Тайны «Кровавого воскресенья»

13 сообщений / 0 новое
Последняя публикация
Alina
Тайны «Кровавого воскресенья»

Зачем и кому понадобилось в январе 1905-го дискредитировать монархию?

Ярослав Бутаков

22 (по старому стилю – 9-го) января 1905 года начала свой отсчёт первая российская революция. У событий того рокового дня немало версий. Но одно ясно: массовый расстрел рабочих был спровоцирован не только революционерами, но и кем-то из власть имущих.

Тактические интересы тех и других на время совпали. А в лице печально знаменитого Гапона обе стороны даже организационно слились воедино.

Как нас учили ещё в советской школе, революция «была подготовлена всем ходом исторического развития России». Конечно, были в революции 1905 года японские, американские и прочие иностранные деньги. Но революционная агитация падала на восприимчивую почву.

Заметную роль в радикализации настроений играли вести о неудачном ходе войны с Японией. 20 декабря 1904 (2 января 1905 по н.ст.) года пал Порт-Артур. А.В. Колчак говорил в январе 1920 года допрашивавшей его следственной комиссии эсеро-меньшевистского Полицентра: «Вспышку 1905-1906 гг. я приписываю исключительно народному негодованию, оскорблённому национальному чувству за проигранную войну». С.С. Ольденбург, написавший в эмиграции двухтомную апологию последнего государя «Царствование императора Николая II», признавал в ней:

«9 января как бы вскрылся гнойник: оказалось, что не только интеллигенция, но и “простой народ” – по крайней мере в городах – в значительной своей части находился в рядах противников существующего строя».

Забастовка, начавшаяся в последних числах декабря 1904 года на Путиловском заводе – одном из крупнейших промышленных предприятий Петербурга, распространилась на другие заводы и фабрики северной столицы. Стачка организационно опиралась на Петербургское общество фабричных и заводских рабочих – легальный профсоюз, созданный в начале 1904 года с одобрения властей.

Легальные профсоюзы были креативом полковника МВД С.В. Зубатова, занимавшего в 1902‑1903 гг. должность начальника Особого отдела департамента полиции МВД. Ещё будучи начальником Московского охранного отделения, он предложил министру внутренних дел В.К. Плеве систему мероприятий по ограждению рабочего класса от революционной пропаганды. По Зубатову, следовало дать рабочим понять, что самодержавие заботится об интересах рабочего люда. Одновременно Зубатов предлагал предоставить рабочим право организовываться в союзы, но под бдительным контролем властей. Такие легальные профсоюзы должны были, по его мнению, стать школой политического воспитания рабочих в монархическом духе, что позволило бы рабочим быть менее восприимчивыми к революционной агитации.

В принципе идея Зубатова была одним из средств модернизации аппарата управления русского самодержавия, приспособления его к потребностям новейшей эпохи.

В теоретическом отношении его план мог казаться умным и дальновидным. Но случилось то, что случилось. К 1905 году Зубатова уже не было в МВД – его уволил Плеве, но и самого Плеве убили революционеры. Однако созданная ими организация продолжала жить.

Ещё при Плеве обнаружилось, что легальные профсоюзы используются социалистами для открытой пропаганды. Убеждённые революционеры выигрывали в конкуренции с неприспособленными к работе в массах казёнными агитаторами из департамента полиции. Но ещё более негативные для власти последствия имело то, о чём писал в своих воспоминаниях деятель весьма консервативных взглядов В.И. Гурко, бывший в 1906 году товарищем (заместителем) министра внутренних дел П.А. Столыпина:

«Охранная полиция… коль скоро она проникла в числе купленных ею революционеров в подпольные организации,… превратила своих членов в провокаторов. Агентам полиции – членам этих организаций – нужно было побуждать революционеров к активным выступлениям, дабы иметь материал для своих донесений и тем оправдать получаемые ими за их “работу” денежные средства. Охранной полиции, со своей стороны, было весьма на руку искусственно вызывать террористические замыслы, так как это давало возможность вылавливать из революционной среды, так сказать с поличным, наиболее решительных её деятелей».

Судьба зубатовской организации показывает: в начале ХХ века едва ли не любой замысел, направленный на укрепление самодержавия, при своём осуществлении начинал работать против него. Это с особенной силой проявилось во время реформ П.А. Столыпина, начавшихся сразу после революции 1905 года. Перед Россией стояла альтернатива: проводить реформы для предотвращения революции или, ничего не меняя, ждать неизбежной новой революции? Но в том и дело, что реформы в том виде, как они были задуманы Столыпиным, не могли привести ни к чему иному, кроме как к революции! Они и были революцией сами по себе. Пролетаризация крестьянства, к которой вело упразднение общины, грозила ещё б

Гость (не проверено)

Во многом согласен. Ведь даже самые закоренелые монархисты после революции признавали, что Царь все время отставал от своих противнников, хотя многое делал правильно.
А уж по части пиара - кажется иной раз, что он стремился к свержению самого себя.

Гость (не проверено)

Официальные сообщения о событиях того дня в Санкт-Петербурге.

Цитата:
В "Ведомостях Санкт-Петербургского градоначальства от 8 января напечатано следующее объявление градоначальника:
В виду прекращения работ на многих фабриках и заводах столицы, санкт-петербургский градоначальник считает долгом предупредить, что никакого сборища и шествия таковых по улицам не допускается, и что к устранению массового беспорядка будут приняты предписываемые законом решительные меры.
Так как применение воинской силы может сопровождаться несчастными случаями, то рабочие и посторонняя публика приглашаются избегать какого бы то ни было участия в многолюдных сборищах на улицах, тем самым ограждая себя от последствий беспорядка.
О событиях 9 января и последующих дней мы имеем возможность печатать только правительственные сообщения и официальные сведения.

Фанатическая проповедь Гапона и преступная агитация злонамеренных лиц возбудили рабочих настолько, что они 9 января огромными толпами стали направляться к центру города. В некоторых местах между ними и войсками, вследствие упорного сопротивления толпы подчиниться требованиям разойтись, а иногда даже нападениям на войска, произошли кровопролитные столкновения. Войска были вынуждены произвести залпы: на Шлиссельбургском тракте, у Нарвских ворот, близ Троицкого моста, на 4-й линиии Малом проспекте Васильевского острова, у Александровского сада, на углу Невского проспекта и ул. Гоголя, у Полицейского моста и на Казанской площади. На 4-й линии Васильевского острова толпа устроила из проволок и досок три баррикады, на одной из которых прикрепила красный флаг, причем из окон соседних домов в войска были брошены камни и произведены выстрелы, у городовых толпа отнимала шашки и вооружалась ими, разграбила оружейную фабрику Шаффа, похитив около ста стальных клинков, которые, однако, были большею частью отобраны…
Общее количество потерпевших от выстрелов, доставленных больницами и приемными покоями, составляет: убитых 76 человек (в том числе околоточный надзиратель), раненых 233 чел.
Число пострадавших 9 января, по точному подсчету, оказывается: убитыми 96 человек и ранеными - 333.

Санкт-Петербургские ведомости. 1905. № 7. 15 января.

Цитата:
Официальное сообщение
Число пострадавших во время уличных беспорядков в Петербурге, по дополнительным сведениям, следующее: убитых было 96, а из числа 333 раненых по настоящее время умерло 32 человека, из остальных 53 оказана была амбулаторная помощь,17 человек уже выписалось из больниц и 231 остаются еще в больницах, из них 19 числится в загородной Путиловской больнице и 215 раненых находятся в столичных больницах.

Санкт-Петербургские ведомости. 1905. № 11. 19 января.

Критик
Аватар пользователя Критик

Подумал,а ведь Гапон должен быть очень харизматической личностью, что бы так массы поднять.
Николай, а если не секрет. Сколько у Вас газет в закромах?

Гость (не проверено)

Критик писал(а):

Цитата:
Подумал,а ведь Гапон должен быть очень харизматической личностью, что бы так массы поднять.

Не уверен. У меня вообще ощущение, что Гапон сам плохо соображал, что делает (конкретно в начале января), события, в большей степени, неслись по накатанной. Да и большинство участников шествия не воспринимали его как антиправительственное или еще какое "анти-" выступление, расценивали его как обычный крестный ход, кои в те годы в Санкт-Петербурге проходили регулярно. Поэтому и на демонстрацию их особо агитировать не требовалось.

Цитата:
Николай, а если не секрет. Сколько у Вас газет в закромах?

Трудно сказать. У меня только отдельные выписки из петербургских газет XVIII - первой трети XX в. По мере необходимости просматриваю газеты за какой-то год, что-то интересное (и нужное, разумеется) беру на заметку. До методичной работы (так, чтобы номер за номером) руки не доходят.

Nslavnitski
Аватар пользователя Nslavnitski

Демонстрации 9 января предшествовали волнения, начавшиеся на Путиловском заводе (из-за увольнения четырех рабочих), которые стали "последней каплей".

Дальше ситуация хорошо известна - появилась идея о шествии к Зимнему дворцу, возглавляемом Гапоном, была составлена петиция, затем она "редактировалась", в результате, помимо требований рабочих в ней оказались и требования либералов, носившие общественно-политический характер.
Правительство до 7 числа смотрело на это в целом благодушно (при этом преобладало мнение, что удовлетворять эти требования нельзя нив коем случае). Вообще в конфликты между рабочими и предпринимателями гос. аппарат предпочитал не вмешиваться - полагали, что это и должно решаться между хозяином и наемным работником.

7 января:

все круто изменилось и прежнее «благодушие» иссякло. Утром начальник штаба войск гвардии и Петербургского военного округа генерал Н.Ф. Мешетич явился к градоначальнику Фуллону и сообщил, что сам царь предложил объявить столицу на военном положении и что распоряжаться всем будет командир гвардейского корпуса С.И. Васильчиков. (он подчинялся непосредственно командующему Петербургским военным округом великому князю Владимиру Александровичу, и на него в первую очередь рассчитывал царь). Скорее всего, царь отдал это распоряжение в устной форме вечером 6 января после событий у Иордани или утром 7 по телефону. Если судить по его дневникам, то он и позже не придавал особого значения своему распоряжению о введении военного положения и, похоже, старался дистанцироваться от последствий этого рокового решения. Между тем закон о военном положении позволял применение вооруженной силы и расстрелы в случае массовых беспорядков.

Цит. по: Первая революция в России: взгляд через столетие. М., 2005. М., 2005. С. 168.

При этом

Еще в первых числах января в связи со стачками на Путиловском и других предприятиях на электрические и телефонные станции, на газовые заводы и к водопроводным сооружениям были посланы в помощь полиции 26 рот солдат Гренадерского, Семеновского, Преображенского, Стрелкового, Измайловского, Егерского, Казачьего полков. Вечером в пятницу и субботу в каждый из 8 районов столицы был выделен отряд войск из конных и пехотных частей. Общий резерв расположился около Зимнего дворца. Наибольшее число солдат и казаков было направлено в Адмиралтейскую часть города (2 батальона солдат, 8 эскадронов и 2 сотни казаков), Коломенский и Нарвский (4 батальона солдат и 3 эскадрона казаков). Всего в городе находилось 19,5 батальона солдат, 23 эскадрона и 4,5 сотни казаков (около 40 тысяч военных). Накануне воскресенья дополнительные войска прибыли также из Царского Села, Петергофа, Гатчины, Новгорода, Пскова и Ревеля.

Там же. С. 169-170.
То есть войск в столице хватало, и необходимые меры были приняты сразу.
А 8 января утром император решил отменить распоряжение о введении военного положения (по совету министра внутренних дел Свяотполк-Мирского).

Сам Николай II находился в Царском Селе. Туда он уехал сразу после Крещенского парада 6 января, в ходе которого по Зимнему дворцу стрельнули боевым зарядом, но к тому времени уже, вроде бы, было известно, что это было недоразумением, точнее, обычной халатностью - рота гвардейской артиллерии накануне парада была на стрельбах, и одно орудие забыли разрядить.
Кстати, выдвину версию, что отмена военного положения могла быть связана именно с этим эпизодом - 6 числа после выстрела могли предположить, что это террористы каким-то образом решили совершить покушение, а к 8 января уже выяснили, что то являлось "несчастным случаем на производстве".

При этом об отсутствии царя в городе формально ничего не говорило: на Зимнем дворце развевался императорский штандарт (свидетельство того, что император на месте).

В то же время:

Показания тех, кто был в гуще событий 9 января, говорят о том, что рабочие накануне воскресенья предчувствовали близость к той грани, за которой можно получить моральное право полагаться только на свои силы в борьбе за свободу. Об отсутствии царя в столице знали многие, но многие надеялись на то, что он вернется в воскресенье.

Первая революция... С. 172.

Nslavnitski
Аватар пользователя Nslavnitski

Замечу, что 8 января в "Правительственном вестнике" (который большинство рабочих не читало) появилось объявление о запрещении шествий, которое было продублировано в "Ведомостях градоначальства":

В виду прекращения работ на мноигх фабриках и заводах столицы, санкт-петербурсгкий градоначальник считает долгом предупредить, что никакого сборища и шествия таковых по улицам не допускается, и что к устранению массового беспорядка будут приняты предписываемые законом решительные меры.
Так как применение воинской силы может сопровождаться немсчастными случаями, то рабочие и посторонняя публика приглашаются избегать какого бы то ни было участия в многолюдных сборищах на улицах, тем самым ограждая себя от последствий беспорядка.

Но

Однако рабочие и не считали шествие к Зимнему дворцу «сборищем». Напротив, оно было в их глазах законным и искренним шагом, говорившем об их доверии к царю, остававшемуся последней надеждой народа.

Первая революция... С. 174

Описания очевидцев:
Воспоминания Е.А. Никольского:
http://www.hrono.ru/libris/lib_n/nklsk19050109.html
и воспоминания А.В. Герасимова:
http://www.hrono.info/libris/lib_g/gerasimov04.html
Ни о каких провокациях там не упоминается.

Первые выстрелы:

В 11 часов, когда толпа (около 20 000 человек) запрудила улицы у Нарвской заставы, раздался возглас «Гапона «С Богом!». С пением, взявшись за руки в направлении к центру города двинулись празднично одетые мужчины и женщины, старики и молодые. Дорогу колонне расчищали от экипажей полицейский пристав и околоточный… Около моста через Таракановку мирному шествию преградили путь две роты Иркутского полка и эскадрон лейб-гвардии Конно-гренадерского полка. После краткого предупреждения прекратить движение толпу несколько раз прорезали конные. Но люди, не прекращая пения, продолжали двигаться дальше и, возможно, поэтому не услышали звука сигнального рожка. Тут и раздалось три залпа по центру колонны. Старый рабочий, несший портрет царя, был убит, другой, подхвативший портрет, - следом, потом мальчик, в руках которого был церковный фонарь. Пали замертво оба телохранителя Гапона. Пристав и околоточный надзиратель, шедшие впереди, бросились к солдатам, крича, что те стреляют в портрет царя. Прошло несколько дней, и оба этих низших полицейских чина попади в список «пострадавших от нападения рабочих».

Первая революция... С. 175.
То есть первые полицейские погибли от рук солдат.

Судьба каждой из колонн, направлявшихся из других отделов «Собрания» (по ходу шествия они слились в четыре манифестации) была не менее драматичной… Одна из колонн была расстреляна у начала Невского (у Александровского сада), в другие стреляли также на углу Невского и улицы Гоголя, на Казанской площади, у Троицкого моста, между 1-й и 4-й линиями Малого проспекта на Васильевском острове, а также у Полицейского моста и на Шлиссельбургском тракте. Особенно сильным был заградительный огонь у Александровского сада. Стрельба производилась с близкого расстояния, раны были тяжелые – в грудь, живот, в голову. Казацкими шашками власть обошлась там, где не было большого скопления народа – в Невском районе, в некоторых местах на Выборгской стороне, в Спасской и Литейной частях города. В рапортах командиров воинских соединений, участвовавших в расстреле, говорилось о том, что прежде чем произвести залпы, народ предупреждался требованием «разойтись». Источники содержать на сей счет противоречивые сведения. Некоторые офицеры не рискнули дать команду на поражение, и там солдаты стреляли поверх голов. В большинстве же случаев ружейные залпы дополнялись атаками кавалерии, а та топтала упавших людей, добивая их ударами шашек. Преследуя участников шествия, солдаты врывались в подъезды домов, а иногда и в квартиры. К вечеру все участники шествия были разогнаны.

Первая революция... С. 176.

Касаемо баррикад, упоминавшихся в официальном сообщении, - они появились вечером того же дня, все на Васильевском острове.
Кроме того,

Когда на Невском проспекте одна из рот Семеновского полка стала «зачищать» территорию, в нее полетели камни, бутылки, палки. Началась эскализация со стороны народа: он крушил фонари, витрины магазинов, поджигал их бил стекла во дворце великого князя Сергея Александровича и других знатных особ.

Там же. С. 178-179.

Вообще реакция российского общества была достаточно мощной.

В Публичной библиотеке, в залах Тенишевского училища и в других общественных местах Петербурга люди плакали, узнав о расстрелах и погибших, проклинали царя. Интеллигенция начала сбор средств на нужды семей убитых рабочих, не забывая и о семьях бастующих. Бурное обсуждение событий происходило в ночь на 10 января в помещении Вольного экономического общества, куда пришли и представители интеллигенции, и делегации рабочих, в том числе от Нарвского заводского района. 19 января собрание более 300 земских фабричных и ветеринарных врачей Московской губернии выразило возмущение кровавой расправой с народом и подчеркнуло свою солидарность с требованиями петербургских рабочих. В журнале «Освобождение» П.Б. Струве напечатал ряд статей, где прямо обвинял в случившемся Николая II.

Там же. С. 181-182.

Досталось и Церкви - центральные газеты, не имея возможности ругать правительство (в "Санкт-Петербургских ведомостях" постоянно отмечалось, что они могут печатать только официальные сообщения, то есть перепечатывать из "Правительственного вестника", ударили по РПЦ.
В газетах появились статьи с критикой церкви и священнослужителей, что они никак не предотвратили шествий и вообще занимали пассивную позицию.

Секретарь митрополита П. Тихомиров решил на страницах церковной печати дать ответ критикам, где отмечал, что на 7 января Гапон был вызван к владыке, но не явился, а священнослужители все заняты были.

Из "ответа" на это в "Санкт-Петербургских ведомостях":

Роль Гапона ни для кого уже не была тайной давно. С нового года уже весь город знал о возвещенном им движении к Зимнему дворцу и сильной смуте в простом народе. Можно ли допустить, что только в Лавре об этом ничего не было известно?
И неубежденные отповедью секретаря владыки мы еще раз спрашиваем: почему впереди всех радевших о сохранении порядка и чужой жизни в черный день 9 января не было с крестом в руках нашего исторически на то призванного духовенства?

При этом следует иметь в виду, что общество все же раскололось, да и рабочая среда - тоже. Значительная часть рабочих, не принимавших участия в шествии к Зимнему дворцу, продолжала верить официальным объяснениям причин, о том, что войска вынуждены были применить оружие в ответ на провокации, а правительство постаралось распространить слухи о деньгах иностранных агентов и об организации заговора против царя.

Группы рабочих на Ижорском и Адмиралтейском заводах подали «почтительннейшие прошения» на имя митрополита с просьбой не смешивать их с теми, кто «усомнился в царе-батюшке».
А 19 января Николай II в Александровском дворце в Царском Селе принял 34 представителей рабочих и фабрик Санкт-Петербурга и высказал им все, что о них думает (правда, при этом пообещал, что семьям погибших будет выплачена некая сумма денег).

Nslavnitski
Аватар пользователя Nslavnitski

Из истории российской демократии. Октябрь 1905 г.

Митинг воров
Третьего дня за Крестовской заставой рано утром под открытым небом состоялся митинг каких-то людей довольно разношерстного, по наружному виду, характера.
Собралось около 300 человек горячо о чем-то говоривших и что-то распределявших. Издали доносились названия отдельных участков города улиц, затем собрание стало разбиваться на отдельные группы, между группами опять происходили какие-то совещания.
Оказалось, что этот митинг был митинг московских воров, единственной своей профессией имеющих обкрадывание обывательских квартир и торговых предприятий, Бурное собрание и прения велись исключительно на почве распределения Москвы по участкам между воровскими шайками и компаниями.
В конце-концов дело окончилось мирным распределением всей столицы между участниками митинга.

http://starosti.ru/archive.php?m=11&y=1905

Алексей Марков
Аватар пользователя Алексей Марков

Ну, нынешняя власть обещала же "возвращение к истокам"! ;-)

Дмитрий Алексан...
Аватар пользователя Дмитрий Александрович

«Кровавый четверг»

Несколько лет назад сегодняшними властями Латвии проведёна реставрация рижского памятника борцам революции 1905 года. Поскольку элемент парадоксальности присутствует, - буржуазная власть вкладывает деньги в памятник революционерам, в том числе, большевикам, данный факт я поместил на теме «Историческая память и исторические памятники». Теперь решил обозначить свою позицию о рижских событиях 1905 г. на этой профильной ветке, так как уважаемый мной Николай предложил такую версию:

Начали, насколько я понимаю, местные националисты, а уже затем рабочие и крестьяне с красными флагами подключились.
То есть - уже тогда латыши боролись "против русского ига", соответственно, и памятники сохраняют.

Я, вообще-то, всегда считал рижские события 13 января 1905 г. – ярким выражением классовой борьбы, т.е. рабочего протеста против политики самодержавия в социальном, а не в национальном плане. Но, возможно, это – «издержки» моего воспитания и образования. Конкретно событиями 1905 г. не занимался, могу чего-то не знать. Постараюсь в ближайшее время кое-что уточнить по нашим, местным источникам. Не удивлюсь, если сегодняшний латвийский исторический официоз будет согласен с Вашим, Николай, предположением о национальной направленности демонстрации 13 января. Не исключаю и существования варианта «национальной борьбы с великодержавным шовинизмом в 1905 году». Увы, совершенно не в курсе, чему учат сегодня здешних школьников. Теперь попытаюсь узнать.
Да, вот что нашёл для иллюстрации национально-исторического официоза:
http://old.subbota.com/2005/01/13/tn003.html?r=37&

Пока приведу лишь несколько соображений, навскидку, без ссылок, - по школьной памяти.
1. Крепостное право в Курляндии, Лифляндии и соседней Эстляндии было отменено на 40 лет раньше, чем на остальной территории РИ. (В какой-то мере, последствиями такого «временнОго разрыва» можно объяснить существующие по сей день социально-экономические проблемы восточной части Латвии, - Латгалии, входившей до 1918 г. в Витебскую губернию. Отдельная тема - сравнение упомянутых губерний с Ковенской губернией, ныне – Литовской республикой). Рост «сельского пролетариата», - батраков был значителен. (Характерно, как именовались здесь возникшие уже позже, в 1917 г., Советы – «…рабочих, солдатских и безземельных депутатов).
2. Промышленный аспект развития капитализма в вышеупомянутых прибалтийских губерниях тоже следует учитывать. Рига, наряду с Петербургом и Москвой перед I-ой МВ входила в тройку крупнейших промышленных центров, хотя значительно уступала столицам по количеству населения. То есть, промышленный пролетариат также, как и «сельский», был многочисленным. Одновременно с ростом пролетаризации, наряду с высоким образовательным уровнем населения (опять же – отдельная тема), росло и влияние Латвийской социал-демократической рабочей партии. К примеру, «коллективный организатор», газета ЛСДРП «Cīņa (Борьба)» издавалась уже с 1904 г., (и до 1917 г. - тиражом 3000 – 18000 экз.); орган РСДРП(б) «Правда» начала выходить лишь с 1912 г. По некоторым данным, в канун революции 1905-07 гг. численность ЛСДРП достигала 16000 человек, а РСДРП(б) – 13000 чел.
3. Рижские демонстрации (колонн, как и в Петербурге, было несколько) – это оперативная реакция латвийских социал-демократов на «кровавое воскресенье» в Петербурге. ЛСДРП, совместно с Рижской организацией РСДРП(б), за считанные дни сумело сорганизовать всеобщую стачку, а затем - и демонстрацию, из нескольких десятков тысяч рабочих под красными флагами (а не хоругвями), с пением «Марсельезы» (а не псалмов), с лозунгами «Долой самодержавие!» (а не с портретами царя). Роль других партий, того же Бунда, не столь очевидна, но имела место быть. (Ещё отдельная тема – роль М. Литвинова в тех рижских событиях).
4. Одна из колонн была встречена залпами солдат. По некоторым данным, из 70 погибших – около 30 были членами ЛСДРП, которые шли во главе демонстрации. Было много утонувших, пытавшихся спастись, убегая по тонкому льду протекавшей рядом Двины (Даугавы). Я, конечно, не исключаю, что среди лозунгов могли быть и национально ориентированные, но в любом случае, не они определяли характер протеста, который вывел рабочих на улицу. Большинство рабочих, конечно, были латышами, но много было и русских, и евреев (среди погибших упоминалось 4 еврея).
Ну, а уж потом накал страстей в Прибалтике стал похож на недавнюю ситуацию на Кавказе, вплоть до захвата уездных центров дружинами боевиков («лесными братьями», - они оттуда, - из более, чем столетней давности, а не из 1945-49 гг.). В августе в Курляндской губернии, а в ноябре – в Лифляндской, было объявлено военное положение. Число жертв карательных экспедиций исчислялось тысячами.

Всё мной перечисленное, естественно – субъективно. Оно базируется на школьных воспоминаниях и моих личных убеждениях. Постараюсь расширить и углУбить свои знания.

Nslavnitski
Аватар пользователя Nslavnitski

Спасибо, Дмитрий Александрович, о рабочей демонстрации 13 января 1905 г. я практически ничего не знал. Скорее всего, Вы правы - это действительно классовая борьба, и демонстрация была рабочей.
Сам же я имел в виду именно "лесных братьев".
Ориентировался, в частности вот на это донесение:

Восстание крестьян латышей, охватившее губернии Лифляндскую и Курлядскую, продолжается с прежней силой. Вся Курляндская губерния, кроме городов Либавы, Митавы, Туккума, Газенпота и Гробина находится, по-видимому, в руках повстанцев. В самом городе Риге общая забастовка хотя и была объявлена, но не осуществилась. Тем не менее настроение в городе продолжает быть тревожным, так как революционные дружины представляют по-прежнему усиленную деятельность. Они захватили даже в качестве заложников нескольких лиц из числа местных жителей, которых теперь удалось освободить. 11 декабря шайка революционеров ворвалась в квартиру командира таможенного крейсера капитана 2 ранга Мильрат и завладела его оружием, прибывший же на выручку полицейский отряд обезоружила, убив помощника пристава, околоточного надзирателя и двух городовых и ранив одного городового. Латышское движение охватило и соседние с Курляндиею местности Витебской губернии, где действую вооруженные дальнобойными винтовками многочисленные банды мятежников. Сельские власти смещены жителями, земские начальники и судебные следователи также не могут выехать в свои участки. (С. 169-170)

Националистическое движение стало в последнее время замечаться и среди части населения Ковенской губернии, которое демонстративно начинает бойкотировать все русское, а местами даже нападать на русских жителей, угрожая разгромом православных и старообрядческих храмов. Для подавления беспорядков в Ковенскую губернию посланы четыре отряда в составе всех трех родов оружия. Один из этих отрядов вынужден был в местечке Жагора, Шавельского уезда, употребить в действие артиллерию, разрушив орудийным огнем дом главного бунтаря.

Еженедельная записка по департаменту полиции за период времени с 8 по 15 декабря 1905 г. // Красный архив. 1925. № 4-5.

Кроме того, в работе "Первая революция в России: Взгляд через столетие". СПб., 2005. встречал сведения о том, что "лесные братья" устраивали на тех территориях, что "контролировали" национальные школы.
Плюс - национализм в те годы был сильно развит на окраинах империи (если интересно, можно открыть отдельную тему, где обсудить этот вопрос). поэтому и полагаю, что движение движение была, в первую очередь, национальным (или националистическим), что не отменяет, естественно, элементов классовой борьбы.

Nslavnitski
Аватар пользователя Nslavnitski

По поводу русификации (что указано в ссылке, которую Вы привели) - пожалуй, что могу подтвердить, только что русификация была, скажем так, "церковного типа" - насколько могу судить по петербургским газетам конца 1880-х годов.

На что в свое время обратил внимание.
"Воинствующее лютеранство". Отмечается, что многие пасторы совращают людей к переходу в лютеранство. При этом:

сенат, будучи завален протестами губернских прокуроров, то и дело издает указы, предполагая, что их будут принимать за обязательное разъяснение статей государственных законов, но на деле это оказывается не так: местные суды не признают за сенатом функций, дарованной ему высочайшей властью, и продолжают действовать самостоятельно, по указаниям "Deutsche Post" - органа, издающегося в Берлине специально для поддержки германофильства среди наших немцев, и сильно распространенного в Прибалтийском крае.

Санкт-Петербургские ведомости. 1888. 3 марта.

В те же дни появилась и серия статей о переходах лютеран в православие и об успехах православия в Прибалтийском крае. Речь идет о десятках, максимум, сотнях людей.
И все это - на фоне напряжения в отношениях с Германией. Поэтому к известиям все же надо осторожно относиться - похоже, прибалтийские немцы тогда попали в категорию пятой колонны.

Еще одна агитка, но, думаю, какие-то основания у нее были:

За последнее время среди эстов сильно поколебалась вера в несокрушимость рыцарской и пасторской власти, и почти везде наблюдается сознание высшей государственной власти, что трудно было заметить еще в недавнее время. Стремление к единению с русскими деятелями края и с православною верою, и особенно стремление освободиться из темного положения, в котором держали эстов местные культуртрегеры - все это побуждает эстонское население заботиться о том, чтобы дети основательно изучили государственный язык. При объездах волостей нам неоднократно приходилось слышать от стариков-эстов: "знание русского языка - свет солнечный, а незнание слепота". Они же неоднократно заявляли, что окружены были ложью, а правду услыхали из русской речи, из русской печати. Уже одно только желание вместо лжи слышать правду побуждает их заботиться о подрастающем поколении, чтобы оно основательно научилось русскому языку. но к великому их огорчению, желания их разбиваются о крепкий союз рыцарства и духовенства, несмотря даже на то, что правительство энергично проводит учебную реформу по всему краю.

Там же. 22 апреля.
Проще говоря - центральная власть, испытывая недоверие к немецким - лютеранским феодалам (возможно, в большей степени - к местной буржазии), решила противопоставить этому православие и русификацию (нечто подобное попытались в начале XX века провернуть и в Финляндии), но получилось то, что получилось.

Слит
Аватар пользователя Слит

Обещанный материал от нашего коллеги из славного города Петрограда. Развеял несколько расхожих мифов о тех событиях http://istmat.info/node/62553

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.