Красный террор: мифы и реальность

28 сообщений / 0 новое
Последняя публикация
Гость (не проверено)
Красный террор: мифы и реальность

"Красный террор" официально был объявлен 5 сентября 1918 года Постановлением СНК РСФСР от 05.09.1918 «О красном терроре» и прекращён 6 ноября 1918 г. При этом ряд историков и публицистов применяют данный термин при описании событий всей Гражданской войны.
Термины "красный" и "белый" террор - довольно расплывчатые термины, выражающие скорее упрощенное сведение противо-борствующих сторон к красным и белым, революции и контрреволюции.

В данной теме, в первую очередь, предлагается разобраться с ходом событий в рамках "официльного " террора (пока - на примере Петрограда).

Гость (не проверено)

Вопросами борьбы с политическими противниками в первые недели советской власти ведала Военно-следственная комиссия Петроградского ВРК, начавшая свою работу 27 октября 1917 г. под руководством Я. М. Свердлова. После упразднения Петроградского ВРК в начале декабря 1917 г. она вошла в состав Следственной комиссии Петроградского революционного трибунала. Туда же были переданы все незавершенные следствием уголовные дела. 7 декабря декретом Совнаркома была образована Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Однако данный орган власти, как и все советское правительство, вскоре переехал в Москву, а для борьбы с контрреволюцией в Петрограде была сформирована Петроградская Чрезвычайная комиссия, которую возглавил М. С. Урицкий.
Первоначально комиссия сосредоточила свои основные усилия на борьбе со спекуляцией и бандитизмом: за первые сто дней своей деятельности ПЧК рассмотрела 196 дел и произвела 252 обыска. Большинство дел было связано со спекуляцией – 102, еще 14 дел носило спекулятивно-уголовный характер, 61 – заведено на уголовников и лишь 18 дел носило политическую окраску. 10 из них были прекращены за недостаточностью улик, 3 дела закрыты по амнистии 1 мая 1918 г., остальные переданы в ревтрибуналы и штаб Финляндской красной гвардии.

Политическим делам Чрезвычайная комиссия стала уделять серьезное внимание лишь с лета 1918 г., когда активизировалась деятельность эсеровского боевого террористического отряда Г. Семенова. После убийства В. Володарского (20 июня 1918 г.) руководством Петроградского совета и, в первую очередь, Г. Е. Зиновьевым, было впервые высказано мнение о необходимости превентивного террора, направленного на потенциальных террористов. Массовый "красный террор" представлялся ему мерой, способной предотвратить в будущем подобные террористические акты. Следует сказать, что эту мысль поддерживал и В.И. Ленин, требовавший проведения массовых арестов и расстрелов.
Однако позиция М.С. Урицкого, Б.П. Позерна, А.А. Иоффе и других, выступавших против применения смертной казни, обусловила отсутствие репрессий в Петрограде после убийства В. Володарского. Репрессиям в этот период не подверглись и члены обнаруженной ранее террористической группы "Каморра народной расправы", которые готовили специальные проскрипционные списки. Немногочисленные члены этой группы были арестованы лишь осенью 1918 г. Кроме того, В июне 1918 г. ПГЧК ликвидировала диверсионную группу во главе с бывшим офицером Пополяевым-Демьяновским и еще ряд организаций, при этом применения высшей меры наказания так и не последовало.

В то же время Чрезвычайная комиссия приступила к регистрации бывших офицеров, и в начале августа большинство из них были арестованы и объявлены заложниками. Тогда же подверглись репрессиям и представители буржуазии, для которых были введены спецработы (к примеру, в Петрограде представителей буржуазии использовали ночью для рытья могил умерших от холеры), некоторые из них также были арестованы. Кроме того, заложниками были объявлены и иностранные граждане (эта мера применялась не только в Петрограде, но и в других городах).
27 августа 1918 г. была совершена неудачная попытка покушения на Зиновьева в гостинице "Астория", 30 августа был убит Урицкий (пост председателя ЧК занял его заместитель Г. С. Бокий), а на следующий день в Москве было совершено неудачное покушение на В. И. Ленина. Сразу после этого чекистами было расстреляно 512 человек, а в газете "Петроградская правда" был опубликован список людей (476 человек), объявленных заложниками . В предуведомлении к списку указывалось, что "если правыми эсерами и белогвардейцами будет убит еще хоть один из советских работников, нижеперечисленные заложники будут расстреляны".

Гость (не проверено)

К тому времени регистрацию прошли 17 000 бывших офицеров в возрасте до 60 лет. Кроме того, в результате оперативно-следственных мер было выявлено более десятка различных контрреволюционных организаций и групп (2267 человек). Часть этих людей оказалась в списках заложников и среди расстрелянных.
31 августа чекисты провели обыск в консульстве Великобритании, в ходе которого были обнаружены документы, свидетельствовавшие о подрывной деятельности дипломатов Великобритании в советской России, за этим последовали аресты иностранных подданных, что, естественно, вызвало официальные протесты со стороны иносранных держав. В частности, из германского консульства чекистам были переданы списки людей, претендовавших на германское подданство (около 600 человек, не обязательно немцев). В результате переговоров с руководством ПЧК была достигнута договоренность о том, что эти люди будут освобождены (за исключением лиц, прямо связанных с конкретной контрреволюционной деятельностью). К началу октября большая часть была освобождена (всего до тысячи человек).

Надо сказать, что в Москве массовые расстрелы в Петрограде вызвали негативную реакцию. Карл Радек в "Известиях ВЦИК" утверждал, что "пять заложников, взятых из буржуазии, расстрелянных на основании публичного приговора пленума местного Совета, расстрелянных в присутствии тысячи рабочих, одобривших этот акт, - более сильный акт массового террора, нежели расстрел пятисот человек по решению ЧК без участия рабочих масс". Однако на позицию Г.Е. Зиновьева это не повлияло, и во второй половине сентября было расстреляно еще 300 человек.

Общее количество жертв террора в Петрограде к октябрю 1918 г. достигло 800 человек расстрелянных и 6229 арестованных (Еженедельник ЧК. М., 1918. № 6. С. 19.).
А в октябре репрессивная политика уже пошла на спад. Этому, в первую очередь, способоствовала В.Н. Яковлева, член коллегии ВЧК, откомандированная в Петроград на должность председателя местной губернской чрезвычайной комиссии - после ее приезда влияние Г.Е. Зиновьева на действия чекистов стало падать, а 6 ноября 1918 г. официально террор был прекращен. Хотя аресты и расстрелы продолжались, однако, с января 1919 г. зафиксированы только расстрелы уголовных элементов (ЧК тогда активно включились в борьбу с бандитизмом). В частности, в январе 2 человека были растреляны по делу вооруженном ограблении артельщика, 4 - участники вооруженных налетов, еще 4 человека - за вооруженные ограбления квартир; а также 16 человек - по делу крупной организаци фальшивомонетчиков. Особняком стоит расстрел четырех великих князей, но тут дело довольно темное.

Источники и литература:
ЦГА СПб. Ф. 8098.
Петроградская правда. 1918 (август) - 1919.
Ратьковский И. С. Первый год деятельности Петроградской ЧК (март 1918 – март 1919 г.) // Проблемы новейшей истории Росси. СПб., 2005.
Его же. Красный террор. СПб., 2006.

Гость (не проверено)

Теперь немного о мифах. Один из них: "красные топили людей в баржах". О том, как сей миф появился, есть любопытный пример. Вот, что писал Н. Ренден о событиях осени 1918 г. в Петрограде:

Цитата:
"Я бродил по улицам города без всякой цели. Уже несколько вечеров Чека производила массовые аресты, люди попадавшиеся мне навстречу, выглядели настороженными и загнанными. Когда я проходил по Троицкому мосту, мое внимание привлекла вереница людей, прислонивгихся к перилам и пристально смотревших на Петропавловскую крепость. Заинтересовавшись, я подошел к ним.
В нескольких сотнях футов от моста к старой крепостной пристани были пришвартованы борт о борт две большие баржи. Одна из них была пуста, другая - наполовину заполнена людьми. Пока я недоумевал, что это за люди, за крепостными стенами собралась толпа и стала спускаться к пристани. На расстоянии различить голоса и лица было невозможно, но смысл происходящего стал очевиден.
Отряд матросов, вооруженных ружьями с примкнутыми штыками, гнал к баржам толпу численностью примерно 100 человек. Судя по одежде, большинство из пленников были армейскими офицерами. Объяснений не требовалось: это были люди, арестованные в ходе последних рейдов чекистами."

Ренден Н. Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914-1919. М., 2006. С. 151.

Помимо него, эту сцену наблюдали и другие люди, после чего по городу стали распространяться слухи (в частности, это есть в дневнике З. Гиппиус).

Но в то же время сохранились и воспоминания одного из тех, кто оказался на той барже (отмечу, что была только одна баржа) - А.Д. Зиновьева, которого вместе с другими заключеными привезли на этой барже в Кронштадт, где он подал документы на германское покровительство. (Зиновьев А. Д. Переживания в Петрограде в июле и августе 1918 г. // Труды Государственного музея истории Санкт-Петербурга. Вып. 2. СПб., 1997. С. 178-186).

Гость (не проверено)

К созданию другого мифа приложили руку сами чекисты. В частности, М. Лацис писал:

Цитата:
"Мы истребляем ненужные классы людей. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал словом или делом против Советов. Первый вопрос - к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом - смысл и сущность красного террора".

Нынче эти слова приводят постоянно, подчеркивая, что террор был направлен против всех представителей определенного класса и что следствие не забивало себе голову выяснением причин и поиском доказательств.

Однако факты говорят о том, что в составе советских учреждений работали (причем зачастую в тяжелейших условиях) многие представители "прежних". Причем в начале к их помощи вовсе не стремились прибегать, но (тут надо отдать должное В.И. Ленину) быстро поняли, что для того, чтобы управлять государством (да и вообще заниматься повседневными делами), требуются знания и опыт, после чего в начале 1918 г. пошел процесс как изучения опыта и предложений дореволюционных лет, так и привлечения старых специалистов. Это все было проделано в максимально сжатые сроки, и к осени 1918 г. уже стало ясно, кто с советской властью, а кто нет. И под репрессии попали те, кто либо отказался сотрудничать (в том числе и т.н. "саботажники"), либо оказался не нужным.
Кроме того, террор коснулся и "пролетарских" класов: в числе заложников, освобожденных по амнистии 6 ноября 1918 г., были как крестьяне, так и рабочие.
То есть во главу угла были поставлены действия, а не принадлежность к классу. Хотя отдельные эксцессы имели место быть.

Гость (не проверено)

Мозохин О. ВЧК-ОГПУ. Карающий меч диктатуры пролетариата. М., 2004.

Цитата:
5 сентября 1918 г. принимается постановление СНК о «красном терроре». Оно как бы ознаменовало собой его начало, но на самом деле «красный террор» начался гораздо раньше и не являлся ответом на белый. Утверждение о том, что «красный террор» — это ответ на белый, ошибочно. Расстрелы заложников, убийство царской семьи — это ли не примеры терроризма? Необходимо отметить, что от «красного террора» не отставал и белый. Жестокости хватало как у одних, так и у других. Эти два процесса шли параллельно с весны 1918 года. Искать правых и виноватых в этом бесперспективно...

Цитата:
В последнее время часто встает вопрос о числе жертв органов ВЧК. Из книги в книгу попадают цифры Конквеста, где жертв ЧК с 1917-го по начало 1922 года насчитывается до 140 тысяч человек. Леггет и эту цифру считает «очень сомнительной». Эти данные приводит и Н. Верт, ссылаясь на вышеуказанных авторов. Так ли это на самом деле?
Статистические материалы свидетельствуют, что число расстрелянных органами ВЧК в целом соответствует тем цифрам, что приводит М. Я. Лацис за 1918-й и семь месяцев 1919 года. Это соответственно 6300 человек и 2089 человек. Расхождение только по количеству органов, предоставивших статистические сведения. М.Я. Лацис пишет, что сведения представлены из 20 губерний, статистические таблицы свидетельствуют, что сведения собирались из 34 губерний в 1918 году и 35 — в 1919 году, из них по 17 регионам сведения не перепроверялись. В 1921 году по материалам статистики были расстреляны 9701 человек. Причем за контрреволюционные преступления в 1918 году были расстреляны 1637 человек, за семь месяцев 1919 года — 387 человек (ЦА ФСБ России. Ф. КПИ. Пор. 1121. Л. 212—220.).
Таким образом, почти за три года из четырех органами ВЧК были расстреляны 17,5 тысячи человек. В основном за уголовные преступления.
Вне всякого сомнения, эти данные не полные. По всей видимости, сюда не вошли жертвы Крымской трагедии и Кронштадтского мятежа. Со всеми оговорками и натяжками число жертв органов ВЧК можно считать не менее 50 тысяч человек.

Цитата:
Исследование протоколов заседаний чрезвычайных комиссий свидетельствует о том, что приговоры к ВМН были скорее исключением, чем правилом.
Типичны следующие приговоры.
Так, губернская Царицынская ЧК 10 апреля 1919 года слушала дело Горбашевых Кузьмы, 23 лет от роду, и Трофима, 28 лет от роду, обвиняемых в должностных преступлениях. Единогласно постановили: за превышение власти и за пьянство Горбашевых Кузьму и Трофима признать виновными и передать дело суду Революционного трибунала с лишением их свободы и отстранением от должности ЦА ФСБ России.Ф. 1. Оп. 3. Пор. 53. Л. 56.).
На заседании «тройки» ВЧК (в составе Дзержинского, Аванесова, Жукова и Петерса) от 13 января 1920 года дела в основном направляли на доследование, отдельных лиц приговаривали к заключению в лагерь на время Гражданской войны, приговаривали к заключению в лагерь сроком на два года. Исключение составляет Баженов Владимир Иванович, которого приговорили к расстрелу с применением амнистии (Там же. Оп. 4. Пор. 298. Л. 2). Хотелось бы подчеркнуть, что очень часто приговоры к ВМН были условными.
Крайне редко встречаются постановления следующего плана.
Чрезвычайная «тройка» особого отдела ВЧК 13-й Армии на своем заседании 14 апреля 1920 года слушала дело по обвинению Комиссурайтуса Казимира Людвиговича, который обвинялся в грабежах, в присвоении казенных денег, агитации против соввласти, службе у Махно.
По данному делу Чрезвычайная «тройка» постановила: к Комиссурайтусу как сознательному и неисправимому бандиту применить высшую меру наказания — расстрел (Там же, Пор. 828. Л. 66.).
Вместе с тем нельзя не отметить, что в отдельные периоды времени расстрелы утверждались в значительных масштабах. Так, с 3 сентября по 20 октября 1919 года Коллегия Чрезвычайной Комиссии рассмотрела 134 дела, по которым 34 человека были приговорены к высшей мере наказания (Там же. Оп. 3. Пор. 82'. Л. 199.). 6 августа 1921 года на заседании судебной «тройки» ВЧК (Уншлихт, Мессинг, Ягода) были рассмотрены 43 дела, 8 человек были приговорены к расстрелу; 20 августа — 45 дел, 17 — к расстрелу; 3 сентября — 32 дела; 26 — к расстрелу (Там же. Оп. 1. Пор. 3. Л. 140, 145, 149.).

sveta
Аватар пользователя sveta

Nslavnitski писал(а):

Цитата:
"Красный террор" официально был объявлен 5 сентября 1918 года Постановлением СНК РСФСР от 05.09.1918 «О красном терроре» и прекращён 6 ноября 1918 г. При этом ряд историков и публицистов применяют данный термин при описании событий всей Гражданской войны.

Т.е. большевики объявили о "красном терроре" в сентябре 1918 года.
После ранения Ленина. Чтобы понять настроение существующее на тот момент в народе приведу цитату из книги Буденного "Пройденный путь"

Цитата:
лето грозного 1918 года. Я вижу бойцов своего отряда и тысячные толпы беженцев. Терзаемые со всех сторон озверевшими белоказаками, мы пробивались на север, к Царицыну. Тифозные больные и раненые стонали на тряских скрипучих повозках; душераздирающе кричали измученные голодом, жаждой и страхом дети; задыхаясь едкой пылью, кашляли и ругались старики; прижимая к высохшим грудям умирающих младенцев, в отчаянии проклинали судьбу женщины.

Все это было страшным кошмаром. Но когда под Царицыном до нас дошла весть о злодейском покушении эсерки Каплан на Владимира Ильича, люди, казалось, забыли свои муки. Для них жизнь вождя была дороже собственной, тревога за него оттеснила все личные переживания. Бойцы потребовали подробного отчета о покушении на В. И. Ленина и постановили послать делегацию в Царицын. Вскоре из штаба 10-й армии привезли газету «Правда», поместившую бюллетень о состоянии здоровья Владимира Ильича. Комиссар прочитал сообщение. Несколько минут длилось гнетущее молчание. Все словно оцепенели. Потом тишина взорвалась сотнями возмущенных голосов. Люди плакали, грозили сжатыми кулаками, потрясали оружием, сыпали проклятиями и успокоились лишь тогда, когда осознали, что Ильич жив, что Ильич будет жить.

Поэтому повсеместная именно такая реакция на ранение Ленина неудивительна. Желание - "немедленно и жестоко отомстить" заслонило все остальные чувства.
Это было той каплей, которая переполнила чашу терпения.
Что мы имеем на тот момент в России? То тут, то там зреют заговоры, то зреют восстания, то вспыхивают мятежи.
На того же Ленина устраиваются покушения.
Мальков Из книги "Записки коменданта Кремля"

Цитата:
1 (14) января 1918 года Владимир Ильич выступал на многолюдном митинге в Михайловском манеже.
...Едва все трое сели после митинга в машину и машина тронулась, как загремели выстрелы. Платтен, мужчина рослый, здоровый, схватил Владимира Ильича за плечи, пригнул к сиденью и закрыл собственным телом. Шофер дал полный газ, и машина умчалась. Никто из пассажиров, кроме Платтена, не пострадал, да и Платтен отделался легким ранением: пуля поцарапала ему руку. Но кузов машины был прострелен в нескольких местах.
Произошло это незадолго до открытия Учредительного собрания. Вот тут уж не посчитались с мнением Ильича и организовали надежную охрану, особенно когда Ильич поехал на заседание Учредительного собрания.
...Впрочем, даже после покушения Ленина как следует охраняли недолго, считанные дни. Потом он решительно запротестовал и настоял, чтобы охрану убрали. Опять Владимир Ильич ходил и ездил по Петрограду без охраны.

Покушавшихся, оказавшихся офицерами, задержали. Позже арестованные подали ходатайство об отправлении их на фронт. По просьбе Ленина, их ходатайство было удовлетворено.
Что еще произошло к этому времени? Убийство германского посла Мирбаха. Захват Дзержинского. Левоэсеровские мятежи в Ярославле и Муроме. Предательство главнокомандующего Муравьева. Высадка войск Антанты. Сбор контреволюционных армий на юге. Чехословацкий мятеж.
На местах творилось такое, что на упрек Мартова в "жестокости" Ленин ответил (и совершенно справедливо!!!!):

Цитата:
На следующий день в Таврическом докладывал т. Ленин. И когда он, полемизируя с Мартовым, по поводу нападок на нас за наши «жестокости», говорил: «Если в чем нас могут упрекнуть, так это в том, что мы недостаточно твердо расправляемся с нашими врагами»,— я понял причину опроса Лениным товарищей, приезжающих с мест, 6 том, как к линии поведения ЦК РКП относятся там.

И. С. Кожевников ТРИ ВСТРЕЧИ С т. ЛЕНИНЫМ

Гость (не проверено)

msveta писал(а):

Цитата:
Т.е. большевики объявили о "красном терроре" в сентябре 1918 года.
После ранения Ленина.

Добавлю - и после убийства М.С. Урицкого в Петрограде. Этим во многом объясняется жестокость петроградских чекистов и Г.Е. Зиновьева (на него, к слову, в тот же период тоже было совершено покушение, но неудачное).

sveta
Аватар пользователя sveta

Nslavnitski писал(а):

Цитата:
К созданию другого мифа приложили руку сами чекисты. В частности, М. Лацис писал:

Цитата:
"Мы истребляем ненужные классы людей. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал словом или делом против Советов. Первый вопрос - к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом - смысл и сущность красного террора".

Нынче эти слова приводят постоянно, подчеркивая, что террор был направлен против всех представителей определенного класса и что следствие не забивало себе голову выяснением причин и поиском доказательств.

Однако факты говорят о том, что в составе советских учреждений работали (причем зачастую в тяжелейших условиях) многие представители "прежних". Причем в начале к их помощи вовсе не стремились прибегать, но (тут надо отдать должное В.И. Ленину) быстро поняли, что для того, чтобы управлять государством (да и вообще заниматься повседневными делами), требуются знания и опыт, после чего в начале 1918 г. пошел процесс как изучения опыта и предложений дореволюционных лет, так и привлечения старых специалистов. Это все было проделано в максимально сжатые сроки, и к осени 1918 г. уже стало ясно, кто с советской властью, а кто нет. И под репрессии попали те, кто либо отказался сотрудничать (в том числе и т.н. "саботажники"), либо оказался не нужным.
Кроме того, террор коснулся и "пролетарских" класов: в числе заложников, освобожденных по амнистии 6 ноября 1918 г., были как крестьяне, так и рабочие.
То есть во главу угла были поставлены действия, а не принадлежность к классу. Хотя отдельные эксцессы имели место быть.

Даже не буду упоминать, что большинство верхушки большевиков, начиная с самого Ленина, были представителями "неугодного" класса.
У Ленина очень много работ посвящено привлечению буржуазных специалистов, включая знаменитое письмо с определением части интеллигенции, как г...
Приведу здесь цитату из Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 37
МАЛЕНЬКАЯ КАРТИНКА ДЛЯ ВЫЯСНЕНИЯ БОЛЬШИХ ВОПРОСОВ
именно потому, что Ленин здесь пишет ответ Лацису

Цитата:
Мы не можем построить коммунизма иначе, как из материалов, созданных капитализмом, иначе, как из того культурного аппарата, который взращен буржуазной обстановкой и поэтому неизбежно бывает пропитан — раз речь заходит о человеческом материале, как части культурного аппарата — буржуазной психологией. В этом трудность построения коммунистического общества, но в этом же гарантия возможности и успешности его построения. Тем и отличается марксизм от старого утопического социализма, что последний хотел строить новое общество не из тех массовых представителей человеческого материала, которые создаются кровавым, грязным, грабительским, лавочническим капитализмом, а из разведенных в особых парниках и теплицах особо добродетельных людей. Эта смешная мысль теперь всем смешна и всеми оставлена, но не все хотят или умеют продумать обратное учение марксизма, продумать, как это можно (и должно) строить коммунизм из массового человеческого материала, испорченного веками и тысячелетиями рабства, крепостничества, капитализма, мелкого раздробленного хозяйничанья, войной всех против всех из-за местечка на рынке, из-за более высокой цены за продукт или за труд.

...Политическое недоверие приводит к тому, что нельзя давать несоветским людям политически ответственных постов. Оно приводит к тому, что чрезвычайки внимательно следят за представителями классов, слоев или групп, тяготеющих к белогвардейщине. (При этом, в скобках будь сказано, вовсе не обязательно договариваться до таких нелепостей, которую написал в своем казанском журнале «Красный Террор»173 товарищ Лацис, один из лучших, испытанных коммунистов, который хотел сказать, что красный террор есть насильственное подавление эксплуататоров, пытающихся восстановить их господство, а вместо того написал на стр. 2 в №1 своего журнала: «не ищите (!!?) в деле обвинительных улик о том, восстал ли он против Совета оружием или словом».)

Политическое недоверие к представителям буржуазного аппарата законно и необходимо. Отказ использовать их для дела управления и строительства есть величайшая глупость, несущая величайший вред коммунизму.

Гость (не проверено)

Спасибо, очень интересный документ.
Приведу небольшую статью об отношении к старым специалистам, опубликованную в марте 1918 г. (когда с ними стали налаживать сотрудничество):
Кузьмин Н. Возвращаемся ли мы к старому? // Петроградская правда. № 62. 30 марта. С. 1.

Цитата:
В порядке дня государственного строительства поставлены вопросы организации Красной армии, организация производства и вообще налаживание всего аппарата управления Советской Республики.
Лихорадочная и спешная работа идет и в верхах, и в низах.
Все, кто хочет работать на благо и процветание рабочих и крестьян, в той или иной форме принимает участие в этом строительстве новых форм государственного управления.
Рабочие и даже часть крестьян, знакомые с применением машин в сельском хозяйстве, прекрасно понимают, что государство есть тоже очень сложная машина, требующая специальных знаний.
Поэтому в основу организации кладется непременное приглашение специалистов по всем отраслям управления.
Беда в том, что среди господствующих в данное время классов очень мало тех, кого можно назвать специалистами.
В силу этого приходится призывать к организации людей других классов. Эти люди, будучи хорошими знатоками своего дела, могу внести в работу навыки и привычки тех, кого только что рабоче-крестьянская революция смела от политической власти.
Мы отнюдь не думаем, что все, кто, как специалист, идет работать с нами, непременно контрреволюционер.
Нет. Но бытие определяет сознание. И их прошлое бытие, определив их сознание, помимо их воли и желания, будет и может толкать на такие шаги в деле организации нового строя, которые будут враждебны ему.
Чтобы предупредить это, мы специалистов ставим под строгий контроль, контроль суровый, и чем ярче и крупнее личность специалиста, тем суровее и внимательнее должен быть этот контроль.
Будут случаи и, вероятно, нередко, когда этим специалистам придется быть орудием угнетения лиц одного с ними класса, близким им по духовному облику и убеждениям.
Но это не наша вина, это вина проклятых общественных условий, которым мы объявили беспощадную войну.
Классовая борьба – не выдумка, а факт, которого не устранить никакими заклинаниями и протестами.
Мы отличаемся от всех других партий только тем, что неприятные, но неустранимые факты жизни признаем, и стараемся создать такие условия, при которых они не могут проявляться.
И по отношению к специалистам, которых мы привлекаем к работе, так как среди нас таковых очень мало, мы честны и откровенны.
Мы им говорим: мы строим государство, строим республику Советов, но всякое государство, даже рабоче-крестьянское, пока не умерла классовая борьба, пока существуют классы, есть организованное угнетение одного класса другим.
Наш аппарат строится затем, чтобы в интересах рабочих и крестьян сломить всякое сопротивление помещиков и капиталистов всех стран, но в первую голову своих.
Наш аппарат должен быть сильным и властным, крепким и гибким, чтобы наши классовые враги бросили всякую мысль о реванше внутри страны, чтобы они поняли, как понял наконец Богаевский, что «борьба с большевизмом была политической ошибкой и лишние жертвы с обеих сторон только вредны России».
Мы приглашаем специалистов работать на наших условиях, работать над укреплением того, что будет направлено против их друзей по классу и воспитанию. Но говорим это откровенно…
Мы открыто строим аппарат для беспощадной борьбы с помещиками и капиталистами, не боимся говорить об этом прямо и в упор тем, кого зовем помогать нам строить его.
Не боимся потому, что теперь государство будет защищать интересы огромного большинства населения, которое имеет право называть себя Россией.
Буржуазия же не смела этого говорить, она скрывала свои планы, так как она была меньшинством и права называть себя Россией не имела.
Рабочие и крестьяне теперь, находясь у власти, имеют отечество, они большинство страны, их интересы есть интересы всей нации, хотя они и противоречат интересам помещиков и капиталистов… Укрепляя положение рабочих и крестьян, мы укрепляем мощь всей России.
Для этого необходим хорошо работающий государственный механизм.
Нам нужны специалисты, мы их берем, но заранее ставим в такие условия, чтобы они служили только интересам крестьян и рабочих. Мы хотим употребить их знания и опытность на благо и процветание широких трудящихся масс.
Имея обязанности, они получат и права. Но расширить эти права мы им не дадим, но и употребить их на помощь буржуазии и во вред рабочим и крестьянам не позволим… Нам нужны техники, специалисты, инструктора, а не политические руководители.
Мы используем специальные знания приглашенных нами лиц, а политического руководства мы никому из чуждых классов не дадим.

sveta
Аватар пользователя sveta

Просьба уточнить дату последней статьи, я поняла что это 1918 год,
но не поняла это январь или все-таки март ;)

Гость (не проверено)

msveta писал(а):

Цитата:
Просьба уточнить дату последней статьи, я поняла что это 1918 год,
но не поняла это январь или все-таки март ;)

Март, конечно, это я неправильно указал во вступлении, ошибочка вышла.

Критик
Аватар пользователя Критик

Решил внести скромную лепту, взял знаменитый Ярославский мятеж, и был тут же похоронен под ворохом материалов. Как не крути, а кратко не получится, хотя буду стараться.
Говоря о красном или белом терроре, большинство авторов все таки имеют ввиду, не столько «официальный террор уполномоченных органов власти», сколько действия той или противоборствующей стороны в целом.

Итак, Ярославский мятеж. Для того что бы была понятна логика событий, придется начать описывать подготовку и мятеж в целом. Потом перейдем к последствиям мятежа, и так как трактуют мятеж отдельные авторы и СМИ. Синий текст, это цитаты из исторических источников. Начнем-с.

В марте 1918 года Савинков прибывает в Москву.

…я разыскал тайную монархическую организацию, объединившую человек 800 офицеров, главным образом гвардейских и гренадерских полков. Она возглавлялась несколькими видными общественными деятелями и ставила себе целью подготовить вооруженное восстание в столице. Программа ее не совпадала с программой "Донского гражданского совета". Московская организация определенно отмежевывалась от демократии и мечтала о конституционной монархии в России. Кроме того, впоследствии некоторые из руководителей ее, ослепленные кажущимися успехами немцев во Франции, изменили союзникам и стали доказывать необходимость соглашения с немецким послом в Москве графом Мирбахом. К чести русского офицерства нужно сказать, что эти заигрывания с врагом привели к расколу организации, ибо среди зарегистрированных 800 офицеров едва ли нашлось 60 человек, которые согласились пойти по германофильской дороге.
Ознакомившись с программой и целями указанной выше организации, я решил положить начало тайному обществу для борьбы против большевиков по программе "Донского гражданского совета". Я снова напомню ее. Она заключала четыре пункта: отечество, верность союзникам. Учредительное собрание, земля народу. Я нашел неоцененного Помощника в лице полковника артиллерии Перхурова. Мы начали с ним с того, что отыскали в Москве и объединили всех офицеров и юнкеров, прибывших с Дона и отрезанных, как и я, от Добровольческой армии. Из этого первоначального немногочисленного ядра образовался впоследствии "Союз защиты Родины и свободы"….

….К концу мая мы насчитывали в Москве и в 34 провинциальных городах России до 5500 человек, сформированных по этому образцу, пехоты, артиллерии, кавалерии и саперов. Одновременно с этим наша контрразведка обслуживала германское посольство, Совет Народных Комиссаров, Совет рабочих и солдатских депутатов, Чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией, большевистский штаб и другие подобные учреждения. Ежедневно мы имели сводку сведений о передвижениях немецких и большевистских войск и о мерах, принимаемых Троцким, Лениным и К-о. Кроме того, мы имели своих агентов на Украине, т. е. в местностях, занятых немецкими войсками…..

….В июне был выработан окончательный план вооруженного выступления.
- Предполагалось в Москве убить Ленина и Троцкого, и для этой цели было установлено за ними обоими наблюдение. Одно время оно давало блестящие результаты. Одно время я беседовал с Лениным через третье лицо, бывавшее у него. Ленин расспрашивал это третье лицо о "Союзе" и обо мне, и я отвечал ему и расспрашивал его об его планах. Не знаю, был ли он так же осторожен в своих ответах, как и я в своих.
Одновременно с уничтожением Ленина и Троцкого предполагалось выступить в Рыбинске и Ярославле, чтобы отрезать Москву от Архангельска, где должен был происходить союзный десант.
Согласно этого плана, союзники, высадившись в Архангельске, могли бы без труда занять Вологду и, опираясь на взятый нами Ярославль, угрожать Москве. Кроме Рыбинска и Ярославля, предполагалось также завладеть Муромом (Владимирской губернии), где была большевистская ставка, и, если возможно, Владимиром на востоке от Москвы и Калугой на юге. Предполагалось также выступить и в Казани. Таким образом, нанеся удар в Москве, предполагалось окружить столицу восставшими городами и, пользуясь поддержкой союзников на севере и чехословаков, взявших только что Самару, на Волге, поставить большевиков в затруднительное в военном смысле положение….

Здесь я сделаю небольшое отступление. В мае, в Москве,

…. выяснилось, что арестовано в Молочном переулке и в других местах в городе до 100 членов "Союза", но выяснилось также, что не арестован ни один из начальников отделов. Полковник Перхуров, Дикгоф-Деренталь, доктор Григорьев, полковник Бреде и другие были целы и невредимы. Это давало полную возможность продолжать дело.
На другой день в большевистских газетах появилось официальное сообщение о том, что "гидра контрреволюции" раздавлена. Появилось также описание моей наружности. Это описание почему-то было перепечатано некоторыми, хотя и не большевистскими, но крайними левыми газетами. После этого Флегонт Клепиков, никогда не покидавший меня, стал носить револьвер не в кармане, а в рукаве, чтобы в случае нужды было удобнее отстреливаться от большевиков. Ему не пришлось стрелять, хотя однажды мы встретились лицом к лицу с комиссаром народного просвещения Луначарским и в другой раз с комиссаром финансов Менжинским. В обоих случаях не мы, а комиссары поспешили скрыться; уклоняясь от каких-либо мер по отношению к нам.
Опасности в таких встречах не было. Полиция на улицах почти, отсутствовала, а сами комиссары, разумеется, никогда не могли бы решиться попытаться нас задержать. (1)

Обратим внимание, на беспечность власти. И это при том, что по словам Савинкова

Когда я говорю, что мы жили спокойно, это не надо понимать в буквальном смысле слова. Я помню, как однажды я и Флегонт Клепиков были окружены матросами, и как нам пришлось проходить мимо часовых, и как Флегонт Клепиков остановился и попросил у одного из них огня, чтобы закурить папиросу. Я помню, как в другой раз в дом, в котором мы жили, пришли большевики делать обыск и как я и Флегонт Клепиков спустились в нижний этаж, в чужую квартиру, и в этой чужой квартире, где нас приняли как друзей, ожидали прихода большевиков. Я помню также, как ночью на улице меня и Флегонта Клепикова остановили пятеро вооруженных красногвардейцев "потребовали оружие, и как мы стреляли, и как двое большевиков упало. (1)

Итак, главный террорист всех времен и народов, спокойно общается с Лениным через третье лицо, и встречается лицом к лицу, с Менжинским и Луначарским. Причем министры, на всякий случай поспешают скрыться. Обратим внимание на этот момент, потому что мы еще к нему вернемся.

Говоря о подготовке в к восстанию, хочется обратить внимание на еще один момент. Это финансирование.

Полковник Перхуров

Отсутствие денежных средств до крайности затрудняло работу, так как многие из согласившихся вступить в организацию уезжали из Москвы, не имея возможности прокормиться за свой счет.
Лично мне неоднократно приходилось ночевать на вокзале, так как постоянной квартиры у меня не было, а устройство в гостиницах встречало много затруднений. …

…В апреле дело несколько улучшилось, Савинкову удалось получить откуда то первую денежную субсидию, при помощи которой явилась возможность нанять квартиру и в ней вполне легально, через врача Григорьева, открыть лечебницу для приходящих больных….

….в этот период завязались отношения с представителями союзных миссий.
Переговоры с ними велись преимущественно Дикроф-Деренталем и иногда Савинковым.
Союзников сильно интересовала возможность возникновения каких-то сил, могущих действовать против немцев со стороны России тем самым удержать на этом фронте возможно большее количество немецких сил, которые могли бы быть при других условиях переброшены на Западный фронт и тем затруднить конечный результат войны.
Со своей стороны союзники предлагали помощь, о виде и характере которой и шли переговоры…

…В июне переговоры с союзниками приняли такой характер: союзники обещали не только денежную помощь, но и помощь войсками, оружием, и техническими средствами. Помощь эта не могла быть большой и должна была явиться через Архангельск…. (2)

Полковник К. Гоппер

… я собрался было прежде всего поехать в Москву, но неожиданно приятно был поражен, встретив в Ярославле на бульваре д-ра Григорьева вместе с капитаном Скраббе, бывшим начальником хозяйственной части 2-го Латышского Стрелкового полка, который еще летом 1917 года так энергично боролся с большевистскими ораторами на собраниях полковых комитетов. От них я узнал много новостей, еще более поразивших меня, которые в общем сводились к следующему: Союз за последние месяцы сильно вырос, преимущественно за счет провинциальных городов. Чудодейственную силу оказали также средства, полученные Савинковым в достаточном количестве. По словам Н.С., в союзе в настоящее время числилось до 3000 организованных офицеров. Я этим цифрам особенно не верил, так как Москва меня уже научила, что далеко не все, числящиеся на бумаге, могут считаться за настоящую боевую силу, а точной проверки, особенно в провинции, конечно, никто не производил. (3)

В дальнейшем, после подавления мятежа, во время допросов были получены показания о получении денег за участие

Я, нижеподписавшийся, прапорщик Никитин Виктор Васильевич, участвовал в отряде поручика Соколова рядовым бойцом, между мельницей Вахромеева и Американским мостом, получил авансом 100 рублей…. (4)

Числа 3–4 июля в Калуге на улице я встретил Ивана Плотицкого, который предложил мне поехать в Ярославль, говоря, что на днях там должно быть восстание. Я согласился и получил от него же 750 рублей…. (5)

Теперь перейдем непосредственно к мятежу.

Перхуров.

От Савинкова я получил уведомление (он сам приезжал в Ярославль за 5-7 дней до выступления), что он посылает ко мне более двухсот человек из московской военной организации и подтверждает необходимость выступления в ночь с 4-5июля.
На мой вопрос «сколько времени надо удерживать город до подхода подкрепления и присылки артиллерии и снарядов из Рыбинска?» он ответил, что союзники категорически обещали не позже как через 4 дня после начала восстания высадить десант в Архангельске и двинуть его через Вологду на Ярославль (потрясающий оптимизм, особенно если посмотреть на карту. прим.-Критика). Из Рыбинска помощь будет выдвинута немедленно. Условия для выступления в Рыбинске вполне благоприятные и несравненно лучше Ярославских. ….
Примерно с 1 июля в Ярославль стали прибывать члены московской организации.
Прибыло их до 4 июля не более десяти человек.(2)

Полковник Гоппер

Днем выступления было определено 5-ое июля. Накануне этого дня еще раз собрался наш штаб в номерах, в комнате Перхурова для окончательного принятия плана и выяснения могущих встретиться вопросов и недоразумений. При окончательном подсчете наших сил для начала выступления выяснилось, что имеется всего 300, вместо ожидаемых 400 офицеров, т.к. не все ожидаемые прибыли. Приехало 30 чел. калужцев, 12 чел. костромичей и только около 50 чел. москвичей.(3)

Прибытие офицеров не осталось незамеченным, так же как и вся подготовка к мятежу. Например губернский комиссар финансов Г.И. Петровичев пишет, что Месяца за два до мятежа от некоторых товарищей приходилось слышать о появлении в гор. Ярославле приезжих офицеров, и чем ближе к мятежу, тем эти сведения стали появляться чаще и тревожней и уже говорили о численности. Некоторые товарищи говорили, что очень много офицеров бывает на бульваре и что начинают держать себя вызывающе, даже нацепляют значки былого царского времени.(6)

Вспомним встречи разыскиваемого Савинкова с Луначарским, и Менжинским. Аналогичное происходит и в Ярославле. В городе собираются приезжающие офицеры, нацепляют значки царского времени, ведут себя вызывающе. А у кровожадной советской власти, появляется лишь ощущение смутного беспокойства. Снова обратим внимание на этот эпизод, потому то в самом конце мы еще вернемся к этой теме.

Ход восстания опустим. Отметим что бои шли с 2 по 21 июля, мятеж не был поддержан населением, город постоянно подвергался непрерывным артиллерийским обстрелам, подвергся значительным разрушениям, что были расстреляны представители советской власти, арестованы 200 чел., и из них 109 чел. были доставлены на баржу, стоявшую посреди реки Волги, и обречены на голод и мучения.

Попробуем оценить численность восставших, и не будем забывать, что население Ярославля ориентировочно 190 тыс. чел..

Перхуров.

На фронте оставалось фактических бойцов не более 600 человек, так как вследствие окружения города советскими войсками подход каких бы то ни было подкреплений прекратился.
Убыль от раненных пополнялась только добровольцами города, которые продолжали понемногу прибывать. Наблюдались случаи, что люди получившие оружие, уходили по квартирам, обезличивая участки.*(2)

• Думаю, что такое поведение «добровольцев» связано с тем, что поступив на службу, они получали денежное довольствие и это и явилось причиной их «деятельного участия» в мятеже. (8).

Полковник Гоппер. Тут материала побольше, можно кое что проследить.

…Наше положение, хотя в данный момент и критическое, мы все-таки не считали плохим по следующим соображениям: 1) жители ликовали, с самого утра целые толпы осаждали наш штаб с целью записаться в организующиеся отряды, и можно было надеяться составить из них довольно солидную силу; 2) в течение дня мы ожидали прибытия 700—800 рабочих; 3) можно было рассчитывать на помощь из Рыбинска; 4) большевикам неоткуда было ждать скорой помощи, так как дорогу на Петроград заграждал Рыбинск; дорогу на Москву взялись испортить железнодорожники, взорвав мост в районе Ростова; из Костромы они ничего не могли взять, т.к. могли ожидать восстания и там. Не могли также и предполагать, чтобы они могли что-либо снять с чешского фронта и привезти по Вологодской железной дороге. Поэтому первый, второй и отчасти третий дни восстания были наполнены радостными надеждами. Но уже вечером первого дня нас постигло первое огорчение: рабочие не явились, но надежда на них еще не была потеряна, т.к. мы узнали, что между ними все еще продолжаются совещания и прения, но зато прибыло с утра 80 человек железнодорожников. Прибывшие ждали до вечера и, увидя, что товарищи не приходят, стали постепенно исчезать, а вечером ушли все….

….Мы отправили агитаторов в две ближайшие волости, которые всех навербованных должны были направлять в село Яковлевское, в распоряжение назначенного туда офицера. Эта мера начала приносить уже результаты, т.к. дня через 2—3 снова в Яковлевском собралось человек 200—300 крестьян, для которых уже начали отправлять туда оружие. Но тут случился совершенно неожиданный налет красных со стороны Вологды, о котором скажу ниже. Чтобы не возвращаться больше к вопросу о попытках организовать крестьян, отмечу только, что все попытки в этом отношении не увенчались успехом, несмотря на настроение крестьян, бывшее в нашу пользу. Для этого необходимо было более продолжительное время и спокойствие. Сделать же это почти под выстрелами и наспех — дело невозможное….

….Первые дни я лично был занят этим формированием, но ни разу не удалось сформировать более 50 человек, как поступали с фронта такие категорические требования о присылке поддержки, что нельзя было отказать. Это объяснялось двойного рода причинами: среди добровольцев было много элементов, ни разу не нюхавших пороху, которые уже простой артиллерийский обстрел принимали за наступление и поэтому страшно грешили в своих донесениях. Главная причина состояла в том, что большинство явившихся на регистрацию, очевидно, полагали, что переворот уже кончен, но, когда увидели, что приходится еще драться, постепенно исчезали по своим домам, вместе с оружием, и уследить за ними в уличных боях не было ни малейшей возможности. Вместе с подчиненными исчезали иногда и начальники застав и десятков, обнажая таким образом целые улицы и кварталы. Вот на затычку таких дырок и уходили положительно все силы, какие только удалось сформировать….

…На участках были составлены списки, сделаны соответствующие подразделения, организованы смены, начальники участков наделены правами командиров полков — все это сразу придало стойкость нашему фронту, и штаб только с этого времени начал иметь возможность сколько-нибудь учитывать наши собственные силы. На 6 или 7 день восстания у нас на всем фронте под ружьем было около 700 штыков, что сравнительно с числом выданного оружия было очень немного, так как зарегистрировано и отправлено на фронт было более 2000 человек….(3)

Телеграмма командующего Ярославским районом А.И. Геккера руководителю комиссии совнаркома по ревизии военного хозяйства и местных советских учреждений на севере России М.С. Кедрову о ликвидации Ярославвского восстания

23.07.1918
Копия Архангельск Губисполком
Копия Петрозаводск Губисполком
Вне очереди
Архангельск поезд Кедрова
Копия Архангельск Окрвоенком
Ярославль ликвидирован, белые разоружены, штаб белых захвачен целиком, кроме полковника Перхурова, который бежал дней семь тому назад из Ярославля. Штаб белых передан полевому трибуналу. Власть в городе передана мною революционному комитету и окружному комиссару Аркадьеву. Город сильно пострадал. Советская власть во всей губернии прочно установлена. В городе начала работать чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, прибывшая из Москвы во главе с [нрзб.]. Теперь выясняется, что белых было около двух с половиной тысяч. Списки таковых в наших руках, аресты производятся. Я получил из Москвы указание ввиду ликвидации ехать к месту своей службы, упрочив проездом положение в Вологде. Двадцать четвертого днем буду в Архангельске.
ГЕККЕР
ГА РФ. Ф. 9431. Оп. 1. Д. 278. Л. 418—421. Подлинник.

Критик
Аватар пользователя Критик

Коснемся еще одного действующего лица, а именно немецкого лейтенанта Балка, из Германской комиссии по репатриации военнопленных.

Так как военный успех не сопутствовал Северной армии и так как соотношение сил с каждым днем менялось в пользу осаждавших город частей Красной армии, то штаб мятежников стал в корне менять свое отношение к военнопленным лагеря. 16 июля руководитель комиссии был выпущен на свободу, были учтены некоторые неотложные пожелания лагеря в части продснабжения и снабжения другим необходимым для жизни. Одновременно штаб мятежников обратился к немецкой комиссии с просьбой предоставить в его распоряжение около 250 добровольцев из числа военнопленных, которые стали бы воевать против Красной армии на тех же условиях довольствия, что и остальные части мятежников, т.е. под началом этого штаба.
Поскольку военнопленные все еще находились во власти мятежников и с этой стороны на основании своего богатого опыта могли опасаться самого худшего, то мятежникам не было дано окончательного ответа или однозначного отказа. Прежде всего, лагерь испросил у штаба достаточное количество продовольствия, для того чтобы люди могли хоть как-то восстановиться физически. Для этого потребовалось бы примерно 5-10 дней.
20 июля штаб восставших предложил заявить о своей готовности сдаться немецкой комиссии. Так как штаб еще 8 июля официально заявил комиссии, что Северная армия находится в состоянии войны с Германией, руководитель немецкой комиссии, как старший по воинскому званию среди подданых Германии в лагере, счел себя вправе и даже вынужденным принять такую сдачу в плен. Тактическое и военное разоружение и пленение противника после тщательного обсуждения было возложено на лейтенанта Мюллера. По окончании всех военных приготовлений штабу было заявлено, что немецкая комиссия принимает факт сложения оружия. 21 июля в 2 часа утра штаб заявил о своей сдаче в плен немецкой комиссии, после чего началось его разоружение.
До сих пор не представлялось возможным связаться с Красной армией. Было также, по меньшей мере, сомнительным, признают ли и выполнят ли подчиненные штабу части саму операцию сдачи оружия. Кроме того, не было четкого представления и о настроениях среди населения города. Поэтому комиссия должна была взвесить все возможные варианты и быть готовой к любым неожиданностям, а также предусмотреть вероятность того, что в последующем русская советская власть города сделает комиссии упрек в некоторой формальной некорректности.
Немецкая комиссия ни одной минуты не планировала занять в Ярославле какие-либо объекты или иным образом пойти на политические акции. В продолжение нескольких часов, начиная со сдачи мятежного штаба в плен и до вступления в город частей Красной армии, город фактически находился в руках немецкой комиссии – такое положение оказалось просто неизбежным в возникших конкретных условиях. Со стороны самих советских властей были даже просьбы о целесообразности временной передачи исполнительной власти в городе в руки немецкой комиссии.
Подобные просьбы поступали с различных сторон, в частности, от представителей граждан города, предложивших немецкой комиссии наличность своей городской кассы в размере 60 миллионов рублей на том основании, что в руках немецкой комиссии эти деньги будут в наибольшей сохранности. В течение второй половины дня город постепенно переходил в руки советской власти. Вечером по требованию штаба Красной армии все отбитое у мятежников оружие и сам плененный штаб Ярославского отделения Северной Добровольческой армии были переданы Красной армии. 1500 немецких пленных были оставлены пока в черте города в здании театра. Необходимо в наиболее короткий срок отправить их на родину после всего перенесенного ими здесь. (9)

Поскольку мятежники выступали на стороне Антанты, то официально они находились в состоянии войны с Германией. Вооружив пленных немцев, часть мятежников сдались им в плен. Этот также отмечено в воспоминаниях председателя РВК И. Миронова.

Мы оказались перед новым фактом — белые сдали власть находящимся в Ярославле в концентрационном лагере пленным немцам, которые в лице офицерства пытались с нами разговаривать от имени «победившей Германии». Однако через несколько часов немцам пришлось сложить оружие и отправиться в погруженных эшелонах из Ярославля на Оршу. (12)

и Петровичева (6)

Встретив Главнокомандующего Гузарского я спросил насчет положения дел. Он ответил, что одно дело сделано, белогвардейцы разбиты, но появилось другое: белые сдались не нам, а немецким военнопленным, предварительно объявив войну Германии, и город находится в руках военнопленных; придется дело улаживать в Москве с их послом; хотя мы ведем переговоры и здесь с Начальником их отряда.

Итак, подведем краткий итог. Согласно воспоминаниям Гоппера, общая численность людей которая зарегистрировалась была в районе двух -двух с половиной тысяч человек. Непосредственно принимали участие в боях 600-700 человек.
1. Часть мятежников во главе с полковником Перхуровом (50 чел) вырвалась из города, под предлогом поднятия крестьян в окрестностях.
2. Группа полковника Гоппера прорвалась накануне сдачи.
3. Часть разбрелась и попряталась в окрестностях.
4. Часть осталась в штабе
5. Часть сдалась германской комиссии как военнопленные.

При занятии города

Красная книга ВЧК

Для расследования дел о мятеже в Ярославле была образована особоследственная комиссия.
Путем тщательных допросов и всестороннего расследования комиссия выделила из массы арестованных 350 человек, в большинстве бывших офицеров, контрреволюционеров и белогвардейцев.
Расследование доказало, что все эти лица являлись активными участниками и организаторами мятежа. Они стояли во главе заговора и имели связь с чехословаками.
Вся эта банда в количестве 350 человек по постановлению комиссии расстреляна.
Но еще до этого, вскоре после занятия города и задержания в театре вожаков мятежа, в состав которых входили почти исключительно бывшие офицеры, 57 человек было расстреляно на месте.
Сами главари – полковник Перхуров, а за ним и генерал Карпов и капитан Альшамовский – скрылись бегством, удрав на пароходе вверх по Волге….

…Долнительное следствие, произведенное Ярославской губернской чрезвычайной комиссией, дало материал для привлечения к ответственности 65 лиц.
Из них, сообразно роли каждого из них в ярославском восстании, приговорены:

К расстрелу:

Фамилии опущены мной, в списке 10 чел. (прим. Критик)

К концентрационному лагерю на разные сроки:

Фамилии опущены мной, в списке 21 чел. (прим. Критик)

Высланы из пределов Ярославля под надзор:

1 чел.

Применена амнистия:

Фамилии опущены мной, в списке 5 чел. (прим. Критик)

Освобождены как несовершеннолетние:

Фамилии опущены мной, в списке 4 чел. (прим. Критик)
.
Все остальные за недоказанностью обвинения освобождены. (11)

Петровичев

В середине второй половины мятежа специально для борьбы с контрреволюционными элементами приехал из Москвы т. Аронов, который уже при сдаче ему задержанного требовал обязательно давать письменные пояснения о причине задержки. Такое требование обуславливалось уже упорядочиванием этого дела вообще и увеличением случаев задержек, т.е., с одной стороны, лицо, задержавшее человека, несло документальную ответственность, а с другой, вследствие накопления дел и уже более тщательного их расследования, чем в штабе, заставляло производить следствие или выяснение дела на момент сдачи задержанного, а не впоследствии. Т. Аронов, на мой взгляд, представлял человека энергичного, твердого, настойчивого, с революционным опытом. В деле борьбы с контрреволюционными элементами он внес до известной степени планомерность и порядок: во-первых, он внес известную квалификацию в состав преступлений и распределение в отношении спешности разбора, во-вторых, от него ни один задержанный не уходил без рассмотрения, не было случаев побега. Он же судил и взятый в плен белогвардейский штаб последнего состава....

...Конец 21 июля и утро 22 июля были заняты более работой по ликвидации. Стали прибывать из города пленные белогвардейцы. В числе последних был и белогвардейский штаб последнего состава. Их привели рано утром 22 числа. Ночь была дождливая, и было еще темно. Всматриваясь в их лица, мне показались почти все людьми незнакомыми, но, правда, было очень темно и некоторые сами старались скрыть свои лица, так что мной могли быть и не замечены, к тому же и давно прибывших людей я мог не заметить в городе, постоянно занятый делами и имея очень ограниченный район своего посещения.

Из воспоминания очевидцев

21 июля утром часов 7—8 слышу из подвала крик: «Выходи все мужчины на улицу». Ну, думаю, не отвертелся. Когда вышел на двор, то увидел уже другую картину, нет тех солдат, что с георгиевскими тряпками, а на дворе солдаты стоят в числе 8—9 человек с красным флагом. Тогда я понял, что победа за нами. Солдаты нас посылают идти на Всполье, но кроме женщин. Мы, конечно, пошли. Идем по Рождественке, а там стоит цепь солдат по обе стороны, лица у них измученные, но веселые. Везде дымятся обгорелые бревна и валяется трупы солдат и вольных, картина еще ужаснее.

Придя на вокзал, нас разместили по баракам.

На другой день повели нас в сад к столу для регистрации. Когда подходили к столу, то спрашивали, где я находился в это время, т.е. с 6 до 22 июля 1918 и не знает ли кого из присутствующих учасников мятежа. Я, конечно, сказал, где был, и мне выдали удостоверение, которое хранится у меня по сие время. Но удостоверения выдавали не всем. Кто был подозрительнен, того отправляли на ж.д. насыпь для разплаты. После этого нас распустили по домам, иду обратно домой, а там нас и не ждали живым, думали, что нас погнали на разстрел.

Вот эту картину, которую я описал, не забуду до самой смерти, и где сойдемся на работе, сейчас и вспоминаем эти кровавые дни.

Смерть палачам

Да здраствует всемирная революция!!!

И. КОСТЫЛЕВ (12)

Допрос участницы восстания Б.Н. Барковской в Московской ЧК 25.07.1918

Первый раз увидели Гузарского при перекличке пленных в театре, когда он был очень резок и очень бросался в глаза, действовал как диктатор, не считаясь ни с кем, даже с присутствующим лейтенантом Балком, на которого все время прикрикивал. Первый раз заговорила с ним на платформе, прося разрешения напиться, так как целый день нам не давали воды. Потом видела его и разговаривала с ним на допросе, где искренно все ему рассказала. Допрос происходил в вагоне верстах в 3-х от города или, вернее, станции, против Карзинкинской фабрики. Допрашивали очень коротко, в начале допроса присутствовал летчик и с ним еще какой-то военный. Всех допрашивали 2 1/2 часа, всего 73 человек, из которых осталось 18 человек, из которых было 3 женщины, остальные тут же у вагона были расстреляны.

Телеграмма командующего южным Ярославским фронтом Ю.С. Гузарского со сводкой о положении в Ярославле к 21 часам 21 июля и о расстреле штаба восставших

22.07.1918

Из Всполье № 645
22/7 4-00
22/7

Москва Зав. Оперод Аралову Пречистенка 37 копия Москва Наркомвоен Троцкому Лесной 2 Москва Военком Округа Муралову Пречистенка 7
Сведения 21 час. в Ярославле все спокойно, расстреляно 41 чел., штаб белогвардейцев, а среди них Гудим и Левкович в наших руках. Опустошения произведены в городе средние.

ГУЗАРСКИЙ

РГВА. Ф. 1. Оп. 3. Д. 86. Л. 43. Подлинник.

Штабс-капитан Н.Н. Вологодский

От 200 человек, числящихся на моем участке ко дню сдачи, оставалось не более 30 человек. Из гордости я решил не избегать правосудия и добровольно дал себя арестовать. На допросе Ярославской чрезвычайной следственной комиссии я во всем бы добровольно сознался, если бы не грубое отношение ко мне председателя комиссии т. Григорьева, вынуждавшего давать показания под угрозой, вследствие этого я отдал ложные показания, которые теперь прошу считать недействительными. Ярославской чрезвычайной комиссией я был приговорен к расстрелу 12 августа нового стиля 1918 г., но в самый момент расстрела в ночь на 14 августа бежал с места расстрела…

Также имеются списки расстрелянных, датированные серединой-второй половиной августа. Источник: сайт, Фонд демократия Александра Яковлева.

Попробуем суммировать изложенное. Из приблизительно двух-двух с половиной тысяч участников:

1. После подавления мятежа, те кто был захвачен непосредственно в штабе были сразу расстреляны. Это количество варьируется от 41 до 57 человек.
2. 350 человек были выданы германской миссией, в отношении их было проведено тщательное расследование и вынесен приговор. Расстреляны они были в середине-конце августа.
3. Оставшаяся часть мятежников была либо расстреляна, либо приговорена к другим наказаниям, либо амнистирована, либо отпущена.

Общее число расстрелянных приблизительно 400 чел.

Теперь перейдем к описанию и трактовке этих событий историками и СМИ.

Мельгунов «Красный террор»

"Председатель Германской Комиссии (действовавшей на основании Брестскаго договора), лейтенант Балк приказом за No. 4, 21-го июля 1918 г., объявлял гражданскому населению города Ярославля, что ярославский отряд Северной Добровольческой Армии сдался вышеозначенной Германской Комиссии. Сдавшиеся были выданы большевицкой власти и в первую очередь 428 из них были расстреляны. По моей картотеке насчиталось за это время в тех же территориальных пределах 5004 карточки расстрелянных. Мои данные,, как я говорил, случайны и неполны; это преимущественно то, что опубликовывалось в газетах и только в тех газетах, которыя я мог достать"

Черная книга коммунизма

В действительности же, как свидетельствует внимательное изучение донесений ВЧК о восстаниях лета 1918 года, только мятежи в Ярославле, Рыбинске и Муроме, организованные «Союзом защиты родины и свободы» под руководством эсера Бориса Савинкова, да еще восстание рабочих Ижевского оружейного завода, подготовленное местными меньшевиками и эсерами, были, по-видимому, спланированы заранее. Все же другие восстания были стихийными и вызывались сопротивлением крестьянской массы реквизициям и насильственной мобилизации.
Войскам Красной Армии и отрядам чекистов хватило нескольких дней для подавления всех этих восстаний, и только в Ярославле восставшие смогли продержаться две недели. После падения города Дзержинский направил туда специальную следственную комиссию, которая за пять дней, с 24 по 28 июля, расстреляла 428 человек

С.Волков Из книги "Белое движение в Россиии: организационная структура"

Антибольшевистское восстание, подготовленное Союзом защиты Родины и свободы . В Ярославле после демобилизации скопилось много офицеров из штабов и управлений 12-й армии, которые вместе с прибывшими членами «Союза» и рядом офицеров, служивших в местных частях Красной Армии составили главную силу восстания под руководством полковников А.П. Перхурова и К. Г. Гоппера и ген. П.П. Карпова. Сюда же с начала июня стали прибывать группы офицеров-членов организации (около 300). 6 июля 105 офицеров во главе с Перхуровым захватили арсенал. Всего в Ярославле сражалось около 1,5 тыс. офицеров и около 6 тыс. добровольцев. Большевики, подтянув несколько бронепоездов, уже вечером 7 июля начали штурм. С их стороны в боях участвовали латышские полки, китайские, венгерские и другие «интернациональные» отряды. Не получив ниоткуда помощи, Ярославль, превращенный латышской артиллерией в груду развалин (из 7618 домов полностью сгорело 2147 и столько же получили повреждения), 21 июля пал, и большинство его защитников погибло. Полк. Перхурову с несколькими десятками офицеров удалось на катере прорваться и позже вступить в армию адм. Колчака. Накануне падения города небольшой части повстанцев удалось прорваться через Романовскую заставу и укрыться в деревнях. Часть офицеров — около 500, сдавшаяся представителю германской миссии (восставшие провозгласили отмену Брестского мира и возобновление войны с Германией), была расстреляна в первый же день, позже — все остальные оставшиеся в живых участники восстания.

И. Бунич «Золото партии»

"После подавления первого крупного восстания крестьян Ярославской губернии, чудом уцелевшие от бойни сдались немцам, имевшим свои комендатуры во всех губерниях "Советской России". Эти комендатуры назывались Германскими Комиссиями, и были созданы в рамках секретных протоколов к Брестскому договору Председатель Германской Комиссии в Ярославской губернии немецкий лейтенант Балк приказом от 21 июля 1918 года (No 4) объявил гражданскому населению города Ярославля, что отряд Северной добровольческой крестьянской армии сдался Германской Комиссии. Сдавшиеся были выданы большевистской власти. Все выданные - 428 человек - были немедленно расстреляны на глазах у немцев. Лейтенант Балк с чисто немецкой педантичностью вел картотеку лиц, проходивших через его комендатуру, выдаваемых большевикам и немедленно расстреливаемых. На основании картотеки он докладывал своему командованию, что большевики свято выполняют все обязательства перед Германией. К моменту эвакуации Комиссии (комендатуры) из Ярославской губернии у лейтенанта Балка имелась картотека на 50247 расстрелянных с марта по ноябрь 1918 года. Причем именно тех, кто имел глупость искать защиты у германского командования!"

В.Ж. Цветков Ярославское восстание

Оставшиеся в Ярославле бойцы 21 июля сдались «Германской комиссии военнопленных № 4». Хотя ее председатель лейтенант Балк заверил сдавшихся повстанцев, что комиссия займет позицию «вооруженного нейтралитета» и не выдаст их большевикам, на следующий же день передал всех советским властям.

Тут же началась расправа над повстанцами. По оценке С.П. Мельгунова, практически без суда было расстреляно 428 человек, в большинстве своем местные офицеры, студенты, кадеты и лицеисты. Если присоединить к ним прорвавшихся из окружения (около 100 человек) и погибших на позициях во время обороны (около 600), то получится, что почти все участники восстания были убиты (сколько же было убито во время беспощадных самосудов в первые часы после сдачи – не известно).

Википедия

20-м числам июля восставшим стало ясно — далее сопротивляться нечем. Боеприпасы, равно как и силы восставших, были на исходе. Руководство повстанцев приняло решение о прекращении сопротивления. Но сдаться решили не красным войскам, а «Германской комиссии военнопленных № 4» во главе с лейтенантом К. Балком, интернированной с начала восстания в городском театре.

21 июля оставшиеся в Ярославле бойцы сдались германской комиссии. Хотя её председатель лейтенант Балк заверил сдавшихся повстанцев, что комиссия займет позицию «вооруженного нейтралитета» и не выдаст их большевикам, почти сразу он передал всех большевикам, которые их немедленно расстреляли.

И под конец хотелось бы отметить следующий момент. Мы помним, как вольготно чувствовал себя в Москве разыскиваемый Савинков, и как вызывающе вели себя приезжающие в Ярославль офицеры. Своего рода первый звонок о конце офицерской вольницы и игр в заговорщиков, описан у Петровичева

Однажды, выходя из штаба, вижу кучу красноармейцев, понукают какого-то человека, заставляя идти вперед к штабу. Человек этот был высокого роста, в простом штатском картузе, в толстой холщовой рубашке, на которой ни ремня, ни пояса не было, какие были брюки, не помню, кажется, черные, в простых русских сапогах. Человек этот повторял на понукание красноармейцев, что он солдат. Провели его в вагон. Я пошел посмотреть и вижу — точно бы полковник Лебедев, быв. нач. гарнизона Ярославля при Керенском, но все же сомневался, т.к. черты лица его сильно изменились или же лицо сильно было покрыто пылью и оттого выявился иной вид. Я решил понять, спрашиваю: «Полковник Лебедев, Вы». «Я», — отвечает он. Красноармейцы, видя с его стороны обман, немедленно вывели его из вагона и тут же расстреляли. Все это произошло так быстро, что я не успел ни сам остановить, ни штабу об этом сказать, чтобы узнать от него, как и с какой целью он попал в линию красноармейцев и каково положение белых; хотя он, может быть, ничего бы и не сказал или сказал не то, что есть на самом деле, но после меня этот вопрос интересовал.

Обратите внимание, это не приказ. Это просто спонтанная реакция солдат И самому Савинкову также пришлось столкнуться с результатами своего творчества.

На пароходе к нам присоединились два офицера, тоже члены "Союза защиты Родины и свободы". Мы наняли лошадей и отправились на юго-восток, по направлению к Казани, в город Ядрин.
В Ядрин мы приехали ночью и сейчас же были арестованы красноармейцами.
-- Кто едет?
-- Свои.
-- Буржуи?
-- Нет, "товарищи".
-- В участок.
В участке я застал человек 20 красноармейцев и снова вынул свой магический паспорт. Они хотели его прочесть, но ни один из них не знал грамоты. Послали за каким-то молодым человеком, в штатском. Он начал громко читать: "По постановлению Совета рабочих и солдатских депутатов Северной коммуны товарищ такой-то..."
-- Так вы не буржуй?
-- Я же вам сказал, что я "товарищ".
-- А ваши спутники?
-- Тоже "товарищи".
-- Ну, это другое дело... А то третьего дня мы поймали двух белогвардейцев... Много их здесь шляется...
-- Что вы с ними сделали?
-- Расстреляли, конечно.
Ночевали мы у красноармейцев в избе и до трех часов ночи я вынужден был разговаривать с "товарищами" о положении дел в Петрограде. Мы не расходились в мнениях.
Утром я пошел в Совет представляться. Меня встретил председатель Совета, молодой человек, конторщик или писец, лет 19.
Он познакомил меня с начальником гарнизона, унтер-офицером, бежавшим с фронта, и с начальником Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, который напоминал собой сыщика при старом режиме. Я в третий раз вынул свой магический паспорт и произнес "товарищам" речь. Я поблагодарил их за порядок и благоустройство в городе Ядрине и за бдительность милиции, арестовавшей меня, и обещал по возвращении в Петроград доложить самому Троцкому о том рае, который я нашел в их глухом углу. "Товарищи" с удовольствием слушали меня. Когда я кончил, председатель спросил:
-- Чем мы можем быть вам полезны, товарищ?
Чем они могли быть полезны? Я ответил:
-- У меня паспорт, выданный Северной коммуной. Теперь я нахожусь в пределах Нижегородской советской республики. Вы будете очень любезны, если выдадите мне от себя соответствующее удостоверение.
Мне было выдано настоящее, за настоящим номером и за настоящими подписями, удостоверение, в котором снова излагалось, что я, "товарищ такой-то", еду по делам "колонии пролетарских детей" в Вятскую губернию. В тот же день я купил тарантас, телегу и двух лошадей, и мы покинули Ядрин (1)

И подобных описаний Вы можете найти немерянное количество, в воспоминаниях разных авторов. В том числе и теме, Цитатник «Гражданская война». И датированы они второй половиной 1918 года.

____________________________________________________________

1. Б. Савинков Борьба с большевиками
2. Перхуров А.П. Исповедь приговоренного.
3. Г. Гоппер «Четыре катастрофы».
4. Протокол допроса В.В. Никитина. Красная книга ВЧК
5. Протокол допроса В.Д. Морозова. Красная книга ВЧК
6. Из воспоминаний Ярославского губернского комиссара финансов Г.И. Петровичева "о Ярославском мятеже"
7. Голинков «Крушение антисоветского подполья в СССР»
8. Объявление штаба Северной добровольческой армии о начале записи добровольцев в ряды армии от 9 июля 1918 г.
9. Из отчета Германской благотворительной комиссии, лейтенанта запаса Балька
10. Воспоминания председателя военно-революционного комитета северных железных дорог И. Миронова "Ярославское белогвардейское восстание"
11. Красная книга ВЧК
12. И. КОСТЫЛЕВ 17/VII-1924 ФГА ЯО — ЦХДНИ. Ф. 394. Оп. 1. Д. 63. Л. 43—44. Рукопись. Подлинник.
13. Из дела начальника боевого участка штабс-капитана Н.Н. Вологодского, арестованного и расстрелянного Ветлужской уездной ЧК 07.01.1919

sveta
Аватар пользователя sveta

Я считала, что только евреи могли до такого додуматься.

При приближении красных, найти пленных немцев, по быстренькому их освободить, вручить им оружие, потом ОБЪЯВИТЬ войну Германии и тут же сдаться немцам в плен.

А я все думала, как они умудрились в Ярославле и найти немецкие войска, германцев там сроду не было.
НО... голь на выдумки хитра или по-новому... жить захочешь - не так раскорячишься.

Но немцы тоже не дураки, сразу сдались красным, сдали им и оружие и своих "военно"пленных.

Гость (не проверено)
Цитата:
Решил внести скромную лепту, взял знаменитый Ярославский мятеж

Спасибо, очень интерсный материал получился.

Цитата:
Говоря о красном или белом терроре, большинство авторов все таки имеют ввиду, не столько «официальный террор уполномоченных органов власти», сколько действия той или противоборствующей стороны в целом.

На мой взгляд, этот момент лучше всего сформулирован И.С. Ратьковским:

Цитата:
Белый террор — термин условный, противоречивый, включающий в себя явления, происходившие под различными «вывесками» как собственно белого движения, так и мелкобуржуазной демократии. Н включает террор белофиннов, белополяков, немцев, так как их действия распространялись на значительные территории России. Под белым террором понимается такие явления, как индивидуальный террор и контрреволюционные выступления, то есть любые действия, направленные против советской власти на территории советской республики, обладающие признаками террора. Такая постановка вопроса не совсем оправданно расширяет понятие белого террора. Однако в упрощенном варианте и при сопоставлении с красным террором, в их противоборстве, взаимопричинности, взаимовлиянии рассматривать белый террор как цельное явление представляется допустимым. Тем более допустимым, что и собственно красного террора также не существовало, в том смысле, как он подается в публикациях времен гражданской войны. Как белый террор (террор «белых правительств»), так и красный (террор центрального правительства) имеют четкие границы, пространственные и временные. Террор же белый и красный вообще — это более расплывчатые термины, выражающие скорее упрощенное сведение противоборствующих сторон к красным и белым, революции и контрреволюции.

Ратьковский И.С. Красный террор и деятельность ВЧК в 1918 г. СПб., 2006. С. 95.

Цитата:
Обратим внимание, на беспечность власти. И это при том, что по словам Савинкова

Да, в тот период ни о каких массовых арестах советская власть еще не задумывалась. Более того, сохранился проект инструкции о производстве обысков, составленной Ф.Э. Дзержинским (тоже март 1918 г.):

Цитата:
Вторжение вооруженных людей на частную квартиру и лишение свободы повинных людей есть зло, к котором в настоящее время необходимо еще прибегать, чтобы восторжествовало добро и правда. Но всегда нужно помнить, что это зло, что наша задача, пользуясь этим злом, искоренить необходимость прибегать к этому средству в будущем. А потому пусть все те, которым поручено произвести обыск, лишить человека свободы и держать его в тюрьме, относятся бережно к людям, арестуемым и обыскаваемым, пусть будут с ним гораздо вежливее, чем даже с близким человеком, помня, что лишенный свободы он не может защищаться и что он в нашей власти. Каждый должен помнить, что он представитель Советской власти рабочих и крестьян и что всякий его окрик, грубость, нескромность, невежливость – пятно, которое ложится на эту власть.
Инструкция для производящих обыск и дознание.
1. Оружие вынимается только в случае, если угрожает опасность.
2. Обращение с арестованными и семьями их должно быть самое вежливое, никакие нравоучения и окрики недопустимы.
3. Ответственность за обыск и поведение падает на всех из наряда.
4. Угрозы револьвером и вообще каким бы то ни было оружием недопустимы.
Виновные в нарушении данной инструкции подвергаются аресту до трех месяцев, удалению из Комиссии и высылке из Москвы.

Цит. по: Ф.Э. Дзержинский – председатель ВЧК-ОГПУ. 1917-1926. / Сост. А.А. Плеханов, А.М. Плеханов. М., 2007. С. 33-34.
Отмечу, что это не листовка и не лозунг пропагандистского характера, а инструкция, в соответствии с которой должны были действовать сотрудники ВЧК.

Гость (не проверено)


Цитата:
Обратите внимание, это не приказ. Это просто спонтанная реакция солдат


Да, и такие факты являлись нормой для тех лет. Предлагаю вернуться чуть назад, к событиям весны 1917 г. Тогда, в частности, отмечалось:

Цитата:
Со дня отмены смертной казни прошло два месяца, но со всех концов России уже приходят известия о случаях, когда толпа народа то убивает задержанного на месте преступления преступника, то требует от милиции его выдачи, чтобы самой с ним расправиться. Все чаще раздаются и не всегда встречают должный отпор открытые призывы к самосуду и угрозы смертью ворам, грабителям и убийцам, все больше растет озлобление. Все чаще высказываются сожаления об отмене смертной казни, и уже делаются предсказания о неминуемом ее введении снова.

Гернет М. Н. Революция, рост преступности и смертная казнь. М., 1917. С. 4.

Или вот такой эпизод:
Петроград, конец мая 1917 г. На углу Бассейной ул. и Эртеева пер. толпа солдат громко возмущалась тем, что кто-то накануне сорвал левые предвыборные воззвания. В это время мимо проезжал автомобиль, с которого разбрасывали листовки партии народной свободы. Два солдата остановили этот автомобиль и под предлогом того, что полковой комитет Волынского комитета запретил кадетам политическую агитацию, собрались вести их в казармы полка на суд. Председатель полкового комитета объяснил солдатам, что политическая агитация разрешена, однако ребята не успокоились, вскочили в автобомобиль и потребовали ехать в комиссариат для выяснения личности агитаторов. По пути планы, видимо, немного изменилиись, и солдаты вынудили агитаторов ехать в бюро партии (Сергиевская ул., 15), где и занялись уничтожением агитационной литературы (опять же под предлогом того, что она запрещена), привлекли к этому прохожих, в результате чего склад партийной литературы был полностью разгромлен (литературу вынесли на улицу и торжественно сожгли на костре). К тому времени появился комиссар и милиция, которые занялись наведением порядка, солдат задержали.
В результате один из солдат был пригорен к месяцу ареста, второй в суд не явился, сообщив, что ему срочно надо уехать из Петрограда по приказанию начальства, в отношении него дело приостановили до возвращения с фронта.
Николаев А.Б. Солдаты перед временными судами (Петроград, 1917) // Петербургские военно-исторические чтения. СПб., 2010. С. 76-77.
(я изложил в произвольной форме, поэтому не выделяю цитатой).

После октября 1917 г. самосудов стало еще больше, причем большинство из них носили совершенно бытовой, аполитичный характер. Для примера - в начале 1918 г. в "кафе" (точно не помню, что за заведение, поэтому название условное) были убиты два солдата и один матрос "за стрельбу в помещении".
На почве расстрелов особо отличились моряки экипажа линкора "Республика" (принимавшие участие в подавлении выступления Керенского - Красного) - там тон задавали анархисты, которые творили произвол от имени советской власти. Значительная часть приговоров на месте преступления выносилась милицией и разного рода правоохранительными организациями (расстреливали уголовников, но в то время в составе банд оказалось довольно много бывших офицеров).
Отмечу, что противники советской власти (в первую очередь, меньшевики и эсеры) во всем этом обвиняли большевиков, утверждали, что все самосуды происходят в результате их подстрекательства (в настоящее время в публицистике такие обвинения нередко повторяются).

Критик
Аватар пользователя Критик

msveta писал(а):

Цитата:
Я считала, что только евреи могли до такого додуматься.

При приближении красных, найти пленных немцев, по быстренькому их освободить, вручить им оружие, потом ОБЪЯВИТЬ войну Германии и тут же сдаться немцам в плен.

А я все думала, как они умудрились в Ярославле и найти немецкие войска, германцев там сроду не было.
НО... голь на выдумки хитра или по-новому... жить захочешь - не так раскорячишься.

Но немцы тоже не дураки, сразу сдались красным, сдали им и оружие и своих "военно"пленных.

Да не мудрствуя лукаво, лучше сама почитай. Увлекательное чтиво.

Критик
Аватар пользователя Критик
Цитата:
Ратьковский И.С. Красный террор и деятельность ВЧК в 1918 г. СПб., 2006. С. 95.

Весьма точная формулировка.

Цитата:
Со дня отмены смертной казни прошло два месяца, но со всех концов России уже приходят известия о случаях, когда толпа народа то убивает задержанного на месте преступления преступника, то требует от милиции его выдачи, чтобы самой с ним расправиться. Все чаще раздаются и не всегда встречают должный отпор открытые призывы к самосуду и угрозы смертью ворам, грабителям и убийцам, все больше растет озлобление. Все чаще высказываются сожаления об отмене смертной казни, и уже делаются предсказания о неминуемом ее введении снова.

Гернет М. Н. Революция, рост преступности и смертная казнь. М., 1917. С. 4.

Парадоксально, но когда делал обзоры ОГПУ за 1926 год, чаяния народа были точно такие же. От власти требовали жесткости и решительности в отношении преступников и хулиганов.

sveta
Аватар пользователя sveta

Насчет эсеровского мятежа в Ярославле, тут такая мысль, что он тоже дело рук Антанты, без их подстрекательства не обошлось.

Савинков о союзном плане восстаний рассказывает: "Я первоначально думал о выступлении в Москве… Может быть, именно на этом плане я бы окончательно и остановился, если бы французы, в лице консула Гренара и военного атташе генерала Лаверна, которые действовали от имени французского посла Нуланса, не заявили мне о том, что… будет высажен англо-французский десант со значительными силами в Архангельске.

"Они мне заявили, что будет свергнута ваша власть… Для этого нужно, мол, сделать вооруженное выступление по такому плану: занять верхнюю Волгу, англо-французский десант поддержит восставших, и эта верхняя Волга будет базой для движения на Москву. Вот каков был план…
Десант в Архангельске, восстание на верхней Волге, Муром — только потому, что там в это время была Ставка, а потом уже с верхнего течения Волги — дальше на Москву…
Я говорил и о Вологде, но там у нас было очень мало сил… И французы нам говорили, что с Вологдой они сами справятся…
Предполагалось: Рыбинск, Ярославль, Кострома, Муром…
«Я, обдумав этот план… готов был забраковать его… мне не казалось, что у нас есть достаточно сил… я себе говорил, что разумнее перевести организацию, хотя бы частично, в Казань и поднять там восстание при приближении чехов. Но через Гренара мне была прислана телеграмма Нуланса из Вологды, в которой он категорически подтверждал, что десант высадится между 5 и 10 июля, и категорически меня просил начать восстание на верхней Волге именно в эти дни, а не в какие-либо другие, ибо иначе может случиться так, что „десант высадится, а вы еще не выступили“. Вот эта-то телеграмма и заставила меня выступить»
[13].

Савинков изображает причину выступления как результат лойяльных переговоров с французами, стесняясь, видимо, признать факт, что он и его организация были просто содержанками французов и поэтому всецело от них зависели. Более верную картину взаимоотношений Союза с союзниками, а также причину восстаний, поднятых Союзом, рисует в своих показаниях Маршан[14]. Он говорит:
«Когда Нуланс приехал (в конце мая или в начале июня) в Москву, он вел переговоры с рядом политических деятелей, между прочим через Гокье с Савинковым. Последний просил увеличить ему кредит, и Нуланс через Гокье сказал: „Передайте ему, что пока он не докажет наконец, что он, по крайней мере, имеет где-нибудь людей, способных итти на бой, я ему больше ни одного су не дам“.
Савинков настаивал на ускорении высадки союзных войск в Архангельске, а французское посольство подталкивало на активные действия антисоветские организации обещанием союзнической вооруженной поддержки. Белые организации, которые, очевидно, чувствовали свою слабость, наоборот, хотели выиграть время и ждали высадки союзников. Нуланс требовал, чтобы Савинков начинал. Для союзников нужен был предлог — „народное восстание“. Тогда Савинков, видя что нет возможности получать дальше кредиты, через Гокье передал Нулансу, что он может поднять восстания Ярославле и других городах. Все это я передаю со слов Гокье».
Говоря далее о восстании, Савинков жалуется, что союзники в это время десанта не сделали.
«Они нас совершенно обманули. Мне очень трудно допустить, чтобы Нуланс — посол — не знал, будет ли десант в Архангельске или нет, и я не знаю закулисной стороны, но мне думается, что здесь со стороны французов было скорее сознательное введение меня в заблуждение, чем что-нибудь иное. Я думаю, что Нулансу и французскому правительству по разным соображениям, может быть, нужно было иметь право сказать, что против вас ведется вооруженная борьба, сослаться в этом отношении на какой-либо действительно-выдающийся факт».

Указывая дальше на то, что время выступления, на котором настаивали союзники, совпадает с лево-эсеровским выступлением в Москве, Савинков делает предположение, что «французы знали о том, что левые эсеры будут выступать, о чем мы, повторяю, не знали, потому что мы имели контакт с правыми эсерами, а с левыми эсерами мы контакта не имели. И французы, зная, что левые эсеры будут выступать в Москве, наши силы перебросили сознательно на верхнюю Волгу, старясь приурочить время выступления нашего и их приблизительно к одному и тому же моменту» [15].

Во всяком случае Союз защиты родины и свободы согласился поднять восстание, и «специально на восстание французы дали, если не ошибаюсь, два миллиона сразу», — говорит Савинков. Торг состоялся, и после этого надо было получить санкцию на предполагавшееся восстание от «Национального центра», политически возглавлявшего Союз. Но так как последний был также на содержании у союзников, то здесь разногласий не получилось.
Савинков показывает:
"Я просил Национальный комитет рассмотреть это дело и высказать свое мнение: взять ответственность или не брать. Национальный комитет выдвинул из своих рядов так называемую военную комиссию, которую я допустил на заседания нашего штаба и члены которой присутствовали при всех моих предварительных распоряжениях и были совершенно в курсе всех планов. Эти лица доложили «Национальному центру» о том, что они знали, и «Национальный центр» взял на себя ответственность за Ярославль и сказал: да, в этих условиях начинайте восстание.

«Я уехал в Ярославль поднимать восстание не по личной своей воле, а с санкции „Национального центра“. Когда же это дело окончилось неудачей, „Национальный центр“ отказался от той санкции, которую он дал. Я явился, таким образом, политическим козлом отпущения… Да, я подготовил. Да, я организовал. Да, я лично участвовал. Но политическая санкция была не моя, а коллегии лиц, которая в то время, быть может, претендовала на руководство судьбами России в будущем»

И вообще гражданская война была на самом деле не ГРАЖДАНСКОЙ, а войной между народом и продавшимися разным иностранцам представителями из этого народа. Белые ничем не отличались от РОА. Я не утверждаю, что среди них не было идейных, но в подавляющем большинстве они ни за что не начали бы вооруженную борьбу, если бы не имели военной, моральной и главное материальной поддержки со стороны Запада.
Так, что вина за пролитую русскую кровь в гражданскую лежит на Франции, Англии, Германии прежде всего.

Как там требует Новодворская? Пусть встанут на колени и покаются?

Гость (не проверено)
Цитата:
Парадоксально, но когда делал обзоры ОГПУ за 1926 год, чаяния народа были точно такие же. От власти требовали жесткости и решительности в отношении преступников и хулиганов.

Это в общем, понятно - народ хлебнул беспредела в годы анархии и Гражданской войны, и понимал, что государственный "террор" - наиболее "законный", и при нем понятно, что запрещается, и за что последует наказание. А при беспределе очень велик риск оказаться "слабее", да и просто стать нежелательным свидетелем...

Гость (не проверено)

Покопался я давеча в переписке Военмора с Петроградской ЧК (архив Военно-Морского флота), получается довольно любопытная картина. На морских офицеров, действительно, в ЧК смотрели как на потенциальных контрреволюционеров, и у них вероятность ареста была достаточно высокой (именно ареста по причине происхождения, для установления личности).
При этом в середине сентября 1918 г. появилось распоряжение Я. Свердлова, которым предписывалось в случае ареста сотрудника советского учреждения в обязательном порядке сообщать об этом в учреждение (наркому), и руководители этого учреждения могли поручиться за арестованного, после чего его освобождали (особенно если в поручительстве указывалось, что он выполняет ответственную работу). Единственная оговорка - "если нет прямых свидетельств его антисоветской деятельности" (ежели таковые имелись, то, конечно, не освобождали).

С офицерами флота таких ситуаций (поручительство и освобождение) было порядка 20 за 1918-1920 гг. (это я о тех, что видел в делах).
Что интересно, даже в тех случаях, если следователи сам разбирались, что человек арестован по ошибке, в учреждение отправляли бумагу с просьбой составить поручительство.
Были, правда, и отдельные случаи эксцессов (когда человеку приходилось долго оставаться под арестом, несмотря не поручительство).

Приведу распоряжение Я. Свердлова 14 сентября 1918 г. (возможно, для хрестоматии будет представлять интерес):
Предлагаю Всероссийской Чрезвычайной комиссии о всех арестованных советских работниках, выполняющих ответственную работу, ВЧК обязана немедленно сообщать соответствующему народному комиссару. По указанию и под поручительство Народных комиссаров должны немедленно освобождаться все те арестованные работники советских учреждений, относительно которых нет данных о прямой их персональной прикосновенности к контрреволюционной деятельности.
РГА ВМФ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 265. Л. 54.

Об арестах в Петрограде в сентябре 1918 г. из сводки городских происшествий.
1 сентября задержано: за кражу - 38 человек, спекуляция (включая торговлю без разрешения) - 11 человек, за мошенничество - 1, хранение оружия - 3, истязание малолетнего сына - 1, пьянство - 4 за мародерство - 2, за оскорбление чинов охраны - 1, за уклонение от военной службы - 1, по предписанию Исполнительного комитета - 5, за взяточничество - 1, за контрреволюционную агитацию - 2, за оскорбление памяти Урицкого - 1.
2 сентября: за кражу - 50 человек, с мукой - 1, за пьянство - 10, за спекуляцию - 1, за торговлю гнилыми яблоками - 1, за продажу недоброкачественного молока - 3, за продажу продовольственных карточек - 2, за уклонение от военной службы - 2, за оскорбление красноармейцев - 2, за оскорбление Красной армии - 1, по подозрению в контрреволюционности - 4, за агитацию против советской власти - 1.
ЦГА СПб. Ф. 73. Оп. 1. Д. 109. Л. 3-5.

Как видим, причины арестов самые разнообразные, и непосредственно контрреволюционная деятельность составляет минимум.

И еще один любопытный документ (опять же, возможно, для хрестоматии пригодится, да и для представления о том, что в Петрограде летом 1918 г. происходило, полезен):
Парольное приказание по Петроградскому гарнизону. 17 августа 1918 г.
Замечено, что часто патрули совершенно бесцельно открывают стрельбу из винтовок, чем наводят панику на проходящую публику.
Впредь предписывается патрулям открывать стрельбу лишь в случае действительной необходимости и по прибытии в часть немедленно докладывать начальнику части о причинах, вызвавших стрельбу.

ЦГА СПб. Ф. 73. Оп. 1. Д. 95. Л. 14.

Критик
Аватар пользователя Критик
Цитата:
совершенно бесцельно открывают стрельбу из винтовок, чем наводят панику на проходящую публику.

Как изящно сформулировано)))

Цитата:
Об арестах в Петрограде в сентябре 1918 г. из сводки городских происшествий.

Какие бедные сводки. Я тут ради интереса со сводкой за сутки по Москве сравнил.

Николай, а если не секрет
1. Вы в архиве ВМФ часто бываете?
2. На предмет чего?

ЗЫ Какого числа распоряжение Свердлова?

Гость (не проверено)
Цитата:
Какого числа распоряжение Свердлова?

Извиняюсь, про дату совсем забыл - 14 сентября.

Цитата:
Какие бедные сводки. Я тут ради интереса со сводкой за сутки по Москве сравнил.

А что Москва?

Цитата:
Вы в архиве ВМФ часто бываете?

Не очень. Собственно, отработал только материалы, связанные с ЧК, и на этом пока закончил. Возможно, в будущем еще залезу, если какие идеи появятся.

Цитата:
На предмет чего?

Пытаюсь установить обстоятельства (и выяснить, кого расстреляли) расстрелов:
http://infox.ru/science/past/2010/07/02/U_styen_Pyetropavlov.phtml
(ссылку привожу первую, что под руку попалась, но основные известные факты там изложены, есть в сети тексты с более подробной информацией, но там фантазий имеется немало).

А в связи с чем вопрос возник?

Критик
Аватар пользователя Критик

Да с подростково-юношеском периоде и немного на заре юности история ВМФ была моим хобби. Началось все со Степановского Порт-Артура. Знал все корабли первой и второй тихоокеанской эскадры. И вот после того, как Вы написали про архив ВМФ, я чувствую себя маленьким мальчиком, которому за 5 мин. надо что то заказать у деда Мороза. И к собственному ужасу, ничего в голову не приходит конкретного))))) Хотя.... я бы пробил Бунича с его Таллинским переходом. В общем пока не знаю, но иметь ввиду буду ;)

Гость (не проверено)

Хорошо, договорились. :)

Критик
Аватар пользователя Критик

Николай, спассибо за ссылку http://www.tstu.ru/win/kultur/other/antonov/raz278.htm

Прочел доклад В.А.Антонова-Овсеенко в ЦК РКП(б) о положении дел в Тамбовской губернии и борьбе с повстанческим движением

"Двухнедельник добровольной явки бандитов" прошел, в общем, малоудачно, был сорван нашими военными неудачами в конце марта и начале апреля; лишь в Борисоглебском уезде, в связи с разгромом местных банд, он дал серьезные результаты - явились до 4000 участников банд и, согласно обещанию, все рядовые участники отпущены по домам (несмотря даже на то, что очень немногие сдали оружие), а "организаторы" получили смягченное наказание. В общем же, по всем пяти участкам явилось до 6000 бандитов.

Пришли с оружием, доложили что сдались и с оружием ушли домой. Сильно.

Смена командования, начпоарма, присылка новых работников - (до 1200 военных коммунистов) и новых частей (курсанты), которых над~лежало разместить и инструктировать, несколько задержали приступ к новой кампании, но дали возможность провести ее с более широким размахом. Три первых недели мая ушли на инструктирование ревкомщиков и политработников, перемещение частей, подготовку концентрационных лагерей, издание и распространение соответствующих .приказов, инструкций, форм учета, налажены снабжение и продовольствие частей (еще в начале июня части местами буквально голодали). Весь план кампании был пересмотрен. В основу положена опять-таки оккупационная система, но в связи с прибытием новых значительных сил, она распространена на больший район. В этом районе выделяются особо бандитские села, по отношению к которым проводится массовый террор - таким селам выносится особый "приговор", в котором перечисляются их преступления пред трудовым народом, все мужское население объявляется под судом реввоентрибунала, изъемлются в концентрационный лагерь все бандитские семьи в качестве заложников за их сочлена - участника банды, дается двухнедельный срок для явки бандита, по истечении которого семья высылается из губернии, а имущество ее (раньше условно арестованное) окончательно конфискуется.

Это даже и заложником назвать нельзя, в современном понимании этого слова. Даже не расстреляли.

А здесь вообще кровавый кошмар

Лишь в Тамбовском и Кирсановском уездах красный террор пришлось развернуть до массовых размеров. Но и в этих уездах методы были разнообразны - в северной части Кирсановского уезда крестьяне очень скоро, под влиянием обычной политагитации, начали помогать в изловлении бандитов, в яро бандитской Паревской волости лишь после расстрела нескольких заложников-кулаков крестьяне начали выдавать оружие и бандитов. В 6-м участке курсанты политработой, примерным поведением и хозпомощью добилися широкого содействия крестьян, здесь красный террор применен редко, но бандитский террор еще силен, бандиты вырезали семьи красноармейцев десятками.

А здесь вообще обленились

Для охраны железных дорог еще в конце апреля применяли систему заложников из прилегающих селений, в июне эта система распространена на охрану телеграфной сети и мостов полевых дорог; в июле решено заложников в этих случаях не брать, а оставлять их в селах, только заявляя, что такие-то семьи в первую очередь ответят за разрушение железных дорог и т.д.

И вот что у нас самое страшное.

Во втором наиболее бандитском уезде - Тамбовском - наиболее крутые меры были применены в волостях: Беломестная Двойня, где упорствующие в укрывательстве оружия и бандитов крестьяне сдались лишь после расстрела двух партий заложников-кулаков. В общем здесь расстреляны 154 бандита-заложника, взято 227 бандитских семей, сожжены 17 домов, разобрано 24 дома и 22 дома передано бедноте, в Эстальской волости - расстреляно заложников и бандитов - 75, сожжены 12 домов, разобран 21 дом, в обоих волостях крестьянами выданы и частью приведены до 300 бандитов, 118 винтовок, 25 обрезов, револьверов 10 и т.д.
В Беломестной Двойне организована крестьянская дружина, отбившая 27 июня нападение банды Карася. Каменская волость Тамбовского уезда - местопребывание губкома СТК - сдалась после ареста всех мужчин - указала склады, тайники, выдала многих бандитских главарей, в том числе членов губернск[ого] и районного, волостного и сельского комитета СТК; добровольно явились местная "вохра" и несколько десятков бандитов. В с. Кривополянье после расстрела 13 заложников был указан склад запчастей к пулеметам, выданы несколько бандитов, указано убежище остатков банды Селянского. В общем, в Тамбовском уезде с 1 июня по 10 июля явились добровольно бандитов с оружием - 59, без оружия - 906, дезертиров - 1445, изъято бандитов - 1455, дезертиров - 1504. Семей заложниками взято 549, проведено 295 окончательных конфискаций имущества, разобрано 80 домов, сожжено 60 домов, расстреляны 591 бандит, заложников - 70, за укрывательство - 2.

Nslavnitski
Аватар пользователя Nslavnitski

Немного цифр - 1920 и начало 1921 г.

Заслушан доклад т. Комарова о работе Чрезвычайной комиссии за 6 месяцев. За контрреволюцию арестовано 809 чел., за преступления по должности 783 чел., за спекуляцию 1478 чел., по уголовным делам 1144 чел., разных злостных 872 чел. Всего арестовано 5686 чел., из них коммунистов 389 чел.

Работа Особого отдела, ведающего охраной Финляндской границы, за 11 месяцев выразилась в следующих цифрах. По делам спекуляции и контрреволюции арестовано 11 920 чел., в число коих вошли и иностранцы. Расстреляно 571 чел., отправлено в лагеря принудительных работ 195 чел., послано на работы в Вологодскую губернию 2886 чел., освобождено 6335 чел., под подписку 6690 чел., отправлено в ВЧК 258 чел., передано в Ревтрибунал 428 чел. Всего было дел 4578, из них окончено 4329 и осталось нерассмотренных 249 дел.
Протокол общего собрания коллектива Окрвоенкопета, 16 декабря 1920 г. // ЦГА ИПД. Ф. 507. Оп. 3. Д. 43. Л. 53.

Работа Комиссии (без Особого отдела охраны финляндской границы) за 15 дней февраля 1921 года. Петгубчека за 15 дней арестовала:
1) по ордерам — 112 челов.
2) в засадах — 32
3) П.Ч.К. — 51
4) Препровожд. из разн. мест — 63
5) Перечислено — 8
ВСЕГО — 266 человек
(мужчин до 17 лет — 1, сверх 17л. — 215 и женщин св. 17л. — 50).
266 человек арестовано за:
контрреволюционную деятельность — 24 человека.
Должностные преступления — 83 чел.
Спекулянтов разного рода — 81
Уголовные преступления — 33
Преступления злостного характера — 45
Под следствием на 1/II состояло — 597 человек
Арестовано за 15 дней февраля — 266 человек
============================== 863 человек
Постановлений вынесено на 313 человек.
Под следствием на 16/II состояло 550 человек.
Постановления вынесены:
1) Принуд. работы на разные сроки — 20 человек
2) Перечислено за раз. учреж. (в том числе за Ревтрибуналами 114) — 148 человек
3) Освобождено совсем — 145 человек
======== ВСЕГО на 313 человек.
Кронштадт 1921: Документы о событиях в Кронштадте весной 1921 г. М., 1997.

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.