Глава III. Собор

Официальная подготовка к собору началась обращением синода от 29 апреля 1917 года за № 2491. Я привожу ниже этот официальный документ целиком.

«Божиею Милостью

Святейший Синод Православной Российской церкви возлюбленным о Христе братиям архипастырям, пастырям и всем верным чадам Святой Церкви.

Благодать Вам и мир от Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа да умножатся.

Давно уже в умах православных русских людей жила мысль о необходимости созыва Всероссийского Поместного Собора для коренных изменений в порядке управления Российской Православной Церкви и вообще для устроения нашей церковной жизни на незыблемых началах, данных Божественным Основателем и Главою Церкви в священном писании и в правилах св. Апостолов, св. Вселенских и Поместных Соборов и св. Отец. Происшедший у нас государственный переворот, в корне изменивший нашу общественную и государственную жизнь, обеспечил и Церкви возможность и право свободного устроения. Заветная мечта русских православных людей стала осуществимой, и созыв Поместного Собора в возможно ближайшее время сделался настоятельно необходимым.

Поэтому, идя навстречу голосу Церкви и в ясном сознании ее нужд, Святейший Синод своей первой и непременной задачей поставляет приложить все усилия к скорейшему по возможности созыву Всероссийского Поместного Собора и уже сделал распоряжение о призыве сведущих и уполномоченных разными церковными учреждениями людей, для немедленной разработки вопросов, подлежащих обсуждению на Соборе, и для собрания необходимого для того материала.

Но начавшееся повсеместно церковное оживление, одушевленное началами свободы, требует немедленного устроения и неотложного приятия самых разнообразных мер для своего упорядочения и должного направления по заповедям Христа Спасителя и непреложным основам церковных правил и предания. Настоит неотложная нужда, теперь же произвести некоторые изменения во всех сторонах церковной жизни. Издревле господствующее в Православной Церкви выборное начало должно быть проведено во все доступные для него формы церковного управления. Широкое участие всех членов Церкви в делах церковных, при нерушимости присвоенных каждому прав и обязанностей, должно привлечь всех к широкой деятельности на пользу Церкви и сделаться основою церковного устроения в настоящее время. Необходимы соответствующие изменения и в духовной школе и в церковном суде. Все эти и подобные мероприятия должны привести к упорядочению церковной жизни и к возможному единообразию возникающих повсеместно церковных организации. Может быть, предпринимаемые изменения будут иметь только временное значение, может быть, будущий Собор укажет иные пути к благоустройству церковной жизни, но при изменившемся государственном строе Русская Православная Церковь не может уже оставаться при тех порядках, которые отжили свое время. Это составляет вторую и столь же настоятельную задачу Святейшего Синода.

Но устроение Церкви есть дело не одного Синода, не одних даже пастырей и архипастырей, а всего верующего народа. Все должны принести свой труд на общецерковное дело. Поэтому Святейший Синод, приступая к спешному проведению в жизнь предложенных временных мероприятий, усердно просит всех возлюбленных о Христе братий архипастырей и пастырей Российской Церкви и всех ее верных чад помочь Святейшему Синоду в его ответственном труде прежде всего своими теплыми молитвами Господу и святым предстателям Русской земли, а затем и своим деятельным участием в повсеместном устроении жизни церковной на новых началах, но с соблюдением вековечных основ церковного порядка.

Преосвященные архипастыри! На вас ближе всего лежит священный долг руководительства вашей паствой в эти смутные, но великие и святые дни церковного возрождения. Призовите ваших соработников и вашу паству к деятельному участию в церковной жизни, идите навстречу их желанию помочь Святой Церкви своим трудом и советом, предоставьте им широкую свободу собираться на съезды, собрания и образовывать союзы.

И вы, пастыри и служители Церкви Божией, будьте в единении и союзе любви со своими архипастырями, помня, что без епископа не может быть церкви. Всемерно старайтесь и о том, чтобы жить в самом тесном и братском общении со своими прихожанами; их нужды и потребности, не только духовные, но и материальные, пусть станут ближе к вашему сердцу, чем ваши личные нужды. Вам дарована ныне свобода решать вопросы церковного устроения по собственному разумению. Пользуйтесь этой свободой, но к свободе и пользе церкви, приводя в исполнение принятые решения о необходимости изменений в местной церковной жизни только в согласии с церковной властию, ибо, по слову св. Апостола, в Церкви Христовой все должно быть благообразно и по чину.

Возлюбленные чада Церкви Православной! Соблюдайте в мире души свои в годину испытания дорогого отечества. Ищите в Церкви Божией тихого пристанища во дни скорби и не забывайте благодарить Господа в радости. Собирайтесь вокруг ваших пастырей, дабы совместно творить дело Божие, принимая участие в церковном устроении и общей работе на пользу Церкви. Соблюдайте порядок и законность в ваших взаимных отношениях, ибо без уважения к чужому праву не может укрепиться ни церковный, ни государственный строй. Отнеситесь с доверием и любовию к своим пастырям, покрывая немощи их христианским прощением и смирением.

Все же мы, как чада единой матери нашей Церкви, оставим всякие взаимные разделения и счеты; забудем прошлое и устремимся к светлому будущему, общими силами и общею любовью устраяя нашу церковную жизнь и наше вечное спасение. Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы Отца и Сына и Святого Духа, Троицу единосущную и нераздельную. Аминь.

Сергий, архиепископ Финляндский и Выборгский.

Агафангел, архиепископ Ярославский и Ростовский.

Михаил, епископ Самарский и Ставропольский.

Андрей, епископ Уфимский и Мензелинский.

Протопресвитер Николай Любимов.

Протоиерей А. Смирнов.

Протоиерей Александр Рождественский.

Протоиерей Ф. Филоненко».

Любопытный документ. Любопытны и подписи под ним. Документ носит как будто строго церковный характер. А между тем очевидна его политическая подкладка: «соблюдайте в мире души свои вэту годину испытаний дорогого Отечества» и далее: «Соблюдайте порядок и законность в ваших взаимных отношениях, ибо без уважения к чужому праву не может укрепиться ни церковный, ни государственный строй». Эти две фразы с очевидностью говорят нам о политической роли, которую взял на себя «обновленный» синод, и, напутствуя церковь на великое дело подготовки к собору, синод определенно ставит политические задания — правда, в них сейчас нет ничего контр-революционного, монархического. Политическая двусмысленность скрывается в этом хитром документе. А между тем, глядя на подписи, мы видим подпись Агафангела, отъявленного черносотенца, подпись Андрея—в мире князя Ухтомского, подпись Любимова, придворного священника дворцов дома Романовых. Грядущее раскроет нам, как постепенно, осторожно, шаг за шагом, плелась определенно заговорщическая линия поведения церкви в отношении молодой революции.

В тот же день за № 2500 синод определяет «созвать, для обсуждения назревших вопросов, касающихся устроения православной Российской церкви, предсоборный Совет. Совет этот состоял из ряда духовных лиц по должности, но в то же время 25 мая за № 32800 Синод созывает в этот совет ряд либеральных профессоров, в качестве спецов. Как показывает дальнейшая история, среди этих «спецов» оказались люди, которых в дальнейшем рабоче-крестьянская власть приговорила к высшей мере наказания за контр-революцию: таковы профессор Н. И. Лазаревский и член Госуд. Думы В. П. Шеин (впоследствии архимандрит Сергий). Несомненно их влияние сказалось на тех проектах взаимоотношений церкви и государства, которые обсуждались и принимались в дальнейшем на соборе.

Впоследствии предсоборный совет пополнялся разными новыми членами, по указанию синода. Так вошли: князь Евгений Трубецкой, генерал Артамонов, член московского окружного суда П. И. Астров и др.

Время приближает выборы в собор. И синод оповещает церковь о грядущем соборе следующим документом.

Святейший Правительствующий Синод архипастырям, пастырям и всем верным чадам Российской Православной Церкви.

Благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа в Духе Святом.

Слава Господу Богу Спасителю нашему!

Изволением Божественного промысла, 15 августа месяца сего 1917 года, в богохранимом древнем граде Москве предстоит открытие Поместного Собора Всероссийской Православной Церкви, имеющего состоять из епископов, монашествующих и приходских клириков и мирян. Собор сей самой жизнью Церкви призывается к тому, чтобы в духе истинной Христовой свободы, единомыслия, мира и любви решить дело наилучшего устроения Церкви Божией. Исполнить сие дело Собор должен после того, как более 2оо лет Российская Православная Церковь не видела в своих недрах Соборов, ведущих свое начало от времен апостольских (Деян. 15 гл.) и созывавшихся в нашей древней Руси для обсуждения и решения вопросов Церковной жизни. Более двух веков Россия не слышала голоса всенародно-православного разума о тех потребностях церковной жизни, которые настойчиво выдвигались на очередь этою же жизнью. Падала и охладевала вера на Руси, появлялись и развивались ереси и другие церковные разделения в народе, ослабевал союз любви между пастырями и пасомыми, а также среди самих пасомых рушилась постепенно церковная связь, крепкими узами братства соединявшая в минувшие времена православных христиан в малые церкви—православные приходы. И, несмотря на такое зло, Собор не созывался и многие церковные нужды не получали своего разрешения и удовлетворения.

Ныне, благодарение и слава Господу Богу, Российская Церковь получила возможность осуществить право своего внутреннего, на началах соборности, устроения, а вместе и возможность созвать близкий к нам по времени Собор, который должен общим церковным рассуждением совершить великое дело обновления нашего церковного строя и улучшения жизни Церкви во благо и спасение русского православного народа.

Архипастыри, пастыри, клирики и весь православный народ святой Церкви! Сама жизнь Церкви нашей зовет нас к этому святому, воодушевленному, проникнутому пламенной верой соборному труду на пользу Церкви, сего великого тела Христова, (Ефес. 1,22-23) Обратитесь же теперь всем сердцем своим и всем помыслом своим и трудом вашим к оживлению церковной Российской нивы. И прежде всего, «ради назревших церковных нужд» (Антиох. соб. прав. 2о), приготовьтесь подобающим образом к желаемому и ожидаемому Церковью Собору и его многотрудному и великому в своей священной важности делу. Для руководства по сей подготовке Святейшим Синодом издаются правила о выборах представителей Церкви, кои войдут в состав грядущего Собора. Отнеситесь к сей избирательной работе, как к святой обязанности, самой Церковью на вас возложенной. Приступите к сему делу избрания со страхом Божиим, с любовью к Церкви Господней, к обновляющейся Родине, жаждущей благодатного мира и покоя, ко всему братству нашему во Христе, Господе нашем. С пламенной молитвой к Господу Промыслителю, к Пречистой Владычице Богородице, к святым угодникам Божиим Христовой Церкви и к святым заступникам и предстателям пред Богом за землю Русскую ко всем московским и всея России чудотворцам, поднимите за себя в благоговении помысла и чувства, в мире совести вашей, бремя сего избирательного труда. Охраняя благочестие церковное, изберите на Собор людей благочестивых, мужей благоговейных, прекраснейших членов церковного братства нашего, бескорыстнейших и ревностных защитников дела Церкви, знающих и понимающих нужды церковные, имеющих христианскую добрую совесть (Евр. ХІII, 18), пользующихся заслуженным уважением в наших церковных обществах, носящих в себе благой мир Христов, людей богобоязненных (Деян. IV, 19), дабы избранники ваши явились живой церковной силой, способной внести, с одной стороны, благоустроение и мир в Церковь Божию, с другой, правду Христову и радость о Духе Святом в смятенные или в вере поколебавшиеся сердца человеческие. А засим, по исполнении долга избрания членов Собора, очистив в предлежащий Успенский пост души свои и приобщившись в день честного Успения Богоматери святых, великих и животворящих Тайн Христовых, вознесите общим братством вашим всеусердные молитвы к Преблагословенной Заступнице рода христианского, и «во Успении своем нас не оставляющей», чтобы, по молитвенному ходатайству Ее, Господь Спаситель наш даровал Святой Церкви нашей «по сердцу» ее и «все советы» ее «исполнение», изволением и благодатию Духа Святого.

«Бог же всякой благодати призвавший нас в вечную Славу Свою в Христе Иисусе» да совершит нас, да утвердит, да укрепит, да соделает непоколебимыми в нашей вере, в нашем уповании, в нашем братстве церковном.

«Ему слава и держава во веки веков. Аминь» (Петр. V,—10—11).

Платон, архиепископ Карталинский и Кахетинский, экзарх Грузии.

Сергий, архиепископ Финляндский и Выборгский.

Агафангел, архиепископ Ярославский и Ростовский.

Михаил, епископ Самарский и Ставропольский.

Андрей, епископ Уфимский и Мензелинский.

Николай Любимов протопресвитер.

Александр Смирнов протоиерей.

Александр Рождественский, протоиерей.

Феодор Филоненко, протоиерей.

Предсоборный совет взял на себя обязанность подготовить для собора те материалы, которые должны были лечь в основу соборной деятельности. Поэтому он разрабатывает целый ряд докладов, проектов и резолюций по всевозможным вопросам церковной жизни.

Но центральным вопросом, занявшим внимание деятелей предсоборного совета, был вопрос о положении церкви в государстве. Даже либеральных (в известном смысле этого слова) священников, вроде популярного петроградского протоиерея Чепурина, пугал вопрос, уже огненно стоявший, об отделении церкви от государства. Чепурин произнес на собрании либеральных священников речь, в которой призывал приложить все усилия к тому, чтобы отдалить это отделение. На точке зрения соединения, а не разъединения церкви и государства стали и предсоборные работники. Кроме правового положения церкви в государстве, интересуются вопросами о высшем церковном управлении, о приходе, о старообрядчестве и т. д. Но больше всего волнует консервативные умы либеральных церковников политическое, все более и более ярко революционное состояние страны. Б конце - концов, предсоборный совет, по соглашению с синодом, заготовляет (от 12 августа 1917 г.) нижеследующий документ:

«Поместному Собору Православной Всероссийской Церкви Святейшего Правительствующего синода

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ.

В сознании православного русского мира с давнего уже времени твердо укоренилась мысль, что значительная часть недостатков и неустройств в русской церковной жизни зависела от стеснения в ней начал канонической соборности; вместе с тем ко всеми чаемому Собору обращены были всеобщие упования, что он устранит эти недостатки и неустройства. Изменившимся государственным строем созданы ныне новые условия государственной и общественной жизни, требующие согласования с ними и жизни церковной. Тягостные для нашей земли и Церкви обстоятельства последнего времени внесли разного рода настроения и препятствуют правильному созиданию нового церковного строя в новых бытовых и общественных условиях. Все это вызывает необходимость скорого, решительного и авторитетного преобразования и устроения церковной жизни при новых условиях жизни общественной и государственной. Святейший Синод, по долгу высшего церковного управления, прилагал заботы к своевременному преобразованию некоторых сторон церковного строя и быта в соответствии с назревшими вопросами жизни, в последнее время, главным образом, по применению в епархиальном и приходском строе выборного начала в большем, чем было ранее, объеме. Но вместе с тем Святейший Синод исходил из того соображения, что только Собор своим соборным разумом, руководимым Духом Божиим, и своим священным авторитетом может привести всех к единству мысли и духа и дать церковной нашей жизни устройство, предоставляющее всем верующим чадам Церкви возможность свободного и благоплодного проявления их деятельных сил. В соответствии с изложенным на первый план выступали в деятельности Святейшего Синода не столько осуществляющиеся в жизни, сколько подготовительные меры по церковным преобразованиям. В настоящее время наибольшее значение приобретает изложение статей, касающихся правового положения Церкви в Государстве. Засим идет ряд положений о церковном устройстве: высшем епархиальном и приходском, административном и судебном, в коем обветшавшие нормы давно уже требуют замены их новыми, соответствующими уровню современной жизни. Далее следуют настоятельно требующие разрешения или нового устроения некоторые отдельные вопросы и стороны русской церковной жизни, каковы: о единоверии, об управлении церковными имуществами, о духовно учебных заведениях и церковных школах, о монашестве.

Все эти подлежащие внесению на рассмотрение собора предметы и дела были подвергнуты Святейшим Синодом предварительному подготовительному рассмотрению и разработке на основании научных и практических указаний и посредстве предсоборных присутствий, совещания и совета завершившего подготовительные работы уже в условиях нового нашего государственного и общественного строя.

По краткости времени занятий Предсоборного Совета не по всем предметам, рассмотренным в Совете, окончательно редактированы законопроекты, и по техническим условиям настоящего времени не все из рассмотренных напечатаны.

В законченном виде Святейший Синод вносит на рассмотрение Собора следующие отпечатанные законопроекты:

1. «Правовое положение православной церкви в России». 18 статей этого законопроекта определяют взаимные отношения Церкви и Государства при современном новом государственном строе, и определяют правовое положение Церкви в Государстве. Законопроект составлен в 8-ом Отделе Предсоборного Совета и рассмотрен в общем собрании Совета. К законопроекту составлена профессором Верховским «Объяснительная записка» (еще не вышедшая из типографии).

2. «О высшем церковном управлении». Законопроект, выработанный во 2-ом Отделе Предсоборного Совета и рассмотренный в общем собрании Совета, заключает в себе общие положения о высшем церковном управлении, проектируемом из Поместного Собора, периодически собираемого, и постоянных органов—Священного Синода и Высшего Церковного Совета, имеющих особые предметы собственного ведения и совместные общие собрания для разрешения определенного круга дел. К законопроекту составлена «объяснительная записка».

3 «Положение о церковно-соборном окружном управлении», предполагающее установление новых окружных инстанций церковного управления и суда. Законопроект выработан во 2-ом отделе и рассмотрен в общем собрании Предсоборного Совета.

4. «Основные положения об организации православного прихода». Проект государственного закона о приходе, предоставляющего приходу права юридического лица, коих приход доселе не имел. Положения выработаны особою комиссиею до созыва Предсоборного Совета и были рассмотрены в общем собрании Совета.

5. «Временное положение о приходе», составленное особою комиссиею при Святейшем Синоде ранее созыва Предсоборного Совета и, по обстоятельствам времени, требовавшим неотложных изменений в приходском строе, разрешенное Святейшим Синодом к введению в действие. Положение это, представляющее собою церковный закон об управлении приходскими делами, связанными с церковным имуществом, должно стоять в непосредственной зависимости от основных положений о приходе, требующие ныне разрешения или утверждения в общем законодательном порядке. «Временное Положение» было напечатано в № 28 Церковных Ведомостей и издано отдельно. К «временному положению» особым совещанием 5-го отдела Предсоборного Совета составлены «Дополнительные главы о церквах соборных, домовых и кладбищенских», напечатанные во «Всероссийском Церковно-Общественном Вестнике».

6. «Проект особой главы в приходском уставе», касающейся организации в приходе церковно-школьного воспитания, составленный в 5-ом отделе и рассмотренный в общем собрании Предсоборного Совета.

7. «Общие положения об устройстве церковного суда»,—44 тезиса, выработанных 4-м Отделом Предсоборного Совета.

8. «Положение о единоверии или православном старообрядчестве» Проект предполагает особую организацию церковно-административного строя единоверцев с особыми епископами. Проект составлен в 6-ом отделе и рассмотрен в общем собрании Предсоборного Совета.

9. «О клятвах патриарха Макария и Московских Соборов 1666—1667 гг.»

10. «Основные положения о церковном имуществе и хозяйстве», выработанные в 7-м отделе и рассмотренные в общем собрании Предсоборного Совета.

11. «О монастырском богослужебном уставе. О братстве ученых иноков. О государственном правовом положении монастырей. О культурных задачах монастырей по отношению к их насельникам. Об участии ученого монашества в просветительной деятельности монастырей. О главных основаниях, на которых должен быть выработан нормальный монастырский устав для русских монастырей. О прохождении архиереями должностей настоятелей монастырей и о порядке денежных отчислений с монастырей в пользу архиереев».

12. «Устав Поместного Собора Православной Всероссийской Церкви», выработанный1-м отделом и редактированный в общем собрании Предсоборного Совета и Святейшим Синодом».

Доложены были общему собранию Предсоборного Совета в основных принципах и разрешены к напечатанию проекты, касающиеся духовно-учебных заведений, выработанные 10-м отделом Предсоборного Совета:

1. Основные положения по вопросу о типе духовной школы.

2. Положение о богословском институте.

3. Учебный план общеобразовательной средней духовной школы.

4. Устав автономии средней духовной школы.

5. Правила применения начал автономии в духовных семинариях и училищах с начала 1917—18 учебного года.

6. Устав автономии епархиальных женских училищ.

7. Учебный план епархиальных училищ.

8. Правила применения начал автономии в епархиальных училищах с начала 1917—18 учебного юда.

Определением Святейшего Синода 21 июля 1917 года № 4614 постановлено включить при определении программы Всероссийского Поместного Собора вопрос о реформе духовно-учебных заведений в число первоочередных.

В отделах Предсоборного Совета выработаны также положения, не поступившие за краткостью времени на рассмотрение общего собрания Предсоборного Совета и еще не напечатанные, по следующим предметам:

1. Положение о созыве Поместных Соборов в составе обычном чрез три года, и в составе усиленном чрез девять лет.

2. Проект епархиального управления, составленный 3-м отделом Предсоборного Совета при пользовании проектом Предсоборного Совещания. Проект состоит из следующих частей: а) об епархии, ее устройстве и учреждениях, б) об Епископе, в) об Епархиальном Соборе г) об Епархиальном Совете и д) об Епархиальном правлении, его устройстве и делопроизводстве. Особое положение об управлении Православной Церкви в Финляндии.

З) Проект церковно-карательного устава, выработанный в комиссии Предсоборного Совещания и пересмотренный и проредактированный в 4-м отделе Предсоборного Совета: 175 статей.

4. Об иерархии белокринипкой—старообрядческой и старокатолической,—по 6 отделу.

5. О церковном богослужении: а) об упорядочении церковного богослужения, б) о богослужебном языке, в) о национализации богослужебного месяцеслова, г) о церковном пении.

6. О миссии: а) о русских сектах и мерах церковной борьбы с ними, б) о мерах противодействия латинской унии в западном крае, в) об организации внешней миссии, г) о молитве за умерших инославных христиан, д) о церкви и государственном строе (отношение ее к социализму), о заграничных русских церквах, ж) о смешанных браках, з) о преобразовании издательского Совета при Святейшем Синоде.

7. Общие положения о хозяйстве—а) приходском, б) монастырском, в) архиерейских домов и г) епархиальном,—в журналах 7 отдела и о монастырском хозяйстве, в журналах 9 отдела.

8. Об организации управления монастырями и

9. О миссионерско-просветительно-благотворительной деятельности монастырей - 9 Отдела Предсоборного Совета.

Вместе с тем Святейший Синод обязывается представить Собору о некоторых вопросах церковной жизни, вызывающих необходимость авторитетного решения их Собором или в виду неодинакового разрешения их доселе церковною практикою, или в виду их особого значения в церковной жизни, в связи с обстоятельствами переживаемого времени. Таковы дела: а) о восстановлении лишившихся священного сана священников в их священном сане, б) об афонских иноках—именуемых имя— божниках, в) о возможности дозволения третьяго брака псаломщикам, г) о церковно-правовом положении псаломщиков и диаконов в клире и отношении их к священникам, д) о грузинской автокефалии, е) о допущении на Собор представителей от миссионеров, съезда законоучителей, православных галичан и других групп и лиц.

Наконец, тяжкие обстояния, переживаемые нашим Отечеством, не могут не вызвать в отношении к себе отзвука в Священном Соборе. Отовсюду раздаются голоса, что родина гибнет, что какое-то навождение овладело умами многих людей, забывающих законы Божеские и человеческие. Народ резко разделился на партии, утратив единство. Никакой партийный голос благоразумия не может вызвать ныне к себе должного внимания в народе. Только голос Матери-Церкви мог бы образумить многих. Только голос Христовой всепобеждающей любви мог бы угасить разгоревшуюся вражду и злобу. Только свет Божественного дня мог бы рассеять помрачение, обуявшее умы. Только вера, основанная на началах самоотверженного служения Богу и ближним, могла бы прекратить проявление грубых инстинктов, всепоглощающего захвата и необузданного разрушения. Дело оздоровления русской земли, в настоящее время столь необходимое, возможно только на религиозной почве. От Собора ожидается мощный призыв народа обратиться к Богу и установление в ближайший воскресный день или три ближайших воскресных дня нарочитых молебствий ко Господу о спасении Отечества и вразумлении заблудших, чтобы Господь послал разум истины своей народам земли и, изгнав вражду и злобу, вселил в души их благоволение».

12 августа 1917 года.

Временное правительство все время работает в контакте с церковью. Учреждается и в временном правительстве, как это было и в царском правительстве, должность обер-прокурора святейшего синода, каковым является Вл. Ник. Львов, бывший член Гос. Думы.

Правда, 5 августа 1917 г. оберпрокуратура синода уничтожается и на ее месте созидается министерство исповеданий, а ведомство православного исповедания превращается в «департамент по делам православной церкви». Министром исповеданий был кадет, кандидат богословия А. В. Карташов. Но фактически все осталось попрежнему.

11 августа состоялось «постановление Временного Правительства о правах собора», гласящее: 1) Предоставить, открывающемуся 15 сего августа в Москве поместному собору всероссийской церкви, выработать и внести на уважение Временного Правительства законопроект о новом порядке свободного самоуправления русской церкви 2) Сохранить впредь до приятия государственной властью нового устройства высшего церковного управления все дела внутреннего церковного управления в ведении св. правительствующего синода и состоящих при нем установлений».

Итак все готово. Общественное мнение подготовлено. Правительственное разрешение получено. Выборы производятся. Выборы закончены. Всего на собор избрано и приглашено 564 человека. Из них: 10 митрополитов, 17 архиепископов, 52 епископа, 2 протопресвитера, 14 архимандритов 2 игумена, 3 иеромонаха, 4 митрофорных протоиерея, 64 протоиерея, 54 священника, 2 протодиакона, 8 диаконов, 26 псаломщиков и 278 мирян.

По своим чисто-партийным взглядам, собор был правым, имея не мало кадетов (Астров, Трубецкой и др.) и лиц еще более правых (Шеин и др.). Не мало избрали на собор князей (Урусов, Чопадаев, два Трубецких, Ухтомский, Эристов), графов (Апраксин, Бобринский, Граббе) и профессоров (41). Из видных политических деятелей: Родзянкои др., из военных деятелей—Артамонов и др.

Уже перед собором наметились группы. Дело в том, что та сравнительно либеральная позиция, которую занял синод с обер-прокурором Львовым, многим казалась весьма опасной для церкви. Эти круги сгруппировались около епископа Феодора, бывшего ректора московской духовной академии. Особняком стояла прогрессивная группа, состоящая, главным образом, из профессуры и священства. Впрочем, подтасовка на выборах не дала возможности этой группе послать на собор своих лучших представителей. Ни один из ответственных работников демократического духовенства на собор не попал.

Собор открылся 15 августа. Как торжественно сказано в первой книге «Деяний священного собора православной российской церкви»: «в лето от Рождества Христова 1917-е, августа 15, в день честного Успения Пресвятыя Богородицы в Богоспасаемом граде Москве, в Большом Успенском соборе совершено открытие священного собора Православной Российской Церкви по особому утвержденному Святейшим Синодом чину. Литургию совершали Владимир Киевский, Платон Тифлисский, Вениамин Петроградский. На почетном месте, среди молящихся, находился министр-председатель А. Ф. Керенский, министр внутренних дел Н. Д. Авксентьев, министр исповеданий А. В. Карташов и его товарищ С. А. Котляровский. По окончании литургии митрополит Владимир читает грамоту Синода об открытии собора, где благодарит «Господа, благоволившего осуществить ныне заветные чаяния православного русского народа». После чтения грамоты из собора выходит крестный ход на Лобное место. Здесь совершается молебен, где, наряду с просьбами о ниспослании святого Духа на участников собора, читается всенародно и следующая молитва: «приими, Господи, слезная моления наша, и о спасении державы российския от всех бед и напастей, обдержащих ю, и не предаждь нас в руки врагов наших лютых, да не до конца погибнем».

Собор открыт.

На первом же деловом деянии выступают представители государства и церкви с словами приветствий. Эти адреса заслуживают глубочайшего внимания, так как в них мы видим отражение тех дум и чувств с которыми Россия церковная и политическая встретила свой собор. Поэтому я привожу дальше протокол этого деяния, дабы читатель сам мог войти в сферу этих настроений и чаяний. Конечно, я не привожу здесь всех приветствий, но наиболее характерные, отражающие философию и психологию их пославших.

Священный Собор Православной Российской Церкви.

Деяние второе, 16 августа 1917 года.

Божественную литургию в храме Христа Спасителя совершает Тихон, Митрополит Московский и Коломенский в сослужении Преосвященных викариев Дмитрия Епископа Можайского, Арсения Епископа Серпуховского, Отцов Членов Собора и соборного причта.

Во время причастного стиха Член Собора Протопресвитер Большого Успенского Собора Николай Любимов произносит следующее слово:

Призвав Иисус ученики своя (на бреге моря Галилейского), рече им:милосердую о народе сем, яко уже дни три приседят Мне и не имут чего ясти, и отпустити их не ядщих не хощу, да не како ослабеют на пути.

М. 15 гл32 ст.

При открытии священного Всероссийского Церковного Собора, пред сонмом богомудрых архипастырей, пред лицом великого множества избранных всею Церковью Российской просвещенных пастырей, ученых мужей и лучших представителей верующего народа, — не говорить хотелось бы мне, а слышать подчинение, и подчинение сильное, действенное, могущее слабую веру мою укрепить, ум помраченный просветить, сердце порочное очистить, волю ослабевшую направить к деланию заповедей Господних. И если, послушный воле своего архипастыря, решаюсь я сегодня выступить с своим словом, то совсем не для поучения и назидания присутствующих здесь, а лишь только для того, чтобы вслух священного Собора поведать, какой пищи алчет и какого пития жаждет получить от него верующий народ московский, а вместе с ним несомненно и вся верующая Россия. Говорить же пред вами от имени верующей Москвы я, как первый по положению своему пастырь церкви московской, имею не только право, но и обязанность.

Накануне дня сего, в великий праздник Успения Богоматери, все мы были свидетелями невиданного доселе и по своей величественной торжественности необычайного молитвенного собрания. Когда «Священный Собор» с крестным шествием выступил из Кремля на обширнейшую в Москве так называемую «Красную» площадь, очам всех представилась поистине захватывающая душу картина: «народ мног», исчислять который возможно не тысячами, и даже не десятками, а разве сотнями тысяч, «обдержал» вас и с умилением сердца, со слезами на глазах, вкупе с вами молился о ниспослании Духа Святого на Собор Церкви Российской и на труды его к церковному строению, к утолению духовного глада всех верующих и верных чад Православной Церкви Российской. Уже не «дни три», а почти целых три столетия голодает Церковь Российская, «не имея чего ясти» из той духовной пищи, которая может быть дарована ей Собором Церковным, и вот теперь только, с надеждой взирая на священный Собор сей, простирает к нему свои слезные мольбы об утолении своего глада духовного.

«Помилосердуйте» же, отцы и братие, о верующем и гладном «народе сем и дайте им ясти».

К вам богомудрые архипастыри, к вам первее всего устами моими обращается верующий народ русский с такою мольбою: «Дадите нам от елея вашего, яко светильницы наши угасают». (Mф. 25 гл., 8 ст.), Вы в Церкви Христовой прямые преемники апостольского служения, вы сугубо одарены благодатию Духа Божия. Озарите светом истины Христовой наш помраченный разум: «вложите» в отягченные плотскими похотьми «сердца наши страх блаженных заповедей» Господних, да «духовное жительство пройдем в Церкви Христовой,» «мудруствующе и деюще вся, яже к благоугождению Божию».

Вы, просвещенные служители науки богословской, ученые исследователи истории Церкви Христовой на земле и преданий Церковных—дадите нам от знания вашего! Скажите нам, как благоустроялась Церковь Христова изначала, как созидались в ней те или другие церковные установления, на каких церковно-исторических преданиях должно быть основано церковное строительство применительно к условиям жизнь нам современной.

Вы, добрые пастыри стада Христова, со всех концов Руси святой сошедшиеся сюда, чтобы, поделившись друг с другом богатым запасом своего духовною опыта, сугубо возревновать о спасении душ ваших пасомых — дадите нам от сей пастырской ревности вашей и от вашего духовного опыта! Вы стоите близко « к народу, вы знаете его духовные нужды, вы слышите его воздыхания сердечныя... Укажите же, как надо благоустроить жизнь народную, как объединить верующих чад Церкви вокруг храмов Божиих, какими узами крепче связать пасомых с их пастырями, дабы совокупными усилиями, под мудрым водительством своих архипастырей, могли они лучше создать дело своего спасения, постепенно возрастая «в меру возраста исполнения Христова» (Г фес. 4 гл. 13 ст.).

Вы, представители мирского жития и вместе с тем верующие и верные чада святой Церкви Православной. Бросивши свои мирские заботы и дела, оставивши житейские попечения о своем общественном, семейном и материальном положении, вы посвятили себя на более или менее продолжительное время служению Церковному; пришли на Собор, чтобы принять участие в церковном строительстве и тем проявили пламенную любовь к своей матери—Церкви Православной.—Дадите нам от сея любови вашея. Научите и нас всегда «дело Божие» ставить выше всяких дел человеческих, благоустроение жизни церковной предпочитать заботам о переустройстве жизни гражданской, общественной, — «искать» первее всего «Царствия Божия и правды Его», и тогда «приложатся» на» и вся благая мира сего (Мф. 6 гл., 33 ст.).

Вот, какой пищи духовной требуют от Священного Собора все верующие чада Православной Церкви Российской.

Дадите же им пишу сию: «да не ослабеют они» на жизненном «пути» своем, на пути, не только полном различных преткновений, соблазнов и бурь житейских, но прямо даже пути крестоносном, страдальческом.

Ведь гибнет наша мать родная, русская отчизна, не столь одолеваемая лютым внешним врагом, сколь обуреваемая внутри различными ветрами лжеучений, безверия, мятежа и настроений... Где искать ей спасения от бурь житейских и избавления от тяжких недугов, обдержащих ю? Где, как не в Церкви Христовой, которая одна может и должна служить для всех обуреваемых тихою и надежною пристанью,—для всех немотствующих единою неоскудевающей врачебницей, всякие недуги исцеляющей и от смерти избавляющей...

Да пребудет же во веки незыблемою святая Церковь Христова по обетованию Спасителя: «Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей» (Мф. 16 гл., 18 ст.). И да ниспошлет Всеблагий Владыка Свое небесное благоволение «на собравшихся вкупе верных людей своих, ко еже благоугодно совершити им устроение Православныя Церкви Российския! Аминь».

По окончании литургии Члены Собора, епископы, выйдя из алтаря царскими вратами в архиерейских мантиях, размещаются на особых скамьях, покрытых красным сукном, посредине храма, а все прочие Члены Собора занимают места по правой и левой сторонам от епископов.

Заседание открыто под председательством первенствующего Члена Святейшего Синода Владимира, Митрополита Киевского и Галицкого. Собор воспевает стихиру «Днесь благодать Святого Духа нас собра».

Собору приносят приветствия:

1) От Временного Правительства—Министр Исповеданий А. В. Карташев.

«Архипастыри, пастыри и братие о Христе. Представляя здесь Высшую Государственную Власть Временного Правительства, как Министр Исповеданий, я имею высокую честь принести от лица Временного Правительства Чрезвычайному Поместному Собору Всероссийской Церкви привет и пожелание плодотворной законодательной и устроительной работы.

Временное Правительство поручило мне заявить Священному Собору, что оно гордо сознанием—видеть открытие сего церковного торжества под его сенью и защитой. То, чего не могла дать Русской национальной Церкви власть старого порядка, с легкостью и радостью предоставляет новое Правительство, обязанное насадить и укрепить в России истинную свободу. Временное Правительство видит в настоящем Соборе не обычный съезд частного сообщества, каких теперь несчетное число: оно видит в Соборе Русской Православной Церкви полномочный орган церковного законодательства, имеющий право авторитетного представления на уважение Временного Правительства законопроектов о новом образе церковно-правительственных учреждений и о видоизменении отношений Церкви к Государству.

Временное Правительство сознает себя, впредь до выработки Учредительным Собранием новых основных законов, стоящим в тесной близости к делам и интересам Православной Церкви. В своем составе оно до сих пор имело Обер-Прокурора Святейшего Синода Русской Православной Церкви (а не иных каких-либо исповедании). И если недавно упразднена эта должность (но не упразднены до времени ее права и обязанности), то только потому, что, в виду Церковного Собора, Правительство не желало, ради символики утверждаемой им свободы Церкви, сохранять это имя, ставшее по мнению церковного общества синомимом тяжкой зависимости Церкви от Государства.

Временное Правительство ждет той минуты, когда Собор представит ему новый план церковного управления, и тогда оно с готовностью упразднит в круге полномочий своего Министра Исповеданий его обер-прокурорские права и обязанности по делам внутреннего церковного управления, оставив за ним более внешний надзор за закономерностью.

Ожидая от Собора законодательных предположений, касающихся преобразований церковного управления, Временное Правительство полагает, что впредь до принятия им этих предположений все прежние правящие установления Русской Церкви, к учреждению коих государственная власть приложила печать своей санкции, остаются в полной силе их действия и не могут быть поколеблены без внесения в область управления и церковно-государственных отношений беспорядка и анархии. Не желая этого ни Церкви, ни Государству, и, утверждая публично-правовые полномочия Собора, Временное Правительство 11 сего августа приняло строжайшее постановление в двух пунктах:

1) Предоставить открывающемуся 15 сего августа в Москве Поместному Собору Всероссийской Церкви выработать и внести на уважение Временного Правительства законопроект о новом порядке свободного самоуправления русской Церкви.

2) Сохранить впредь до принятия Государственной властью нового устройства высшего церковного управления все дела внутреннего церковного управления в ведении Святейшего Правительствующего Синода и состоящих при нем установлений.

Исполнив долг сего заявления от имени Временного Правительства, я не смею ничем осложнять дальнейшую речь и обнаруживать волнующия меня чувства за нашу Церковь и наше родное Отечество. Осеню лишь себя вместе с вами широким православным крестом».

3) От Московской кафедры—Тихон, Митрополит Московский и Коломенский.

«С великою радостию исполняю священный и вместе приятный долг приветствовать Чрезвычайный Собор от лица Московской Церкви. Москва издавна была носительницей и выразительницей церковных верований и религиозных упований. Не видя у себя свыше 200 лет Церковного Собора, она не могла не скорбеть. Лучшие сыны ее—и архипастыри и верующие миряне —жили мечтою о возобновлении соборной жизни Церкви, но по неисповедимым планам Божественного Промышления им не суждено было дожить до настоящих счастливых дней, все они свидетельствованы в вере, не получив обетования. Подобно древнему Израилю, они лишь издали созерцали обетованное нам от Господа, но войти в обетованную землю не могли. И мы уповаем, что с созывом Церковного Собора обновится вся жизнь нашей Церкви, Собор вызовет прилив народной веры и религиозных чаяний.

Верующая Москва ожидает от Собора содействия и в устройстве государственной жизни. Всем ведомо, что Москва и ее Святыни в прошлые годы деятельно участвовали в созидании Русской Державы. Ныне Родина наша находится в разрухе и опасности, почти на краю гибели. Как спасти ее—этот вопрос составляет предмет крепких дум. Многомиллионное население Русской земли уповает, что Церковный Собор не останется безучастным к тому тяжкому положению, какое переживает наша Родина. Созерцая разрушающуюся на наших глазах храмину государственного нашего бытия, представляющую как бы поле, усеянное костями, я, по примеру древнего пророка, дерзаю вопросить: оживут ли кости сия?

Святители Божий, пастыри и сыны человеческие! Прорцыте на кости сухие, дуновением Всесильного Духа Божия одухотворите их, и оживут кости сия и созиждутся, и обновится лице Свято-русския земли!»

4) От Комиссии Государственной Думы по делам православной веры—Председатель названной Комиссии, член Государственной Думы В. Н. Львов.

«Вся 10-летняя деятельность церковной комиссии Государственной Думы была периодом борьбы за права свободной Церкви и мне, как председателю этой комиссии, особенно была близка и ведома вся тяжесть напряженной работы церковной комиссии. Ныне эта борьба кончена. Церковь получила свободу, и не от руки бывшего правительства, не от царской власти.

Только сам народ и то великое революционное движение, которое по неисповедимым путям Промысла Божия охватило Россию, даровали свободу Церкви.

Свобода дана Церкви волею русского народа,—об этом председатель церковной комиссии счастлив заявить перед лицом Церковного Собора и передать Собору приветствия и пожелания счастливой и плодотворной работы от Церковной комиссии Государственной Думы».

5) От Общества религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви—протоиерей Б. Н. Лахостский.

«Чаяния многих поколений Православного русского мира осуществились. Заря соборной церковной жизни, давно уже загоревшаяся, раскрыла наконец скрывавшие близость рассвета темные тучи. И вот поднимается многосветное светило Собора, чтобы озарить своими светлыми лучами церковный мир и пробудить его к трудовой жизни.

 Восход солнца вселенная встречает согласным хором ликующего привета.

Общество распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви, возникшее тогда, когда условиями общественной и политической нашей жизни начала соборности была до крайности стеснены, все время своего бытия посвятило служению этим началам, и ныне, радостно встречая их осуществление, сыновне приносит Всероссийскому Поместному Церковному Собору одушевленные свои приветствия. Господь судил собраться Собору в такие дни, когда наша земля страдает в тяжких обстояниях неприятельского разорения и внутреннего распада.

Да пошлет Господь Собору быть началом восстановления разоренного и собрания распадающегося и разрушаемого церковного и государственного величия нашего отечества. Да соберется народ наш во единство во Христе, ведомый церковным священноначалием во свете учения Христова. Да укрепит он свою волю в служении добру на поприще благословенного труда. В труде и единстве да почерпнет он дух мужества и бодрости к перенесению приключающихся невзгод и к предстоящей сложной работе по созданию устойчивых норм государственной и церковной жизни в новых бытовых условиях.

Неисчислимый сонм святых и праведных отец, прежде отшедших от нас ко Господу и взирающих ныне на дела наши из горнего мира, да соучаствует Собору в его мыслях и деяниях на благо святой Церкви и во славу Единого в Троице славимого Бога, Ему же честь и поклонение да пребудет от рода нашего во веки.

15 августа 1917 г.

Председатель Совета Общества Протоиерей Философ Орнатский.

Протопресвитер Александр Дернов.

Протоиерей Павел Лахостский.

Протоиерей Евгений Кондратьев.

Священник Иоанн Клянский.

Священник Павел Аникиев.

Доктор церковной истории С. Рункевич.

Делопроизводитель Протоиереи Павел Кульбуш».

6) От Государственной Думы—Председатель Государственной Думы М. В. Родзянко.

«От Государственной Думы горячий привет Всероссийскому Церковному Собору и низкий поклон всем его участникам. Мысль о Соборе и о соборном устроении Церкви возникла и поддерживалась неизменно в ІІІ-ей и ІV-ей Государственных Думах. Эта заветная мечта о соборном устроении Церкви получила ныне свое осуществление,—в наше смутное время, какое мы все переживаем.

Государственная Дума имеет полную уверенность в том, что Собор архипастырей, пастырей и церковного народа, не зависимо от возлагаемых на него задач устроения церковного, будет способным содействовать примирению и объединению всех русских людей. Церковь способна укрепить духовные силы народа. Религиозное чувство отличается тем, что оно имеет силу объединить всех».

7) От армии и флота—протопресвитер военного и морского духовенства Г. И. Шавельский.

«От лица многострадальной нашей армии приношу Всероссийскому Церковному Собору горячие приветствия по случаю его открытия и молитвенное пожелание, да благословит Всемогущий Господь труды Собора и Своею всесильною десницею да направит их ко благу своей Святой церкви, во славу великой нашей родины.

Вместе с этим дерзаю я обратиться к собору с усердной мольбой.

Как связанный по рукам и ногам исполин, стоит обессиленная, больная духом наша армия. Богомудрые архипастыри, отцы и братия, составившие священный Собор, поддержите ее! Своим горячим словом ободрите ее, своими благословениями и молитвами подкрепите ее, своими наставлениями укажите ей духовный путь, по которому идти, да спасет она и нашу родину святую».

8) От Московского Городского Общественного Управления и населения города Москвы —Московский Городской Голова В. В. Руднев (с.-р.).

«Московская Городская Дума, как представительница населения, шлет привет служителям церкви и мирянам, собравшимся для устроения новой Свободной Церкви. Здесь, в сердце России, в сердце матери городов русских, в центре духовных и религиозных взысканий раздается ныне голос свободной Церкви; на развалинах печальной памяти ведомства залагаются первые камни живой Церкви. Основы духовно-религиозной жизни вечны, и пока жив будет русский народ, живы будут его пламенная вера и искренняя религиозность, полная терпимости ко всем инакомыслящим. В предстоящих трудах и заботах о будущем православная Церковь должна откликнуться и всеми силами должна войти в великую задачу спасения и объединения родины»

11) От Московского Губернского Земства—член Московской Губернской Земской Управы С. К. Родионов.

«С благоговением здесь перед лицом Священного Российского Собора, передавая глубокий привет от Московского Земства, я выступаю, чтобы выразить все, чем душа полна в это смутное время, которое переживает наша родина.

Московское Земство в тревоге, оно видит, что надвигается страшное время, когда наше великое государство разлагается, все мысли Земства направлены только на дело спасения России и на то, чтобы мы, наконец, начали понимать весь ужас положения, являющийся от взаимного нашего народного несогласия.

Мы видим, что многие из войск наших забыли свой долг и складывают оружие, уступая врагу родную землю. Мы видим, что многие из тыла растеряли нравственныя чувства патриотизма, стремятся только к удовлетворению своих страстей, самолюбия, жажды власти и достижения собственных интересов, когда партии расшатывают все основы государства, забывая, что в единении спасение России.

Где голос, который бы остановил разнузданный в своих направлениях русский народ, где голос, который сказал-бы: «стойте братья, мы гибнем под неистовой пляской разбушевавшихся страстей!» Пусть же этот отрезвляющий голос прозвучит здесь, в стенах храма, и от носителей священных заветов, пусть этот голос мощно произнесет: «Остановитесь, слейтесь воедино во имя спасения Родины, не губите отчизны, час настал, великий час, когда каждый отвечает своею совестью перед народом и своими детьми! Пусть святая Церковь, устроившись в своей внутренней жизни, свободная, вольет свет истины, в наболевшие сердца наши. Пусть никто не думает, что пламя веры потухло под разными течениями взглядов: вера постигается больше там, где человек стоит перед лицом смерти; ведь почти каждый воин, идущий в бой, шепчет молитву, отдавая свою жизнь ради спасения Родины.

Разве можно забыть те времена, когда совершалось строительство земли русской, когда св. Сергий, этот великий подвижник Московский и собиратель земли русской, ходил, умоляя удельных князей соединиться с Москвою, чтобы образовать единое государство; разве не завещал также это св. митрополит Алексей, говоря, что в единстве есть сила Государства русского; разве Дмитрий Донской не победил врагов, одухотворенный религиозным чувством; разве от их великого почина не создалась необъятная и могучая Россия? Вот в чем связь Церкви с Государством, и одно без другого существовать у русского народа не может. Где же теперь эти подвижники, где же теперь эти люди, скромные видом, но великие духом? Идите же к нам теперь, когда созданное вами разрушается, вдохните же силу вашего духа для спасения свободной Родины, в деяния Собора, который своим мощным гласом должен удержать от падения и укрепить Великую Россию. Великий Собор! Прояви священную власть над больной душой нашей, возвести Именем Христа русскому народу любовь друг к другу и вразуми, что в единении спасение Родины».

12) От Главного Комитета союза офицеров армии и флота— старший лейтенант К. В. Солдатенков.

«Мне, представителю Главного Комитета союза офицеров армии и флота, поручено приветствовать Всероссийский Собор Православной Церкви, и заверить, что корпус офицеров, верный заветам Православной Церкви, приложит все усилия, чтобы провести в жизнь и поддержать все то, что здесь лучшие сыны православия постановят и признают за благо.

Офицеры русской армии и флота всегда были на страже Православной Церкви и искони веков считались верными ее защитниками. Это было, это есть и теперь.

Главный Комитет офицеров армии и флота надеется, что Православная Церковь, освободившаяся от всякого контроля, наконец, вступит на путь, указанный ей Святыми Отцами.

Мы—офицеры армии и флота—желаем, чтобы Православная Церковь была действительно тем светочем, который осветит своими ласковыми лучами исстрадавшуюся Русь. Всероссийский Церковный Собор должен помочь и поможет проснуться истинным сынам России от ужасающего кошмарного сна. Мы, офицеры, верим, что проснутся они и Россия будет спасена».

По окончании приветствий, обратился с словом благодарности за выраженные приветствия Собору Высокопреосвященный Владимир, митрополит Киевский и Галицкий.

Собор воспевает Великое Славословие, после чего заседание закрыто».

Аналогично этому следующее заседание собора. Вот протокол:

Священный Собор Православной Российской Церкви

Деяние третье.

17 августа 1917 года.

Заседание открыто в Соборной Палате в 12 час. дня под председательством первенствующего члена Св. Синода митрополита Киевского Владимира, в присутствии 445 членов Собора

Заслушаны приветствия:

1) От имени Верховного Главнокомандующего генерала Л. Г. Корнилова—князь Г. Н. Трубецкой. «Я получил по телеграфу от Верховного Главнокомандующего поручение передать Поместному Собору привет и искреннее пожелание успеха в его святом деле. Позвольте принести привет и пожелания и от всех чинов Ставки Верховного Главнокомандующего и высших чинов армии. Среди тяжелых испытаний, какие переживает Россия, у нас не умерла мысль, что густой туман рассеется и что из глубины России воссияет возрождение.

Нам не страшен внешний враг. Мы верим, что дух христолюбивого воинства не вовсе отлетел из рядов армии, и что с помощью доблестных сынов ее воскреснет свободная Русь.

Позвольте же просить Поместный Собор своими молитвами поддержать армию, возжечь тот пламень веры, который нужен нам».

2) От Киевского религиозно-философского общества—председатель общества Э. Н. Глокке: «Киевское религиозно философское общество, ставящее своей основной задачей свободное искание религиозной истины, в лице руководящего его деятельностью Совета, проникнуто с самого основания общества непоколебимым убеждением, что эта истина только в краеугольном камне, на котором зиждется Церковь Православная, в Господе нашем Иисусе Христе, Который только Один есть «живот и истина».

Поэтому Киевское религиозно-философское общество, болезненно с сыновней любовью переживавшее скорби и муки нашей общей матери, Русской Православной церкви, томившейся долгие годы под тяжким гнетом самодержавной, ведомственной государственности, сковывавшей свободные члены ее живого соборного тела, теперь в пресветлые дни ее новой пасхи, ее животворящего воскресения к деятельной, проникнутой взаимной любовью творческой жизни, к которой призваны теперь все ее члены по мере данного каждому из них таланта, с благоговейной молитвенной радостью приветствует нынешний Всероссийский Священный Собор, в лице входящих в его состав святителей, пресвитеров, диаконов и мирян, и твердо верит, что почивающая на этом Соборе благодать Всесвятого Духа поможет ему совершить великое дело строительства Церкви Российской на новых и в то же время старых, как само христианство, соборных, демократических началах во славу Божию и на утверждение истины».

З) От Галицийской церкви—архиепископ Волынский Евлогий: «Мне поручили передать привет Поместному Собору представители новоучрежденной Галицийской Церкви, зародившейся в годы страшной войны. Им судил Господь быть исповедниками и мучениками за свою родную православную веру. Они обращаются в лице моем к Поместному Собору с горячей мольбой принять их в общение с Православной Церковью, уверенные найти себе успокоение в лоне этой церкви. Они живут молитвой, что Господь укрепит узы, соединяющие их с Православной Церковью, и что собор положит твердые основания «для общения с нами в любви и единоверии».

4) От Московского университета—професс. князь Е. Н. Трубецкой: «Я приношу вам привет от старейшего русского университета и религиозно-философского общества имени В. С. Соловьева, которое полагает православную веру в основу своих изысканий.

Среди великой, тяжкой скорби, переживаемой нами теперь, есть один проблеск светлой радости. Никто не забудет тех минут, которые мы провели в Успенском Соборе и на Красной площади 15 августа.

Радость, которую мы испытали тогда, мы не чувствовали бы так сильно, если бы мы не переживали таких страданий. Скорбь никогда не была так осязательна, как теперь. И голод, и холод и вражеское нашествие... В основе всех этих бедствий лежат наши преступления. Можно вести нескончаемую повесть о наших грехах и преступлениях, об оскудении веры и любви к родине. И вот, как весть из другого мира, пришел к нам этот Собор.

Все мы веруем в слова Христа: «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди их». И вот сам Христос посреди нас. Вся Москва 15 августа двинулась в сретение Христу. И пусть это будет великим сдвигом, который нас исцелит и воскресит. Никакая политическая мудрость не выведет душу народа из ада. Нужна Господня благодать. Да будет же во всей Руси то, что мы видим в Москве. Пусть Собор прозвучит благою вестью о воскресении Христа и «о воскресении во Христе русского народа».

В заседании от этого же числа (17 авг. 1917 г.) берет слово Шеин.

Продолжаю протокол. В. П. Шеин: «Наши суждения получают неожиданное направление. Говорят о средствах на покрытие расходов по Собору. Этот вопрос разъяснен Министром Исповеданий. Говорят об издании и распространении листков о Соборе. Но то и другое частность. Важно не то, как мы распространим в населении сведения о том, что мы говорим, и не то, на какие средства мы распространим то, что мы будем говорить, а важно то, что мы будем говорить. Этого ждет вся верующая и неверующая Россия. Войска, города, земства, биржевой комитет и многие общественные учреждения высказали нам свои благожелания и возложили на нас свои чаяния. И должен же раздаться голос, который бы затронул всю Россию и мог бы образумить многих. Должно же в наше время упадка и веры и упования прозвучать слово веры, в наше время лжи и всякого извращения истины—слово правды, ив наше время всяких насилий, озлоблений, вражды—слово мира. И прежде всего нужна пламенная молитва об устроении церкви и спасения России. Нужно в храме Христа Спасителя вознести всенародное моление о ниспослании победы русскому воинству и спасении русской Церкви и русской земли; во-вторых, нужно в полном составе Собора помолиться у раки преп. Сергия; в-третьих, обратиться с посланием ко всему русскому народу, в котором призвать его оставить вражду и злобу, сказать ему слова правды и призвать к покаянию. Поэтому я предлагаю выбрать особых лиц и поручить им обсудить вопрос о всенародном молении и о составлении послания. Переходя к вопросу о порядке дня, я нахожу, что прежде всего нужно избрать комиссию для поверки полномочий членов Собора».

Князь Я. Г. Чагадаев. «Я согласен по существу с тем, что сказал В. П. Шеин, но думаю, что особой комиссии для обсуждения вопроса о молении и составлении послания к народу не требуется. Нужно спешить. Жизнь не ждет. На фронте льется кровь, и я предлагаю сейчас же совершить молебствие о спасении России и панихиду о павших за защиту родины».

Я. И. Ивановский. «Предо мною встает образ патриарха Гермогена. Как бы ни были тяжелы настоящие минуты, но те минуты были еще горше, еще тяжелее. Польский гарнизон стоял в Кремле, а патриарх Гермоген говорил, что русская земля не погибла и призывал всех к борьбе за родину и церковь. Необходимо и нам сказать, что русская земля еще сильна, необходимо, чтобы по всей земле русской было разослано воззвание. Необходимо обратиться с увещанием к армии и флоту, сказать им, что русская земля еще сильна, и призвать их к смелой и решительной борьбе за родину».

Священник Е. Ф. Сосунцов: «Нам нужен: 1) маленький орган для нас самих; 2) орган осведомительный для епархий: таким органом может быть «Церковно-Общественный Вестник»; 3) нужен особый орган для широкого распространения в народе сведений о Соборе и популяризации его идей. Средства и силы для издания этих органов найдутся».

Протопресвитер. Г. И. Шавельский: «Мне крайне тяжело говорить об армии в ее настоящем положении после того, как я видел ее в расцвете силы и славы. Вспоминаю начало этой беспримерной войны. Армия вышла на поле брани слабо снабженной, плохо снаряженной, без достаточного количества ружей, орудий, снарядов. Но она была сильна духом, верой, любовью к родине и готовностью на какой-угодно подвиг. Она была могуча верой в Бога, и в этой вере черпала одушевление для подвигов своих. Началась борьба с могучим врагом. В декабре 1914 г. я сотни верст проехал по Вост. Пруссии, посещая войска на позициях. Я видел разгромленные неприятельскими и нашими снарядами деревни и города, разоренные дома, оставленные жителями, но кирки везде стояли нетронутыми и все в них бывшее оставалось неприкосновенным. Я наблюдал трогательную заботливость наших воинов об оставшихся жителях. В то время немцы ознаменовали уже вторжение в наши пределы рядом зверств: осквернением наших храмов, насилиями над жителями, изнасилованием женщин, избиением стариков и детей. Я спрашивал наших солдат: «А вы оскверняли немецкие храмы?» «Никогда», отвечали они. «Надругались над мирными жителями?» «Нет!» кричали мне. «Не насиловали женщин, не обижали стариков и детей?» «Боже сохрани!» отвечали мне. Да, я еще раз свидетельствую, что наша армия в 1914 году вышла на брань со страхом Божиим, не затем, чтобы грабить и разорять чужие земли, а лишь затем, чтобы защитить от грозного врага свою родную землю, и, защищая ее, воины наши покорно страдали, с молитвой и благословением умирали, веруя в великую святость того подвига, какой совершали они.

Настало лето 1915 года. Началось галицийское отступление наших войск. Приезжаю в одну дивизию. Начальник этой дивизии говорит мне: «Люди еще у меня есть, но ружей и снарядов нет. Что же делать? Вооружу дубинами и пущу в атаку, пусть отбиваются!» И наши богатыри с дубьем в руках или камнями отбивались от вооруженного с ног до головы неприятеля.

В сентябре 1915 г. посетил я 3-ю стрелковую дивизию, на северном фронте. Один из ее полков только что потерял почти весь свой состав. К моему приезду выстроился «весь» полк... в нем было всего 92 штыка. «Ну что, братцы, как чувствуете себя?» спросил я. «Постоим за Родину!» дружно ответили мне. И постояли. Эта безоружная, обессиленная боями, но могучая верой и молитвой армия остановила натиск врага, а вскоре ему и силу свою показала. Что теперь стало с нашей, когда-то могучей, славной армией?

Вы знаете подробности Тарнопольского прорыва и разгрома. Вы слышали о зверствах над мирными беззащитными жителями, о бесчинствах и кощунствах, которыми наши войска опозорили себя. Я не стану распространяться обо всем этом,—одно лишь скажу: в течение более двух лет мы очень усердно собирали сведения о немецких зверствах, набраны груды документов. Но теперь все это надо сжечь, так как все немецкие зверства являются детскими шалостями по сравнению с тем, что натворили наши христолюбивые воины.

Что же за причина столь огромной перемены, происшедшей в душе нашей армии? Причина одна,—ее охватил животный страх. Нашим доверчивым и уставшим воинам посулили царство небесное на земле: всю землю и волю; и в это же время освободили их от долга, от обязанностей и от возмездия за трусость, измену и всякие другие нарушения высокого воинского долга. Нашим воинам пообещали рай на земле, и под влиянием этой проповеди людьми овладел животный страх за свою драгоценную жизнь. Не может быть доблести, мужества, храбрости в сердцах людей, которые ищут одних земных благ, дрожат за свою жизнь, ибо боятся вместе с нею потерять все...

Но я неисправимый оптимист и верую в возможность возрождения армии. Сейчас настроение армии таково. Есть в ней известный процент обезумевших, неисправимых. Несравненно больше растерявшихся, которые или не знают, что делать, к кому пристать, или боятся выявить лицо свое. Есть, наконец, известный процент людей, скорбящих за настоящую разруху армии. Их мы называем Никодимами, ибо они приходят к нам, пастырям, за советом, за утешениями чаще ночью, чем днем. Надо третьих окончательно укрепить, надо вторых вразумить или ободрить. Священный Собор должен придти на помощь армии.

Я считаю необходимым, во-первых, чтобы Всероссийский Поместный Собор обратился к армии с воззванием самым решительным и горячим. Только свет божественной истины может рассеять помрачение, обуявшее умы. Во-вторых, считаю необходимым, чтобы от имени Собора беспрерывно издавались листки для армии. В этих листках в одной части должно быть назидание, а в другой осведомление о том, что происходит на Соборе. В-третьих, нужно послать от Собора проповедников в Московский гарнизон и для всего Московского населения, ибо настроение гарнизона отражает в себе настроение воинства. В четвертых, нужно устроить всенародное моление ко Господу о спасении отечества и вразумлении заблудших, 26 августа, в день Владимирской иконы Божией Матери. Это наиболее подходящий день для такого моления».

Архиепископ Тамбовский Кирилл: «Началось с вопроса об издании листка в целях осведомления членов Собора о том, что на нем происходит. Затем, по предложению В. П. Шеина поставлен вопрос об издании послания к народу и листков для народа. Я поделюсь тем, что слышал во время литургии, когда возносились моления о Соборе и спасении России. Мне говорили, что необходимо эти моления возносить во всех церквах за каждой литургией. И я вношу предложение просить Св. Синод, чтобы он сделал необходимое по этому предмету распоряжение.

Проф. Н. М. Абрамов: «И по своему образованию и по роду деятельности я все время был далек от дел Церкви, но Промыслу Божию угодно было призвать меня в качестве представателя мирян от Донской области. Я с радостью и восторгом принял это избрание, и ехал сюда, признаюсь, охваченный энтузиазмом и верой, напутствуемый просьбой своих избирателей; я горячо поддерживаю намерение Собора сказать веское слово русскому народу и русским воинам о том, что вера в Бога должна лежать в основе всей нашей деятельности, особенно теперь. Может быть нам удастся зажечь пламень веры в сердцах всех граждан России, а особенно армии и флота, и снова поднять в них тот дух, какой постарались в них угасить, а имеете с этим, может быть, удастся и оправдать надежды пославших нас сюда, что Собор, спасая и отстаивая веру и Церковь, спасет от гибели и нашу дорогую родину».

В заседании 18 августа выступает свящ. В. И. Востоков: «Когда дети видят израненную мать, тогда не место юридическим соображениям. Наша родина отравлена, избита, она лежит в крови. Находятся преступные дети ее, которые разрывают ее окровавленные ризы. Но среди русского народа есть и доблестные честные сыны, совершающие свой подвиг любви. Они страдают за родину, они умирают за нее. Собравшись здесь, мы после молитвы должны склониться над ранами нашей матушки родины. Наша обязанность поддержать ее честных детей, ярко, определенно обличить ее преступных детей, кто бы они ни были, не взирая на лица, не боясь никого, кроме Бога одного.

Если говорить нам, то так, как говорили древние святители, напр., патр. Гермоген, св. Филипп, св. Златоуст. Мы должны сказать честное слово и нашей армии, и народу. Мы должны называть явления, разрушающие нашу родину, их настоящими именами».

В результате всего этого собор исполняется патриотизмом, и Верховному Главнокомандующему Корнилову посылается следующая телеграмма: «Всероссийский Поместный Собор Православной Церкви, глубоко тронутый приветом вашим, призывает благословение Божее на вас, доблестную русскую армию и флот.

Молим Всевышнего о возрождении духа беззаветной любви к Церкви и родине среди христолюбивого воинства нашего и о даровании победы русскому оружию. Да объединятся тыл и фронт в молитве за многострадальную Россию и в крепкой надежде на помощь Божию! Да послужит начинающееся в Русской Церкви возрождение соборности залогом силы и крепости Державы Российской! Председатель Собора Митрополит Московский Тихон».

Политическое положение страны приковывает внимание собора и в дальнейшей его работе, сводя фактически на нет чисто церковные вопросы собора. Конечно, и эти вопросы дебатируются, но это как-то попутно. Не к этому лежало сердце собора.

Собор повелевает устроить 14 сентября по всей России всенародные покаянные моления для спасения державы российския, на которых прочитывалось следующее послание.

«Священный собор православной российской церкви всему православному народу русскому.

Благодать вам и мир от Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа (Галат. 1, 3). Братие возлюбленные! Во дни тяжких испытаний Господь послал нам великое утешение и радость. Под сенью кремлевских святынь, среди гробниц святых молитвенников за церковь и Россию, собрался в день Успения Богоматери поместный собор православной всероссийской церкви. Памятуя слова Христовы: «где двое или трое собраны во имя Мое, тамЯ посреди них» (Матф. 18, 20), на собор собрались архипастыри и избранные всей православной церковью русской духовные и миряне всех званий и состояний. Все призваны участвовать в святом деле благоустроения церкви в духе любви и христианской свободы. Православные, высоко призвание наше и велика наша ответственность перед Богом! Но, к стыду нашему, мы омрачили торжество церкви Христовой нашими тяжкими грехами. Ими создалась та неслыханная скорбь, среди которой мы живем. Надвигается всеобщее разорение. Нашей армии и городам предстоят ужасы небывалого голода. Уже закрываются фабрики от недостатка топлива: вскоре миллионы рабочих останутся без работы и без средств к жизни. Зимою городское население будет мерзнуть в нетопленных домах. А в это время истерзанная жестокою смутою родина остается беззащитною против врага, который угрожает и Петрограду и Киевским святыням. Братие возлюбленные, услышьте голос церкви. Родина гибнет. И не какие-либо независящие от нас несчастья тому причиной, а бездна нашего духовного падения—то опустошение сердца, о котором говорит пророк Иеремия.» «два зла сотворили люди Мои: Меня, источник воды живой, оставили и выкопали себе водоемы, которые не могут удержать воды» (Иерем. 2, 13). Совесть народная затуманена противными христианству учениями. Совершаются неслыханные кощунства и святотатства; местами пастыри изгоняются из храмов. Люди всех званий и состояний стремятся использовать народную беду для легкой наживы. Изо дня в день возрастает дерзость грабителей. Захват чужого добра провозглашается как дозволительный. Люди, живущие честным трудом, становятся предметом глумления и хулы. Забывшие измену, воины и целые воинские части позорно бегут с поля сражения, грабя мирных жителей и спасая собственную жизнь. А в это время на несчастную Россию надвигается ужас междоусобной войны. Наша родина стала притчею во языцех, предметом поношения среди иноземцев из-за алчности, трусости и предательства ее сынов. Православные! Именем церкви Христовой собор обращается к вам с мольбой. Очнитесь, опомнитесь, отбросьте вашу взаимную ненависть и внутренние распри, встаньте за Россию. Исполните предостерегающие слова Предтечи Христова: «уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь» (Лук. 3, 9) Не допустите родину до поругания и позорного конца. Покайтесь и сотворите достойные плоды покаяния—очищайте себя постом; да наполнятся храмы молящимися. Но прежде всего и больше всего да возгорятся сердца ваши любовью Христовою. Явите в делах ваших эту любовь к многострадальной, измученной России. Помогите ей Христа ради. Власть имущие, осените себя крестом и в духе святой любви к народу служите России, а не партии. Имущие, жертвуйте вашим достоянием. Рабочие, трудитесь, не жалея ваших сил и подчиняйте ваши требования благу родины. Землевладельцы и земледельцы, помогите ей хлебом. Не дайте армии и городам умереть с голода. А вы, молодые, здоровые и сильные, жертвуйте вашею жизнью. Да остановится малодушное бегство русской рати перед врагом. И да будет тыл для фронта помощником, нравственною опорою, а не источником духовного растления. Призывая вас к молитве, труду и подвигу, мы верим, что сила Божия, воскрешающая мертвое, вновь соберет воедино распавшееся тело народное.—Да пошлет на нас благословение великих подвижников и предстателей за землю русскую—преподобного Сергия Радонежского, митрополитов Петра, Алексия, Ионы и Филиппа и священномученика патриарха Ермогена, преподобных Антония и Феодосия, печерских чудотворцев. В дни великой опасности всеобщего распада Россия не раз спасалась их святыми молитвами. Да сочетаются же эти воспоминания о великих подвижниках наших с священным знаменем христианской надежды. Да осенит нас в эти скорбные дни непобедимая сила животворящего Креста Господня. Да воскреснет святая Русь в великом подвиге самоотвержения и любви Христовой».

В отделе о высшем церковном управлении начинает обсуждаться тема о восстановлении патриаршества. Антоний Храповицкий читает лекцию о значении патриаршества. Ему возражает либеральный проф. И. Д. Кузнецов и консервативный профессор Н. С. Суворов, который утверждал, что патриаршество без монарха ничто, один звук. Оплотом, по словам Суворова, для православной церкви может быть только императорская власть.

Таким образом и здесь доминирует политическое соображение, а вовсе не та или иная каноническая конъюнктура.

Да ведь собор и собирается спасать родину, родину прежде всего, при чем под родиной понимает имущество и собственность капиталистов и помещиков, так он смотрит сам на себя, так на него смотрят и с других мест, отовсюду.

Так, 23 сентября, на 18 заседании, секретарь оглашает представление Лебедянского «православно-христианского союза общественного единения», переданное архиепископом Тамбовским Кириллом: «Лебедянский православно-христианский союз общественного единения в своем торжественном публичном заседании 30-го сего августа, приступая к открытию своих действий, своим первым решением постановил: усердрейше просить Ваше Высокопреосвященство, как члена Всероссийского Церковного Собора и как святителя Тамбовской церкви, передать от имени названного союза благоговейное приветствие всему составу Архипастырей, пастырей и мирских членов, заседающих на Соборе. Союз питает уверенность, что первый свободный Собор свободной Русской церкви будет иметь громадные следствия: он приведет к искреннему покаянию в неисчислимых грехопадениях весь православный русский народ, оживит дремлющие церковные силы, низведет на страдалицу-Родину всепрощающую милость Божию, сообщит церкви всю полноту ее жизненного значения и через все это выведет погибающее отечество на путь процветания и славы».

Обсуждая вопрос о передаче церковно-приходских школ временному правительству, согласно его распоряжению, Собор 28 сентября заслушивает ряд ораторов, призывающих не подчиняться в этом отношении правительству. Прот. Станиславский полагает, что декрет правительства есть «преступный тормаз», который вызовет «безобразные явления». Свящ. В. Н. Егоров бросает: «мы по привычке весьма осторожны, боимся растревожить сильных мира. Довольно итти ощупью! Скажем смело, и страна встанет за нас, поддержит нас!» Следующий оратор, протоиерей Зыков, обращает внимание на «черту оседлости, откуда вышли главные руководители современного политического движения». Еврейство тем и сильно, что религиозно между собою сплочено. В Гомеле образовались после революции еврейские приходские школы и, добавляет о. Зыков, «г. Нахамкес добьется им казенного содержания».

Выслушав докладчиков, собор потребовал послать правительству представление отменить закон.

Когда перед собором встали выборы в учредительное собрание, собор уделяет чрезвычайно много внимания этому несомненно вовсе нецерковному вопросу. 27 сентября, под председательством Тихона, начались прения по этому поводу. Возникло предложение обратиться к народу с воззванием по поводу выборов в учредиловку. Застрельщиком оказалось заявление духовенства Глазовского уезда Вятской губ. Это заявление, чтобы в учредиловку прошли только люди благонамеренные, поддерживают 52 члена собора, при чем первым подписавшимся оказался прот. А. М. Станиславский. Станиславского поддерживает А В. Васильев. «Обращение к народу необходимо,— говорил Васильев,—чтобы предохранить народ от обмана, которым он опутан. И нет сомнения, что предстоящие выборы, эта всеобщая, прямая, равная и тайная подача голосов будет новым вопиющим обманом. Народ будет соблазняться разными посулами, которые потом, конечно, не будут исполнены. Долг церкви—открыть народу глаза, вывести его из обмана, в котором он находится. Но для этого недостаточно одного послания с призывом к участию в выборах нужно организовать эти выборы и руководить в них народом. Нужно через епархиальные и благочиннические советы призвать все духовенство к наставлению народа, к приглашению его, для спасения целости и достоинства отечества, голосовать не за списки неизвестных ему людей, а за тот, который получит одобрение епархиального совета, в который войдут православные, достойные доверия лица Неужели так осиротела русская земля, что в каждой губернии не найдется 8—и достойных, верных церкви и родине, людей, в которых можно быть уверенным, что они государство и церковь не продадут, и не расхитят, и не дадут растащить Россию по кускам всем, кому не лень и кому придет охота это сделать. Не может церковный наш собор безучастно смотреть, как гибнет величайшее из христианских государств, на котором покоились чаяния народов. Волки в овечьей шкуре соблазняют наш христианский простой разумом и сердцем народ, обещая ему землю, освобожденный от гнета капитала труд и другие блага. Но благ этих они не дадут. Это могла бы дать своим народам и всему миру только свободная и сильная Россия: ее призванием было—явить миру христианство в ею неискаженном виде, дать новую общественность и новый христианский хозяйственный строй; сделать это повелевают нам гражданский долг и христианская совесть».

Мысли Васильева разделяют и следующие ораторы. Граф П. Н. Апраксин верит, «что не напрасно воля Божия собрала Собор в такой момент. Сейчас что делается в деревне? Деревня наводнена агитаторами и партийной литературой, масса воззваний идет от различных национальностей, молчит только великорусская национальность. Где будет звучать ее голос, как не в центре, в Москве? Говорят, что мы продаем наше молчание за чечевичную похлебку и, кажется, это так». Е. М. Витошинский протестует, что церковь должна стоять вне политики. Но это не так. Надо только бояться плохой политики. «Кто руководит русской жизнью,—спрашивает Витошинский.— Взгляните на эти фамилии—идет поход на русскую нацию и русское государство. Кто должен защищать русскую мысль и совесть? Если русский народ сам не защитит себя, он утратит свою самостоятельность. Церковь должна собрать русскую совесть».

Выразительна речь архимандрита Мефодия: «В тех посланиях, которые уже изданы Собором, подчеркивается довольно определенно великое историческое значение славных имен в жизни русской церкви и государства, святителей Московских; ублажаем мы подвиги и иноков Троице-Сергиевой Лавры, подчеркиваем и великое значение церкви на протяжении всей истории русского государства. Собор смотрит с надеждой на прочную связь церкви с государством, подчеркивает связь и на будущее время. Собор не отказывается от этой органической связи. Когда надлежит выяснить вопрос о составе учредительного собрания, которое должно устроить жизнь на новых началах, Собор не может отнестись безразлично к этому акту возрождения России. Когда нужно защищать идею государства, мы должны не только ублажать память праведных, но и принять участие в их подвигах. Ермоген и его сотрудники выступали на арену церковной и государственной жизни с риском для своей жизни; ясно, что мы не можем строить только гробницы праведникам и отказываться от их дел. Я умоляю Священный Собор, чтобы мы, построив гробницы праведников, разделяли их труды и подвиги на создание могущества и славы России».

Голос благоразумия, голос, предостерегающий от смешения церкви, этого надмирного царства Христова, с интересами русского буржуазно-помещичьего государства, был представлен проф. Б. В. Титлиновым и Ф. Г. Кашменским. Кашменский, между прочим, сказал такую фразу: «Господь уже спас Собор от выступления по поводу корниловщины». Дело в том, что когда Корнилов устроил свою авантюру, собор (этого нет в деяниях собора, дабы бывшее было не бывшим!) устроил закрытое заседание, носившее явно контр-революционный характер. Насколько известно, собравшись в Троице-Сергиевой Лавре, в глубокой конспирации, отцы собора обдумывали о решительном шаге в смысле признания Корнилова для спасения все той же любезной соборному сердцу Родины. Думали, что Корнилов будет политическим победителем и полагали, что церковь поступит очень остроумно, расшаркавшись перед новым властелином. Авантюра Корнилова, однако, рухнула быстро, прежде нежели члены собора приняли какое-либо определенное решение. Тогда решили сделать вид, что ничего и не было. И только случайный недосмотр ученого секретаря собора Бенешевича, очевидно, помогает историку и документально подтвердить то, что известно по слухам.

Титлинову и Кашменскому возражает московский протоиерей А. А. Хотовицкий. Он полагает, что будет гибельным для собора и его авторитета не принять участия в делах учредиловки. Он пламенно и образно говорит, что Россия по кирпичику распадается, расхищается. «Если собор,—говорит далее о. Хотовицкий,—ко благу церкви не отстранится от участия в строительстве русской земли, народ будет с нами... Пусть в палате учредительной соберутся имена, не оканчивающиеся на «фельд» и на «блюм», не псевдонимы, а имена русских людей. Да встанет наш собор на защиту блага православной многомиллионной Руси!»

После возражения Хотовицкому, Градусова, слово берет проф. П. П. Кудрявцев, который поддерживает требования Хотовицкого. Его мысли дальше развивает князь А. Г. Чагадаев, который только настаивает на скорейшем окончании соборных дел с тем, чтобы потом всем членам собора с головой уйти в политическую работу. Князь Е. Н. Трубецкой поддерживает эти же мысли. Россия лежит израненная, как это сказано в притче о милосердном Самарянине. И собор не должен уподобиться мимо прошедшему левиту. Поэтому он должен немедленно вмешаться в политику.

Чарноуцан печалится, что нет у нас патриарха. «О, если бы послание об учредительном собрании и спасении России имело на себе подпись патриарха! Тогда бы оно имело великое значение и произвело бы громадное впечатление».

После речей, аналогичных приведенным, Булгакова и Васильева, при протесте проф. Прокошева, собор поручает комиссии из архиепископа Анастасия Кишиневского, протоиерея Любимова, Трубецкого, Булгакова и Кудрявцева составить проект воззвания к русскому народу об учредиловке.

30 сентября 1917 года С. Н. Булгаков оглашает на соборе текст послания по поводу выборов в учредительное собрание.

«Священный собор Православной Российской церкви всем чадам Православной Российской Церкви.

Благодать и мир вам да умножатся (2 Петр, 1, 2).

Великое дело предлежит ныне народу православному. Уже не в первый раз в нашей истории рушится храмина государственного его бытия, а Родину нашу постигает гибельная смута. И опять, как три века назад, призывается Русь разумом всенародным скрепить правовые устои, возродить пошатнувшуюся мощь, твердыми законами оградить свободу и порядок в земле нашей. Священный собор Православной Российской Церкви призывает Благословение Божие на сей государственный труд, да совершится он с теплой молитвой, в духе мира и правды, во имя Божие. Осенив себя крестным знамением, пусть идут православные люди на великое делание, как на подвиг веры, служение любви. Да пребудет для них вера православная столпом огненным, показующим путь чрез пустыню бездолия в землю обетованную. Издревле земля Русская собиралась около Церкви Православной; зодчими державы Российской, вкупе с князьями и витязями, людьми градскими и земскими, были святители и иноки, молитвенники и подвижники. Веруем, что и днесь блюдут нашу Родину ее небесные граждане, святые водители и печальники. Болезнуя ныне о земле Русской, молим их неотступно пещися о скорбных людях сих, коих предки именовали себя христианами православными. Собор призывает народ православный, приступающий к новому строительству государственному, как и встарь, сплотиться духовно около святого Православия и молит блюсти его заветы, возгревая в сердцах любовь Христову. Веруем, что стоит держава Российская лишь дотоле, пока не изменила вере Христовой, не отделила себя от своего основания. Невместно стране Российской, Руси Святой, стать царством безбожного неверия,—не будет такому царству благоденствия и преуспеяния.

Не на силу человеческого разума и его ухищрения будем мы уповать в печали нашей, но на помощь Божию, чая благодатного осенения свыше. Да совершается же избрание лучших людей России с нелицемерной молитвой, с сердечным памятованием о Боге, о Небесной Заступнице нашей Матери Божией, о великих угодниках Российских и всех святых. Знаем, что непримиримостью партий и сословным раздором не созидается мощь государства, не врачуются раны от тяжкой войны и всегубительного раздора. Царство, раздельшееся на ся, изнеможет. Не надлежит обращать соревнование партий, сословий, народностей в междоусобную распрю. Всенародным единением, озаряемым общею верою, просветляемым неподкупною совестью, искони утверждаются царства; с пошатнувшейся верой, с затмившейся совестью расточаются силы, рушатся державы. О том вещает мудрость веков, эту истину скорбным путем познает теперь Родина наша, отравленная злобной завистью и лютой корыстью. Пусть победит в себе наш народ обуревающий его дух нечестия и ненависти, и тогда дружным усилием легко и светло совершит он государственный труд свой. Соберутся кости иссохшие, облекутся плотию и оживут по велению духа. Но без любви, смирения, кротости всуе приступим к великому делу. Не оживут тогда кости распавшиеся, не благоустроим и не возвеличим мы без сего любезной и священной сердцу Родины, страны отшедших отцов и грядущих сынов наших. В Родине видится оку веры земля святая, на ней жили и спасались святые угодники Божии, с ними купно пребыли в христианской вере отцы наши. Она есть вместилише святых мощей, храм молитвы угодников Российских. И поистине не мила нам и Родина без святой веры нашей. Пусть же ее носители нами призваны будут уврачевать ее болезни.

Предоставляя каждому силою разума изыскивать к тому пути и средства, Священный Собор увещает всех, чтобы и в сей мирской области не забыли о правде Божией. С таким увещеванием он обращается к православным людям без различия положений, сословий и партий, да хранят они неповрежденно заветы веры Христовой. Ведомо всем, как упорно борется с ней дух князя мира сего, стремясь утвердить свое царство прельщением земных, видимых благ. К борьбе с таким духом призываются чада церкви и на поприще государственного делания. Пусть проявят они здесь всю силу духовного влияния, изыщут способы придать ему действенность, побудят слушаться голоса христианской совести. Блюдите же о том, чтобы новое строительство жизни русской не приводило к опустошению души народной, к расхищению сокровищ веры Христовой, чтобы не утверждалось оно на ложном основании, на отрицании и уничтожении учения Христова, на неверии и безбожии. Воистину глаголет Господь: «Без мене не можете творити ничесоже» (Ев. Иоан. XV, 5) И слово Господне призывным остережением звучит ныне для всей православной России, его износим днесь и поставляем пред совестью народной в сей грозный и страшный час его истории. Да не отрекутся от Христа рожденные в православной вере русские люди, на коих падет тот тяжкий жребий, да не забудут они обетов св. крещения, да не впадут в всегубительную власть духа антихристова, и да сохранит новая держава Российская верность Руси святой, в нее же веруем, ее же ищем».

Вопрос о восстановлении патриаршества продолжает обсуждаться в отделе о высшем церковном управлении под председательством епископа Митрофана. Восстановление патриаршества отделом принимается, как основа этого управления. Правда, эта формула принимается большинством 56 против 32 голосов, с явным нарушением формальностей (что отмечено 32 в особенном письменном протесте), но отдел ничего этого не принимает во внимание и постановляет дело передать в самый Собор.

11 сентября Митрофан, епископ астраханский, делает доклад о восстановлении патриаршества на пленуме собора. После исторического обзора истории патриаршества, Митрофан переходит к нашим дням. «Во все тревожные времена,—говорит докладчик,—в эпохи политических бурь, мысль о патриаршестве воскресала с особенной силой. В 1905-6 годах, во время начинавшейся разрухи, заговорили о недочетах церковной жизни, и все, люди не только духовные, но и мирские, общество и печать, подняли мысль о патриархе, считая его необходимым для устроения русской церковной жизни».

Митрофан высказал и следующую мысль: «Я не могу не коснуться ближайшего времени. Мысль о патриаршестве жила и не прекращалась в сознании народа. Эта мечта напоминала народу о героизме, самоотвержении, подвигах Ионы, Филиппа, Ермогена».

Таким образом, одним из главнейших мотивов восстановления патриаршества в зашифрованном докладе Митрофана является та же политическая пружина, которая двигала и все церковные манекены собора: родина, родина, родина, Россия, Россия, Россия... Консерватизм... Консерватизм... И с гневом спрашиваешь в тысячный раз—где же Христос и его небесная правда?

Доклад Митрофана, сумбурный и необоснованный, вызвал ожесточенные прения на соборе. Против Митрофана в заседании от 11 октября выступают П. Кудрявцев и Д. Олсуфьев. Прения продолжаются и в заседании 14 октября. Выступает архиепископ кишиневский Анастасий. Между прочим, Анастасий указывает, что «наш народ желает и ждет патриаршества. Спросите православных христиан— что они скажут? Они говорят: возвратите нам отца и пастыря, который соберет вокруг себя расточенное стадо, охранит свободу и независимость нашей церкви... Нет оснований для отсрочки этого вопроса. Требуется возможно скорое разрешение. Ужасы и убийства обыденной жизни, ужас нравственного разложения, от которого трепещет сердце всей Европы, призывают к тому, чтобы церковь оказала и развила свое влияние. Нужен пастырь, объединяющий и благословляющий на подвиги. Мы слышим, что государство ныне хочет быть вне-конфессиональным, открыто разрывая свой союз с церковью. Об этом нужно пожалеть настолько, насколько само государство решилось отойти от благословений церковного союза. Но глава церкви больше тех, иже суть в мире. Наша церковь ныне должна облечься во вся оружия Божия, должна стать поистине воинствующей церковью и иметь духовного вождя, своего будущего первоиерарха. Мы должны пойти навстречу лучшим чаяниям нашего церковного народа». Митрофана поддерживает П. И. Астров, видный представитель кадетской партии. Против введения патриаршества высказывается крестьянин Тверской губ. В. Г. Рубцев, но его прерывают криками «довольно!» Прения продолжаются в заседании 18 октября. И. Н. Сперанский требует восстановления патриаршества, так как только при патриархах церковь бывает совестью государства. За патриашество говорит Антоний Храповицкий. Он неудачно пытается вывернуться из собственных тенет, которые он поставил себе же в 1905 году, когда печатно заявил, что патриаршество есть друг самодержавия. Напоминающих об этом всенародном его утверждении Антоний, со свойственной ему резкостью, характеризует так: «злой человек от злого сердца износит злое». Между тем эти «злые» люди лишь напомнили Антонию его же слова. Ибо, конечно, с канонической точки зрения существование патриаршества не оправдывается, оно вызывается только церковно-политическими соображениями. Храповицкого поддерживает юрисконсульт синода В. И. Радзимовский. Радзимовского сменяет граф И. М. Граббе, который говорит, что современная жизнь как раз показывает, что отсутствие власти ведет к последствиям в высшей степени нежелательным. Отсутствие объединяющего начала грозит внутренней опасностью. Церкви придется вести борьбу за свое бытие, но как быть ей без главы—патриарха. Ведь наше посольство временному правительству о церковно-приходских школах ясно показало, что правительство хочет быть вне-конфессиональным, по-русски говоря—безбожным, а на славянском переводе—неблаговерным. Граббе поддерживают Бич-Лубенский (отъявленный харьковский черносотенец) и Котляревский. На заседании 19 октября протоиерей Н. В. Цветков протестует против восстановления патриаршества. Он говорит, что «в приходской, епархиальной, поместной церкви, как и в самом малом храме, во святой евхаристии мыслится и ощущается Христос, как глава церкви. Вот и у нас здесь на соборе сонм епископов и из их среды председатель, авторитет которого для всех нас высок. Но последний пункт собора—вот эти крест и евангелие. Вот невидимый глава, куда мы обращаем свои мысленные взоры. И мы, клирики и миряне, объединены им. Христос посреди нас и есть и будет, но не патриарх» (в церковной палате происходит при этих словах движение, слышен сдержанный смех. Председатель звонит). Кажется, нет во всей истории этого антихристова собора более, с религиозной точки зрения, драматической подробности: при напоминании о том, что Христос—глава церкви, собор смеется! Конечно этому охранительному политическому сборищу нет дела до Христа, это видно из предыдущей и последующей истории этого учреждения, но смеяться над тем, что самое святое для христианина, это уже верх цинизма и наглости. Здесь собор с головой выдал свою помещическую, контр-революционную сущность, с религией ничего (кроме оскорбления религии) не имеющей общего. Знаменитый черносотенец священник В. И. Востоков, каким-то трюком попавший на собор вообще, наоборот, пользуется успехом. Да и понятно: ведь не о Христе он говорит, а о большевиках, и ненависть к большевикам, но не любовь ко Христу объединяет «церковный» собор, прикрывшийся дерзновенно святым именем церкви для своих грязных земных вожделений. О. Востоков говорит о необходимости восстановления патриаршества. Во-первых, в силу современных условий жизни. Мы переживаем смуту не только политическую, но и такую полосу жизни, когда власть тьмы ополчилась на святой крест, когда всемогущество антихристово опустошило весь мир и обратилось против России. Зерно православной чистой истины ненавистно сатане и слугам его, которые отравляют душу народа. Народу нужен пастырь, который был бы утешением и печальником в страданиях, грозным обличителем темных сил. Во-вторых, в силу состояния самой церкви. В настоящее время мы видим, что пресекается жизненный нерв между церковью и государством и сердце отъединяется от головы. В государстве вводится вневероисповедное состояние, безбожие. В эти трагические моменты необходима сильная личность в церкви, сосредоточие церковной силы и авторитета.—За патриаршество, этот дубликат монаршества, высказываются все самые видные, самые просвещенные черносотенцы, виднейшим среди которых был князь Ев. Н. Трубецкой, воистину один из самих темных ангелов этого сатанинского собора. «Освященный собор перешел к суждению о патриаршестве как раз в день возвращения нашего посольства из золотой орды (т.-е- от временного правительства). И мы, в отобрании церковных школ, убедились, что совершен акт хищения, от которого, казалось бы, могла нас защитить сильная церковная власть. Мы ясно чувствуем, что вступаем не только в полосу борьбы, но и в полосу гонений. И нет защищающей власти. Что делали наши коллегиальные органы?... Нам говорят: не будут считаться с патриархом, как теперь не считаются с синодом. Но патриарх может иметь особые и могущественные способы воздействия на решения правительства. Он будет центром всей соборной жизни и по его знаку может созваться весь собор,—в минуты опасности, когда, например, предполагалось бы полное отделение церкви от государства. Кроме сего, по знаку патриарха раздался бы голос народа в назначенных крестных ходах, в приходских собраниях, епархиальных соборах. С таким голосом, вообще выраженным, правительство едва-ли может не считаться. Вот те соображения целесообразности, которые ведут к установлению патриаршества».

О патриаршестве собор рассуждает и 19 октября. И здесь большинство ораторов (кроме проф. Н. Н. Фиолетова) высказывается за введение патриаршества. Заседание 21 октября также посвящено этому вопросу. За патриаршество высказываются Юдин, Астров, прот. С. Шлеев, А. Г. Куляшев, патетически кончающий свою речь возгласами: «патриарха нам! патриарха!» И лишь один прот. Н. Н. Добронравовв ученой и убедительной речи протестует против введения этого неканонического принципа.

Неизвестно, чем кончилась бы эта бесконечная канитель—восстановить или не восстановлять патриаршество, если бы не громы Октябрьской революции. Эти громы прервали мирное течение соборной жизни. Собираясь под выстрелами, члены собора забывают на свете все, кроме политики и политики. Слепая, бешеная ненависть к большевикам, что потом выльется в анафемах, в проклятьях, эта ненависть разрешила то, что не могли никак разрешить соборяне, базируясь на канонах и других, уже более твердых, религиозных началах. С нарушением формальностей выборов, собор избирает трех кандидатов в патриархи, решив окончательно необходимость патриаршества. Он—патриарх—спасет Россию от ужаса большевизма: вот психология, философия и религия избиравших патриарха. Меньшинство соборян, наиболее культурная и подлинно-религиозная часть собора, бессильна предотвратить эту церковную неправду. Скомканно, торопясь, волнуясь, под страхом разгрома и разгона собора, избираются три кандидата: Антоний Храповицкий, архиепископ харьковский, в мире потомственный дворянин, один из главнейших деятелей союза русского народа; Арсений Стадницкий, архиепископ новгородский, член правого крыла государственного совета; Тихон Белавин, митрополит московский, бывший председатель ярославского отдела союза русского народа. Таков «цвет» церкви, который намечен собором в главы русской церкви. Взоры всех были обращены на Антония. Этот смелый, образованный человек, мастер говорить проповеди и неприличные анекдоты (чем он стяжал себе чрезвычайную «популярность» во внутри - церковных кругах), быть может не черезчур преданный Христу (о неверии Антония говорили из самых серьезных источников), но за то несомненно преданный идеям черносотенства, удушитель церковного просвещения (разгром киевской духовной академии), человек, не стесняющийся в средствах, стяжавший ненависть всех чистым сердцем (изгнан из Харькова за сеяние ненависти весной 19x7 г.), но любезный всем мракобесам и погромщикам,—вот кого имели в сердце своем Трубецкие и Востоковы, произнося свои пламенные призывы восстановить патриарха, который будет национальным и церковным центром.

Но случилось иначе. Избирается, по жребию, вытянутому старцем Алексием, Тихон. Этот смирный человек, решительно ничем незаметный, мягкий, бесхарактерный, малообразованный, даже реакционер из числа весьма недеятельных—был наименее желательным кандидатом, но вышло так. И, по инерции, на Тихона возлагаются все те надежды, оправдать которые история не позволила Антонию, заветной мечтой которого, смыслом всей жизни было восстановление патриаршества в России, и ему конечно, грезился белый патриарший клобук. Значение восстановления патриаршества в октябрьские именно дни характеризует член собора В. Бахметьев в следующих выражениях: «В дни великой государственной разрухи, в дни братоубийственной гражданской войны, когда рушилось сознание необходимости сохранять прежде всего порядок, хотя бы и при самых незначительных свободах, всероссийский церковный собор вынес решение о восстановлении патриаршества и избрал патриарха. Этим, чрезвычайной важности, актом собор напомнил и подчеркнул безрелигиозному государству вечную истину, что без принципа власти, без осуществления не только ее обязанностей, но и прав, не может прожить страна нормальной жизнью и одной минуты. Власть, и ограниченная до максимума, все же есть власть, обязанная стоять на высоте своего служения благу всей страны, а не классовым группам. Отступление от этого положения и привело русское государство к анархии, в которой гибнет все духовное и материальное достояние России, нажитое потом и кровью того же самого народа в течение целых веков. Церковная жизнь наша во многих отношениях также переживает разруху, ибо нежелание считаться с каноническим устройством церкви или легкомысленное отношение к канонам повело к тому, что многие члены великого тела церкви Христовой забыли о своих обязанностях и жадно потянулись за правами, им не принадлежащими. Анархия уже успела принести плоды и в церковной жизни и совершенно перепутать положение в церкви епископа, клира и мирян... Благодарение Господу Богу —всенародный церковный разум устоял против искушения ввести парламентарный образ правления в церковную жизнь и, не нарушая соборности, дал многострадальной русской православной церкви главу в лице патриарха... Патриаршество, это—крест, это подвиг, это бесконечная любовь до самопожертвования. Не самовластием, выходящим из границ присущих патриарху прав, а осуществлением образа Христа, умывающего ноги своим ученикам и изгоняющего из храма торгующих, патриарх может совместно с соборностью действительно умиротворить нашу церковную жизнь. Расцвет же религиозной жизни умиротворит и жизнь общественную, по крайней мере в области духа и нравственности, а тогда успешнее будет идти и христианизация «мира, лежащего во зле», в чем особенно теперь нуждается наша исстрадавшаяся родина». Итак—то же самое. Патриарх через религию спасет родину, большего нет. Религия, как таковая, религия, как самоцель—это все чуждо сознанию соборных контр-революционеров.

Итак, Тихон Белавин—патриарх московский и всея России. Избрание патриарха приветствуется всеми реакционными церковными кругами с чувством глубокого удовлетворения и радости. Чтобы судить об этом,я знакомлю дальше с адресом Петроградской духовной академии, которая, по своему составу, являлась наиболее благородной среди прочих церковников.

Приветствие это следующего содержания. «Ваше Святейшество, Святейший архипастырь и отец! Провидению угодно было в мрачную годину тяжелых испытаний для нашей дорогой родины и Святой Матери—Церкви послать нам великое утешение в восстановлении, по разуму Священного Собора нашей Церкви, живого единоличного возглавления российской Церкви в лице Святейшего Всероссийского Патриарха. С благоговением и сыновней преданностью к устрояюшей деснице Божией взирая на возвращение к нам исторически памятной для нас формы управления нашею церковью, Петроградская духовная академия переживает особенную, только ей принадлежащую, радость, в виду избрания на высокое и многотрудное служение на Престоле Всероссийских Патриархов, в столь ответственную годину, близкого Академии по духу ее достославного питомца и почетного лица, в лице вашего Святейшества. Памятуя безраздельную преданность Вашу воле Божией и Церкви в течение всего служения вашего Церкви, вашу всегда просвещенную проникновенность в учение и Заветы Церкви, в ход и направление церковной и общественной жизни, академия твердо уповает, что ваше Святейшество, как опытный кормчий, найдете, при помощи Божией, должные силы и способы, чтобы провести в настоящее трудное время корабль Церкви среди обуревающих ее многоразличных испытаний, чтобы внести успокоение и мир в души страждущего православного русского народа, вдохнуть, по примеру достопамятного предшественника вашего на Первосвятительском престоле святителя Ермогена, дух единения и братского согласия во всех сынах изболевшегося нашего отечества, чтобы Святое Православие и имя Русское, на радость грядущим потомкам нашим, снова воссияли на основе исконных устоев богохранимой державы Российской. Да живет на веки неделимая Святая Русь! Да здравствует богоизбранный Патриарх всея России Тихон!»

Но не всеми приветствуется восстановление патриаршества и избрание Тихона. Это был чрезвычайный удар по всероссийскому союзу демократического духовенства и мирян. В «Знамени Христа», либеральной церковной газете, я изложил все те четыре основания, по которым восстановление патриаршества есть столь чрезвычайное зло, что в церкви можно теперь остаться лишь для того, чтобы уничтожить это патриаршество.

Среди членов союза еще с осени начинает созревать решение самостоятельно вести церковное дело, не считаясь с правящей иерархией. В. Лашнюков особенно энергично проводил эту мысль. После же избрания патриарха, когда самые мрачные принципы церковного консерватизма восторжествовали до конца, с особенной настойчивостью встала мысль о необходимости разорвать с официальной московской церковью. Инициатором явился протопресвитер Г. Ив. Шавельский, призвавший к себе прот. А. И. Боярского и меня для совещания.

Вскоре на квартире покойного протоирея И. Ф. Егорова было устроено совещание, где был выработан как подробный проект основ новой церкви, так и план отделения от Москвы.

По замыслу нашему, отделение от Тихона должно было одновременно начаться в Петрограде, Киеве и Одессе. Шавельский поехал в Москву переговорить с некоторыми церковными деятелями, чтобы совместно выработать план и детали выступления. Но оказалось, что время еще не пришло и наше предложение не встретило массового сочувствия.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.