Военные специалисты на высших командных и штабных должностях в действующей Красной Армии

Как отмечалось выше, в Красной Армии к концу гражданской войны служили около 75 тыс. военных специалистов (бывших генералов, кадровых офицеров и офицеров военного времени). Об их службе в Действующей армии будет сказано ниже. Здесь же лишь отметим, что в центральных органах военного управления — Высшем Военном Совете, Всероссийском Главном штабе, Высшей военной инспекции, Центральном управлении снабжений и т. д. подавляющее большинство административных должностей — младших, средних и особенно высших — занимали военные специалисты. Бывшие генералы и офицеры занимали должности военных руководителей, а также подавляющее большинство других старших должностей и в местных органах военного управления (в семи окружных, 39 губернских, 395 уездных и 569 волостных комиссариатах по военным делам) 121. Военные специалисты составляли свыше 90% преподавательского и строевого состава военных академий, высших школ, ускоренных и краткосрочных командных курсов и т. д. Но круг деятельности военных специалистов не ограничивался только административной и преподавательской деятельностью. Они служили также в Народном комиссариате по военным делам и состоявшем при нем Оперативном отделе (Опероде), Полевом штабе Реввоенсовета Республики и т. д. Так, в числе «ответственных лиц» Наркомвоена находились бывший Генштаба генерал Н. М. Потапов (управляющий делами), бывший генерал П. Д. Бурский (исполняющий должность начальника отдела бюро печати), бывший Генштаба капитан В. И. Самуйлов (управляющий канцелярией) и т. д.122 В Оперод Наркомвоена, который возглавлял бывший штабс-капитан С. И. Аралов (член РКП (б) с 1918 г.), входили 11 военных специалистов-консультантов, окончивших ускоренный курс Военной академии и переведенных в Генеральный штаб приказом Всероглавштаба № 18 от 27 июня 1918 г.: бывшие капитаны Ю. И. Григорьев, Н. Н. Доможиров, Н. А. Киселев, Б. И. Кузнецов, Б. П. Лапшин, Б. Н. Скворцов, В. Ю. Стульба, Б. Ф. Черниговский-Сокол, И. Д. Чинтулов, бывший ротмистр Г. О. Маттис и бывший есаул В. И. Максимов 123.

В Высшем Военном Совете, созданном 3 марта 1918 г., все должности от начальника отделения и выше занимали бывшие генералы и кадровые офицеры, преимущественно генштабисты. 6 сентября 1918 г. был учрежден Реввоенсовет Республики, к которому перешли функции Высшего Военного совета и все права коллегии Наркомвоена. Основным рабочим органом Реввоенсовета стал Полевой штаб, в ведение которого были переданы все вопросы, связанные с ведением вооруженной борьбы на фронтах гражданской войны. Полевой штаб возглавляли бывшие Генштаба генералы Н. И. Раттэль, Ф. В. Костяев, М. Д. Бонч-Бруевич и П. П. Лебедев, все основные должности в нем также занимали бывшие офицеры Генерального штаба. Так, помощником начальника Полевого штаба был Генштаба генерал Г. Н. Хвощинский; начальниками управлений — Генштаба генералы В. И. Михайлов (Оперативного), М. М. Загю (Военных сообщений), Генштаба полковник В. В. Далер (Организационного); начальниками отделов — Генштаба генералы В. А. Афанасьев, С. М. Волков, Н. Г. Мыслицкий, С. Н. Савченко, К. М. Ушаков, Генштаба полковник Б. М. Шапошников, Генштаба подполковник В. Е. Волков и др.; помощниками начальников отделов — Генштаба генерал В. К. Петерсон, Генштаба полковник К. И. Бесядовский; начальниками отделений — Генштаба генералы А. А. Незнамов, С. К. Сегеркранц, Генштаба полковники М. Н. Земцов, К. В. Иванов, Н. Е. Щепетов, Генштаба капитан Ф. Л. Григорьев; инспектором снабжения при начальнике Полевого штаба был Генштаба генерал Н. А. Сулейман, начальником связи Полевого штаба — Генштаба подполковник А. П. Медведев.

Перейдем к рассмотрению вопроса, связанного со службой военных специалистов на высших командных и штабных должностях в Действующей Красной Армии.

Первым мероприятием Высшего Военного Совета после заключения Брестского мира было создание так называемой «завесы» (заслона) «из отдельных отрядов, удерживающих указанные каждому из них районы и действующих во взаимной связи» на наиболее вероятных направлениях наступления неприятеля124. Поскольку история организации войск «завесы» до сих пор почти не исследована, коротко остановимся на этом вопросе. В связи со сломом старой армии штабы фронтов старой армии упразднялись, на них возлагалась задача «закончить демобилизацию остатков армий и имущества»; как прообраз будущих фронтовых объединений в составе «завесы» предусматривалось, в частности, образование Северного, Северо-Западного, Западного и Южного участков отрядов «завесы» и двух оборонительных районов — Петроградского (объединенного в апреле 1918 г. с Северным участком) и Московского. В участки «завесы», во главе каждого из которых стоял военный совет в составе военного руководителя и двух комиссаров, входили все красноармейские, красногвардейские, партизанские и повстанческие отряды; в отрядах на участках «завесы» создавались штабы, состоявшие из оперативного и общего отделов.

Однако смысл создания «завесы» не исчерпывался только тем, что она служила прикрытием границ Советской Республики: «завеса» являлась в то время едва ли не единственной формой военной организации, приемлемой для многих генералов и офицеров, избегавших участия в гражданской (как они говорили, «братоубийственной» войне), но тем не менее добровольно вступавших в «завесу», служба в которой являлась для них как бы продолжением борьбы против кайзеровской Германии. Постепенно, свыкнувшись с условиями службы в «завесе» и ее подразделениях, которые вначале военным специалистам представлялись совершенно неприемлемыми, большинство из них впоследствии осталось на службе, когда отряды «завесы» были развернуты в дивизии, а сама «завеса» — во фронты для участия в гражданской войне. Таким образом, «завеса», как писал В. Д. Бонч-Бруевич, «явилась способом привлечения старого офицерства в новую, постепенно формируемую армию. Офицеры и генералы эти и явились теми кадрами, без которых нельзя было сформировать боеспособную армию, даже при том новом и основном факторе, который обусловил победоносный путь Красной Армии,— ее классовом самосознании и идейной направленности» 125.

Формирование участков «завесы» и входивших в них отрядов производилось на основании временных штатов, которые утверждались Высшим Военным Советом. На должности военных руководителей участков «завесы» и их начальников штабов, военных руководителей отрядов, их начальников штабов и т. д. назначались бывшие генералы и полковники, преимущественно офицеры Генерального штаба, для которых предусматривались специальные должности. Так, в штате Северного участка и Петроградского района, утвержденном 11 марта 1918 г., были 24 должности Генерального штаба (фактически же в этом штабе на 18 июня 1918 г. состояли 20 сверхштатных военных специалистов — бывших офицеров Генерального штаба 126, кроме того, на 6 августа в этом штабе зарегистрировались, но еще не состояли на службе еще 49 специалистов Генштаба). В штабах отрядов, входивших в участки «завесы», также предусматривались по штату должности Генштаба. Так, в Московском районе обороны на 27 апреля 1918 г. состояли 46 специалистов Генштаба127, а в отрядах — от пяти (Ржевский и Калужский) до восьми (Вяземский и Рязанский) (табл. 14).

 

ТАБЛИЦА 14. ВОЕННЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ НА ДОЛЖНОСТЯХ ВОЕННЫХ РУКОВОДИТЕЛЕЙ И НАЧАЛЬНИКОВ ШТАБОВ УЧАСТКОВ «ЗАВЕСЫ» И РАЙОНОВ ОБОРОНЫ *

Участок «завесы» (район обороны)
Военный руководитель,
чин в старой армии
Начальник штаба,
чин в старой армии
Северный участок и Петроградский район
Инженер-генерал Шварц
Алексей Владимирович,
затем Генштаба генерал
Парский Дмитрий Павлович
Генштаба генерал
Геруа Борис Владимирович,
затем Генштаба полковник
Александров Леонид Капитонович
Южный участок
Генерал Чернавин
Всеволод Владимирович
-
Северо-Западный, затем — Западный участок
Генштаба генерал Егорьев
Владимир Николаевич
Генштаба генерал Свечин
Александр Андреевич, затем
Генштаба генерал Новиков
Александр Васильевич
Московский район
Генштаба генерал Баиов
Константин Константинович
Генштаба генерал Семенов
Николай Григорьевич

* Составлено по: ЦГАСА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 122. Л. 366, 368—371.

Военные специалисты были также поставлены на должности военных руководителей и начальников штабов отрядов «завесы» Московского района (табл. 15).

Начиная с июля 1918 г. отряды участков «завесы» были переформированы в дивизии, что можно проследить на примере Невельского отряда. На основании приказов по Западному участку «завесы» № 101 и 102 от 15 июля 1918 г.128 был издан приказ военного совета Невельского отряда № 43 от 15 июля 1918 г., в котором говорилось, что штаб военного руководителя отряда и все его отделы, отделения и приданные к нему части «переименовываются в управление Витебской дивизии и соответствующие отделы и части снабжения» по штатам, объявленным в приказе Наркомвоена № 294 от 20 апреля 1918 г., начальником дивизии был назначен военный руководитель Невельского отряда Генштаба С. С. Каменев, от которого «через его ближайших помощников и сотрудников» должны были исходить «все указания и распоряжения по переформированию штаба руководства в управление дивизий и его отделы»; военный совет Невельского отряда, говорилось в приказе, «с 16-го сего июля переименован в военный совет Витебской дивизии» 129. Аналогичным образом в дивизии были переформированы отряды на других участках «завесы».

 

ТАБЛИЦА 15. ВОЕННЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ НА ДОЛЖНОСТЯХ ВОЕННЫХ РУКОВОДИТЕЛЕЙ И НАЧАЛЬНИКОВ ШТАБОВ ОТРЯДОВ, ВХОДИВШИХ в МОСКОВСКИЙ РАЙОН ОБОРОНЫ *

Отряд
Военный руководитель, чин в старой армии
Начальник штаба, чин в старой армии
Тверской
Генштаба полковник Поляков Петр Иванович
Ржевский
Генштаба генерал Серебренников
Иван Константинович
Вяземский
Генштаба генерал Махров Николай Семенович
Генштаба полковник Гегстрем Евгений Элисович
Калужский
Генштаба генерал Новицкий Федор Федорович
Генштаба капитан Сергеев Владимир Васильевич
Тульский
Генштаба генерал Суворов Андрей Николаевич
Генштаба полковник Хвощинский Георгий Николаевич
Рязанский
Генштаба генерал Шейдеман
Сергей Михайлович
Генштаба полковник Смирнов Владимир Михайлович

* Составлено по: ЦГАСА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 122. Л. 366, 368—371.

Так, в Московском районе обороны Тверской отряд был преобразован в 3-ю Московскую дивизию, Ржевский — во 2-ю Тверскую, Вяземский — во 2-ю Московскую, Калужский — в Калужскую, Тульский — в 1-ю Тульскую и Рязанский — в 1-ю Рязанскую дивизии 130.

Согласно штату, объявленному в приказе Наркомвоена № 294 от 20 апреля 1918 г., в штабе дивизии предусматривались четыре должности Генштаба: начальника штаба дивизии, двух его помощников (по оперативной и разведывательной части) и командира батальона связи (начальника связи); две должности (начальника дивизии и начальника снабжения) могли замещаться лицами Генштаба; наконец, в каждом из штабов трех пехотных бригад должен был быть специалист Генштаба — заведующий оперативной частью.

Степень укомплектованности дивизий Московского района генштабистами показывает табл. 16.

В сформированных дивизиях других отрядов «завесы» должности начальников дивизий, начальников штабов, их помощников по оперативной и разведывательной части, начальников связи и заведующих оперативной частью штабов бригад, как правило, также занимали специалисты Генштаба (табл. 17).

Из приведенных данных видно, что практически все командные и штабные должности в участках «завесы» и входивших в участки отрядах, переформированных впоследствии в дивизии, замещались военными специалистами, преимущественно бывшими офицерами Генштаба.

 

ТАБЛИЦА 16. ВОЕННЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ В ШТАБАХ ДИВИЗИИ МОСКОВСКОГО РАЙОНА (ИЮЛЬ 1918 Г.) *

Дивизия
Должность Генштаба
Фамилия, имя, отчество,
чин в старой армии
3-я Московская
Начальник дивизии
Вакантная

 

Начальник штаба
Генштаба полковник
Поляков Петр Иванович

 

Помощник по оперативной части
Генштаба полковник Гершельман
Владимир Константинович

 

» по разведывательной части
Вакантная

 

Начальник связи
Генштаба капитан
Ораевский Иван Федорович

 

Зав. оперативной частью 1-й бригады
Генштаба штабс-ротмистр
Климовецкий Александр Карлович

 

» 2-й бригады
Генштаба капитан Кривченко
Петр Александрович

 

» 3-й бригады
Генштаба штабс-капитан Стрыхарь

2-я Тверская

Начальник дивизии
Павел Маркович Генштаба генерал
Корольков Георгий Карпович

 

Начальник штаба

Генштаба полковник Алексеев
Константин Васильевич

 

Помощник по оперативной части
Генштаба штабс-ротмистр
Олейников Павел Иванович

 

» по разведывательной части
Генштаба штабс-капитан
Варфоломеев Николай Ефимович

 

Начальник связи
Генштаба штабс-капитан Хрулев
Владимир Васильевич

 

Зав. оперативной частью 1. 2. 3-й бригад
Вакантные
2-я Московская

 

 

 

Начальник дивизии
Генштаба генерал Махров
Николай Семенович

 

Начальник штаба
Генштаба генерал Гегстрем
Евгений Элисович

 

Помощник по оперативной части
Генштаба штабс-капитан
Кашкин Николай Иванович

 

» по разведывательной части
Вакантная

 

Начальник связи
Генштаба подполковник
Дубов Леонид Иосифович

 

Зав. оперативной частью 1, 2, 3-й бригад
Вакантные
Калужская
Начальник дивизии
Вакантная

 

Начальник штаба
Генштаба капитан Сергеев
Владимир Васильевич

 

Помощник по оперативной части
Генштаба подполковник
Молкочанов Михаил Васильевич

 

» по разведывательной части
Генштаба штабс-капитан
Полозов Иван Наумович

 

Начальник связи
Генштаба капитан
Перемытов Алексей Макарович

 

Зав. оперативной частью 1, 2, 3-й бригад
Вакантные
1-я Тульская
Начальник дивизии
Генштаба генерал Суворов
Андрей Николаевич

 

Начальник штаба
Генштаба подполковник
Волков Вячеслав Евгеньевич

 

Помощник по оперативной части
Генштаба ротмистр Никольский
Николай Александрович

 

» по разведывательной части
Штабс-капитан Эберман
Александр Павлович

 

Начальник связи
Вакантная

 

Зав. оперативной частью 1, 2, 3-й бригад
Вакантная
1-я Рязанская
Начальник дивизии

Вакантная

 

Начальник штаба
Генштаба полковник Андерс
Александр Карлович

 

Помощник по оперативной части
Генштаба подполковник Людсканов-
Цанков Константин Александрович

 

» по разведывательной части
Генштаба подполковник
Забегалов Николай Яковлевич

 

Начальник связи
Генштаба капитан
Панкратьев Алексей Прохорович

 

Зав. оперативной частью 1-й бригады
Генштаба штабс-капитан Кирпичников
Алексей Владимирович

 

» 2-й бригады
Генштаба есаул Сидоровнин
Степан Клавдиевич

 

» 3-й бригады
Генштаба капитан
Слицкоухов Павел Павлович

 

* Составлено по: ЦГАСА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 122. Л. 413, 414, 432, 434, 438

 

Таблица 17. Военные специалисты на должностях начальников дивизий и в штабах дивизий, входивших в северный участок и петроградский район *

Дивизия
Должность Генштаба
Фамилия, имя, отчество,
чин в старой армии
2-я Петроградская
Начальник дивизии
Генштаба генерал Костяев
Федор Васильевич

 

Начальник штаба
Генштаба полковник
Сияльский Владимир Павлович

 

Помощники начальника штаба
Генштаба капитаны Малышев Александр
Козьмич, Трофимов Вадим Владимирович
3-я Петроградская
Начальник дивизии
Вакантная

 

Начальник штаба
Генштаба генерал Плющевский-
Плющик Григорий Александрович

 

Помощники начальника штаба
Генштаба генерал Цыгальский
Михаил Викторович, Генштаба капитан
Лютов Александр Дмитриевич
4-я Петроградская
Начальник дивизии
Генштаба полковник Малютин
Борис Владимирович

 

Начальник штаба
Генштаба капитан Поликарпов
Михаил Алексеевич

 

Помощники начальника штаба
Генштаба капитан Побыванец
Владимир Ильич, Генштаба капитан
Гуртовенко Харитон Власьевич
Старорусская (затем 2-я Новгородская)
Начальник дивизии
Генштаба генерал Подгурский
Федор Александрович

 

Начальник штаба
Генштаба штабс-капитан
Захаров Павел Александрович

 

Помощники начальника штаба
Генштаба подполковник Юршевский
Яков Яковлевич, Генштаба капитан
Тарасов Владимир Иванович
Псковская
Начальник дивизии
Генштаба генерал Ольдерогге
Владимир Александрович

 

Начальник штаба
Генштаба подполковник
Медиокритский Василий Евгеньевич

 

Помощники начальника штаба
Генштаба капитаны Лус Эдуард Карлович,
Макулович Александр Иванович
1-я Новгородская
Начальник дивизии
Вакантная

 

Начальник штаба
Генштаба подполковник
Преображенский Владимир Иванович

 

Помощники начальника штаба
Генштаба капитаны Сысоев
Евгений Владимирович,
Кадников Николай Иванович

 

* Составлено по: ЦГАСА. Ф. 3. Оп. 1. д. 44. Л. 402—404, 413, 414, 434, 436, 437.

Отряды «завесы», прикрыв западные границы страны, сыграли большую роль в обороне Советской Республики. Из отрядов «завесы» были сформированы первые регулярные соединения Красной Армии. В это время был приобретен опыт использования военных специалистов на высших командных и штабных должностях, а их служба в «завесе» явилась как бы переходным этапом к службе в Действующей Красной Армии с совершенно иными задачами. Наконец, структура командования «завесой» и входившими в ее состав отрядами в лице военного руководителя, единолично ответственного за военное руководство, и политических комиссаров, на которых возлагалась ответственность за выполнение войсками приказов военного руководителя и его политическую лояльность, была положена в основу управления Действующей Красной Армией в звене фронт—армия—дивизия, а также органов центрального и местного военного управления.

Как известно, в июне 1918 г. был создан Восточный фронт против Чехословацкого корпуса и эсеро-белогвардейских формирований, а приказом Реввоенсовета Республики от 11 сентября 1918 г. вместо «завесы» были образованы фронты, командующими которых были назначены военные руководители, бывшие Генштаба генералы соответствующих участков «завесы» (Д. П. Парений — Северного фронта, В. Н. Егорьев — Восточного, П. П. Сытин — Южного); вместо Западного участка отрядов «завесы» был создан Западный район обороны (начальник района — А. Е. Снесарев) 131.

По состоянию на 7 октября 1918 г. Южный фронт (командующий—бывший Генштаба генерал П. П. Сытин, член военного совета — бывший штабс-капитан П. Е. Лазимир, начальник штаба — бывший Генштаба полковник И. И. Защук) состоял из шести участков: Брянского (военный руководитель — бывший Генштаба генерал А. А. Яковлев), Курского (военный руководитель—бывший Генштаба полковник В. П. Глаголев), Воронежского (военный руководитель — бывший генерал В. В. Чернавин), Поворинского (военный руководитель — бывший полковник Н. А. Кануков), Балашево-Камышинского (военный руководитель — бывший генерал Н. А. Левицкий) 132.

Таким образом, «завеса», призванная «придать фронтовым революционным отрядам сколько-нибудь регулярную организацию» 133, сосредоточила значительное число военных специалистов и стала, по свидетельству одного из видных организаторов Красной Армии — Ф. П. Никонова, как бы «резервом командного состава, через который подавляющее большинство военных специалистов перешло затем на внутренние фронты Красной Армии» 134. Поэтому правомерно считать, что именно учрежденной Высшим Военным Советом в марте 1918 г. системой оперативных объединений, получивших название «завесы», и были заложены начала того высокого «удельного веса» военных специалистов в Действующей Красной Армии, особенно на высших командных и штабных должностях, который, по существу, сохранился до конца гражданской войны.

Для того чтобы обосновать эту точку зрения, проведем анализ командных и штабных должностей в звене фронт—армия—дивизия, взяв за основу опубликованный в «Директивах командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.) (М„ 1978. Т. 4. С. 529—595) список ее руководящего состава.

На основных фронтах гражданской войны в 1918—1920 гг., начиная с Восточного против белочехов и внутренней контрреволюции (июнь 1918 г.) до Южного, созданного в сентябре 1920 г. против генерала Врангеля, на должности командующего фронтом состояли 20 человек (причем М. В. Фрунзе-Михайлов на эту должность назначался трижды, В. М. Гиттис, А. И. Егоров, Д. Н. Надежный, М. Н. Тухачевский и В. И. Шорин — дважды).

Из указанных 20 человек 17, т. е. 85%, были военными специалистами — кадровыми офицерами (табл. 18).

Должности начальников штабов фронтов замещали только военные специалисты — бывшие кадровые офицеры: 22 генштабиста (А. К. Андерс, Ф. М. Афанасьев, А. А. Балтийский, В. Е. Гарф, В. П. Глаголев, А. И. Давыдов, Н. Н. Доможиров. И. И. Защук, А. К. Коленковский, Ф. В. Костяев, В. С. Лазаревич. П. П. Лебедев, В. В. Любимов, П. М. Майгур, И. X. Паука, А. М. Перемытов, Н. В. Пневский, Н. Н. Петин, С. А. Пугачев, И. В. Соллогуб, В. Ф. Тарасов, Н. Н. Шварц) и три бывших полковника (Е. И. Бабин, П. В. Благовещенский и Е. А. Николич); все начальники штабов фронтов были беспартийными, никто из них не изменил Советской власти.

 

ТАБЛИЦА 18. ВОЕННЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ НА ДОЛЖНОСТИ КОМАНДУЮЩЕГО ФРОНТОМ (1918—1920 ГГ.) *

Фамилия, имя, отчество
Последний чин в старой армии
Партийность на 1 января 1921 г.
Афанасьев Федор Михаилович
Генштаба подполковник
-
Вацетис Иоаким Иоакимович
Полковник
-
Гиттис Владимир Михайлович
»
-
Егоров Александр Ильич
Подполковник
Член РКП (б) с 1918 г.
Егорьев Владимир Николаевич
Генштаба генерал
-
Каменев Сергей Сергеевич
Генштаба полковник
-
Лебедев Павел Павлович
Генштаба генерал
-
Муравьев Михаил Артемьевич
Подполковник
Эсер
Надежный Дмитрий Николаевич
Генштаба генерал
-
Ольдерогге Владимир Александрович
Генштаба полковник
-
Парский Дмитрий Павлович
Генштаба генерал
-
Самойло Александр Александрович
»
-
Свечников Михаил Степанович
Генштаба полковник
Член РКП (б) с 1917 г.
Славен Петр Антонович
Полковник
-
Сытин Павел Павлович
Генштаба генерал
-
Тухачевский Михаил Николаевич
Подпоручик
Член РКП (б) с 1918 г.
Шорин Василий Иванович
Полковник
-

* Составлено по: Директивы командования фронтов Красной Армии (1917—1922 гг.): Сб. документов. М., 1978. Т. 4. С. 529—533.

Из 100 командующих армиями военными специалистами были 82 человека (см. прил. № 5) 135, из них бывших кадровых офицеров было 62. Членами РКП (б) были 17 человек. Изменили Советской власти 5 человек, из них три бывших кадровых офицера-генштабиста (Б. П. Богословский, Н. Д. Всеволодов, Ф. Е. Махин) и два бывших офицера военного времени (И. Л. Сорокин, А. И. Харченко).

Начальников штабов армий было 93, из них бывших кадровых офицеров — 77 (83%), в том числе 49 бывших офицеров Генштаба, бывших офицеров военного времени — 8; у восьми человек прежнюю службу установить не удалось. Среди начальников штабов армий членов РКП (б) не было; изменили Советской власти семь человек, в том числе 5 бывших офицеров Генштаба (В. А. Желтышев, В. Я. Люндеквист, В. Е. Медиокритский, A. С. Нечволодов, А. Л. Симонов) и два кадровых офицера (В. В. Вдовьев-Кабардинцев и Д. А. Северин). Среди начальников штабов армий можно назвать таких крупных военных специалистов, как Л. К. Александров, М. А. Ваторский, В. И. Буймистров, А. М. Зайончковский, Ф. Ф. Новицкий, Г. А. Плющевский-Плющик, В. И. Стойкин и др.

Рассмотрим также численность военных специалистов на должности начальников дивизий и начальников штабов дивизий того звена, которое в период гражданской войны решало оперативно-тактические задачи непосредственно на поле боя.

На должности начальников 142 стрелковых и 33 кавалерийских дивизий 136 в 1918—1920 гг. всего состояло 485 человек, из них у 118 службу до октября 1917 г. установить не удалось. Из остальных 367 человек военных специалистов было 327 (почти 90%), в том числе 209 кадровых офицеров (свыше 55%), из них 35 бывших офицеров Генерального штаба. Не военных специалистов (бывших унтер-офицеров, солдат, матросов и вообще не служивших в армии) на должности начальников дивизий было 40 человек (около 10%).

Среди начальников дивизий — военных специалистов можно назвать таких, как бывшие Генштаба генералы Е. А. Искрицкий, B. А. Ольдерогге, Д. П. Парский, Ф. А. Подгурский, А. К. Ремезов, П. П. Сытин, С. М. Шейдеман; генералы Е. Н. Мартынов, М. М. Радкевич, А. В. Соболев, А. В. Станкевич: Генштаба полковники Н. Е. Какурин, С. С. Каменев; полковники М. Н. Васильев, И. И. Вацетис, Е. М. Голубинцев, В. Ф. Грушецкий, М. С. Матиясевич, А. Г. Скоробогач, И. Ф. Шарсков; Генштаба подполковники М. И. Василенко, А. Г. Кеппен, В. В. Любимов, И. X. Паука, Е. И. Сергеев; подполковники Г. К. Восканов, В. Н. Каховский, Н. Г. Крапивянский, В. И. Попович, В. И. Солодухин, С. С. Шевелев; войсковой старшина Ф. К. Миронов; Генштаба капитан Н. В. Лисовский; капитаны С. Б. Волынский, Б. К. Колчигин, М. К. Левандовскпй; есаул Н. Д. Каширин; штабс-капитан Г. И. Батурин; бывшие офицеры военного времени Г. Д. Гай, Е. И. Ковтюх, А. Д. Козицкий, Б. В. Майстрах, Г. И. Овчинников, Ю. В. Саблин. А. И. Седякин, П. А. Солодухин, А. И. Тодорский, Н. И. Худяков, Р. П. Эйдеман и др. Изменили Советской власти бывшие офицеры военного времени Н. А. Григорьев, А. Г. Сапожков и др. (менее 1% от общей численности начальников дивизий).

На должности начальника штаба дивизии состояло 524 человека, в том числе 78 человек, которые замещали также должность начальника дивизии и уже учтены выше. У 140 человек службу до октября 1917 г. установить не удалось; 133 человека, занимавших должность начальника штаба дивизии менее одного месяца, нами так же не учтены. Оставшиеся 173 человека все были военными специалистами, из них 87 человек — кадровыми офицерами, в том числе 5 генералов, 45 штаб- и 37 обер-офицеров; 24 человека были генштабистами. Среди начальников штабов дивизий можно назвать фамилии бывших Генштаба генералов Е. Э. Гегстрема, 3. II. Зайченко, Г. А. Плющевского-Плющика, Генштаба полковников В. К. Гершельмана, И. И. Защука, М. Е. Леонтьева, В. В. Окермана, Н. Н. Родкевича; известных кавалеристов-полковников А. А. Губина и К. К. Жолиеркевича; бывшего офицера военного времени Ф. И. Толбухина (впоследствии Маршала Советского Союза) и др.

Исследование вопросов, связанных с общей численностью военных специалистов в Красной Армии в 1918—1920 гг. и замещавшихся ими должностей в Действующей Армии, позволяет сделать вывод о том, что к концу гражданской войны общая численность военных специалистов составляла в среднем 75 тыс. В Красной Армии служили все категории командного состава старой армии: от бывших верховного главнокомандующего в первую мировую войну генерала А. А. Брусилова и военных министров царского и Временного правительств генералов А. А. Поливанова, Д. С. Шуваева и А. И. Верховского до прапорщиков П. Л. Романенко и И. П. Шевчука, произведенных в офицеры из солдат за храбрость. Начиная с системы оперативных объединений «завесы», где практически все высшие должности занимали бывшие генералы и кадровые офицеры (преимущественно офицеры Генерального штаба), в учрежденных фронтах, сформированных армиях и дивизиях военные специалисты занимали подавляющее большинство высших командных и штабных должностей (они составляли 85% командующих фронтами, 82% командующих армиями, до 70% начальников дивизий; все начальники штабов фронтов и почти все начальники штабов армий были военными специалистами, в штабах дивизий они составляли более 50%). Должность главнокомандующего всеми Вооруженными Силами Республики занимали бывший полковник И. И. Вацетис и Генштаба полковник С. С. Каменев. Таким образом, не только в центральных и местных органах военного управления, в военно-учебных заведениях и т. д., но и в Действующей армии военные специалисты замещали подавляющее большинство высших командных и штабных должностей. Поэтому вполне правомерно говорить, что бывшие генералы и офицеры принимали активное участие не только в военном строительстве Советского государства, и в частности в подготовке для него военных кадров из рабочих и трудящихся крестьян, но и в защите Советской России на фронтах гражданской войны против сил внутренней и внешней контрреволюции. Этот вывод опровергает точку зрения авторов, утверждающих, что подавляющее большинство военных специалистов — бывших кадровых офицеров служили на административных должностях в тылу, а «армиями... командовали, как правило, прапорщики и штабс-капитаны военного времени» и что этой же категорией бывших офицеров «очень часто» возглавлялись штабы «от низших до высших» 137.

В задачу монографии не входило исследование вопроса об удельном весе военных специалистов на должностях старшего и среднего командного состава в звене командир полка — командир батальона. Но совершенно очевидно, что и на этих должностях, особенно командира полка, преобладали военные специалисты. Так, в 3-й армии Восточного фронта в конце 1918 г. из 61 лица командного состава, начиная от командира дивизии до командиров батальонов включительно, 47 человек (до 80%) были военными специалистами. Большинство должностей командиров полков и значительную часть должностей командиров батальонов также занимали военные специалисты — офицеры военного времени 138.

Среди замещавших высшие должности в Действующей Красной Армии (звена фронт—армия—дивизия) военных специалистов — офицеров военного времени был сравнительно небольшой процент членов РКП (б), что же касается кадровых офицеров, то среди них членов партии большевиков насчитывались буквально единицы. Реввоенсовет Республики отмечал в 1919 г., что, «чем выше была командная категория, тем меньше число коммунистов мы могли для нее найти» 139.

Причины невступления бывших кадровых офицеров в партию были различными, но, пожалуй, наиболее общий случай такого положения можно объяснить словами бывшего Генштаба генерала Н. М. Потапова. Я не решился, писал в 1925 г. Потапов, принять предложение Н. И. Подвойского, К. А. Мехоношнна и Э. М. Склянского вступить в партию, «опасаясь, что меня, как бывшего царского офицера, будут считать „примазавшимся" к партии. Я предпочел работать честно, оставаясь беспартийным» 140. Более того, будучи в своей основной массе беспартийными, военные специалисты подчеркивали, что их «основной принцип — никакого вмешательства в политику и служение только исключительно военному делу» 141.

В этих условиях, а также учитывая недоверие красноармейских масс к бывшим генералам и офицерам, нельзя было их назначать на командные должности в качестве единоначальников. Поэтому был введен институт военных комиссаров, который ограничивал права и функции командира и вводил коллегиальную форму управления войсками в виде реввоенсоветов во фронтах и армиях, комиссаров при начальниках дивизий, командирах полка и т. д. О количестве комиссаров говорит пример 3-й армии Восточного фронта, в которой на 22 января 1919 г. было 303 комиссара и 47 помощников комиссаров 142. Первоначальная функция военного комиссара, по словам М. В. Фрунзе, сводилась к роли «ока Советского государства» 143. Однако сложные условия гражданской войны требовали от командного состава не только оперативного (или, как тогда говорили, «технического») руководства войсками, но и большой политической и организаторской деятельности, которую привлеченные на службу в Красную Армию военные специалисты выполнить не могли. Это быстро привело к превращению «нашего комиссарского состава из контролеров в администраторов и организаторов Красной Армии. Работа ... в этом направлении была проделана огромная» 144 VIII съезд партии дал высокую оценку деятельности военных комиссаров, которые «рука об руку с лучшими элементами командного состава в короткий срок создали боеспособную армию» 145. Поэтому не случайно совещание военных руководителей и инструкторов формирований Северного участка «завесы» и Петроградского района обороны 11 мая 1918 г. «единогласно пришло к решению», что «создание армии на научных основах, подобно принятым во всех армиях мира», с участием «наиболее полезных делу боевых сотрудников» (военных специалистов) «возможно лишь при сохранении института политических комиссаров при старших начальниках до начальника дивизии включительно...» 146. А бывший Генштаба полковник С. С. Каменев, впоследствии главнокомандующий всеми Вооруженными Силами Республики, отмечал, что только «удачное сочетание коммуниста и генштабиста (офицера Генерального штаба) дает все 100% командования» 147.

Введение института военных комиссаров явилось важнейшим мероприятием Коммунистической партии и Советского правительства по созданию и укреплению массовой регулярной Красной Армии, решающим средством использования в этих целях богатого опыта службы и военных знаний бывших генералов и офицеров старой армии. «Без военкома,— писал В. И. Ленин,— мы не имели бы Красной Армии» 148.

Являясь проводниками политики Коммунистической партии в армии, военные комиссары наряду с организацией партийно-политической работы среди красноармейцев и населения и руководством политотделами не только осуществляли «строжайший политический контроль за деятельностью военных специалистов» 149, но и оказывали на них большое влияние, помогая им понять цели и задачи революционной армии, способствуя выработке у них социалистического сознания. Большое значение для вступления бывших офицеров в партию большевиков сыграло решение VIII Всероссийской партийной конференции о введении института кандидатов в члены РКП (б) 150. Уже в том же году кандидатами в члены партии были приняты многие военные специалисты, преимущественно бывшие офицеры военного времени и молодые кадровые офицеры: после гражданской войны часть из них была принята в члены РКП (б). Так членами партии стали такие крупные военачальники, как М. И. Василенко (1932 г.), B. М. Гиттис (1925 г.), Н. Е. Какурин (1921 г.), С. С. Каменев (1930 г.), А. И. Корк (1927 г.), В. С. Лазаревич (1932 г.), C. А. Меженинов (1931 г.), Н. П. Петин (1933 г.), С. А. Пугачев (1934 г.), А. А. Самойло (1944 г.) и др.

Примечания к четвертой главе

1 История гражданской войны в СССР. М., 1957. Т. 3. С. 226.

2 Бритое В. Рождение Красной Армии. М„ 1961. С. 162.

3 ЦГАСА. Ф. 33988. Оп. 1. Д. 49. Л. 90.

4 Там же. Ф. 11. Оп. 11. Д. 60. Л. 231, 231 об.

5 Ефимов Н. А. Командный состав Красной Армии // Гражданская война. М., 1928. Т. 2. С. 95.

6 Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. М.. 1983. С. 106.

7 Кляцкин С. М. На защите Октября. М., 1965. С. 397.

8 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 40. С. 239.

9 Резолюции и постановления 3-го Всероссийского съезда профессиональных союзов. М., 1920. С. 24.

10 Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. С. 600.

11 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 41. С. 117.

12 Декреты Советской власти. М., 1978. Т. 9. С. 7-8.

13 Правда. 1920. 30 мая.

14 Архив русской революции. Берлин. 1923. Т. 12. С. 113.

15 ЦГАСА. Ф. 33987. Оп. 1. Д. 372. Л. 7. Копия заявления была направлена комиссару Всероглавштаба Д. Н. Курскому и в газету «Уральский рабочий».

16 Спиркн Л. М. В. И. Ленин и создание советских командных кадров // Воен.-ист. журн. 1965. № 4. С. 14.

17 История гражданской войны в СССР. М„ 1960. Т. 5. С. 82, 83.

18 ЦГАСА. Ф. 33988. Оп. 2. Д. 284. Л. 30. Кроме того, 4 тыс. бывших унтер-офицеров и подпрапорщиков.

19 Среди военнопленных и перебежчиков были также офицеры армий Краснова, Юденича, Миллера и др.

20 Спирин Л. М. Указ. соч. С. И. Военнопленные и перебежчики, произведенные в офицерский чин в белых армиях, приравнивались «к категории прочих бывших офицеров, как лиц, получивших соответствующую подготовку для занятия командных должностей» (ЦГАСА. Ф. 11. Оп. 6. Д. 312. Л. 17).

21 Спирин Л. М. Указ. соч. С. 12.

22 ЦГАСА. Ф. И. Оп. 6. Д. 312. Л. 261, 262. Из этого числа в Екатеринбург прибыло 465 человек, остальные в результате эпидемии тифа умерли в дороге.

23 Там же. Л. 53, 54.

24 Там же. Л. 26—29.

25 Там же. Л. И.

23 Там же. Л. 13.

27 Там же. Л. 38.

28 Там же. Л. 33, 58, 81.

29 Там же. Оп. 3. Д. 71. Л. И. При составлении проекта «Временных правил» были использованы: составленный в Управлении по командному составу Всероглавштаба «Перечень намеченных мероприятий об использовании бывших офицеров из числа военнопленных и перебежчиков белых армий» (Там же. Оп. 6. Д. 312. Л. 90, 91); докладные записки Управления по командному составу Всероглавштаба № 56 от 20 апреля 1920 г. (Там же. Л. 29) и № 192 от 11 июля 1920 г. (Там же. Л. 51, 51 об.); дополнения к проекту «Временных правил», внесенные Особым отделом ВЧК (Там же. Л. 49—50, 59); приказ Реввоенсовета Республики № 774 от 7 мая 1920 г., согласованный с Народным комиссариатом внутренних дел (Там же. Л. 9).

30 Служивших в этапно-хозяйственных отделах штабов армий в мировую войну.

31 Эти положения содержались, в частности, в «Перечне намеченных мероприятий об использовании бывших офицеров из числа военнопленных и перебежчиков белых армий».

32 ЦГАСА. Ф. И. Оп. 6. Д. 312. Л. 212.

33 Там же. Ф. 33988. Оп. 2. Д. 284. Л. 30 об.

34 Там же. Л. 31.

35 Ефимов Н. А. Указ. соч. С. 97, 107.

36 Гаазе Г. Ю. Белые офицеры и солдаты в наших рядах // Сборник воспоминаний к 4-й годовщине РККА. М., 1922. С. 81.

37 Там же. С. 83.

38 Ефимов Н. А. Указ. соч. С. 88, 97, 107.

39 Имеются в виду призывы бывших офицеров, проживавших в качестве частных лиц на территории, временно находившейся под управлением белогвардейских правительств. Достаточно сказать, что только с 1 ноября 1918 г. по 1 декабря 1919 г. от врага была освобождена территория общей площадью 1 194 600 кв. км с населением 15 708 тыс. человек. См.: Кузьмин Г. В. Разгром интервентов и белогвардейцев в 1917— 22 гг. М, 1977. С. 315.

40 Ворошилов К. Е. Статьи и речи. М., 1936. С. 227; Шатагин Н. И. Организация и строительство Советской Армии в 1918—1920 гг. М., 1954. С. 225; 244; История гражданской войны в СССР. Т. 5. С. 375; Иовлев А. М. Ленинская политика привлечения буржуазных военных специалистов в Красную Армию. М., 1983. С. 42 и др.

41 Кляцкин С. М. Указ соч. С. 464; 50 лет Вооружениях Сил СССР. М., 1968. С. 159; Федюкин С. А. Великий Октябрь и интеллигенция. М„ 1972. С. 124. Кораблев Ю. И. В. И. Ленин и защита завоеваний Великого Октября. 2-е изд. М„ 1979. С. 529.

42 Гринишип Д. М. Военная деятельность В. И. Ленина. М., 1957. С. 218; Котов А. Т. Победа Великой Октябрьской социалистической революции и проблема использования старой интеллигенции // Учен. зап. Белорус, ин-та физкультуры. Минск, 1958. Выи. 2. С. 40

43 Федюкин С. А. Об использовании военных специалистов в Красной Армии // Воен.-ист. журн. 1962. № 6. С. 39.

44 Ефимов II. А. Указ. соч. С. 96.

45 Там же.

48 Ворошилов К. Е. Указ. соч. С. 230.

47 ВКП(б) и военное дело в резолюциях съездов и конференций ВКП(б). 2-е изд. М„ 1928. С. 287.

48 ЦГВИА. Ф. 544. Оп. 1. Д. 1642. Л. 2933.

49 Для подтверждения правильности указанной нами численности военных специалистов приведем еще следующие доказательства: примерно такую же цифру (в пределах 70 тыс. человек) мы получим, если сложим число военных специалистов, вступивших в Красную Армию добровольно (примерно 8 тыс. человек), призванных по мобилизации (примерно 48.5 тыс. человек) и перешедших в Красную Армию из белых армий или из числа взятых в плен до 1 января 1921 г. (12 тыс. человек). Наконец, военные специалисты составляли примерно 13— 16% от общего числа командно-административного состава. Действительно, на 1 апреля 1920 г. из общего числа 216 280 человек военные специалисты (28 410 человек) составляли 13%; на 15 августа 1920 г. — 48 409 человек из 314180 (15%), наконец, на 1 января 1921 г. — 71,5 тыс. (примерно 16% от 446 729 человек). См.: Ефимов Н. А. Указ соч. С. 94—96.

50 Зайцов А. А. 1918 год: Очерки по истории русской гражданской войны. Париж, 1934. С. 183, 184.

51 Спирин Л. М. Указ. соч. С. 12.

52 В них, в частности, освещается история Генштаба в 1905—1918 гг.: Воен.-ист. журн., 1971. № 12; 1972. № 7; 1974. № 12; 1976. № 3; 1978. № 8.

53 Это центральное управление носило различные наименования: Свита его величества по квартирмейстерской части (179о г.), Департамент Генерального штаба (1832 г.) и т. д. В результате реформы Генерального штаба в 1905 г. центральный орган его управления — ГУГШ был превращен в высший орган военною управления, независимый от Военного министерства. Однако в конце 1908 г. ГУГШ было снова введено на правах главного управления в состав Военного министерства.

54 Кроме того, в систему Войскового управления входили войсковые штабы казачьих войск и Семиреченской области, а также Отдельного корпуса пограничной стражи.

55 Свод военных постановлений 1869 года. 2-е изд. СПб.. 1907. Кн. 5. Ст. 3. (Далее: СВП). Для корпуса офицеров Генерального штаба существовали особые штаты, объявленные приказом но военному ведомству № 1 от 2 января 1914 г.

56 В Военной академии обучались, как правило, подпоручики и поручики, реже — штабс-капитаны; прием в нее штабс-капитанов гвардии и капитанов армии составлял исключение (СВП. 4-е изд. СПб., 1914. Кн. 15. Ст. 15).

57 Нагаев В. В. Сборник законоположений и распоряжений по службе личного состава корпуса офицеров Генерального штаба. СПб., 1914. Прил. 9, гл. 1, отделение третье, пункт 10.

58 Например, в 1914 г. из 823 офицеров, державших предварительные экзамены при штабах военных округов, их выдержали 420 человек (51%) (ЦГВИЛ. Ф. 544. Оп. 1. Д. 1477. Л. 34).

59 СВП. 4-е изд. Кн. 15. Ст. 4.

60 К 1-му разряду относились офицеры, имевшие в среднем не менее 10 баллов (при 12-балльной системе).

61 Во время учебы в Военной академии офицеры продолжали числиться по штату в своих частях, где они считались сверхкомплектными (СВП. 4-е изд. Кн. 15. Ст. 60).

62 Число «причисленных» к Генеральному штабу офицеров было установлено ежегодно в 55 человек (СВП. 2-изд. СПб., 1907. Кн. 6. Ст. 158), но на 18 июля 1914 г. в связи с мобилизацией их число (с учетом успешно окончивших Военную академию в течение последних трех лет, т. е. в 1911— 1913 гг.) было доведено до 198 человек.

63 Например, в 1911 г. из 80 офицеров, окончивших дополнительный курс Военной академии, был «причислен» к Генеральному штабу 61 человек, в 1912 г. — из 112 — 80 (ЦГВИА. Ф. 544. Оп. 2, Д. 1298. Л. 11; Д. 1467. Л. 13).

64 Приказы по Генеральному штабу № 17 и 18 от 11 мая 1909 г. Среди первоначально «причисленных» к Генеральному штабу были, например, офицеры «из крестьян» — М. С. Михалькович, «из мещан» — В. К. Шевченко и сын почтово-телеграфного чиновника г. Режицы В. В. Шамов (ЦГВИА. Ф. 409. № 88—918, 326—599, 358— 580). Однако не были «причислены» к Генеральному штабу потомственные дворяне Ф. Ф. Одноглазков (Там же. № 131—361), Г. В. Туношенский (Там же. № 139—889), Л. В. Янковский (Там же. № 288—730), окончившие Академию соответственно 49-м, 47-м и 51-м.

65 СВП. 2-е изд. Кн. 6. Ст. 160. В мирное время продолжительность стажа службы в штабах и строевых частях, необходимого для «перевода» в Генеральный штаб, для «причисленных» к Генеральному штабу офицеров была установлена в 30 месяцев.

66 ЦГАСА. Ф. И. Оп. 12. Д. 5. Л. 4. Данные на 1 мая 1913 г.

67 В качестве курьеза укажем, что, например, в «Списке Генерального штаба» на 18 июля 1914 г. четыре генерала (А. А. Горяйнов, Л. Д. Евреинов, А. Ф. Козен и Л. А. Фредерикс) занимали должности почетных опекунов «Опекунского совета учреждений имп. Марии».

68 Временное управление Военной академии во главе с генералом A. А. Зейфартом (в феврале 1915 г. его сменил генерал B. В. Витковский) состояло из девяти человек.

69 Так, в период с 1 ноября 1914 по 15 марта 1915 г. был разрешен «перевод» в Генеральный штаб «причисленных» к нему офицеров, окончивших полный курс Военной академии в 1911— 1914 гг.; в мае 1915 г. было разрешено «причисление», а затем «перевод» в Генеральный штаб обер-офицеров, окончивших: дополнительный курс Военной академии по 1-му разряду, но отчисленных от нее по собственному желанию или «как неудовлетворявших условиям причисления к Генеральному штабу»; дополнительный курс Военной академии в 1912—1914 гг. по 2-му разряду; дополнительный курс Военной академии в 1905—1909 гг., но отчисленных в строй; наконец, в октябре 1915 г. было разрешено «причислить» к Генеральному штабу, а в мае 1916 г. «перевести» в него офицеров, окончивших два класса Военной академии в 1914 г. (ЦГВИА. Ф. 544. Оп. 1. Д. 1545. Л. 14 об — 19).

70 Там же. Д. 1546. Л. 2.

71 На подготовительные курсы 2-й очереди прибыли офицеры, исполнявшие вакантные должности Генерального штаба в полевых штабах Действующей армии, выдержавшие вступительные экзамены в академию в 1911—1913 гг. (но не попавшие в нее по конкурсу) и предварительные письменные испытания в военных округах в 1914 г. В каждой из этих категорий преимущество отдавалось имевшим орден Св. Георгия или Георгиевское оружие, а также раненым (Там же. Ф. 200. Оп. 2. Д. 2184. Л. 95-96 об.).

72 ЦГАСА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 1123. Л. 146—147 об.

73 ЦГВИА. Ф. 2003. Оп. 1. Д. 700. Л. 71.

74 Спирин Л. М. Указ. соч. С. 12.

75 Там же.

76 ЦГАСА. Ф. 1. Оп. 1. Д. 158. Л. 73.

77 Там же. Ф. И. Оп. 5. Д. 122. Л. 74.

78 Там же. Л. 310.

79 Там же. Л. 110-111.

80 Приказ Наркомвоена № 294 от 20 апреля 1918 г.

81 Приказ Наркомвоена № 790 от 31 августа 1918 г.

82 Приказ Реввоенсовета Республики № 197 от 5 ноября 1918 г.

83 Приказ Реввоенсовета Республики № '474 от 26 декабря 1918 г.

84 Приказы Реввоенсовета Республики № 220 от 13 ноября и № 460 от 26 декабря 1918 г.

85 ЦГАСА. Ф. И. Оп. 5. Д. 1124. Л. 138.

84 Там же. Д. 122. Л. 302.

87 Там же. С. 298.

88 Там же. Л. 304. Объявление было опубликовано в газетах: «Известия ВЦИК» от 29 июня, «Известия Народного комиссариата по военным делам» от 27 июня, «Знамя России» от 29 июня (Там же. Л. 296).

89 В Военной академии, в частности, на 1 апреля 1918 г. состояли 44 бывших генерала и офицера Генерального штаба, из них 14 профессоров и 20 преподавателей.

90 ЦГАСА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 122. Л. 293—294. К сожалению, этот вопрос решен не был, лишь отдельным бывшим офицерам Генерального штаба удалось вернуться в Советскую Россию, другие стали работать в гражданских учреждениях, часть эмигрировала, наконец, остальные пополнили ряды командного состава белогвардейских и других армий.

91 Там же. Л. 7, 8, 103, 103 об. 19— 122, 578—581 об., 561—570 об., 574—581 об.

92 Там же. Л. 108.

93 Там же. Л. 173—175.

94 Там же. Л. 125. В связи с тем что некоторые бывшие офицеры Генерального штаба отказывались от предоставляемых им должностей, приказом Наркомвоена № 616 были установлены меры «против лиц комсостава (в том числе и бывших офицеров Генерального штаба.— А. К.), прошедших через аттестационную комиссию и отказывающихся от поступления на военную службу».

95 Там же. Ф. 1. Оп. 1. Д. 4. Л. 14, 15.

96 Там же. Ф. 11. Оп. 5. Д. 123. Л. 39. Эти временные правила были изданы в дополнение приказа Наркомвоена № 472 от 22 июня 1918 г. с объявлением «Временных правил о зачислении в резервы лиц командного состава для назначения на командные должности в формируемой армии». Инициатива в издании этого приказа принадлежала начальнику Генерального штаба Н. М. Потапову, который направил по этому вопросу два доклада — от 31 мая и 28 июня 1918 г. (Там же. Д. 1124. Л. 27, 64).

97 Там же. Л. 66—68.

98 Известия Наркомвоен. 1919. 30 нояб.; ЦГВИА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 930. Л. 123.

99 М. И. Алафузо, П. Н. Алексеев, Г. А. Армадеров, А. А. Бобрищев, Б. А. Буренин («причислены» к Генеральному штабу приказом Реввоенсовета Республики № 166, 1920 г.); А. И. Геккер (№ 229, 1920 г.); И. И. Глудин (№ 241, 1920 г.); И. Н. Грекулов (№ 511, 1920 г.); А. И. Егоров, И. Н. Захаров, С. С. Ивановский (№ 432, 1920 г.); И. И. Кабалов (№ 86, 1920 г.); К. К. Калашников (№ 503, 1920 г.); И. П. Каратыгин (№ 205, 1920 г.); Н. И. Косогоров (№ 229, 1920г.); Н. А. Мульков (№ 229, 1920 г.); A. И. Мясковский (№ 272,1920г.); К. П. Невежин (№ 373, 1919 г.); B. В. Скворцов (№ 205, 1920 г.); И. А. Троицкий, М. Н. Тухачевский, И. П. Уборевич-Губоревич, М. В. Фрунзе-Михайлов были «переведены» в Генштаб в 1920—1922 гг.

100 ЦГАСА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 930. Л. 123.

101 Там же. Л. 125.

102 Там же. Л. 123.

103 Зайцов А. А. Где был наш Генеральный штаб во время гражданской войны // Русский инвалид, Париж, 1932. № 36/37; Он же. 1918 год: Очерки по истории русской гражданской войны. С. 184—187.

104 Зайцов А. А. 1918 год. С. 184.

105 Список Генерального штаба (со всеми исправлениями по 20 августа 1913 г.). СПб., 1913.

106 Последний такой список был издан в 1914 г.

107 Зайцов А. А. 1918 год. С. 186, 187.

108 Часовой. Париж, 1932. 15 июля. Спирин Л. М. Указ. соч. С. 12,13.

110 Этот «Список», несмотря на последний порядковый номер 417, в действительности содержит 418 фамилий, так как № 207 ошибочно указан дважды (под ним значатся две фамилии — В. Н. Майдель и В. И. Максимов). «Список» отпечатан типографским способом (Б/м, б/г) тиражом в 500 экз. из расчета рассылки его по 10 экз. в каждый из штабов фронтов, по 5 экз. в каждый из штабов армий и внутренних округов, 50 экз. в главные управления, по 3-4 экз. в каждый штаб стрелковой и кавалерийской дивизии и «в запас 139» (ЦГАСА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 1008. Л. 1—4).

111 П. О. Агапов, М. А. Адабаш, Ф. И. Балабин, А. Г. Безруков, Н. П. Борисов, П. Д. Бурский, И. И. Вацетис, Александр Е. Гу-тор, М. А. Довгирд, П. М. Захаров, Ф. А. Макшеев, Е. И. Мартынов, Н. А. Мюллер, В. И. Новосельский, В. И. Пневский, А. В. Ротштейн, Э. И. Рындин, П. А. Сверчков, П. Д. Тележников, А. А. Ткаченко, Е. Е. Уссаковский.

112 ЦГАСА. Ф. 25860. Оп. 1. Д. 60. Л. 10, И.

113 К. В. Алексеев, А. И. Батрук, Н. Н. Десино, Д. П. Кадомский, М. Н. Кузнецов, М. В. Лебедев, К. А. Мартынов, А. А. Матвеенко, Н. М. Острянский, И. Н. Поярков, А. А. Рябинин, В. И. Стойкин, В. Н. Сушков, М. В. Фастыковский.

114 ЦГАСА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 69. Л. 38, 39.

115 Это были слушатели старшего класса 3-й очереди (окончившие ускоренные курсы 1, 2-й и 3-й очереди), которые вместе с профессорско-преподавательским составом Военной академии в августе 1918 г. в Казани перешли на сторону белых (ЦГВИА. Ф. 544. Оп. 1. Д. 1643. Л. 6, 6 об.; Д. 1640. Л. 3-8).

116 Слушатели, окончившие ускоренные курсы и старший класс 4-й очереди Всероссийской академии Генерального штаба (Там же. Д. 1642. Л. 26—28).

117 Шапошников Б. М. Мозг армии. М„ 1927. Т. 1. С. 18.

118 Академия Генерального штаба. М., 1976. С. 33; Академия имени М. В. Фрунзе. М., 1973. С. 83.

119 Академия Генерального штаба. С. 43.

120 Там же. С. 44.

121 Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. С. 107; ЦГАСА. Ф. 33988. Оп. 1. Д. 155. Л. 6.

122 ЦГАСА. Ф. 1. Оп. 1. Д. 38. Л. 25.

123 Там же. Ф. 11. Оп. 1. Д. 60. Л. 23—25.

124 Директивы Главного командования Красной Армии (1917— 1920 гг.). Сб. документов. М., 1969. С. 30.

125 Бонч-Бруевич М. Д. Вся власть Советам. М., 1964. С. 274.

126 ЦГАСА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 122. Л. 387-389.

127 Там же. Л. 276—279.

128 Там же. Л. 356—358.

129 Там же. Ф. 3. Оп. 1. Д. 44. Л. 284.

130 Там же. Л. 402-404, 413, 414, 434, 436, 437.

131 Директивы Главного командования Красной Армии. С. 54—55.

132 ЦГАСА. Ф. 4. Оп. 10. Д. 39. Л. 54—56.

133 Бонч-Бруевич М. Д. Формирование новых вооруженных сил // ГИМ ОПИ. Ф. 426. Ф. 84. Л. 201.

134 Гражданская война 1918—1921 гг. М„ 1930. Т. 3. С. 54.

135 Командующих армиями невоенных специалистов было 13, в том числе один бывший вольноопределяющийся (М. В. Фрунзе-Михайлов), пять бывших унтер-офицеров (С. М. Буденный, О. И. Городовиков, Г. В. Зиновьев, М. М. Лашевич, Т. С. Хвесин), два бывших матроса (П. Е. Дыбенко, И. И. Матвеев), пять в армии не служивших (К. Е. Ворошилов, И. С. Кожевников, Н. Н. Кузьмин, Г. Я. Сокольников, И. Э. Якир); у пяти человек (В. П. Блохина, С. И. Загуменного, С. К. Мацилецкого, A. А. Ржевского, В. Л. Степанова) службу до октября 1917 г. установить не удалось.

136 Всего в 1918—1920 гг. были сформированы 151 стрелковая дивизия и 34 кавалерийские.

137 Герасимов М. Н. Пробуждение. М., 1965. С. 5 (предисловие B. Д. Поликарпова).

138 Спирин Л. М. Указ. соч. С. 15.

139 Два года (1917—1919 гг.): Краткий отчет о деятельности Реввоенсовета Республики // Ист. арх. 1956. № 1. С. 145.

140 НАИИ. Ф. 8. (Н. М. Потапова). Д. 4. Л. 8.

141 ЦГВИА. Ф. 544. Оп. 1. Д. 1991. Л. 13 об.

142 В том числе 122 комиссара и 12 их помощников в штабе армии и непосредственно подчиненных ему частях; 164 комиссара и 33 их помощника в 29, 30 и 51-й стрелковых дивизиях и т. д. (ЦГАСА. Ф. 33987. Оп. 1. Д. 315. Л. 7—18).

143 Фрунзе Д.В. Избр. произведения. М„ 1957. Т. 2. С. 157.

144 Там же. С. 292.

145 Восьмой съезд РКП (б), март 1919 г.: Протоколы. М., 1959. С. 417.

146 ЦГАСА. Ф. 1. Оп. 1. Д. 466. Л. 104-105. Телеграмма Высшему Военному Совету, подписанная военным комиссаром М. М. Лашевичем и 12 военными специалистами.

147 Гусев С. И. Гражданская война и Красная Армия: Сб. статей. М., 1958. С. 113.

148 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 41. С. 148.

149 Партийно-политическая работа в Красной Армии (апрель 1918— февраль 1919 гг.): Документы: М., 1961. С. 8.

150 Восьмая конференция РКП (б): Протоколы. М., 1961. С. 227.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.