Дневник С.В. Руднева

Реквизиты
Государство: 
Период: 
1943
Источник: 
Партизанская война на Украине. Дневники командиров партизанских отрядов и соединений. 1941-1944 - М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2010

 

7 мая — 25 июля 1943 г.

7 мая 1943 г.

Сегодня в 20 часов после месячного отдыха и пополнения необходимым материалом для работы с пункта «О»34 двинулись в рейд. Очень ответственный, но в то же время очень опасный. До одного пункта нам подчинили п[артизанский] о[тряд] т[ов.] Н[аумова]35. Вместе с нами в этот ответственный рейд идут представители центра тов. К[оротченко] Д.С., т[ов.] Ч[епурной] И.Ф.36, тов. К[узнецов] Н.А.37, тов. С[еген]38, т[ов.] М[артынов]39 и ряд других.

Эта особенность еще больше придает ответственности нашему рейду.

Погода с вечера была хорошая, только что появился молодой месяц. Настроение бойцов хорошее. Лиственный лес начал покрываться густой зеленой листвой, птиц уйма. К 24 часам начался дождь, темь страшная, ничего абсолютно не видно. Обоз страшно большой, больше 350 подвод.

Ночь похода прошла спокойно, правда, по темноте немного блудили. И характерно то, что сегодня вышли на дорогу, по которой проходили осенью 1942 г.

8 мая 1943 г.

Дневку проводили в лесу, что севернее пункт[а] Т[ульговичи]. Утром проснулся, и мне не верится, что сегодня война. Кругом сказочная красота. Много цветов, деревья распустились. Пение соловьев просто оглушает, их сотни, а наряду с этой прекрасной природой и щебетанием птиц — смерть, разрушение, страх за жизнь у населения и т. д.

После первого перехода люди отдыхают. Некоторые устали, но настроение очень бодрое. В связи с тем, что поздно пришли, решили остаться здесь и 9 мая 1943 г.

9 мая 1943 г.

День прошел как обычно — вели разведку, отдыхали люди и лошади. Здесь же встретились с местными партизанами районного центра К[алинковичи]. На стоянке провел совещание работников политаппарата, парт[ийной] и к[ом]с[о]м[ольской] организаций по вопросу итогов двухдневного марша и задач на следующие переходы.

Вечером в 20 часов двинулись дальше.

10 мая 1943 г.

Ночь прошла хорошо. Движение было нормально[е], погода переходу благоприятствовала, но лошади из-за отсутствия овса начинают сдавать. Настроение бойцов очень хорошее. Эти дни приходится недосыпать. Днем некогда, т. к. приходят и уходят разведгруппы, которые надо выслушивать и давать указания, а спать приходится ночью на повозке при передвижении. Радик40 молодец, как лег, так до конца спит как убитый. Сегодня весь день шел дождь, и довольно сильный, и только к вечеру перестал, народ изрядно промок. Но что для нашего народа дождь. Они, смеясь, говорят: «Лучше будем расти и бить немчуру». Замечательные у нас люди. Это не народ, а золото.

Сегодня был характерный случай. Задержали двух ребят — шли из пункта Ю[ркевичи]. Они рассказали, что по дороге встретили старуху и спросили, есть-ли в селе немцы или полицаи. Она ответила: «нет, а есть Есиповы диты»41 т. е. партизаны.

11 мая 1943 г.

Дневку провели в лесу, что юго-запад[нее] [на] 15 километров крупного пункта В[еликий Бор].

День прошел хорошо. [В] 20 часов двинулись в путь. Сегодня предстоит форсировать две действующие шоссейные дороги и одну ж[елезную] д[орогу]. Шоссейки прошли без приключения. К ж[елезной] д[ороге] подошли [в] 24 часа, и начался бой. Посланные две диверсионные группы заминировать дорогу были обстреляны и мины не поставили. Дорога охраняется сильно. Через каждые 500 м будка с окопами и обнесена проволокой.

На переездах — целая система обороны, и [на] дороге по обе стороны ж[елезно]д[орожного] пути сделаны метров по 200 завалы. Бой идет. В ход пустили пушки, справа противник подбросил поездом подкрепление, паровоз наши подбили. Бой разворачивается все сильнее, в бой введены два батальона. В 6 часов решили отойти на старое место. Уже день. У нас 11 чел[овек] убито и 11 ранено. Убит Костя Дьяченко — замечательный человек. К 7 часам части вышли из боя.

12 мая 1943 г.

С начала боя и до его конца я находился в середине колонны. Во время боя убило мою лошадь. Но когда части вышли из боя, то оказалось, что по ту сторону ж[елезной] д[ороги] остались Карпенко с ротой, Ефремов с ротой и Бережной с ротой, а также Горланов со взводом и отделение Цымбала. Что с ними, мы не знаем, настроение было лично у меня ужасно скверное. Ведь там остались самые лучшие командиры и бойцы. Оружие у них хорошее, но хватит ли у них боеприпаса? Пришли на старое место, разослали кругом разведки, а людей нет. Мы знали, что это[т] народ придет, но боялись, будут жертвы. Здесь в лесу захоронили замечательного патриота нашей Родины Костю Дьяченко. Одиноко стоит в лесу песчаный холмик прекрасного бойца. Могилка убрана заботливыми руками партизан, и поставлен памятник.

День прошел очень тяжело, а [в] 21 час донесли, что Карпенко, Ефремов, Бережной с[о] своими людьми прорвались и идут [к нам].

13 мая 1943 г.

Спал очень крепко дорогой, и даже не слышал, когда приехали на стоянку в лесу. После тяжелого нервного напряжения сон был крепок. Наутро проснулся, узнал подробности боя этих трех рот, оставшихся за линией. После того как окончился бой, роты отошли в глубину леса и дали отдых бойцам. Потом сделали разведку линии и недалеко от ст[анции] Н[ахов] построились в шеренгу по 4 и по команде перебежали линию ж[елезной] д[ороги] под носом часовых. И только тогда, когда перебежали ровы и скучились в лесу, противник открыл огонь. Прибывшие товарищи сообщили, что на наших минах подорвался один эшелон, но с чем — неизвестно. Из пушки подбили паровоз, подвозивший подкрепление к месту боя. Почти весь состав подкрепления был расстрелян еще в вагонах, по определению товарищей, там было убито противника до 150 человек. В общей сложности противник понес потери не менее 200 солдат и офицеров.

Уже 18 часов. Но не вернулись 14 человек с 8-ой роты, 3 человека Бережного, 2 человека Карпенко и 6 человек Ефремова. Неприятно и тяжело. Послали на розыски.

14 мая 1943 г.

Весь день отдыхали в лесу, недалеко от населенного пункта Х[обное]. Ждали отставших товарищей. К 12 часам в лагерях послышались крики приветствия. Это бойцы встречали Дорофеева и Герасименко, которые сообщили, что группы Горланова и Ефремова не встречали, а бродили сами и вечером перешли ж[елезную] д[орогу] и по нашим следам догнали наш отряд. Где до сих пор эти две группы и 3 разведчика? По сведениям прибывших разведок, противни] к занял все окружающие села, остался один проход на Гноево. С вечера послали разведки на юг и искать переправ[ы] через Припять. На минах поставленных на дороге Ю[ревичи] — Х[ойники] подорвалось две автомашины и один мотоцикл. Жители говорят, [что] было убитых человек 15. Сегодня, в 20 часов, решили двигаться на юг в район населенного пункта Т[ульговичи]. По сведениям разведки, идет сильное движение по ж[елезной] д[ороге] Калиновичи—Гомель.

15 мая 1943 г.

Ночной переход прошел хорошо. Мы решили остановиться в лесу, западнее населенного пункта Тульговичи, занять оборону, а особенно от Юревичей, где был поставлен 2-й и 3-й батальоны, а 4-й и 5-й заняли оборону от Новоселок и Борисовщини, т. е. со стороны Хойников. Командир отряда вместе с Павловским, взяв [с] собой 2-ю, 4-ю и 6-ю роты, выехал в район сенопрессовального завода на р. Припять для подготовки переправы через реку. Обстановка с каждым часом усложнялась. Противник для ликвидации нашего отряда бросил пехотную дивизию, словацкий полк и полк бронетанковый. Этими силами заняли все населенные пункты по шоссе Юревичи— Хойники—Брагин. Вторую линию сильных заслонов поставили на ж[елезную] д[орогу] Калинковичи—Речица, которую хорошо укрепили, а по правому берегу Припяти от Киева до Мозыря поставили в каждом селе сильные заслоны.

16 мая 1943 г.

Теперь становится ясная картина, в каком тяжелом положении находится отряд. Оказывается, о том, что мы находились в безвыходном положении, знала Москва, т. к. Строкач42 запросил по радио, верно ли это; знал также Сабуров43 и Володя, которые послали разведчиков предупредить нас, чтобы мы не шли через р. Припять, т. к. здесь сконцентрированы крупные силы против нас44. День сидели в лесу под Тульговичами, чем давали командиру возможность готовить переправу на Припяти. На переправу было брошено еще две роты: 5-ая и одна с 4-го батальон[а]. Вечером противник шестью танками и четырьмя бронемашинами, прорвав нашу оборону с Юревичей, заскочил в лес и запалил х[утор] [Буда]. Создалась угроза окружения 3-х батальонов. Я принял решение: 4-й и 5-й [батальоны] оставить на обороне от Хойников, 2-му и 3-му батальонам занять прочную оборону у Тульговичей, а 1-й батальон со всеми обозами передислоцировать в лес севернее Кожушки. Дал приказ батальонам любой ценой удерживать занимаемые позиции и хорошо окопаться. За ночь эта работа была проделана хорошо. Положение еще усложнялось тем, что бойцы уже изрядно устали. Хлеба нет, картофеля нет, и в этих селах также ничего нет. Противник это знал хорошо, поэтому он и решил бить по двум направлениям — бить техникой и голодом. Настроение бойцов было хорошее и боевое.

Подготовка к переправе шла медленно. Днем работать было нельзя, работали только ночью по заготовке леса. Самолеты противника все время летали над Припятью и контролировали ее. Решение о занятии новой линии обороны было принято правильно.

17 мая 1943 г.

[В] 7 ч[асов] утра противник шестью танками, четырьмя бронемашинами и пехотой до 1000 чел[овек] атаковал оборону 3-го и 2-го бат[альонов]. Бойцы, подпустив танки и пехоту на 200 мет[ров], открыли ураганный огонь со всего оружия, а батарея открыла ураганный огонь по пехоте. В результате часового боя нами было подбито 4 танка и 2 бронемашины. Противник, оставив подбитые танки и около двухсот трупов, отошел в лес. В 8 часов противник силой до 10 бронетанковых единиц, больше 1000 солдат, при поддержке батареи 110-мм [пушек] начал наступать с Хойников на оборону 4-го и 5-го батальона. Особенно был сильный нажим на участок 5-го батальона, который сразу потерял 8 [человек] убитыми и 12 ранеными. Атака и здесь была отбита. Здесь также противник, потеряв 2 танка, 2 бронемашины и 7 автомашин, отступил. В течение дня противник на обоих участках предпринимал до четырех атак, и все с тяжелыми потерями отбиты. К вечеру 17 мая разведка донесла, что противник делает перегруппировку — перебрасывает свои силы на наш правый фланг, т. е. через Хойники на Брагин с целью [выйти] по шоссе нам во фланг и тыл и отрезать нас от Припяти.

Командир сообщил, что материал на переправу готов, можно снимать оборону и в ночь с 17 на 18 мая строить переправу и форсировать Припять. В 21 час я отвожу батальоны с линии обороны, а оставляю там по 20 конников с ракетами для демонстрации [того], что мы остаемся на месте. Эта демонстрация и маневр хорошо удались. 1-й, 3-й и 5-й батальон[ы] и обозы я повел к переправе, а 2-му [батальону] приказал занять оборону в Ломачах от Тульговичей, а 4-му батальону занять оборону [в] Кожушках от Аревичей. В 24 часа, прибыв на место переправы с тов. Коротченко, мы застали печальную картину: нет порядка и работы непочатый край.

18 мая 1943 г.

На месте переправы ширина [реки] Припять — 200 м. Противник, от места переправы в с. Вяжищи в одном километре занял оборону, здесь находилось 250 ч[еловек]. В селе Тетковке, находившемся в 3 км от переправы, было [у] противника 300 человек. В селе Дерновичи, стоявшем от переправы [в] 8 км, — гарнизон был до 500 человек.

При начале постройки переправы на утлых лодчонках на правый берег были переправлены 2, 4 и 5[-я] роты, которым было приказано занять оборону от этих населенных пунктов. На переправе работали 6[-я] и 9[-я] роты и Чапаевский п[артизанский] о[тряд]. Работа шла медленно. К 6 часам утра связали 120 м наплавного моста. Натянули растяжки тросов, стали наращивать мост. Утро застало нас на берегу реки. Погода была пасмурная, поднимался ветер, и волна воды мешала наводить переправу. К 9 часам утра я переправился на правый берег, со мной было уже 6 рот и часть боеприпаса.

Мост навели, но течение и ветер, который дул [силой] метров 8 в секунду, волнами заливало мост. В 9 часов пошла первая повозка. Противник молчал. При прохождении повозок наплавной мост покрывался водой от 10 до 40 см. Казалось, что мост не выдержит и перевернется. Особенно я страшно переживал, когда вручную переправляли батарею, но пушки прошли благополучно. Переправа шла страшно медленно. В 11 часов противник стал обстреливать переправу, но несколько мин и снарядов заставили их замолчать.

В 13 часов противник открыл артиллерийский и пулеметный огонь в районе Кожушков, т. е. в нашем тылу в 4 км, была боязнь, что он может прижать [нас] к реке и помешать переправе. Тогда было решено немедленно переправить людей и боеприпас. В это время появился самолет-разведчик и начался обстрел с берега переправы. [В] 14 часов наши роты, занявшие оборону на правом берегу реки, начали бой с противником. Бой разгорался с каждой минутой. Одновременно противник наступал с Кожушков на переправу. К 15 часам переправа была кончена и мост уничтожен. Бой усиливался. Весь отряд расположился в маленьком лесу на берегу Припяти между с[елами] Вяжечи и Дерновичами.

Особенно противник нажимал на участок 2[-й] роты [у] с[ела] Вяжечи. К 16 часам рота оказалась окруженной. В бой бросили весь 1[-й] батальон, 4[-й] батальон [и] 2 роты 2[-го] батальона. До 21 часа шел упорный бой с гарнизонами и с подошедшим подкреплением [противника из] с[ел] Наровня и Денисовичей. Несмотря на трехдневный бой, без сна, при отсутствии хлеба, при сильной усталости, переходы, постройки переправы и т. д., [люди] дрались как львы. К 21 часу противник был разгромлен и в панике бежал, бросая оружие и обмундирование, только в этом бою взято: одна 45-мм пушка, 6 ст[анковых] пул[еметов], 5 ручных, больше сотни винтовок, 20 т[ысяч] патронов и т. д.

Но в этом бою мы потеряли пом[ощника] командира 4[-й] роты Петю Горбовцова. самого старого бойца, Юника Григория, комсорга 4[-й] роты, политрука 9[-й] роты Рагулю и ряд других товарищей — человек 7 и раненых 8 человек].

Трудно описать пережитое за эти три дня, а особенно 18 мая — день переправы, она кажется сказочной. Было много скептиков, но, наверное, нам и бог помогает — то, чего мы боялись, прошло, кольцо прорвано. Угроза уничтожения отряда миновала. План врага сорван. На его хитрость мы ответили своей хитростью. Да, это поистине Есиповы диты. В результате трехдневного боя уничтожено 7 танков, 1 танкетка, 3 бронемашины, 17 автомашин, один склад с боеприпасами и один прод[склад]. Уничтожено 1128 солдат и офицеров, 12 взято в плен. Наши трофеи: одна 45-мм пушка и 46 снарядов, станковых пулеметов 6, ручных 5, винтовок 82, ротных минометов — 1 и мин — 81, патронов 20 тысяч, противогазов — 40 и много разного военного имущества. Полностью разгромлен 159[-й] полицейский батальон. Потерпела полное поражение пехотная немецкая дивизия и танковый полк.

План германского командования на разгром партизан между Днепром и Припятью провалился с треском. Оно может разгромить отдельные отряды, но уничтожить партизанское движение ему не удастся, оно [движение], наоборот, растет и ширится; оно наносит каждый день новые и новые удары против немецких варваров. Оно, [немецкое командование], сейчас мобилизует дополнительные силы и бросает их против партизан, но все это попытка умирающего спеть арию, а нашими людьми — партизанами надо восхищаться. Слава Вам, народные герои. Вечная память погибшим.

19 мая 1943 г. и 20 мая

Ночью вышли из леса района Вяжечи—Дерновичи в район Мухоед. Народ и лошади настолько устали, что люди на ходу засыпали. Три дня и три ночи народ дрался как львы. Требовался отдых — и мы решили сделать дневку в районе Мухоед. Перед началом похода пошел дождь. Дождь шел всю ночь и весь день, а также всю ночь и день 20 мая. Несмотря на неблагоприятную погоду, бойцы отдохнули основательно. Правда, один недостаток — нет хлеба и картофеля, едят один суп с мясом, но народ у нас к этому привык; народ понимает, что взять негде и что это временное явление. Ни дождь, ни холод для наших бойцов нипочем, часто смотришь на своих бойцов и думаешь, только наш русский народ, только он способен на эти испытания, только любовь к своей Родине может привести к этим испытаниям, к этим жертвам. Здесь мы встретили Мирковского45 и Володю.

21 мая 1943 г.

Ночью передвинулись в леса района села Выступовичи. Как днем, так и ночью шел дождь, который не только мочит бойцов, но и портит дороги. Лошади от бескормицы пристают. Трава еще молодая, и мало ее, а сена нет, из-за этого делать больших переходов не можем, передвигаемся от силы 20 км. Очень жаль [наших] очень хороших людей, [которые] стали похожи на тени: но двигаться надо, хоть понемногу, а движение вперед. Сегодня нам предстоит ночью форсировать ж[елезную] д[орогу] и шоссейную дорогу Овруч — Мозырь. Посланная разведка донесла, что противник пронюхал о нашем движении, ставит заслоны на ж[елезной] д[ороге], а к вечеру донесли, что противник занял село Выступовичи, через которое нам обязательно надо проходить. Решено пробиваться с боем. Подготовили всю часть и только в 24 часа двинули. При подходе к селу разведка донесла, что вечером противник ушел на переезд Выступовичи.

22 и 23 мая 1943 г.

Ночь перехода через две магистрали выпала пасмурная, шел мелкий дождик; была полная тишина, разведка еще не донесла, что нас ждет на переезде. Я пошел в голову колонны. Но вот и шоссе. Ставятся заслоны, и быстро двигаются заслоны на ж[елезную] д[орогу]. Противника нет, без шума переходим шоссе и ж[елезную] д[орогу]. Саперы рвут связь, отряд углубляется в лес, дождь не перестает.

Но в 2 км от ж[елезной] д[ороги] выростает новое препятствие — река, топкая, болотистая, мост сожжен, надо строить мост. Закипела дружная работа, и через час 15 м[инут] мост готов, часть двинулась дальше. Сделали остановку в лесу у села Старый мост. Когда двигались через железную] д[орогу], к нам перешли со станции Словечно два словака с оружием. Здесь передневали и вечером двинулись через м[естечко] Скородное, которое спалено до основания, здесь же форсировали р[еку] Словечно и три канавы. Дождь 22 и 23 мая не переставал.

24 мая 1943 г.

Сегодня соединение Наумова, которое шло вместе с нами из-за р[еки] Припяти, [выдвинулось] к новому месту дислоцирования, т. е. к соединению товарища Маликова46

День сегодня хороший. Мы решили также передвинуться к лучшим пастбищам, т. к. лошади от бескормицы совершенно становятся. Передвижения делаем по 18—20 км. Продуктов также нет, хлеба бойцы не видят уже с 10 мая, питаемся мясом и картофелью, но настроение бойцов бодрое и боевое. Эти люди ни перед чем не унывают. Вечером собираются группами, играет гармошка, и поют песни. Особенно любимой песней отряда стала песня «В чистом поле, поле под ракитой». Эта песня берет за душу, перед глазами встают замечательные бойцы, погибшие в борьбе с фашизмом.

25 мая была дневка. Положение с продовольствием не улучшилось. Ездят наши хозяйственники, но ничего не достают. Двигаемся к знакомым местам.

26 мая 1943 г.

Сегодня особенно день с большими событиями. Днем вместе с Чепурным ходил проводить партсобрание в Чапаевском п[артизанском] о[тряде]47. Это п[артизанский] отряд Чернобыльского района Киевской области, еще дикий, не имел связи ни с кем, сидели в лесу, мало что делали, а на этой почве отдельные элементы начали разлагаться, даже и часть коммунистов. Мы этот п[артизанский] о[тряд] подчинили себе и вывели их с так называемого мокрого угла [рек] Днепр—Припять.

На этом собрании кой-кого пришлось призвать к порядку и напомнить им об их обязанностях в тылу. Но особая радость была — это прибытие в отряд 23 товарищей, пропавших без вести в бою при попытке форсировать ж[елезную] д[орогу] Гомель—Калинковичи. 14 дней голодные, оторванные боевые друзья ходили и искали нас, среди них — Горланов — комроты-8, его политрук, политрук 5[-й] роты и 20 рядовых бойцов. Они о своих мытарствах рассказали очень много, о том, что против нас между [реками) Припятью и Днепром действовало 2 пехотных дивизии, два чешских полка и один танковый полк. Встреча их была радостной и трогательной.

27 мая 1943 г.

Сегодня наша [колонна] передвинулась в район Боревого. Положение с продуктами остается по-прежнему напряженное — хлеба нет, картофеля тоже нет. Решили послать две экспедиции: одну из них в район Олевска под командованием комбата-3 Матющенко, в район Скрыголова на Припяти под командованием Подоляки. А роты и батальоны послали маленькие группы по окружающим селам.

Погода установилась хорошая, тепло, пастбище для лошадей хорошее.

Сегодня на вечер тов. Коротченко вызвал в наше расположение Сабурова, Маликова, Федорова48, Мельника49 для совещания. К 6 часам эти товарищи прибыли. Это замечательная картина встречи пяти руководителей п(артизанских) о[трядов] на Украине. На этом, предварительном, совещании было решено: собрать совещание всех руководителей п[артизанских] о[трядов] и членов ЦК партии на 28 мая, для обсуждения ряда вопросов и обмена опытом в работе. Разошлись очень поздно.

28 и 29 мая 1943 г.

Сегодня, к 11 часам, в расположение Сабурова прибыли на совещание Коротченко, Чепурной, Кузнецов, Сеген, Ковпак, я, Сабуров, Маликов, Федоров, Дружинин50, Бегма", Мельник52, Шушпанов53, Мельник, Владимиров54, Мартынов и ряд других товарищей. Какая замечательная картина встречи. Встретилась группа членов ЦК КП(б)У с руководителями крупных п[артизанских] о[трядов] Украины, среди них пять генералов. Волнующие моменты встречи. Совещание открыл секретарь ЦК [КП(б)У] тов. Коротченко. В течение двух дней проходило это замечательное историческое совещание в глубоком тылу врага на [реке] Уборть. Были заслушаны доклады командиров и комиссаров соединений об их деятельности с января 1943 [г.] На этом совещании были рассказаны интересные детали работы в тылу, особенно вопросы [о] польских, украинских националистах, отношении к населению и т. д. В конце совещания выступил тов. Коротченко, [который] подвел итоги совещания и дал ряд практических указаний. Совещание приняло конкретное и историческое решение.

30 мая 1943 г.

Сегодня наш отряд провожал на Большую землю раненых и больных товарищей. В числе отправляемых уехал «Дед мороз» — А.И. Коренев, старый партизан, любимец всего партизанского] о[тряда]. Ему 56 лет, но болезнь — ишиас свалила старика. Трогательным было прощание с бойцами батареи. Дед сказал прощальное слово бойцам, все плакали. Очень тяжело пришлось расставаться и мне со стариком. Столько много пережито, столько много сделано Кореневым для п[артизанского] о[тряда] и всей страны, провожал его как родного отца. Вместе с дедом отправили прекрасную автоматчицу 2[-й] роты, уже 7 раз раненную Нину Созину, и еще ряд товарищей — всего 22 [человека].

Сегодня с северной экспедиции получил до 100 голов скота и пудов 200 картофеля, а южная группа под командой Матющенко сообщила, [что] вела бой, но без успеха, есть раненые.

Весь день отрабатывали решения совещания: я, Чепурной и Сеген, а в свободное время читал газеты «Правда» с 9 по 27 мая. Погода сегодня ясная, но удивительно холодная. Лошади на пастбище немного отдохнули. Отправил письмо Нёме и часы.

31 мая 1943 г.

Сегодня снова была встреча всех командиров [и] комиссаров соединений п[артизанских] о[трядов] с членами ЦК [КП(б)У], где было принято решение как итог совещания 28 и 29 мая. При приезде в соединение Сабурова там встретил Еремчука, минера Харьковского партиз[анского] о[тряда], который приехал с Москвы. Теперь он

Герой Советского Союза. Еремчук привез письмо от жены за 18 мая [19]43 [г.] и многое рассказал за мою семью. С ним вместе прилетели бывшие наши бойцы, находившиеся на излечении: Аксенов, Сухотский, Хватов, которые очень много рассказали о жизни Москвы и всей страны. На последнем сборе всех командиров и комиссаров было принято очень важное решение, которое придется прорабатывать с партактивом и начсоставом. С полдня пошел дождь, который продолжался всю ночь. Сегодня от Матющенко прибыли семь раненных в последнем бою у Веледниках с мадьярами. Вечером читал газеты за 28 и 29 мая. Положение с продовольствием по-прежнему [трудное].

1 июня 1943 г.

Сегодня с утра и весь день готовили отчет УШПД за май месяц, кроме этого, работали над некоторыми деталями плана работы на лето.

Днем проездом были Федоров и Маликов.

С экспедиции за продуктами возвратились тов. Матющенко, 5[-я] и 10[-я] роты, которые, кроме скота, ничего не привезли. Хлеба все же нет. Сегодня днем вернулась из 40-дневного странствования группа разведки — 7 человек во главе с Осипчуком, которая ходила на связь с Хитриченко55, которая сообщила очень много интересных вещей. Они были за Днепром, сообщили о группе Гнидаша56 и Смирнова, а также о концентрации там войск противника. Много деталей дали о большой концентрации войск в Реческом и Хойницком р[айо]н[ах] — до 700 маш[ин], 70 бронемашин и танков. Много попалено сел и расстреляно жителей. Вечером отправили 6 человек во главе с Архиповым на связь с Хитриченко. Вечером был во 2[-й] и 10[-й] ротах, беседовал с бойцами. Погода сегодня хорошая, теплая.

2 июня 1943 г.

Погода сегодня исключительно теплая, летняя. Бойцы купаются в речке и стирают белье. Днем приехал Демьян с п[артизанских] о[трядов] Сабурова и Бегмы. Остановился на короткое время и поехал к Маликову. Обратным путем от Маликова ехал Сабуров, заехал к нам. Был сегодня и Иванов57, приехавший из рейда.

Немало уделили сегодня внимания по организации кавэскадрона при соединении. Сегодня получена телеграмма от тов. Хрущева, поздравляющая весь личный состав с выходом из окружения и нанесением врагу серьезных потерь.

Эту радиограмму зачитали всему личному составу. Несмотря на то что хлеба нет вот уже почти месяц, настроение бойцов хорошее и бодрое.

Вечером с группой начсостава штаба беседовал по вопросу военного искусства и о полководцах. С 23 часов на северо-востоке была слышна сильная канонада, бомбежка и зенитная стрельба.

3 июня 1943 г.

Утром провели совещание всего начсостава соединения по вопросу решения совещания членов ЦК и командиров и комиссаров. На совещании было поднято еще ряд важных вопросов. В 14 часов вся часть двинулась в район Милошевичи—Глушкевичи, где стояли 5 месяцев тому назад. Погода хорошая, даже очень жарко. Реку Уборть форсировали вброд. Сколько было смеху и веселья. Бойцы с разгону бросались в воду, купались, шутили. Посмотришь на этот прекрасный народ, и просто сердце радуется. Месяц нет хлеба, а бодрые, жизнерадостные, милые боевые друзья. С таким народом замечательно жить, драться и не страшно умереть. Проходя через хутор Тартак и село Милошевичи, представилась жуткая картина: замечательный хутор и село Милошевичи, в которых мы стояли зимой, сейчас сожжены до основания, торчат только одни дымоходы. По рассказам жителей, много расстреляли и пожгли жителей.

Прекрасный, жизнерадостный белорусский народ, который зимой показывал нам свои народные замечательные танцы в своих национальных костюмах «Лявониху», «Чоботы» и т. д. А теперь часть уцелевших жителей живет по лесам, но это уже не тот народ. Правда, нашему приходу они очень рады, но дети, дети — это самое главное, для чего мы живем и боремся, — голодные, грязные, просят у наших бойцов кусочек хлебца, а наши бойцы сами его не видят вот уже месяц. Как это все же тяжело. Когда-то жизнерадостный народ, трудолюбивый, а теперь: забит, голодный, нищий; это кусок немецко-фашистской европейской культуры, будь трижды проклят.

Бойцы, проходя через ужас, сжимают кулаки и говорят: «Ну, тов[арищ] комиссар, только доберемся до Германии, пусть не пеняют на нас, за сожженные села, за замученных наших людей будем мстить беспощадно». И они правы. Эти звери двуногие должны быть уничтожены и будут уничтожены.

В 22 часа пришли на место.

4 июня 1943 г.

Стоим на месте, погода исключительная. Место стоянки — лиственный лес, место сухое. Хорошее пастбище для скота. Метров за 200 протекает р[ека] Уборть. Бойцы целый день купаются, греются на солнце, чинят сапоги, белье стирают. Одним словом, приводят себя в порядок, готовясь к трудному, но славному походу. Даже я не вытерпел, погрел свои старые кости на солнышке. Утром и весь день тысячи птиц на различных языках поют свои песни, особенно много соловьев.

Днем прошел все роты, побеседовал с бойцами. Сегодня должен улететь в Москву П.П. Вершигора по вызову. Послал Нёме и Юрику письмо и фотокарточки. Неприятную получили радиограмму Строкача: «Долго ли будете стоять у Сабурова и когда выйдете в рейд?» Безобразие. Сабуров стоит шесть месяцев, а мы пришли после 11-дневных боев, форсировали [реку] Припять. Бойцы устали и требуют отдыха, а Строкач набрался нахальства спрашивать, долго ли будем стоять?

Вечером десятки костров, тихо бойцы поют песни, а кой-где играет гармошка — спутник наших бойцов. Как красиво.

5 июня 1943 г.

Погода по-прежнему стоит прекрасная, тепло и тихо. Как перед грозой. И действительно, вечером пошла сильная гроза с проливным дождем. Снова тихо и тепло. Только еще больше увеличилось щебетание птиц после дождя.

Днем провели разбор операции на Веледники. Кой-кого крепко поругали, в том числе Матющенко, Ефремова и Моисеева.

Вечером провели отрядное собрание комсомольцев, доизбрав двух членов бюро комсомола, куда был избран и Радик. Потом я сделал доклад об итогах и задачах комсомольцев в предстоящем рейде.

А вечером был в 3[-й] и 10[-й] ротах и беседовал с бойцами. Ночь темная, горят костры, и тихо беседуют бойцы. Вспоминают прошедшие боевые дни и своих боевых товарищей, почивших или отправленных на Большую землю.

Разведка принесла сведения, что на юго-востоке и юге собираются тучи. С Лельчицкого партизанского] о[тряда] сообщили, что в селе Лепляны верующие отслужили молебен по случаю нашего прибытия в район и молились за нашу победу над врагом.

6 июня 1943 г.

Погода стоит хорошая, днем очень жарко, а вечером большая гроза и дождь.

Сегодня узнали, что сюда прилетел [тов.] Строкач. Ждем его завтра у себя. Но сегодня получил три письма от Нёмы: два за 13 мая и одно за 4 июня. Нёма волнуется за нас с Радиком. Кто-то и что-то матери насплетничал, и она, бедная, переживает.

До 12 ч[асов] лежал на солнышке. С 14 [часов] 15 [минут] слушал митинг комсомольцев Украины, где выступал тов. Наумов от имени партизан Украины. Митинг прошел хорошо.

Днем ходил по ротам и беседовал с бойцами, а часть времени занимался партизанскими вопросами. Настроение у бойцов замечательное. Вопрос с хлебом по-прежнему остается таким же.

Получил письма от Зинуховой Юли и от Миши Федоренко. Сегодня придется на ряд писем отвечать. Вечером получил почту и газеты, но «Правда» — уже старые [выпуски] .

7 июня 1943 г.

До обеда читал газеты «Правда». Хотя они уже и старые, но для нас представляют большой интерес. А особенно интересные главы из новой книги Шолохова «Они сражались за Родину». Замечательная вещь.

В 14 часов к нам приехал тов. Строкач в сопровождении Федорова, Дружинина, Покровского58 и ряда других лиц, а через час приехал Демьян Сергеевич с Чепурным и Кузнецовым.

Встреча со Строкачем была очень теплая. Находясь в тылу врага 22 месяца, впервые увидели свое непосредственное начальство. Первое впечатление Строкач произвел хорошего и, по-моему, очень отзывчивого человека. Много было разговоров на различные темы. Весь день прошел в этих разговорах. Ходили немного по расположению соединения, а потом ходили на Уборть купаться. Погода исключительно хорошая. Приехавшие рассказывают ряд очень интересных вещей. От Нёмы получаю непонятные и тревожные письма.

8 июня 1943 г.

Утром обсудили ряд вопросов вместе с тов. Строкачем о плане дальнейшей работы, безумство, но мы берем юго-западную часть нашего Союза, еще дальше, чем были, а кроме этого нам совершенно неизвестно экономическо-политическое состояние района. А это немного страшновато, но ничего, зато сколько новых мест, районов, людей и т. д. Путь, как видно, будет тяжел и опасен, но путь боевой и славный. Отдаем еще одну 45-мм пушку Федорову, а нам обещают сбросить полуавтоматических ПТР и тысяч пятьдесят патрон ППШ. Строкач после обеда уехал к Федорову для вручения правительственных наград, обещал завтра быть у нас. Демьян остался у нас. Обстановка и погода по-прежнему, хотя в 24 часа от Строкача и Сабурова было получено тревожное сообщение, что противник сконцентрировался на юго-востоке Овруча и северо-востоке Мозыря [и] решил 8 июня предпринять наступление против партизан.

9 и 10 июня [1943 г.]

За 9 июня существенного ничего не произошло, правда, всю ночь и половину дня шел дождь. Окружающая обстановка также по-прежнему. Правда — то, [что] хлеба нет уже второй месяц, а теперь наступает беда с солью, в некоторых подразделениях уже едят без соли.

Сегодня 10 июня во всех подразделениях вручали медали «Партизан Отечественной войны». В нашем соединении вручено 300 медалей. Получил и я I и II степени. Радик — I степени. В нашем отряде, по нашему представлению, награжден медалью I степени Д.С. Коротченко.

Днем также был дождь. А в 1942 г. в это время мы стояли в Спадщанском лесу. После занятия г. Путивля почти каждый день были бои — противник принимал все меры, чтобы нас вышибить из лесу. Между прочим, и погода похожа на погоду прошлого года.

Вечером вместе с тов. Строкачем были в разведроте и 8[-й] роте, беседовали с бойцами. Настроение бойцов прекрасное, боевое и бодрое.

11 июня 1943 г.

С утра провели совещание начсостава части с присутствием ком[андиров] рот и политруков. На совещании присутствовали Строкач и Коротченко. Докладывали командиры и комиссары батальонов.

После выступили тт. Строкач и Коротченко, поставившие задачи перед соединением на марш и последующую работу. Днем поехали провожать соединение Федорова. Проводы были очень теплые. Я с Дружининым обменялись своими верховыми лошадьми. Отдал свою серую венгерку, свою красавицу, которая была взята в Ст[арой] Гуте. А когда приехал в свое расположение, то собрались бойцы и стали выражать свое недовольство моим обменом. Привыкли все к лошади, а она и верно была красавица. Но и этот конь гнедой масти хорош. На обратном пути заехал с Коротченко в 3[-й] батальон, выступил на собрании всех бойцов батальона. Настроение личного состава боевое и хорошее.

12 июня 1943 г.

Сегодня знаменательный день. Наша часть в 18.00 двигается в рейд по новому маршруту, утвержденному ЦК и

Укр[аинским] штаб[ом] п[артизанского] дв[ижения]. Путь далекий, тяжелый, но путь очень важный. С утра много говорил лично с тов. Строкачем по вопросам задач соединения, их значения и по ряду личных вопросов, касающихся судьбы семьи. Идем далеко, что будет с нами — неизвестно. Строкач интересовался прошлым отряда, как я работаю с Ковпаком и т. д. Во время беседы дал очень много ценных советов по дальнейшей работе, а самое главное — беречь отряд, беречь людей. Лично познакомился с тов. Строкачем, он произвел на меня чрезвычайно приятное впечатление, прекрасный человек. В конце беседы он подарил мне маленькие, хорошие часики, которые я передал им же для Нёмы, т. к. они совершенно мне не нужны. Днем говорили вместе Коротченко, Строкач, я и Ковпак по ряду вопросов задач соединения в последующей работе и т. д.

К 18 часам часть построилась, бойцы идут стройными рядами с песнями. На левом берегу р. Уборти провожают соединение в поход Коротченко, Строкач, Чепурной, Мартынов, Кузнецов, Покровский и ряд других товарищей. Щелкают фотоаппараты, трещит киноаппарат. Соединение двинулось в боевой поход. Но вот проходят последние повозки и люди. Настали минуты волнующего прощания, крепкие по-мужски объятия, крепкие до боли поцелуи. Я остаюсь последний. Тов. Коротченко по-мужски плачет. Ряд напутственных слов, и снова объятия. Я передаю Родине, народу и Сталину привет. Тяжело и очень тяжело было расставаться, может быть, это последняя встреча. А как за эти 50 дней я сжился с группой ЦК [КП(б)У] и лично с тов. Коротченко, какие прекрасные товарищи, а особенно среди них выделяется тов. Коротченко. Замечательные товарищи Чепурной, Сеген и Кузнецов. Их присутствие в части дало мне лично большую пользу. Да и народ их полюбил, особенно тов. Коротченко. Да, этой встречи и расставания я никогда не забуду.

Радя хотел пройти мимо и не попрощаться, но его крепко, по-отцовски обнял Коротченко, расцеловался он и со Строкачем, Чепурным и Кузнецовым, а Коротченко дрожащим голосом сказал, передайте привет матери и Юрке и сам, как медвежонок, качающейся походкой пошел за колонной. Я уже отъехал, а Коротченко и Строкач стояли на берегу и махали фуражками. Прощайте, товарищи, прощай, Родина. Передавайте всем горячий привет. И я, для того, чтобы разогнать тяжелые думы, быстро поскакал вперед колонны прямо в Глушкевичи, где мы стояли в декабре 1942 г. От замечательного села осталось одно пепелище, много уничтожено жителей, почти в каждом дворе стоят кресты. Народ, оставшийся в живых, узнает, и радостно встречает, и рассказывает ужасы террора немцев против населения. Побыл на могилках шести похороненных здесь товарищей, в том числе Маруси и Тамары.

13 июня 1943 г.

Ночью пришли в район Конотопа и Будки-Войткевитские. Здесь у нас были жаркие бои с немцами в декабре 1942 г. Как и Глушкевичи, так и Будки-Войткевитские сожжены до основания. В этих Будках население было исключительно польское, из 670 человек осталось в живых только 22 человека, и то все ранены. Они рассказали, что когда немцы зашли в Будки, [то] загнали все население в школу, заперли и открыли пулеметный и автоматный огонь по школе и забросали ее гранатами, а потом запалили. Все население Будок сгорело, осталось в живых 22 человека, которые были тоже в школе, но легко ранены и завалены трупами. После ухода немцев вылезли и бежали. Неужели человечество и история простят эти злодеяния фашистским зверям. Население окружающих сел живет в лесах, а спалены Копище, Войткевичи, Приболовичи, Бухча, Тонеж и еще ряд сел.

В этом районе отдохнем день, пока придут с аэродрома наши партизаны. Вечером прибыл с Москвы Вершигора. Дрянь, не побывал в моей семье.

14 июня 1943 г.

В 18 часов с района Конотопа двинулись по маршруту Войткевичи, Купель, Либихово, Беловиж. Весь путь протяженностью до 40 км. С места стоянки до Войткевичи во главе колонны шел я. Дорога хорошая, в среднем проходили 1 км [за] 12 минут. Бойцы вспоминают бои в декабре 1942 г. на этой дороге между Будками и Войткевичи. Войткевичи почти полностью спалено, но население стоит на заросшей бурьяном и лебедой улице, встречает и провожает бойцов. По всему пути прекрасные хлеба, не только озимые, но и яровые и огородные культуры. В Купеле население польское при проезде части все стоит на улице. В этом районе стоит польский п[артизанский| о[тряд] Сатановского59 и Мельника. В проходящих селах бойцы раздавали литературу. Идем уже по Украине, но хлеба бойцы еще не кушают, питаются пока мясом и картофелем, но настроение хорошее. На дневку остановились в лесу у села Беловиж.

15 июня 1943 г.

Сегодня выступили в 18 часов. К селу Сновидовичи подошли в 21 час. По рассказам наших разведчиков, сегодня ночью в Сновидовичи делал операцию Мельник, проще не операцию, а грабеж, забрали у населения не только скот, но и носильные вещи. Население и наши бойцы возмущены. Дорога пока хорошая, люди и лошади идут бодро. Ж[елезная] д[орога] близко, минеры и заслоны быстро движутся к ж[елезно]д[орожному] п[ереезду]. В 24 часа г[лавная] п[оходная] з[астава] достигла ж[елезной] д[ороги], быстро были разобраны завалы, проволочное заграждение и ж[елезно]д[орожную] рельсу, поставленную поперек дороги. Колонна без остановки двигалась через ж[елезную] д[орогу] Сарны—Овруч, удивительно, без единого выстрела. В 24 часа 50 минут вся часть без помех форсировала дорогу. Спустя час на ж[елезной] д[ороге] открылась ружейно-пулеметная стрельба, оказалось, на наших минеров наскочила группа немцев, обстреляла их и убила одного бойца 9[-й] роты Чебакова. Националистическое село Дерти прошли без жертв, хотя стрельба была по убегающим.

Прошли сегодня 50 км. Люди и лошади выдержали хорошо, хотя крепко устали. Весь район насыщен националистами. На отдых расположились в хуторе Замостье. Случайным выстрелом убит разведчик Шишлевский, хороший парень.

16 июня 1943 г.

Наконец мы попали в районы действия т[ак] наз[ываемых] «бульбовцев». Это одна разновидность украинских националистов, которые дерутся против немцев и партизан. Здесь же в этих районах находятся бандеровцы, тоже националисты, которые дерутся против немцев, бульбовцев и партизан. Многие эти банды вооружены хорошо, есть даже артиллерия и танки. Все эти националистические группы громят и поголовно уничтожают польское население. В связи с чем поляки бегут к немцам, а последние формируют из них полицию против националистов и партизан. Немцы искусно разжигают национальную рознь с одной целью — удержаться во что бы то ни стало. В этих условиях бдительность должна быть чрезвычайно повышена. За последнее время все чаще и чаще стали поступать сигналы о том, что немцы готовятся применять о[травляюшие] в[ещества]. Идет тренировка гарнизонов и т. д.

Весь день, а особенно ночью шел проливной дождь. Все залито, дорог нет, а двигаться надо.

17 июня 1943 г.

Дождь совершенно испортил дороги, двигаться чрезвычайно трудно. Днем прибыл Шитов и член Верх[овного] Совета Киселев, дали ряд разведданных. Я Шитову дал шрифта 3 пуда и кассу. К вечеру прибыла группа разведки Осипчука, бродившая 10 дней, была в разведке в районе Высоцк— Домбровица. По докладу Осипчука, идет сильная концентрация немецких войск по линии Сарны—Лунинец, подвозят войска с артиллерией и танками. Есть слухи, что в Столин ожидают самолеты с о[травляющим] в[еществом]. Особенно за последнее время немцы активизируют засылку шпионов и разведку в партизанские отряды. По-видимому, и по всем действиям немцы подготавливают крупное наступление на леса между Лунинец—Мозырь, Мозырь—Овруч, Овруч—Сарны, Сарны—Лунинец. Беспечность партизанских] о[трядов] и долгое стояние на месте позволяет [противнику] концентрировать войска и громить п[артизанские] о[тряды]. Мы сегодня еще стоим на месте, населенные пункты насыщены националистами, но пока не активничают. Наш народ держится настороженно.

Долго беседовал с комиссаром шитовского объединения. Познакомил его и Шитова с решением совещания 28 и 29 мая 1943 г.

18 июня 1943 г.

Сегодня в 14 часов двинулись по маршруту Боровое— Рудня-Боровская—Михалин, что восточнее Бережаны 15 км на р[еке] Случь. Все проходящие села сожжены немцами до основания, а жители — часть перебита, а оставшиеся в живых живут в лесах. Этот район еще больше насыщен бульбовцами. Наша разведка 4 ба[тальо)на, которая была послана по маршруту за р. Случь, в течение двух дней вела бои с бульбовцами и вынуждена отойти, не выполнив задачи. При нашем подходе к дер[евне] Михалин началась стрельба, причем стреляют сволочи из окон, кустов и ржи. Немцы с этой бандой, так как она не имеет никаких политических целей, а занимается грабежом и поголовным уничтожением польского населения, ведут с бульбовцами ожесточенную борьбу. А из-за этой сволочи немцы массами убивают ни в чем не повинное украинское население. В Рудне Боровской встретил нач[альника] штаба партизанского] о[тряда] Медведева, с которым мы уже встречались в феврале 1943 г. Обстановка напряженная, дорога после обильных дождей плохая, прошли 27 км.

19 июня 1943 г.

Вышли из района Михалин в 15 часов по маршруту: Балашивка—Антолин—Пересеки—Рудня—Стрый—Мочулянка — всего 28 км. [В] большинстве из проходимых сел население польское встречало наших бойцов с большим восторгом, во многих селах население подносило бойцам цветы. Как правило, у каждого дома стоит ведро с водой и кружкой. Мужчины выносят табак, а женщины — молоко и хлеб.

Этот путь проходили больше полями, погода солнечная, кругом засеяны поля, рожь стоит как стена. Виды на урожай исключительно хорошие, как озимого, так и ярового, замечательные показатели дают огородные культуры. Я почти всю дорогу шел впереди. Какая красота, какая замечательная природа, так и хочется сказать словами тов. Кирова60: «Как прекрасна жизнь, как жить хочется». Жизнь бьет ключом, и вот уже третий год, как идет война, и все эти годы урожаи исключительные. Что бы было, если бы не было войны? Зажил бы народ богатой, зажиточной жизнью.

20 июня 1943 г.

Остановились на отдых в лесу у дер. Мочулянка. Погода прекрасная. Днем поехал в польское с. Старая Гута, где после службы в костеле на лужайке собралось все население села. Я сделал доклад о положении на фронтах и задачах польского народа, призвал их вступать в п[артизанские] о[тряды] и добывать себе независимость польского народа. После меня выступали поляки, и в том числе выступил ксендз. Выступающие были все единодушны, что в борьбе с гитлеризмом и украинским национализмом путь их един — вместе с Кр[асной] ар[мией], вместе с Советским Союзом. Настроение народа очень хорошее. Характерно отметить, что население живет чисто и культурно, одеты чисто, но как далеко отсталое от политики, внешний блеск, а внутреннее содержание убогое. Командир разведгруппы 3[-го] стрелкового] б[атальона] по радио сообщил, что держал бой с националистами 40 м[инут], есть два бойца убитых, патроны на исходе. Националистов много. Пришлось вернуть разведку обратно. Ну, сволочи, вызов брошен — принимаем.

Сегодня, год тому назад, когда противник после безуспешных 10-дневных боев против нашего партизанского] о[тряда], находящегося в Спадщанском лесу Путивльского района Сумской области, сконцентрировал до полка пехоты при четырех автоматических пушках и нескольких танкетках, повел наступление на с. Литвиновичи, где располагалась 8[-я] рота. К вечеру село на 70% было сожжено, бой был упорный, но рота, 70 человек, героически дралась. К вечеру противник занял все окружающие села вокруг Спадщаны и из Глухова подбросил до 10 танков и до 1000 [человек] пехоты. Мы решили вывести п[артизанский] о[тряд] со Спадщанского леса и занять для обороны село Воргол и лес Морицу и Довжник. Под покровом ночи пошли наши роты из Спадщанского леса, с того леса, где мы родились и принимали первое боевое крещение 19 октября и 1 декабря 1941 года. Через болото и горящее село Литвиновичи роты вышли и заняли оборону в селе Воргол.

Обстановка за последние 10 дней после занятия г. Путивля была настолько напряженной, что я под гул артиллерийской канонады спал днем, прислоняясь к дереву. Бойцы сильно устали.

21 июня 1943 г.

Сегодня вышли из района дер. Мочулянка, вышли в 16 часов по маршруту: Глушково—Бельчаки—Дерманка— Клецка Белька—Харулуг—Солпа-Малая Ровенской области — всего 35 человек. При подходе к Бельчакам передовых частей в Бельчаках было до 200 бульбовцев, наши части их выбили и приступили к постройке моста через р[еку] Случь. К 19 ч[асам] вся часть переправилась через [реку] Случь. В Дермановке националисты запалили несколько хат поляков. В лесу под Дермановкой нашли трупы убитых 2 разведчиков 3[-го] с[трелкового] б[атальона] националистами. Клецка-Велька на 100% националистическая. По дороге поймали 8 вооруженных националистов. И здесь виды на урожай отличные. Засеяно очень много ржи, пустующих земель совершенно нет.

А политическая обстановка в этих националистических районах настолько сложна, что надо держать ухо остро. В 1942 г. в этот день вели бой в селе Воргол Путивльского района, а на ночь через рощу Марицу отошли в Петропавловский лес на дневку. Погода 21 июня [19]43 г. была солнечно-жаркая.

22 июня 1943 г.

Сегодня продвинулись на 20 км на запад. Стоим уже недалеко от Ровн[о]. Дорогою было два столкновения с националистами, есть уже у нас два раненых. Забрали очень много националистической литературы. Забранных вчера в плен 8 человек националистов, простые мужики, после соответствующей работы отпустили, а одного из пленных Воронежской области взяли к себе. Все села заражены национализмом. Посреди села холм, на холме крест, который украшен националистическими флагами и тризубом. Сволочи, буржуазная интеллигенция дурит головы крестьянам, а сама идет на поводу у немцев. Себя именуют «украинскими партизанами» и скрывают истинно буржуазное лицо своего движения. Сегодня написал листовку на украинском языке, где разъясняю сущность национализма.

Год тому назад, в ночь на 22 июня форсировали р. Клевень с боем и днем шли через Берюх, Моисеевку в Марьяновские леса под Теткино.

23 июня 1943 г.

Сегодня в 17 часов вышли на запад, продвигаемся на 22 км. Делаем остановку 25 км северо-восточнее Ровно. Дорога та же, что и вчера, все села заражены националистами. Часто стреляют из-за угла, с кустов, со ржи и т. д. Наши редко отвечают. Только стреляем тогда, когда видим стреляющего. Есть интересные случаи, когда мой заместитель Андросов61 беседовал с девушками, подошли 7 бородатых мужиков, тоже слушали его, но потом, видя, что он один, выхватили из ржи винтовки и стали в него стрелять. Убили его лошадь и стали ловить, и, если бы не подоспели бойцы, его бы убили. Вечером разведка 2[-го] батальона поехала на разведку, была обстреляна. Пока еще эта сволочь не представляет угрозы, так как большинство их сидит по домам и не имеет оружия. Молодежь забирают насильно и гонят их в лес для обучения, а потом ставят их на командные должности. Поляки со всех сел бегут в районные центры. Все польские фольварки пустые. Немцы создают польскую полицию, чтобы бить украинцев. Сегодня вышла листовка, удалась очень хорошая.

24 июня 1943 г.

День простояли в лесу в районе дер. Корчемка Людвипольского района Ровенской области. Здесь мы в феврале с[его] г[ода] встречались с националистами, но теперь их гораздо больше. Весь день был солнечный, стоим в 7 км от ж[елезной] д[ороги] Сарны—Ровно. К вечеру погода стала портиться и к моменту выхода, т. е. к 20 часам, пошел сильный дождь, который шел до 24 часов беспрерывно. Все промокли до нитки. Водой залиты все дороги. Грязь по колено, и, несмотря на это, люди идут и идут. Если я имел плащ-палатку и шинель, промокла плащ-палатка, шинель, и были мокрые брюки до тела, то что же было с бойцами, не было ни одного рубца сухого, а бойцы безостановочно идут и идут. Вот уже два года, далеко оторванные от родины, живут и борются люди, добывая себе снаряжение, вооружение и продовольствие; нет дома, казармы, землянки, а все время под открытым небом, и эти люди не издают ни единого звука жалобы, ни единого неудовольствия. Что же это за народ? Немцы зовут их «бандитами». Националисты зовут их жидо-большевистскими агентами. Это народные мстители. Это, вернее сказать, народные «Апостолы». Это люди пришли добровольно в п[артизанские] о[тряды], не ища здесь удобств, отомстить врагу за страдание своего народа, за слезы матерей, жен и сестер, за кровь, пролитую своими братьями. Это народные Апостолы потому, что они несут правду народам временно оккупированных областей нашей Родины. Они являются прекрасными агитаторами и пропагандистами советской власти. Просто удивляешься, без напыщенности, а просто, простым языком боец говорит с мужчиной или женщиной о простых вещах, а в этих словах сколько любви, преданности и гордости за свою Родину. Какой это замечательный народ. Это чудо-богатыри, это золотой фонд нашей Родины. Можно написать книгу об этих замечательных людях. В нашем соединении есть все национальности нашего Советского Союза". Это интернациональный отряд.

Утром подошли к лесу у села Корчин. Неожиданно начался бой с г[лавной] п[оходной] з[аставой]. Через несколько минут поднялась стрельба в середине обоза, оказалось, [что] обоз с ранеными националистами врезался в середину нашего обоза. Оказывается, мы натолкнулись на одно из логовищ бандеровцев.

По лесным дорогам сделали [они] хорошие завалы. В районах, где остановились батальоны, тоже были стычки. Только остановились, еще не распрягали лошадей, снова стрельба. Пришлось выделить 4 роты и прочистить лес, при прочистке был бой, за весь день почти не прекращалась стрельба. В результате этих стычек взяли 30 пленных, из них 3 раненых, убили человек 15, взяли 1 р[учной] п[улемет], штук 15 винтовок и ряд еще, взяли базу их, хлеб, муку и т. д. Ковпак хотел всех расстрелять, я этому воспротивился. Ночью форсировали шоссейную дорогу Людвиполь—Ровно и ж[елезную] д[орогу] Сарны—Ровно, эти дороги прошли без столкновений. Уничтожили связь, дороги заминировали. За эти дни, а особенно за последний день, нервы настолько напряжены, что я вторые сутки почти ничего не кушаю. Так как здесь такое политическое переплетение, что нужно крепко думать, убить это очень простая вещь; но надо сделать, чтобы избежать этого. Националисты — наши враги, но они бьют немцев. Вот здесь и лавируй, и думай.

25 июня 1943 г.

Сегодня весь день все соединение находится в боевой готовности, т. к. националистическое гнездо мы разворушили. они бегают и натыкаются на наши посты и заставы. Нам сегодня предстоит задача форсировать р[еку] Горынь, переправ нет, за исключением Яновой Долины, но там немецкий гарнизон, драться невыгодно, по лесным дорогам большие завалы и мост хорошо укреплен. Решили делать наплавной мост через р, Горынь между селами Корчин— Здвиждже, но националисты, человек 500, заняли Здвиждже и заявили, что переправу строить не дадут. Ковпак решил, если это, то дать бой и смести это село, чему я решительно воспротивился; это просто и не требуется большого ума, но жертвы с одной и другой стороны, жертвы мирного населения, детей и женщин. Кроме этого, это на руку немцам, которые хотели бы руками партизан задушить националистов, и наоборот. Кроме этого, этот бой с националистами будет верхушкой этой сволочи хорошо использован, как они это и делают в агитации среди населения, что партизаны их враги, и отголоски этого боя будут известны на сотни километров. Я решил пойти на дипломатические переговоры, написали письмо и послали его с дивчиной, тон письма мирный. Мы просим не препятствовать проходу. Наша цель общая — бить немцев, а если будут препятствовать, то будем бить. На это письмо получили ответ грубо, что не пропустим, будем драться. Ковпак снова рассвирепел, предложил немедленно [применить] артиллерию и смести это село с лица земли. Я заявил, что на это не пойду, лучше согласен вести бой с немцами за мост в Яновой Долине, хотя с тактической точки зрения бой держать с немцами невыгодно, все преимущество на их стороне. Я решил еще сделать попутку — добиться мирным путем, без драки построить переправу. Послали 4 роты на берег, поставили пулеметы и пушки, стали строить переправу, но националисты заняли оборону и заявили, что все умрем, а не пропустим. Местность была в их пользу. Я решаю послать командира разведки 2[-го] батальона, хорошо говорящего по-украински тов. Шумейко без оружия, а 2[-й] батальон подтянули к реке. Националисты несколько раз стреляли, пытались спровоцировать бой, но с нашей стороны была полнейшая выдержка. Наш посланец был принят в штабе националистов, на наши условия пропуска поставили свои условия вернуть пленных и раненых, тогда будет разговор. Пленные и раненые были уже на берегу, и мы их передали. Они поставили вопрос о прекращении агитации. Шумейко дипломатично отверг и еще ряд вопросов, и только [в] 3 часа 26 июня закончились переговоры. Они дали согласие не чинить препятствия строить переправу и переправить часть. В 3 часа переправили 2[-й] батальон на левый берег для заслонов и обеспечения переправы. К 6 часам переправа, наплавной мост через р[еку] Уборть, был готов, длиной 35 метров. Националисты к моменту нашей переправы с села ушли, боясь нашего нападения, но характерно, что они не имели представления о численности нашего соединения. В 6 часов часть стала переправляться, и [к] 7 часам закончили переправу. Наша дипломатия закончилась победой без крови. Население впервые осталось на месте и высыпало на улицу. Это была колоссальная политическая победа, которая показала, что между советскими партизанами и украинским народом есть единство и одна цель, цель уничтожить фашизм.

Население, видя наше вооружение и численность, пришло в восторг, были слышны восторженные слова: «вот так партизанка». Наши бойцы раздавали листовки. Этот успех прошел тяжело, особенно лично для меня, две ночи не спал, два дня почти не кушал, и когда стал вопрос, как брать переправу, то с Ковпаком разошлись, он настаивал брать с боем, разгромить село, я был против, стоя за мирное разрешение вопроса, так как бой затянется, будут жертвы и особенно [среди] мирного населения, и этим боем мы только дадим козырь в руки немцев. На этой почве произошла крупная и очень крупная ссора. А моя точка [зрения] одержала победу: мы переправились без жертв, пусть фашизм бесится. Нам и надо [так] вести политику: бить немца вместе, а жить врознь, свои политические цели мы знаем. Наша бескровная дипломатическая победа является блестящим маневром, но сколько нервов, сколько крови испортил я лично. Оказывается, здесь надо быть не только хорошо грамотным в военном и политическом отношении, но и применять «дипломатию». Бойцы смеются, что придется писать III том дипломатии63. [В] последующих селах Посточное, Еловица население все выходило на улицу и встречало нас. Только одно это, только то, что население украинское не разбежалось при нашем появлении, только с одного этого можно сказать, что дипломатические переговоры в Здвиждже являются большой политической победой. То, что националисты пишут и врут, что красные партизаны режут украинцев, опровергнуто, а это нам и надо, это-то и есть политика, а этого кой-кто не понимает из твердолобых.

Двигались днем, вышедшие из села националисты, стоя по группам и одиночкам по лесу и ржи, наблюдали наше движение. Виды на урожай и на этой стороне [реки] Уборти прекрасные, рожь и пшеница как янтарь, прекрасные травы, но по лесам все дороги завалены.

26 и 27 июня 1943 г.

На дневку остановились в 12 км [от] ст[анции] Цумань, но при расстановке в лесу на отдых произошла крупная стрельба с п[артизанским] о[трядом] полковника Медведева, который, дислоцируясь здесь, принял нас за немцев и открыл огонь. Результат стычки: начальник штаба 2-го СБ Лисица легко ранен.

Вечером приходил к нам Медведев. Мы решили остановиться здесь на отдых до половины дня 28 июня 1943 г. Погода хорошая, есть недалеко пруд, пусть народ обстирается и обмоется.

В этих лесах встречаются козы дикие, олени и кабаны. Мы, оказывается, стали на отдых возле питомника князя Радзивилла. Лес здесь замечательный, а травы просто изумительные. Наши лошади хорошо отдохнули.

28 июня 1943 г.

В 14.00 сегодня решили двинуться на исходное положение для форсирования очень активно работающей линии ж[елезной] д[ороги] Ковель—Ровно и шоссейной дороги

Ровно—Ковель. Ехали лесом князя Радзивилла, замечательный культурный лес. Густой и обработанный. В лесу очень много дичи, и как-то странно в этой замечательной местности, где красивая и художественная природа, где много красивой дичи, водится и такая паршивая «дичь», как националисты.

Подъезжая к селу Сильно, началась стрельба. Оказалось, что в Сильно приехали из Берестянки 15 человек бульбовцев, засели в брошенный танк и обстреляли наших конников. В результате обстрела убили двух бульбовцев. На дневку остановились в лесу южнее Дерманки. Польское население убежало и пока к нам относится хорошо. Украинское население, запуганное немцами и использованное этими прохвостами националистами, прячется в лесах и только после нашего появления вылазит и идет по домам и оказывает нам помощь.

29 июня 1943 г.

Сегодня решающий день, часть должна форсировать железную] д[орогу] и асфальтированную дорогу Ковель—Ровно. Выступили с места стоянки в 20 часов 29 июня 1943 г. Дорога работает чрезвычайно интенсивно, поезда проходят через каждые 5 минут, а наша колонна должна через переезд проходить один час. По разработанному плану для остановки движения по ж[елезной] д[ороге] выслали вправо и влево диверсионные группы для минирования линии ж[елезной] д[ороги]. Одну группу послали на запад от переезда на 15 км в район Зверев, а вторую — на восток на 10 км в район с[ела] Мокре с задачей ровно в 23 часа заминировать оба пути ж[елезной] д[ороги] и не пропустить ни одного поезда, не считаясь ни с какими жертвами, всем умереть, но задачу выполнить. Диверсионные группы я лично инструктировал и направлял. Людей подобрали самых лучших. В это же время, т. е. к 23 часам, часть должна подойти к ж[елезной] д[ороге] для ее форсирования. Ровно к 23 часам, при подходе головы колонны к ж[елезной] д[ороге] на запад, прошло два эшелона и на восток два эшелона; когда колонна начала переходить ж[елезную] д[орогу] и заслоны заняли свои места и середина колонны была на переезде, т. е. как раз моя повозка подходила к ж[елезной| д[ороге], показался поезд с запада. В 23 часа 15 минут в 500 метрах от переезда раздался выстрел из 45-мм пушки, залп из бронебоек и одновременно взрыв мины, и поезд стал, поднялся шквальный огонь со всего оружия. Обоз рысью пошел через переезд. Стрельба продолжалась. Часть полностью форсировала асфальтированную и ж[елезную] д[орогу] за 45 минут, исключительно организованно и быстро.

[В] 23 ч[аса] 30 м[инут] раздался взрыв на западе. Это эшелон наскочил на мины, поставленные диверсионной группой. В 23 часа 45 минут раздался двойной взрыв на востоке, пошел под откос поезд на поставленных минах восточной диверсионной группы. За переход этой ж[елезной] д[ороги] нами подорваны 5 эшелонов, из них один с живой силой, 58 вагонов, на самом переезде эшелон с рельсами и шпалами, а 3 эшелона неизвестно с чем. Но факт, что 5 паровозов уничтожены совершенно. Дорога, которой мы боялись, форсирована блестяще. После переезда пошли переходами через чешские колонии. Чехи живут очень хорошо и культурно, наше появление встретили очень тепло. В колонии Малин чехи собрали 250 пар белья. В этой колонии нами забрано 50 центнеров белой муки, 10 центнеров сыру, остановились в маленьком лесу, южнее колонии Малин, юго-восточнее Луцка 18 км и от Ровно западнее 40 км.

Люди устали, но все довольны, что так блестяще форсировали ж[елезную] д[орогу] и много наделали рикошета. Но остановились в таком лесу, что он со всех сторон может простреливаться; весь марш прошли [в] 37 км. Несмотря на то что ночь совершенно не спал и нервы были настолько напряжены, днем тоже не мог заснуть. Близость крупных гарнизонов и плохой лес, напряженность и повышенное нервное напряжение, [поэтому] иногда удивляешься, откуда берется сила, как еще выдерживаешь и до каких пор хватит нервов жить и работать в такой обстановке.

30 июня 1943 г.

Народ настолько устал и от перехода, и от нервного напряжения, что, как пришли, легли спать как убитые. Штаб весь спит, Ковпак тоже, один только дежурный и я не спим. У меня настолько были напряжены нервы, что спать не могу. В целях конспирации костры жечь запретили, рации тоже не работают. Горячую пищу не готовим. Бойцы едят хлеб и вареное мясо, приготовленное еще на прежней стоянке. К 12 часам пришли диверсионные группы, которые выполнили свою работу блестяще. Давидович и Островский с бойцами 2[-й] и 3[-й] рот. Но группа Давидовича привезла 3 товарищей раненых, на обратном пути нарвались на полицаев, и в перестрелке троих ранило. Часто летают самолеты, день тянется очень медленно, здесь оставаться нельзя, сегодня надо форсировать две шоссейки Ровно— Дубно и Здолбуново—Львов и активно работающую железную] д[орогу] Здолбунов—Львов; путь длиной 47 км, местность сильно пересечена, но идти надо, несмотря ни на какую усталость. Решили двинуться в 17 часов. Но в 13 часов погода испортилась, пошел сильный дождь, и, несмотря ни на что, часть ровно в 17 часов двинулась, как я его назвал, [в] психический переход. За два часа до выхода послали две диверсионные группы на запад и восток от переезда для диверсии и остановки движения на ж[елезную] д[орогу]. Местность до ж[елезной] д[ороги] сильнопересеченная, беспрерывные крутые подъемы и спуски, мелкие перелески, местность исключительно красива, живописна. Больших населенных пунктов нет, а живут отдельными хуторами и отдельными дворами, которые утопают в садах. Характерно, что от Лельчицкого района Полесской области до Дубно все поля засеяны, свободного незасеянного поля совершенно нет и виды на урожай исключительно высокие. Шоссейную дорогу Ровно—Млинов в 21 ч[ас] 30 м[инут], а вторую шоссейную дорогу Ровно—Дубно пересекли в 23 ч[аса] 15 м[инут], переход этих дорог прошел без приключений. Двигаемся к ж[елезной] д[ороге] после дождя, дорога грязная. Но вот по времени должна быть ж[елезная] д[орога] [в] 2 часа ночи. Вдруг раздается впереди одиночный выстрел, потом второй, обоз останавливается, нервы напряжены до предела, справа и слева от переезда видны какие-то огни, сначала показалось, что мы вперлись на станцию, но потом выяснилось, что немцы на этой ж[елезной] д[ороге] через каждые пять км построили блокпосты. За одиночными выстрелами поднялся шквал огня с винтовок, пулеметов и автоматов, со стороны противника стал бить батальонный миномет, но до переезда не доставал. Колонна пошла рысью, пули свистят над головой, ночь темная, после переезда сразу деревня Липа и большой спуск, колонна застопорилась, пришлось быстро ее проталкивать. Огонь все усиливался со стороны противника, но поражение колонне не наносили. Только один ездовой 3[-го] стрелкового] б[атальона] был ранен. Всю часть дороги прошли за 40 мин[ут]. В конце деревни Липа после спуска большой подъем на гору, где пришлось долго повозиться, и вообще здесь дороги с большим пересечением. На дневку остановились в районе леса Любомирка Дубичанского района Ровенской области. Лес замечательный, но при входе в этот лес встретились с таборами местного населения и местной самообороны, т[ак] называемых] бандеровцев, часть их обезоружили, а другой части предложили, чтобы не стреляли, иначе будем уничтожать всех. А в 12 км стоят лагерем человек 400 бандеровцев. Мы решили поговорить с ними, но при условии ни в какие политические переговоры не вступать, а только одно, что они против нас не выступают, наши разведгруппы и диверсионные группы пропускают, а если только тронут, будем бить всех, кто попадется с оружием; они просили их тоже не трогать. Надоела эта комедия с этой сволочью. Собрался всякий националистический сброд, разбить их нет никакого труда, но это будет на руку немцам и противопоставим против себя западных украинцев. Среди них только верхушка идейно сильна, а основная масса — это слепое оружие в руках националистических прохвостов. При первом ударе все это разлетится, и ничего не останется от независимой Украины.

1 июля 1943 г.

Сегодня днем собрал и провел совещание комсомольского актива всего соединения по вопросам:

1. Роль комсомола в борьбе с барахольством.

2. Роль комсомола в поднятии авторитета младшего начсостава соединения.

3. Задачи комсомола в дальнейшем движении части, особенно по районам, насыщенным националистами. И разворот кем работы, а особенно воспитательной работы среди кем.

После совещания в артбатарее обнаружено барахло, взятое двумя бойцами артбатареи Алексеевым и [Чибисовым]. Оба кандидаты партии, и оба орденоносца, но мы решили их расстрелять. Собрали всю часть, издали приказ. Я выступил |со словом] о позорном явлении мародерства, и начштаба зачитал приказ о расстреле. Многие плакали. Приговоренным дали последнее слово. Оба рабочие боевые товарищи, стали просить перед всем строем командование части и всех бойцов, чтобы им сохранили жизнь, они свое позорное поведение [искупят] кровью. Приказ оставили в силе, но как было тяжело.

2 июля 1943 г.

Сегодня связались с отрядом им. Михайлова, командир Одуха, это самый южный п[артизанский] о[тряд], а дальше [него] за два года ни одного партизана не ступала нога. Мы сейчас остановились в лесу в районе Шумска. За двадцать дней мы прошли 387 км по районам, насыщенным националистами. Днем собрал и провел совещание партактива по вопросам:

1. О бытовом загнивании некоторых командиров и политработников (женитьба), а с этим связано барахольство.

2. О роли младшего командира в связи с приказом по соединению о поднятии роли начсостава, приказ № 387.

3. О борьбе с элементами мародерства и барахольства и роли в этом парторганизации.

4. Об обязанностях каждого коммуниста и руководителей партийных организаций.

5. Повышение роли парторганизации во всей жизни соединения и усиление воспитательной работы среди членов партии, а особенно среди вновь принятых в партию.

В наши руки попал ряд ценных националистических документов, которые показывают полное слияние немецких фашистов с украинскими националистами. Есть письмо Мельника64, одного из националистических руководителей, к германским властям |с просьбой] о помощи им оружием, для борьбы с Московией. Есть документ — обращение украинских националистов к польскому населению, которое они убивают и режут, по поводу разрыва дипломатических отношений СССР с правительством Сикорского65 и что виновниками уничтожения 12 т[ыс.] офицеров под Смоленском являются большевики. И еще ряд документов. Нет никакого сомнения, что верхушка националистов обманывала рядовую массу втом, что они ведут борьбу против немцев, а на самом деле они ведут вместе с немцами и при их поддержке борьбу против советской власти.

Сегодня, 3 июля, решили дать отдохнуть личному составу и лошадям, а завтра двигаться дальше.

4 июля 1943 г.

После двухдневного отдыха сегодня в 19.00 двинулись дальше на юг. Дорога еще больше пересечена, чем она была, очень большие спуски и подъемы, отчего колонна страшно разрывается. Взаимоотношения между украинским и польским населением настолько обострены, что в этих районах нет ни одного поляка, часть из них перебита националистами, часть бежала в польские райцентры, где создана немцами польская полиция, якобы для защиты себя от националистов, а фактически для борьбы с националистами и красными партизанами. Немцы ловко и хитро посеяли национальную рознь, а теперь хотят и националистов, и поляков направить против нас, против Советского Союза. Жутко становится, когда проходим большие польские села и они пустые. Ночью во время движения прошел сильный дождь, в двух местах была стрельба с националистами. На отдых остановились в мелком лесочке. Прошли сегодня 39 км. На месте снова стрельба, наткнулись на лагерь националистов-мельниковцев.

5 июля 1943 г.

На дневку остановились в маленьком и мелком лесу, южнее с. Матвеевки Контебурского района Тернопольской области. В 7 часов утра в расположении 2[-го| и 4[-го| батальонов началась редкая автоматная и пулеметная стрельба около с[ела] Борщовка. Потом выяснилось, что наши батальоны при занятии места стоянки натолкнулись на националистов-мельниковцев. Это уже третий оттенок националистов. Во время перестрелки убито 7 и ранено 3 националиста. Наши потери — один ранен[ый] из 2[-го] батальона. Потом начались переговоры, в результате которых националисты обещали не выступать против нас и дали нашим батальонам 4 мешка муки, мешок крупы, мешок сахара и ящик спичек. Нервы напряжены до предела, ни спать, ни кушать не могу. Если с ума не сойду, то выдержу. В таком исключительно национальном и политическом переплете провести отряд — это равносильно провести корабль по неизведанному фарватеру, среди подводных камней, мелей и т. д. Мы вступили в такую зону, где еще не ступала нога партизана, т. е. территория занятая немцами уже два года и [люди] потеряли надежду когда-либо увидеть советские войска, а тут вдруг днем идет громада тысячи людей, сотни повозок. Народ: одни смотрят с любовью и слезами на глазах, другие со страхом, а третьи со злобой и ненавистью. И, несмотря ни на что, этот шквал двигается и двигается без остановки, к определенной поставленной цели. Вчера, во время прохода колонны в с[ело] Сураж, встретили церковную процессию, молебен посвящен урожаю и крестам. Наша колонна остановилась, бойцы и командиры сняли головные уборы и пропустили эту процессию. Это поведение наших бойцов вызвало исключительное одобрение верующих, кончился молебен, селяне устроили общественный обед, на который приглашали наших бойцов и командиров, но последние с благодарностью отказывались. Селяне выносили на улицу хлеб, соль, молоко и пироги для бойцов. Мы идем вдоль бывшей границы СССР—Польша, но по территории Западной Украины. Рядом стоят села, где была советская власть, видны колхозные постройки, и оттуда прибежали просить приехать к ним, они будут все очень рады нашему появлению.

Сегодня ровно год, когда мы, находясь в окружении в Ново-Слободском лесу Путивльского района Сумской области, с 2 по 6 июля вели жестокие бои с немецкими оккупантами, в результате которых мы разбили мадьяр и вышли с окружения. Сегодня с той группы националистов, что утром была перестрелка, мы узнали, что среди них есть советские военнопленные, которых они насильно, под страхом смерти, забрали в свои ряды, среди них горный инженер, врач и два лейтенанта. Мы потребовали отпустить их, и их отпустили. По рассказам этих товарищей теперь ясна картина шантажа и подлости националистов.

В начале войны подпольные организации националистов, воспользовавшись шляпством наших советских и партийных органов, а многие секретари сельсоветов западных областей были заядлые националисты, и при эвакуации населения в глубь страны эти секретари с[ель]с[оветов], националисты, составляли списки каждого села, якобы на эвакуацию в глубь СССР. Эти списки пред[седатели] сельсоветов, а кой-где и райисполкомы, заверяли и ставили печати; конечно, никто из населения не эвакуировался, а списки остались у националистов, а когда немцы заняли Западную Украину, националисты, на этих заверенных соворганами списках, сделали надпись: список жителей такого-то села, подлежащих выселению в Сибирь. После чего приходят в села и говорят: вас советская власть хотела всех отправить в страшную холодную Сибирь, а немцы вас бьют. Мы, украинские националисты, против немцев и Москвы — за самостийную соборную Украинскую державу, и такая афера имела исключительно большое значение на влияние националистов на темное крестьянство западных областей. Эти же пленные рассказывают — костяком и основой повстанческой Украинской армии являются полицейские западных областей. После занятия немцами западных областей Украины кулаки и репрессированные элементы пошли в полицию, которая грабила и убивала еврейские семьи, и этим грабежом жили, а когда немцы посадили их на паек, вся эта черносотенная сволочь, которой руководили националисты, забрала данное немцами оружие и ушла в леса. Здесь они объединялись по сотням и первой своей задачей поставили объявить беспощадную резню всему польскому населению. Началась страшная резня, в целых селах, районах польское население самым зверским образом убивалось, причем зверски мучили и убивали детей, женщин и стариков, а все постройки предавали огню. Несомненно, что немецкая охранка здесь в этой национальной резне [сыграла] главную роль. Постепенно их масштабы стали расширяться. Они в каждом селе составили списки всех мужчин с 1895 года до 1923 г[ода] рождения и объявили их мобилизованными, т. е., если он не имеет оружия, то считается бойцом Укр[аинской] повст[анческой] армии и работает дома; то[т] же украинец, кто против этого, ночью берется из хаты и бесследно исчезает. Всех наших военнопленных, независимо какой национальности, насильно мобилизуют и, если не хочет или подозрителен — немедленно убивают. Таким образом, каждый район имеет свои табора, где сотни две или три войск вооружены процентов на 60, а безоружные, как резерв, сидят дома. Территория разбита на кущи, районы, где сидят агитаторы кущевые и районные. Но в некоторых районах есть и бандеровцы, и мельниковцы. Народ не воинственный. Только интеллигенция и кулачесто еще кое-как дерется, а остальная масса при шквале огня разбегается. Воины из них хреновые, а хлопот причиняют много.

В 20 часов двинули по маршруту на юг, в 24 часа без каких-либо приключений форсировали ж[елезную] д[орогу] Тернополь—Шепетовка. Одновременно на этой же линии взорвали на р[еке] Горынь ж[елезно]д[орожный] мост длиной 125 м и еще два — один 30, а другой 50 м.

В связи с сильнопересеченной местностью и отсутствием лесов сегодня прошли 35 км и на дневку расположились в с. Печерна, недалеко от бывшей австрийской границы, которая охраняется немцами, т. е. мы из немецкой Украины переходили в губернаторство польское66. Сегодня ночью предстоит пройти эту границу и форсировать ж[елезную] д[орогу] Тернополь—Проскуров. А националистов и здесь до чертовой пропасти. Нет ни одного села, где бы не было этой мерзости — или бульбовцы, или бандеровцы, или мельниковцы.

6 июля 1943 г.

Вышли из села Печерна в 20 часов. Сегодня предстоит форсировать т[ак] называемую] бывшую австрийскую границу, а потом Галиция отошла к Польше, до 1939 г. была граница с Польшей. Но и теперь эта граница немцами охраняется по всем правилам пограничной службы, с заставами, секретами и патрулями. Село Печерна — националистическое село. Но население, видя такую силу, делает милую гримасу и якобы дружелюбны. Границу прошли без выстрела, но когда попали в лес, 10 км южнее, Выжгородка, ночь была страшно темная, долго путались и вышли на южную окраину леса, было уже два часа ночи, а когда колонна вышла на шоссе Залужье—Лисичинцы, шла легковая машина, ее подбили и убили трех человек. Впоследствии оказалось, что в ней ехал тернопольский комендант, который проверял границу. Ночевку решили [сделать] в этом лесу, наутро шла машина с львовским комендантом и тоже была разбита и сожжена. Есть сведения, что тернопольский и львовский коменданты убиты.

7 июля 1943 г.

День для меня знаменательный. Радику, моему сыну, исполнилось 19 лет. А два года вместе со мной воюет в тылу врага. [В] 17 лет пошел воевать, это то же, что было и со мной в 1917 г. Сын пошел в отца, жаль только, бедняге не удалось окончить десятилетку. Вероятно, его судьба похожа на мою, чего я страшно не хочу. Характер и нрав у него мой, плохой или хороший, но я рад. Парень он хороший, живем с ним дружно. Хотя, любя его, я иногда основательно [его] журю. Меня он любит и гордится. Крепко любит мать и младшего братишку Юрика. Часто, как будто бы случайно, вспоминает, что нравится маме или что бы сказала мама и т. д.

Утром в лесу под пулеметную и автоматную стрельбу поздравил его с днем рождения. Оба вспомнили далеких, но близких — маму и Юрика, бедные, наверняка мать весь день проплакала. Весь день 3[-й] батальон вел бой с полицией и немцами, которые приехали искать львовского и тернопольского комендантов. Убили их человек 30. Наши потери 4 человека.

8 июля 1943 г.

Из лесу вышли в 20 часов. При выходе и весь путь продолжался дождь, да какой еще дождь, просто жутко. Все промокли до костей, дорога стала настолько [плоха], что лошади еле тянут повозки, грязь липкая, люди еле идут, ну, откровенно, такого дождя еще не было.

Обоз настолько растянулся, что приходилось три раза останавливать колонну для подтягивания обозов. В 23 часа форсировали ж[елезную] д[орогу] Тернополь—Проскуров без боя. Но пустили [под откос] два эшелона: один с ломом, а другой не установили с чем. В эту же ночь 4[-й] с[трелковый] б[атальон| в полном составе взорвал два ж[елезно]д|орожных] моста длиной 175 м в 15 км юго-западнее Тернополя и два шоссейных моста. Таким образом, ж[елезная] д[орога] Тернополь—Проскуров на месяц остановлена. А также выведена из строя шоссейная дорога Тернополь—Волочиск. Форсировали также шоссейную дорогу Тернополь—Волочиск. На дневку остановились в лесу, что 4 км восточнее м[естечка] Скалат. По пути разгромили несколько фольварков. Народ настолько устал, что валился с ног. Лес, правда, большой, но мелкий; но днем противник собрал жандармерию со Львова, Станислава, Тернополя и ряда местечек до 150 человек и в 16 часов повел наступление на наше расположение. Наши роты 3, 4, 10[-я] контрударом разгромили наступающих и, по пятам преследуя их, заняли районный центр м[естечка] Скалат, где забрали большие трофеи оружия, а особенно кожи, мануфактуры, обуви, сахара, водки и т. д. Уничтожено большое количество водки, склад горючего, 18 автомашин, 200 велосипедов, 5 мотоциклов и т. д. Захватили 4 ручных и 1 станковый пулемет, тысяч пять патронов и т. д. Убили человек 95, а остальные разбежались. Вечером 10[-я] рота захватила на каменоломне 800 кг аммоналу и уничтожила все агрегаты. В этот же вечер 3[-й] батальон уничтожил мощный радиомаяк, а 2[-й] батальон взорвал шоссейный мост Тернополь— Волочиск, идущий через ж[елезную] д[орогу], 2[-я] рота порвала три деревянных моста, идущих с запада на восток. Наше появление в Западной Украине вызвало переполох и растерянность во всем Варшавском генерал-губернаторстве. Создаются различные слухи, что высажен десант советских войск и т. д.67

Немцы здесь не имеют больших гарнизонов, исчезновение львовского и тернопольского комендантов вызвало переполох. В захваченном г. Скалат освобождено 200 человек евреев из тюрьмы. Население смотрит на наше появление со страхом, т. к. за два года они не видели и не слышали о советских партизанах. А это верно, начиная со Славутских лесов на юг в Галицию советских партизан не было и нет. Характерное явление, что если до границы Варшавского губернаторства, т. е. в Западной Украине, каждое село националистическое и очень много банд националистов находилось по лесам68, но когда перешли границу Галиции, то здесь есть признаки националистов, вероятно, они в зачатке69 и находятся в подполье. Граница между СССР и Польшей по р[еке] Збруч существует и сейчас. Немцы ее охраняют по всем правилам. Эта же граница резко разделяет экономически, политически. По левому берегу Збруча немцы сохранили формально колхозы, где крестьяне работают как в колхозе, но на трудодень дают 50 граммов зерна и то не все трудодни оплачивают. Скот весь забран, торговли совершенно нет. Народ буквально пухнет от голода, террор, молодежь почти всю вывезли в Германию.

По правую сторону Збруча сохранены помещичьи экономии и частнособственнические мелкие крестьянские наделы, скота много, народу трудоспособного много, есть торговля, и неплохая, помещичья земля обрабатывается при помощи панщины. Настроение населения по левую сторону Збруча резко на стороне Советов, а по правую сторону реки — нейтрально выжидательное. Ночь провели в лесу с расчетом утром выступить в лесной массив, 15 км севернее Гусятина. Настроение бойцов и командиров [приподнятое]. Последние операции на линии ж[елезной] д[ороги], переходы и разгром г. Скалат, что дало очень много из обмундирования, а также отдых, подняли настроение и, кроме этого, успехи на фронте. Немцы с 5 июля 1943 г. начали наступление на Орловском, Курском и Белгородском направлениях. За три дня уничтожено больше 1000 танков, 700 самолетов, больше 30 тысяч солдат. Несмотря на превосходство, немцы успеха не имеют.

9 июля 1943 г.

В 4 часа колонна двинулась через село Красное к границе по р[еке] Збруч, весь путь был по лесу. Замечательные места, резкопересеченная местность, открывает красивые виды. Характерно, что здесь замечательные дороги, большинство гравийные и обсажены черешнями, деревни и местечки очень чистенькие и культурные. При подходе к р[еке] Збруч в деревне Кренцилов произошло столкновение с немецкой погранохраной, где было 2 немца и 6 узбеков. Погранохрану уничтожили и захватили станковой пулемет и 4 винтовки. На дневку остановились на р[еке] Збруч в районе Лысой горы. Ночь с 9 на 10-е и весь день 10 и 11 июля шел беспрерывно дождь. Земля здесь глинистая, все раскисло, дороги сильнопересеченные, ехать совершенно нельзя. Надо выезжать, но даже незапряженная лошадь не может двигаться. А противник начинает концентрировать войска в селах Постолы, Городница и [в] ряде других сел. Днем Ю[-го] и 11 [-го] летали самолеты, искали нас. Народ весь мокрый, но, несмотря на дождь, поют песни, играют на гармошке, патефонах и т. д.

12 июля 1943 г.

Ночью дождь перестал, но почва настолько раскисла, что просто хоть хаты лепи. Сообщение по радио: вот уже 8-е сутки немцы ведут наступление на Орловском, Курском и Белгородском направлениях; по сообщению Информбюро, наши войска успешно отражают все атаки противника и наносят ему большой урон. Уже уничтожено больше 2 тыс. танков, больше 1000 самолетов и т. д. Как радостно и как хочется, чтобы это было началом конца немецкой армии. Одновременно сегодня сообщили, что англо-американские войска высадили десант на о[строве] Сицилия и беспрерывно громят войска держав оси. Ближайшие дни должны стать решающими днями. Погода пасмурная, но пока дождя нет, решили вечером двигаться.

В 20 часов решили с боем пробиться через Городницу, т. к. за три дня нашей вынужденной стоянки из-за дождя и плохой погоды накопилось немцев до 500 человек и заняли ряд деревень от м[естечка] Гусятина до Товсте, и когда вышли на исходное положение на опушку леса, то с севера в Постолов прошли 47 автомашин. Мы решили прорваться в Раштовцы, но и там был противник, но сила его нам была неизвестна. Тогда решили штурмом занять Раштовцы, а колонну пустить 500 м правее. На Раштовцы пошел 4 Стрелковый) б[атальон]. [В] 0.30 шквалом огня и криком «ура» заняли Раштовцы, где было до 30 автомашин и человек 500 пехоты. Раштовцы загорелись, и почти полтора часа шел бой, в это время колонна форсированно проходила через мост в 500 м севернее Раштовца. Стоявший на заслонах 2[-й] Стрелковый) б[атальон] подбил и сжег автомашину и находившихся там 8 человек немцев уничтожил. Часть за ночь и к 10 часам 13 июля 1943 г. прошла 49 км.

На дневку остановились в лесу в районе Скомороше, что 15 км севернее Чертков. В бою за Раштовцы убит помощник] командира 4[-го стрелкового батальона] тов. Подоляко, это замечательная светлая личность, прекрасный командир. Не вернулись с этого боя 30 человек, где они — неизвестно. Во время боя и пожара в этом селе уничтожены все автомашины. На фронте идут ожесточенные бои. Немцы успеха не имеют. Сегодня сообщили, что союзники высаживают десант на о[строве] Сицилия.

13 июля 1943 г.

Днем форсировали ж[елезную] д[орогу] Тернополь—Чертков и шоссейную дорогу между этими пунктами. По сведениям разведки противник идет на автомашинах по нашим следам, а с 13 часов двумя самолетами «Мессер[шмитт]-110» стал бомбить и простреливать в различных местах лес, а в 18 часов обстрелял из пулеметов нашу стоянку и сбросил три бомбы, в результате чего ранило 7 человек из 7[-й] роты евреев и сжег 4 хаты. На расположение части налетал три раза. Сегодня прошли 51 км, но по этим пересеченным дорогам, спускам и подъемам будет 75 км. За два дня прошли 100 км. Народ страшно устал, а с 4 утра до 10 ч[асов] прошел очень сильный дождь, дорога испортилась, люди страшно промокли, погода холодная. За это лето не было ни одного дня жаркого, а наоборот, лето страшно дождливое. К 12 часам кое-как просушились. Костры и работу рации запретили. Лес маленький. Люди уже еле идут.

14 июля 1943 г.

Выступили сегодня в 21 час. Наметили маршрут через г[ород] Галич на Днестре, но уже в пути пришлось [его] изменить из-за времени. На день остановились в очень маленьком грабовом лесу у с[ела] Бышев. Страшно авиации. До Галича послали разведку, от него стоим за 12 км.

Проходя от Гуты Новой до Бышева, местность очень живописная, большие горы, идем по ущелью. По пути много помещичьих имений. Наши забирают лошадей и скот. Помещики убегают.

Вся полиция, помещики и немцы со всех местечек, сел и мелких городов бегут в Станислав. Станиславскую и Тернопольскую области охватила паника, про нас ходят разные слухи. Самолеты ежедневно ищут нас, бомбят и обстреливают мелкие и крупные леса. За эти дни нервы настолько напряжены, что потерян сон и аппетит, а народ как только отдохнул 5—6 часов, так и поет.

Что за народ. Это богатыри, а не люди.

15 июля 1943 г.

День прошел напряженно. Почти весь день, а особенно с 14 часов, самолеты противника не давали покоя, бомбили и обстреливали из пулеметов. В результате этого нападения мы имеем двух убитых и 10 раненых.

Сегодня к вечеру вернулись пропавшие люди, 29 человек из 4[-го] батальона. Вышли из боя и на сутки позже нас шли по нашему пути. За время боя одного потеряли убитым и одного раненого, раненого привезли, прошли 100 км без потерь, а уже подходя к нашему расположению их обстрелял самолет и ранил 5 человек. Ранен хороший разведчик Юдин.

Вышли в 20 часов через м[естечко] Большовцы, которое до подхода колонны занял кавэскадрон. Здесь же форсировали ж[елезную] д[орогу] Львов—Станислав. Замечательное культурное местечко. Давно я не видел красивых зданий, скверов, клумб и не ходил по тротуарам. В витринах магазинов видны продукты и промтовары. Мы, проходя по этому местечку, ничего не тронули. Электросвет, водопровод. Воздух наполнен ароматом цветов. Я сорвал пучок ночных фиалок и прошел тротуаром с букетом цветов через все местечко.

Этот проход по культурному местечку вызвал какое-то странное чувство. Два года бродим по лесам, болотам, деревням, исхожено до 7 тыс. км, каждый день тревога, опасности, бродячая жизнь полна приключений, а здесь живут такие же люди в совершенно другой обстановке.

Сегодня же форсировали и другую линию ж[елезной] д[ороги] Станислав—Бережаны и мост через р[еку] Днестр в районе дер[евни] Старые Сивки. Мост охранялся 20 немцами и 30 полицаями. Мост был забаррикадирован повозками и колючей проволокой.

Штурмом разведки кавэскадрона и 3[-й] роты мост был взят. Мы потеряли конника Падшина убитым и трех раненых. Мост [длиной] 225 м после прохода взорвали и зажгли.

Марш сегодня исключительно ответственный, но прошли хорошо, прошли 43 км. А раненые все прибавляются и прибавляются. Люди уже устали, требуется отдых, а отдыхать нельзя, обстановка не позволяет. На отдых остановились в лесу в районе села Седлиска.

Сегодня по радио сообщили, что наши части прорвали фронт в районе Орла в двух местах.

16 июля 1943 г.

Остановились на день в лесном массиве, 10 км западнее Галича, в районе села Седлиска. С утра [в] 7 часов появились самолеты и начали бомбить и обстреливать лес. Это психическое воздействие продолжалось весь день до 10 часов вечера. К 12 часам противник занял все окружающие лес села и блокировал лес, по определению разведки силы противника были до 3 тыс. [человек], артиллерия и танкетки. Нам надо форсировать реки Ломница, Луква, мостов нет, броды глубокие, и там, где броды, противник занял села и окопался.

Днем на участке 2[-го] и 3[-го] батальонов были захвачены две легковые машины с живыми в них немцами. Днем противник до 200 чел[овек] наступал из Галича по шляху на участок 3[-го] бат[альона]. 3[-й] с[аперный] б[атальон] эту группировку разбил, отбросил противника за реку и взорвал мост через реку Ломница. Днем противник силой до 250 человек переправился через р[еку] Ломница и занял село Блюдники. Этот участок обороняли 5, 8 и 10[-я] роты.

Мы решили в 22 часа двигаться по маршруту Темировцы— Медынь— Брынь—Боднаров—Майдан. Когда была построена колонна и думали двигаться, появились самолеты и сбросили бомбы на дер[евню] Седлиска и зажгли ее, а [с] пулеметов обстреляли лес. Одновременно с 76-мм пушек, батальонных минометов стали обстреливать лес у д[еревень] Сюлка и Сокул. 2[-му] бат[альону] было приказано штурмом занять Медынь к 23 часам, а 4[-му] с[трелковому] б[атальону], 5, 8 и 10[-й] ротам — к 1 часу выбить противника из Блудники и занять их. Второй батальон свою задачу выполнил к 2 часам, а 4-й батал[ьон] и роты не выполнили. Артиллерия и минометы беспрерывно обстреливали лес.

Обстановка была чрезвычайно напряженной, оставаться здесь было нельзя, надо вырваться, тогда решаем разведротой, 3, 6 и 9[-й] ротами штурмом занять переправу у деревни] Темировце, что и было сделано. Штурмом, с криками «ура», вброд выше груди, роты заняли брод и погнали противника. В 3 часа стали переправлять всю колонну. Двинулись по маршруту. К 6 часам достигли ж[елезной] д[ороги] Станислав—Стрий и форсировали ее, после прохода колонны взорвали ж[елезно]д[орожный] мост, 75 м, и не успели втянуться еще все подводы в лес, как появился разведчик, а за ним три штурмовика и стали бомбить и обстреливать лес, куда мы вошли.

На день остановились в лесном массиве, что западнее Станислава 12—15 км. Весь день самолеты не давали покоя. Костров не жгли вот уже пять дней. Рации не работают. За вчерашний день потеряли убитыми до 10 человек, в том числе бронебойщика Беляева, старого замечательного бойца. Раненых человек 40, в том числе комбат — 4[-го] Кудрявский и н[ачальник] штаба 4 [ - го ] с[трелкового] батальона] Брайко. Нами уничтожено до 15 автомашин и убито до 200 солдат.

Да, трудно описать ту обстановку, что пришлось пережить в ночь с 16 на 17 июля 1943 г. Но кто останется в живых, тот будет помнить [ее] всю жизнь. Я уже не говорю лично о себе, много было трудных обстановок, но это была самая трудная и тяжелая. Решалась судьба всего соединения. Только самоотверженность и храбрость отдельных подразделений и людей решила успех прорыва блокады. О некоторых людях и командирах можно сказать слово — «Богатыри». Хорошо вел себя Радик. Видя мои переживания, во многом мне помогал и, бедный мальчик, не меньше меня переживал.

17 июля 1943 г.

На дневку остановились в лесу, западнее Станислава 15—18 км. Личный состав устал крепко, но, придя на место, с целью маскировки костры не жгли, и люди остались не евши. А самолеты вот уже пятые сутки не дают нам покоя, еще на пути, как только вошли в лес, стали обстреливать и бомбить наугад. Но поражений не было. День сегодня исключительно жаркий. Лес густой и большой. В 22 часа двинулись дальше. 18 июля 1943 г. всю ночь шел сильный дождь. Дороги после дождя совершенно испортились. За всю ночь прошли только 11 км. Лошади из-за отсутствия корма и плохих дорог совершенно измотаны, люди от почти непрерывных дождей и отсутствия горячей пищи сильно переутомились. Несмотря на то что все промокли до предела, одежду пришлось сушить своим телом, т. к. костров раскладывать нельзя из-за маскировки, ночью кое-как сварили по ротам галушки и покормили народ раз за двое суток. Днем моросил дождь и искали нас самолеты.

19 июля 1943 г.

С места стоянки лес, что 20 км северо-западнее Станислава, вышли 18 июля 1943 г. в 21 час, но к моменту выхода разведка доложила, что села западнее, восточнее и южнее места нашей стоянки заняты большими гарнизонами противника. Надо снова пробиваться с боем. Это уже третье окружение противником нас начиная с 12 июля 1943 г. Причем несмотря на то, что мы проходили за ночь по 50 км с целью оторваться от противника, но к вечеру следующего дня, пользуясь преимуществом автотранспорта и хороших шоссейных дорог, он нас обгонял и делал заслон впереди, дабы не дать нам продвигаться к Карпатам. Причем из опроса пленных и захваченных документов [стало известно, что] с момента нашего появления в Галиции немцы бросили против нас, начиная со Скалата, два полицейских полка СС — 4[-й] и 23[-й], один батальон бельгийцев, один батальон кавказцев и одну четырехорудийную 76-мм батарею, 6 «Мессер[шмиттов]-110» и два разведчика. В предыдущих боях мы часть их основательно потрепали, пожгли до 50 автомашин и много убили.

Выход из создавшегося третьего окружения превосходящими силами противника мы решили [осуществить так, чтобы силами] 3[-го] с[трелкового] б[атальона] и 6, 8 и 9-й рот 1[-го] с[трелкового] б[атальона] разгромить по пути маршрута самую сильную группировку, где к вечеру наши разведчики засекли больше 100 автомашин, батарею и два батальонных миномета. Местом удара решили [избрать направление] на село Россульно, а вся колонна должна двигаться по маршруту Лесювка, Саджева, Глебовка, м[естечко] Солотвин, Маркова и Манява. Удар по селу Россульно должен быть нанесен в 24.00. После дождей дороги совершенно испортились, причем удар на село Россульна должен производиться 3[-м] батальоном с северо-запада, а 6, 8, 9[-й] ротами с севера. Когда колонна подходила к шоссе Станислав—м[естечко] Перегинско, в селе Россульно начался бой. Колонна пошла по шоссе на местечко Солотвин. По пути подожгла три нефтескважины. В местечке Солотвин в 3 часа завязался бой с группой немцев, которые через 30 минут были все уничтожены. Колонна форсированно стала двигаться дальше, и, когда голова колонны подходила к Маняве, а хвост был еще в м[естечке] Солотвин, это на протяжении шести км, появилось сперва два разведчика, а когда голова колонны поднималась на высоту 936 и подходила к лесу, появились 4 «Мессер[шмитта]-110» и начали бомбить и обстреливать колонну. Это происходило с 7 утра до 9 часов вечера. Постепенно колонну втягивали в лес по склонам горы, но все же эти стервятники нанесли нам ощутимый урон. Было убитыми до 10 товарищей и 24 раненых, убито больше 100 лошадей. Мы пулеметным огнем и из бронебоек сбили одного разведчика и одного «Мессер[шмитта]-110», которые упали недалеко от нас и сгорели. К вечеру колонну всю втянули в лес на полгоры, а большинство втянули на высоту 936 м. Вот и Карпаты. Встретили они нас неприветливо. Лично я пережил ужасный день. Морально был настолько потрясен этим варварским налетом на колонну, что просто передать не могу. Немцы на весь мир вопят, что союзники делают террористические и бандитские налеты на Германию и что пострадал от бомбежки исторический памятник — Кельнский собор. Подлецы и варвары. Они жалеют собор, созданный руками человека, а человека, создателя всех ценностей человечества, всей его культуры, зверски уничтожают и превратили в рабство десятки миллионов. И есть же идиоты, называющими себя культурными людьми, которые считают, что собор ценнее человека. По докладу командира ударной группы [из] 6, 8, 9[-й] рот тов. Бакрадзе, наступающего на село Россульно, они достигли к 24 часам окраины села, дали условный сигнал и начали штурм села. Ворвавшись в Село, захватили две 76-мм пушки, батальонный миномет, два станковых] пулемета и до 4-х часов дрались с немцами. Уничтожили 37 автомашин, захватили штаб полицейского полка, уничтожили много боезапа[сов] на машинах, уничтожили до 300 гитлеровцев. Но с 3-м батальоном за все время боя связаться не могли, и там, где должен наступать 3-й батальон, стрельба была, но не активная, роты в 4 [часа] 30 м[инут] вышли с боя и пошли по маршруту, а 3-го батальона до сих пор еще нет. Что с ним? Вероятно, он запутался или завяз в болоте, но его судьба крепко волнует. По пути арьергард порвал все мосты, особенно большой мост в м[естечке] Солотвин, до 400 м, в деревне Манява взорвали еще четыре нефтевышки и сожгли нефтеперегонный завод, а на нем до 60 тонн нефти и бензина. Дел мы наделали очень много. Ну, вот и Карпаты, с высоты 936 видна замечательная панорама. Хребты, горы, ущелья, виды исключительно красивые, и на фоне этой величественной красоты гул моторов «мессеров», взрывы бомб и трескотня пулеметов. Здесь же в войну 1914— 1918 гг. происходили бои, мы находим очень много старых окопов. Население живет очень и очень бедно, но нас встретило гостеприимно.

20 июля 1943 г.

Весь день находились на высоте 936. С утра выслали главразведку на поиски 3-го батальона. Весь день летали разведчики и «мессеры», искали нас, бомбили и обстреливали отдельные участки леса. Ночью сожгли 9 нефтевышек в селе Биткув. Второй батальон послали на перекрытие дорог и взрыва мостов по дороге, идущей из Станислава к венгерской границе по р[еке] Быстрица. От нашего места расположения [до] венгерской границы по прямой 18 км.

С полдня пошел грозовой дождь, но такой сильный, что просто ужас, и этот дождь продолжался до 23 часов. По горе текут целые потоки воды. Но грозовые разрядки здесь такие страшные, что я видел за всю свою жизнь впервые. К вечеру вернулась разведка, посланная на поиски 3[-го] с[трелкового] б[атальона]. Она доложила, что от Манявы до Солотвина все села заняты противником. Село Биткув — тоже [заняли] немцы. [В направлении] на Яблонов разведка слышала бой, бомбежку и большой пожар. Есть предположение, что там 3-й батальон, но где он, что с ним? Этот вопрос не дает покоя и страшно мучает. Командование там толковое и хороший личный состав батальона, но что могло с ним случиться? Вечером в 22 часа решили двигаться на юго-запад, еще ближе к венгерской границе. После дождя все абсолютно мокрые, а дороги — сплошная грязь. Но нам надо спускаться с высоты 936 в долину. Что это был за спуск? Временами спуск доходил до [крутизны в] 70°. Начали спускаться с горы в 22 часа, а закончили в 3 ч[аса] 30 м[инут] 21 июля 1943 г. Но теперь извлекли горький опыт и печальный урок. 19 июля [в] дер[евне] Манява с наступлением рассвета вся колонна, там, где ее застает рассвет, останавливается и маскируется, и, кроме этого, вообще решили батальоны и роты не скучивать.

Утром снова послали разведку 2[-го] батальона в направлении Яблонов на поиски 3[-го] батальона. Дороги здесь горные и страшно каменистые, лошади совершенно сели на ноги, буквально падают. Что будем делать дальше? Надо отдых дней 6—7.

21 июля 1943 г.

День в расположении 1[-го] с[трелкового] батальона] прошел спокойно, есть сведения, что 2[-й] батальон с 8 ч[асов] 30 м[инут] дерется с немцами, но результаты неизвестны. О 4[-м] батальоне сведений нет, а 3[-й] батальон до сих пор не дает никаких признаков жизни. Разведка его ищет. Я за эти дни страшно похудел, зарос и так изнервничался, что просто превратился в истерика. Второй батальон отошел и сдал противнику переправу в [селе] Пасечна. Таким образом, оказались в ущелье отрезан[ы] 3[-й] и 4[-й] батальоны. Комбат 2[-го батальона] Кульбака трус70, положение становилось критическим. Мы послали 6, 9 и 10-ю роты освободить мост. И когда роты пришли, то выяснилось, что противник действительно наступал [численностью] человек до 300, но благодаря неумению и личной трусости Кульбаки создалась паника.

К 18 часам стало известно, что 3[-й] батальон находится на высоте 936. Послали навстречу. И к 6 часам утра 3[-й] и 4-[й] батальоны без потерь переправились через переправу. К 10 часам первый батальон занял место восточнее Зеленица 5 км, 3[-й] бат[альон] в Зеленице. 2-й батальон в Зеленице и 4[-й] бат[альон] [в] Черник.

22 и 23 июля 1943 г.

Стоим на небольшой возвышенности против горы Сидуха 1546, она почти всегда покрыта туманом. Дождь и грозы непрерывны, и говорят, что в Карпатах месяца июнь, июль самые дождливые. Дождь настолько надоел, что опротивело все. Раненые мокрые, но бодрые. Что это за народ? В течение этих двух дней самолетов нет. Противник пока нас не беспокоит. Лошади почти все легли, решили дать отдохнуть дней 5, а потом надо ковать, Карпаты заставляют нас перестраивать и тактику борьбы, и вождение отрядов. Из опыта трех переходов решили весь обоз перестроить из фурманок на двуколки, на вьюки, а раненых на специальные горные носилки. Все батальоны и роты спешно приступили к перестройке транспорта. Ковка лошадей производится на резиновой или на войлочной прокладке. Из борьбы по лесам и степи переходим к новой тактике борьбы и вождения частей в горах.

Ковпак по-прежнему равнодушен не только к полевым и лесным условиям борьбы с противником, а в горах он совсем профан, но как он любит повторять чужие мысли и страшно глуп и хитер, как хохол, он знает, что ему есть на кого опереться, поэтому он пьет, ходит к бабе, к такой же [...], как и сам, спать, а когда приходится круто, то немедленно обращается к [...]X.71, который всю ночь мечется по колено и на всякие изменения немедленно реагирует. Он, и не только он, но и многие другие знают, что X. вывезет. И для самого [...] X. все эти два года обогатили его познания в военном деле не только с течки зрения тактической грамотности в поле и лесу, но особенно вождению крупных соединений, но и также вождению и тактике борьбы в горно-лесистых местностях. Характерно посмотреть на некоторых работников нашего объединения и дать хоть короткую характеристику, но для этого надо специально засесть на несколько дней, чтобы дать хоть короткую характеристику, а также дать хоть коротко о личном составе.

25 июля 1943 г.

Подвели итоги нашей боевой деятельности с 10 по 20 июля. За это время уничтожено 783 солдата и офицера, сбито два самолета, уничтожено два 75-мм орудия, 500 снарядов, 139 автомашин, 2 склада с боеприпасами, уничтожено 32 нефтевышки с суточным дебетом 48 тонн. Сожгли 565 тонн нефти, 12 тонн бензина, уничтожен нефтепровод, два нефтеперегонных завода и много другого оборудования, 25 км телефонно-телеграфной связи на 42 направлениях, ж[елезно]-д[орожных] мостов — 4, длиной 115 м, шоссейных мостов 13 длиной 1365 м. Взяты большие трофеи, в том числе 28 тыс. патронов.

Сегодня снарядили и отправили 8 пленных мадьяр, дали им по винтовке, по 50 шт. патронов, по две гранаты, мануфактуры по 10—15 м, масла, хлеба, сахара и т. д. И выдали им справки. В ротах сделали проводы, проинструктировали и [со] своими проводниками направили до границы. Этому делу мы придали большое политическое значение, этой отправке. Люди, бывшие в нашем плену целый год, достаточно политически выросли72. Ночью делали операцию на Рафаловку. Без боя взяли 25 тонн муки. Есть сведения, что противник разгрузил в Надворной два эшелона. Один эшелон с живой силой направил в Делятин. Ходят слухи, что немцы решили окружить в горах наше соединение и уничтожить его. Дураки и безумцы. Нас только связывают раненые, которых в части набирается до 100 человек, из них 50 процентов тяжелораненых; а для того, чтобы нас ликвидировать в Карпатах, надо десятки тысяч людей.

Погода по-прежнему пасмурная, ночью шел дождь. В лесу страшно сыро и холодно. Настроение сегодня почему-то особенно тяжелое. Чувствуется огромная физическая и нравственная усталость. Два года в невероятных условиях, тяжелые природные и метеорологические условия, ежедневно исключительное нервное напряжение — все это дает себя чувствовать. Как хочется отдохнуть и увидеть семью. Иногда и замечательные прелести природы становятся противными и еще больше раздражает, что не можешь насладиться прелестями природы.

Сейчас 17 часов, а с 4[-го] батальона передали, что на их участке идет ружейно-пулеметная перестрелка. Вот тебе и прелести природы. Эта перестрелка может вылиться в крупный бой.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

34 Исходя из приказа № 2 Штаба партизанского движения по Киевской области от 7 мая 1943 г., Штаб партизанского соединения располагался в с. Аревичи Хойницкого района Полесской области БССР.

35 Речь идет о Герое Советскою Союза генерал-майоре М.И. Наумове, командире соединения украинских кавалерийских партизанских отрядов. В это время М.И. Наумов находился на лечении в Москве и рассматривался вопрос о подчинении его соединения С.А. Ковпаку. Однако начальник УШПД Т.А. Строкач на это не согласился.

36 Чепурной И.Ф. (1906—?) — партийный и советский работник, участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941 — 1944 гг. Родился в селе Авдеевка Понорницкого района Черниговской области УССР. В годы Великой Отечественной войны — заместитель заведующего орготделом ЦК КП(б)У, член Оперативной группы по руководству партизанским движением и организации партийного и комсомольского подполья при Военном совете Юго-Западного фронта (ноябрь 1941 г. — май 1942 г.), уполномоченный ЦК КП(б)У по руководству партизанским и подпольным движением на территории Киевской области, комиссар объединения партизанских отрядов Киевской области (июнь—сентябрь 1943 г.).

37 Кузнецов Н.А. (1910—?) — комсомольский работник. Родился в пос. Ртутный Рудник Горловского района Сталинской (ныне Донецкой) области УССР в рабочей семье. В 1938 г. окончил Украинский коммунистический институт журналистики, затем работал инструктором отдела печати ЦК КП(б)У. С декабря 1938 г. — заведующий отделом, а потом — секретарь ЦК ЛКСМУ. В апреле — мае 1943 г. — находился в командировке в украинских партизанских соединениях на Полесье.

38 Сеген С.Г. (1911—?) — комсомольский работник; родился в с. Шпендовка Васильковского района Киевской области. В 1941 — 1943 гг. — ответственный редактор газеты «Сталинское племя» (Киев), заведующий отделом комсомольской жизни редакции газеты «Советская Украина», заместитель заведующего отделом пропаганды ЦК ЛКСМУ. С начала апреля 1943 г. по 1 января 1944 г. — в командировке в партизанских соединениях С.А. Ковпака, А.Ф. Федорова, А.Н. Сабурова, В.А. Бегмы. В послевоенные годы — на ответственной работе в ЦК Компартии Украины и Совете министров УССР.

39 Мартынов А.Н. (1908—?) — активный участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины, полковник. Родился в городе Сталино (теперь — Донецк). С 1935 г. — в органах НКВД УССР; в 1939—1941 гг. занимал должность начальника Управлений НКВД по Житомирской и Черновицкой областям. В начале войны руководил полевым оборонительным строительством Южного и Юго-Западного фронтов, затем работал в 4-м управлении НКВД УССР. С июня 1942 г. — в УШПД: начальник оперативно-разведывательного, потом — разведывательного отдела; в июне 1943 г. в составе группы начальника УШПД пребывал в украинских партизанских отрядах на Полесье. С весны 1944 г. — начальник Волынского областного отдела НКГБ УССР. До 1961 г. — на руководящей работе в органах государственной безопасности в Николаевской, Одесской, Днепропетровской и Запорожской областях УССР.

40 Руднев Радик — сын С.В. Руднева. В сентябре 1941 г. вместе с отцом в возрасте 17 лет вступил в Путивльский партизанский отряд. Погиб в августе 1943 г. во время Карпатского рейда.

41 Это можно понимать, по нашему мнению, в смысле, что партизаны или «дети» библейского Иосифа, мужа Марии, матери Иисуса Христа, или же «дети» Иосифа Сталина.

42 Строкач Т.А. (1903—1963) — один из организаторов и руководителей партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941 — 1944 гг., генерал-лейтенант (1944). Родился в Приморском крае РСФСР. Участник партизанского движения 1918—1922 гг. в тылу белогвардейцев и японских интервентов на Дальнем Востоке. С 1923 г. — в Красной армии, затем — на службе в пограничных войсках: в марте 1941 г. назначен заместителем наркома внутренних дел УССР по пограничным войскам. В начале Великой Отечественной войны возглавил IV управление НКВД УССР, руководившее организацией истребительных батальонов и партизанских отрядов. С мая 1942 г. — начальник Украинского штаба партизанского движения (УШПД); в течение июня 1943 г. находился в украинских партизанских соединениях на Полесье, где совместно с секретарем ЦК КП(б)У Д.С. Коротченко проверял готовность партизан к боевым и диверсионным действиям в летний период 1943 г. В октябре 1944 г., оставаясь во глав УШПД, был одновременно назначен заместителем наркома внутренних дел УССР — начальником Управления по борьбе с бандитизмом; руководил борьбой против ОУН-УПА. В 1946—1953 гг. был министром внутренних дел УССР. В марте—июне 1953 г. по распоряжению Л.П. Берии переведен на должность начальника Львовского областного управления МВД УССР; после смерти Л.П. Берии назначен на должность министра внутренних дел УССР. В 1956— 1957 гг. работал заместителем министра внутренних дел СССР, начальником Главного управления пограничных и внутренних войск МВД СССР; вышел в отставку по состоянию здоровья.

43 Сабуров А.Н. (1908—1974) — активный участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941 — 1944 гг.; Герой Советского Союза (1942); генерал-майор (1943); родился в с. Ярушки Удмуртской АССР; в 1933—1936 гг. работал председателем колхоза в Бердычевском районе Житомирской области УССР; с 1936 г. — на политической работе в Красной армии, затем —в органах НКВД. Во время обороны Киева (июль—сентябрь 1941 г.) был комиссаром сводного батальона НКВД; после выхода из окружения в октябре 1941 г. организовал партизанский отряд, который действовал на территории пограничных районов Орловской области РСФСР и Сумской области УССР. В 1942—1944 гг. командовал группой партизанских отрядов Сумской области, реорганизованных в Житомирское партизанское движение; был начальником Житомирского областного штаба партизанского движения. Участник встречи группы командиров партизанских соединений БССР, РСФСР и УССР с Председателем ГКО И.В. Сталиным (начало сентября 1942 г.); в октябре-ноябре 1942 г. руководил рейдом сумских партизан на Правобережную Украину. В 1944—1957 гг. — на ответственной работе в органах МВД УССР и СССР.

44 В это время немцы, наряду с проведением масштабной операции против партизан в районе Брянского леса, начали наступательные действия против белорусских и украинских партизан в так называемом «Мокром треугольнике», междуречье Днепра и Припяти. Главной задачей этой операции, в которой наряду с немецкими подразделениями участвовали венгерские части, был разгром партизанских соединений С.А. Ковпака и А.Н. Сабурова.

45 Мирковский Е.И. (1904—1992) — один из командиров спецотрядов НКВД СССР, Герой Советского Союза (1945); родился в Минске. С 1927 г. — в органах ОГПУ. С 1928 по 1941 г. служил в пограничных войсках на западной границе, в 1939 г. принимал участие в освобождении Западной Украины и Западной Белоруссии. С начала Великой Отечественной войны — командир роты отдельной мотострелковой бригады специального назначения Наркомата внутренних дел СССР. В марте 1942 г. с оперативной группой был направлен в тыл противника. В 1943 г. был сформирован отряд Е.И. Мирковского на базе партизан, выделенных из состава партизанского соединения А.Н. Сабурова. После войны находился на оперативной работе в органах МВД.

46 Маликов С.Ф. (1909—?) — активный участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941—1944 гг.; родился в городе Горловка Сталинской (теперь Донецкая) области УССР. Накануне и в начале Великой Отечественной войны — на партийной и хозяйственной работе в Киеве и Харькове; в октябре 1942 г. в качестве уполномоченного ЦК КП(б)У и УШПД был десантирован в тыл противника на территорию Житомирской области для организации партизанского и подпольного движения, был секретарем Житомирского подпольного обкома КП(б)У, членом Житомирского областного штаба партизанского движения, командиром Житомирского партизанского соединения им. Н.А. Щорса, реорганизованного в декабре 1943 г. в партизанскую дивизию. В послевоенное время — на руководящей и хозяйственной работе в УССР.

47 Этим отрядом командовал лейтенант-окруженец Ф.В. Головач.

48 Федоров А.Ф. (1901 — 1989) — один из организаторов и руководителей партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941—1944 гг.; дважды Герой Советского Союза (1942, 1944); генерал-майор (1943); родился в городе Екатеринославе (теперь Днепропетровск); участник Гражданской войны 1918—1920 гг. Накануне Великой Отечественной войны работал первым секретарем Черниговского обкома КП(б)У. В сентябре 1941 г. — мае 1943 г. был командиром Черниговского партизанского отряда им. И.В. Сталина, затем — соединения, начальником штаба партизанского движения по Черниговской области и секретарем подпольного обкома партии. В марте 1943 г. во главе нового соединения из черниговских партизан перешел на территорию Правобережной Украины. В июне 1943 г. — марте 1944 г. командовал Черниговско-Волынским партизанским соединением и возглавлял Волынский подпольный обком КП(б)У, руководил диверсионными операциями партизан в районе Ковельского железнодорожного узла. После войны — на руководящей партийной и советской работе на Украине, возглавлял Комиссию по делам бывших партизан Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. при Президиуме Верховного Совета УССР, принимал активное участие в деятельности советских и международных организаций ветеранов Второй мировой войны.

49 Мельник Я.И. (1890—1982) — активный участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941 — 1944 гг.; полковник; родился в г. Первомайск (ныне Николаевская область Украины); в 1920—1936 гг. — на партийной работе на Украине и в Москве. С января 1937 г. — на службе в органах НКВД: начальник отделения, помощник особо уполномоченного и особоуполномоченный в аппарате НКВД СССР. В июне 1941 г. — мае 1942 г. — особоуполномоченный 3-го управления Наркомата ВМФ СССР. В июне—сентябре 1942 г. — помощник начальника, начальник отдела связи УШПД, затем — начальник оперативной группы УШПД по Сумской области, начальник Сумского областного штаба партизанского движения. В марте—мае 1943 г. был комиссаром, а потом — командиром Винницкого партизанского соединения, сформированного из сумских партизан.

50 Дружинин В.Н. (1907—1976) — активный участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941—1944 гг.; Герой Советского Союза (1944); родился в Москве. Накануне Великой Отечественной войны работал вторым секретарем Тернопольского обкома КП(б)У; в июле-сентябре 1941 г. был старшим инструктором политотдела 200-й стрелковой дивизии 5-й армии Юго-Западного фронта. После выхода из окружения в районе Киева присоединился к черниговским партизанам; в октябре 1941 г. — марте 1944 г. был комиссаром кавгруппы, политруком разведки, а затем комиссаром Черниговского и Черниговско-Волынского партизанских соединений. В послевоенное время — на руководящей партийной работе на Украине.

51 Бегма В.А. (1906—1965) — один из организаторов и руководителей партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1942—1944 гг.; генерал-майор (1943); родился в Одессе. В 1938—1941 гг. работал секретарем Киевского, а потом — Ровенского обкома КП(б)У. В начале Великой Отечественной войны был членом военного совета 12-й армии Юго-Западного, потом — Южного фронта (1941—1942); в 1942—1944 гг. возглавлял Ровенский подпольный обком КП(б)У и областной штаб партизанского движения, командовал 1-м Ровенским партизанским соединением. После войны — на руководящей партийной работе на Украине.

52 В данном случае речь идет о начальнике штаба соединения М.И. Наумова Г.А. Мельнике (1917—?) — активном участнике партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941 — 1944 гг.; майоре. Родился в с. Грушка Грушковского района Одесской области УССР. В 1940 г. окончил Ростовское артиллерийское училище. В 1941—1942 гг. проходил службу в войсках на Южном, Юго-Западном и Западном фронтах. С конца 1942 г. — в распоряжении УШПД: заместитель командира разведывательной группы в районе Брянских лесов и на территории Сумской области, начальник штаба партизанского соединения М.И. Наумова, находившегося в это время на лечении в Москве (февраль—ноябрь 1943 г.), командир чехословацкого партизанского отряда им. Яна Козина (декабрь 1944 г. — май 1945 г.).

53 Шушпанов И.Я. (1920—?) — участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины, старший лейтенант. Родился в с. Ольхово-Рогское Ростовской области РСФСР, в 1941 г. окончил Буйнакское пехотное училище. В начале Великой Отечественной войны — командир роты, батальона 722-го СП, 206-й СД, 37-го СК Юго-Западного фронта (июнь-октябрь 1941 г.). После выхода из киевского окружения оказался на территории Ямпольского района Сумской области. В июне 1942 г. вступил в партизанский отряд «За Родину», был командиром отделения взвода, затем командовал группой автоматчиков отряда. В феврале—мае 1943 г. — командир Винницкого партизанского соединения, созданного на базе сумских партизан (был освобожден от занимаемой должности и заменен Я.И. Мельником); в июне 1943 г. — назначен командиром отряда им. В.И. Чапаева Киевской области.

54 Владимиров М.И. (1914—?) — активный участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941 — 1944 гг., майор. Родился в с. Аратове Кушалинского района Калининской области РСФСР. С 1936 г. — в Красной армии: закончил пехотное училище им. ВНИК, был командиром взвода, роты, начальником полковой школы 708-го СП, 115-й СД. В годы Великой Отечественной войны — командир отдельного разведбатальона, начальник разведотдела 1-й стрелковой дивизии НКВД (Ленинградский фронт); в мае—декабре 1942 г. учился в Военной академии им. М.В. Фрунзе; в декабре 1942 г. — апреле 1943 г. работал в УШПД на должностях старшего помощника начальника оперативного отдела; с апреля 1943 г. — в составе группы секретаря ЦК КП(б)У Д.С. Коротченко находился в украинских партизанских соединениях на Полесье, где временно замещал заболевшего командира партизанского соединения М.И. Наумова, был начальником штаба Винницкого партизанского соединения Я.И. Мельника; с января по апрель 1944 г. командовал 2-й кавалерийской партизанской бригадой им. В.И. Ленина Винницкой области.

55 Хитриченко И.А. (1903—?) — участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941 — 1944 гг.; родился в с. Веприн Радомышльского района Житомирской области; в 1925—1928 гг. проходил службу в Красной армии, учился в артиллерийской школе. В 1928—1940 гг. — на хозяйственной работе и на службе в органах милиции; в 1937— 1938 гг. находился под следствием в НКВД, был освобожден по результатам спецпроверки. В начале Великой Отечественной войны — начальник Кагановичского районного отдела внутренних дел г. Киева; оказавшись в киевском окружении (сентябрь 1941 г.) и не сумев перейти линию фронта, нелегально проживал на территории Житомирской и Киевской областей, принимал участие в подпольной работе и партизанском движении. Весной 1943 г. установил связь с соединением С.А. Ковпака и получил от него задание формировать партизанские отряды на Киевщине. В начале июля 1943 г. назначен командиром соединения партизанских отрядов им. Н.С. Хрущева Киевской области.

56 Речь идет о заместителе командира разведывательного партизанского соединения «Центр» Герое Советского Союза К. Гнидаше.

57 Иванов Л.Я. (1909—?) — участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины 1941— 1944 гг., майор. Родился в селе Демьяновка Ямпольского района Сумской области. С 1931 г. — в Красной армии: окончил Киевское артиллерийское училище № 1, служил командиром огневого взвода, батареи. В начале Великой Отечественной войны — помощник начальника штаба 212-го гаубичного артиллерийского полка, командир дивизиона 212-го ГАП 87-й стрелковой дивизии Юго-Западного фронта. После выхода из киевского окружения в октябре 1941 г. оказался в селе Эсмань Червонного района Сумской области, где связался с подпольной организацией и в январе 1942 г. назначен командиром Эсманского партизанского отряда. В октябре 1942 г. возглавил партизанский отряд им. В.И. Ленина и в составе соединения А.Н. Сабурова совершил рейд из территории Сумской области на Правобережную Украину. В конце августа 1943 г. отряд под командованием Л.Я. Иванова был развернут в Волынское партизанское соединение им. В.И. Ленина, которое до июля 1944 г. действовало на территории Житомирской, Волынской и Ровенской областей УССР, а также в Брестской, Полесской и Пинской областях БССР.

58 Покровский Г.Ф. (1915—2002) — участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Российской Федерации и Украины, подполковник, Герой Советского Союза (1944). Родился в Симферополе. В начале Великой Отечественной войны — помощник начальника штаба 642-го СП 200-й СД Юго-Западного фронта. После выхода из киевского окружения, в начале 1942 г. связался с партизанами Орловской области РСФСР, действовавшими в районе Брянских лесов, потом — в распоряжении УШПД. В июне—сентябре 1943 г. — командир объединения партизанских отрядов Киевской области, после расформирования объединения — в Красной армии. В 1965 г. по состоянию здоровья уволился в запас.

59 Сатановский Р.Я. (?—?) — участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941 — 1944 гг.; в конце 1941 г. организовал в селе Велюнь подпольную группу, распространившую влияние на польское население части районов Ровенской области УССР; в декабре 1942 г. установил связь с Сумским партизанским соединением С.А. Ковпака, а в феврале 1943 г. создал в с. Озерье польский партизанский отряд (40 человек), который вошел в партизанское соединение А.Н. Сабурова; в мае 1943 г., по указанию УШПД, отряд Р.Я. Сатановского был выделен для самостоятельных действий; в середине августа 1943 г. на территории Ровенской области было создано польское партизанское соединение им. Т. Костюшко, командиром которого с 26 сентября 1943 г. стал Р.Я. Сатановский; в апреле 1944 г. соединение в составе 9 партизанских отрядов (свыше 800 бойцов) было передано Польскому штабу партизанского движения.

60 Речь идет об известном деятеле большевистской партии С.М. Кирове.

61 Андросов М.В. (1920—?) — комсомольский работник, участник партизанского движения на временно оккупированной нацистами территории Украины в 1941 — 1944 гг.; родился в селе Каськово Знаменского района Орловской области РСФСР. В годы Великой Отечественной войны — инструктор Ставропольского крайкома ВЛКСМ РСФСР, курсант спецшколы УШПД, заместитель комиссара Сумского партизанского соединения С.А. Ковпака по комсомолу. В послевоенные годы — работал на комсомольской и партийной работе в г. Запорожье.

62 В штатном списке личного состава Сумского партизанского соединения, а потом 1-й Украинской партизанской дивизии им. дважды Героя Советского Союза генерал-майора С.А. Ковпака за 1941 — 1944 гг. из 5549 человек было: русских — 2120, украинцев — 1875, белорусов — 878, евреев — 209, поляков — 72, армян — 61, казахов — 56, грузин — 55, узбеков — 54, татар — 40; всего 42 представителя национальностей СССР и стран Европы.

63 До 1941 г. в Советском Союзе вышло два тома «Истории дипломатии», третий том о событиях до 1 сентября 1939 г. был издан после войны.

64 Речь идет о Мельнике Андрее (1890—1964) — одном из деятелей украинского националистического движения; полковнике армии УНР. В 1914—1915 гг. был офицером легиона Украинских Сечевых Стрельцов (УСС) в составе Австро-угорской армии; в 1915—1917 гг. находился в русском плену; после Февральской революции 1917 г. в России вместе с Е. Коновальцем организовал в Киеве Галицко-Буковинский курень Сечевых Стрельцов (СС), в последующем был начальником штаба корпуса и группы СС; в январе—июне 1919 г. возглавлял штаб действующей Армии УНР; с 1920 г. — член Украинской военной организации (УВО), затем — краевой командир УВО в Западной Украине (1922—1924); несколько лет провел в польской тюрьме за националистическую деятельность; после убийства Е. Коновальца в мае 1938 г. возглавил Провод организации украинских националистов (ОУН); в ходе раскола в ОУН, осуществленного в феврале 1940 г. С. Бандерой и его окружением, остался во главе старой генерации националистов, известной как ОУН(М). В годы Второй мировой войны 1939—1945 гг. являлся ярым сторонником немецко-украинского сотрудничества, судьбу будущего украинского государства связывал исключительно с доброй волей руководства Третьего рейха; в феврале—октябре 1944 г. по подозрению в поиске контактов с англо-американцами был арестован немцами и с группой своих ближайших сотрудников содержался в концлагере Заксенхаузен.

65 Сикорский Владислав (1881—1943) — польский государственный и военный деятель, дивизионный генерал; во время польско-советской войны 1920 г. командовал 5-й армией; в 1921 — 1925 гг. занимал должности начальника Генерального штаба польской армии, премьер-министра, министров внутренних и военных дел Польши. После осуществленного Ю. Пилсудским государственного переворота в 1926 г. вышел в отставку; в октябре 1939 г. — июле 1943 г. был премьер-министром польского эмигрантского правительства в Лондоне и главнокомандующим польскими вооруженными силами. Стал инициатором подписания 30 июля 1941 г. польско-советского договора о совместной борьбе с нацистской Германией, однако не сумел предотвратить разрыв союзных отношений весной 1943 г. после распространения немцами информации о расстреле НКВД в 1940 г. польских военнослужащих в Катынском лесу на Смоленщине; 4 июля 1943 г. по не установленным до конца причинам погиб в авиакатастрофе в районе Гибралтара.

66 Речь идет о рейхскомиссариате Украина и Польском генерал-губернаторстве.

67 Паника действительно была велика. Так, в политическом отчете Дрогобычского областного провода ОУН «Косак» за июль 1943 г. отмечалось, что в регионе распространялись слухи о том, что на венгерской границе появились 2 тыс. красных партизан и диверсанты-американцы.

68 Имеется в виду Волынская и Ровенская области, где в это время уже действовали отряды УПА и формирование Т. Боровца-Бульбы.

69 До появления в Восточной Галиции партизан С.А. Ковпака деятельность ОУН в этом регионе была строго законспирирована, чтобы не вызвать репрессий со стороны немецких властей. Однако неспособность нацистской администрации противостоять советским партизанам и определенные симпатии к ним со стороны местного населения заставили руководство ОУН приступить с 15 июля 1945 г. к формированию отрядов Украинской народной самообороны (УНС). Одной из задач УНС было не допустить распространения советского партизанского движения на районы Восточной Галиции.

70 В данном случае С. В. Руднев, не зная всех обстоятельств боя, несправедливо обвинил ПЛ. Кульбаку в трусости. По итогам Львовско-Варшавского рейда партизан-ковпаковцев командиру 2-го стрелкового полка было присвоено звание Героя Советского Союза.

71 Речь идет об авторе дневника — С.В. Рудневе.

72 Указанные венгры прошли антифашистскую подготовку и были посланы на родину с целью установления связей с антинацистским подпольем и организации вооруженной борьбы в тылу врага. Не исключено, что они имели поручения, касающиеся разведывательной деятельности.

 

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

БССР — Белорусская Советская Социалистическая Республика

ВВ — взрывчатые вещества

ВДБ — воздушно-десантная бригада

ВКП(б) — Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков) ГКО — Государственный Комитет Обороны ГПЗ — главная походная застава

зампредисполкома — заместитель председателя исполнительного

комитета им. — имени

кавэскадрон — кавалерийский эскадрон

кг — килограмм

км — километр

комбат — командир батальона

КП(б)У — Коммунистическая партия (большевиков) Украины ЛКСМУ — Ленинский коммунистический союз молодежи Украины МВД — Министерство внутренних дел МЗД — мина замедленного действия МТС — машинно-тракторная станция НКВД — Народный комиссариат внутренних дел НКГБ — Народный комиссариат государственной безопасности НКО — Народный комиссариат обороны облисполком — областной исполнительный комитет ОГПУ — Объединенное государственное политическое управление

ОК, обком — областной комитет партии

ОУН — Организация украинских националистов

ППШ — пистолет-пулемет Шпагина

предрик —председатель исполнительного комитета

ПТР — противотанковое ружье

РГД — вид ручной гранаты

РККА, КА — Рабоче-крестьянская Красная армия, Красная армия

РО НКВД — районный отдел НКВД

РПД — ручной пулемет Дегтярева

РПК, РК, райком — районный партийный комитет

РПО — рация партизанских отрядов

СБ — стрелковый батальон

С ВТ — самозарядная винтовка Токарева

СД — стрелковая дивизия

СП — стрелковый полк

СС — охранные отряды нацистской партии Германии

ТАСС — Телеграфное агентство СССР

УПА — Украинская повстанческая армия

УССР — Украинская Советская Социалистическая Республика

УШПД — Украинский штаб партизанского движения

ЦК — Центральный комитет

ЦШПД — Центральный штаб партизанского движения

 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.