуто: «много случаев».

4 Зачеркнуто: «не желает работать».

5 В первоначальном варианте «совершенно».

6 В первоначальном варианте «не занимаются».

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.