Протокол допроса обергруппенфюрера СА А. Беккерле. 23 марта 1945 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1945.03.25
Период: 
1940-1945
Источник: 
Тайны дипломатии Третьего рейха. 1944-1955. М.: Международный фонд "Демократия", 2011. Стр. 46-54.
Архив: 
ЦА ФСБ России. Н-20808. Л. 34—44. Подлинник. Машинопись. Автограф.

23 марта 1945 г.

Москва

Вопрос. Какие задачи были поставлены перед вами и кем при назначении вас германским послом в Болгарию?

Ответ: В министерстве иностранных дел, а затем на приеме у Риббентропа меня ознакомили с политической обстановкой в Болгарии. Из этой информации вытекало, что болгарское правительство целиком и полностью стоит на стороне Германии. В мою задачу входило дальнейшее укрепление дружественных связей между Болгарией и Германией6.

В июне 1941 г. перед отъездом в Софию я был принят Гитлером в присутствии Риббентропа и Геринга. Гитлер спросил меня, проинформирован ли я об обстановке в Софии. Когда я ответил положительно, он сказал, что моя задача как посла в Софии будет несложной, так как с Болгарией обстоит все благополучно.

Вопрос. Как это нужно понимать. Разъясните?

Ответ: Гитлер обратил мое внимание на его дружественные отношения с царем Борисом, с которым он обсуждает все политические вопросы. Он советовал мне оказывать царю всякие услуги и быть с ним тактичным. Смысл инструкции Гитлера сводился к тому, чтобы я настойчиво добивался безоговорочного выполнения всех германских требований, не затрагивая при этом честолюбия царя Бориса, мечтающего стать «царем — собирателем болгарских земель».

Вопрос. Ко времени вашего приезда в Софию (июнь 1941 г.) Германия закончила оккупацию Греции и Югославии, причем Болгария, как известно, оказала агрессивной политике фашистской Германии на Балканах активную поддержку. Не в этом ли Гитлер усматривал «благополучие» на Балканах?

Ответ: Это, конечно, правильно. Согласно Венскому арбитражу (1940 г.)7 и договора Кремона8 к Болгарии была присоединена Южная Добруджа, область, принадлежавшая Румынии9. Кроме того, в конце 1940 или в начале 1941 года между Болгарией и Германией, при активном участии моего предшественника — германского посла в Болгарии фон Рихтгофена, был заключен тайный договор, по которому к Болгарии были присоединены Македония и Фракия, области, принадлежавшие Югославии и Греции. Взамен этого Болгария согласилась пропустить германские войска через свою территорию для оккупации Югославии и Греции.

О существовании этого тайного договора мне стало известно в конце 1941 г. из беседы с царем Борисом. Затем я получил подтверждение из Министерства иностранных дел на мой запрос, существует ли такой договор, на который ссылался царь Борис в беседе со мной. Наконец, позднее, будучи на приеме у Риббентропа, последний подтвердил мне, что такой договор существует, но о нем известно узкому кругу людей. Царь Борис, ободренный территориальными приобретениями, намеревался после войны присоединить к Болгарии также Солоники. Возможно, что ему были сделаны по этому поводу какие-либо обещания с германской стороны.

Таким образом, к моему приезду в Софию болгарская политика была полностью подчинена германским интересам на Юго-Востоке Европы.

Вопрос. В чем конкретно выразилась военная помощь болгарского правительства агрессии германского фашизма на Балканах?

Ответ: Военная помощь болгарского правительства военно-оперативным замыслам германского командования на Юго-Востоке Европы выразилась в следующем:

Болгария пропустила германские войска через свою территорию. Нужно сказать, что Германия не смогла бы так быстро сломить сопротивление Югославии и Греции, если бы болгарское правительство воспрепятствовало передвижению германских войск через свою территорию.

Более того, во исполнение тайного договора, о котором я упомянул выше, болгарское правительство предоставило свой транспорт и средства связи для переброски германских войск к границам Греции и Югославии.

В местах сосредоточения германских войск на границах Югославии и Греции эти войска получали продовольствие, пользовались болгарскими укреплениями и фортификационными сооружениями, аэродромами, средствами ПВО и т.д.

Болгарское правительство, кроме того, предоставило свои порты (Варна, Бургас) для стоянки германских судов и верфи для ремонта и постройки судов, которые были использованы также для боевых операций на Черном море против Советского Союза.

В 1942 году болгарское правительство направило 3 дивизии своих войск в Сербию и 1—2 дивизии в Грецию, именовавшиеся оккупационным корпусом для подавления партизанского движения и поддержания германского оккупационного режима в этих странах.

Наконец, по секретному экономическому соглашению, которое заключено было с германской стороны уполномоченным германского правительства Клодиусом, болгарское правительство оказало Германии большую экономическую помощь, направленную полностью на удовлетворение военных нужд Германии (зерно, македонская руда, денежное довольствие германских войск в Болгарии и т.д.).

Вопрос: В вашу обязанность как германского посла в Болгарии входил контроль за проведением болгарским правительством всех этих мероприятий, обеспечивающих успех агрессии германского фашизма на Балканах?

Ответ: Да, конечно. Германское правительство было заинтересовано в осуществлении этих мероприятий болгарским правительством, и я, как посол, вместе с моими чиновниками прилагал все усилия к тому, чтобы эти мероприятия проводились со всей полнотой.

Вопрос: За счет жестокого истребления югославского и греческого народов и уничтожения их свободы и независимости?

Ответ: Над этим я не задумывался. Я выполнял приказания моего руководства в Берлине и заботился исключительно об интересах моего государства.

Вопрос: Вы не дали исчерпывающего ответа на вопрос, какие задачи стояли перед вами как германским послом в Болгарии. Изложите более подробно эти задачи?

Ответ: Выше я указал, что в мои обязанности входило укрепление дружественных отношений между Болгарией и Германией. Это я осуществлял путем поддержания германо-болгарских союзов и объединений, личного контакта с царем Борисом и его министрами, а после смерти царя Бориса с регентским советом и болгарскими министрами.

В мои обязанности входила также поддержка различных германских промышленных учреждений и их представителей в Болгарии, деятельность которых была важна и необходима для ведения войны.

Я оказывал также активную помощь германским военным инстанциям в Болгарии в тех случаях, когда они имели затруднения во взаимоотношениях с болгарским военным министерством при выполнении им военных обязательств, о которых я говорил выше.

Я добивался установления контакта с прогерманскими болгарскими организациями («легионеры»10 — генералы Жеков, Луков; «Ратники»11 — профессор Кандаржиев*1; комитет «Антикоминтерна»12 в Болгарии — инженер Кристев и др.), распространения через эти организации пропагандистского материала, внедрения в болгарскую жизнь германской культуры и искусства в целях распространения национал-социалистической идеологии.

Наконец, моей обязанностью являлось четкое выполнение текущих политических поручений германского правительства, которых, нужно сказать, было очень много и которые касались самых разнообразных сторон внутренней жизни Болгарии.

Вопрос: Назовите наиболее важные из этих поручений и как вы их практически осуществляли?

Ответ: К моему приезду в Софию по требованию германского правительства было закрыто русское консульство в Варне. Министр иностранных дел. Болгарии Попов*2 довел об этом до моего сведения, и я сообщил об этом в Берлин.

Вскоре по настоянию представителей германских военных инстанций в Софии перед министром Поповым я поставил вопрос о закрытии русского посольства в Софии и производстве обыска в нем с целью обнаружения компрометирующих материалов.

Болгары не соглашались с этим требованием, и благодаря этому мне неоднократно приходилось возвращаться к упомянутому выше вопросу. Вспоминаю сейчас, что по этому поводу я получил телеграмму от Риббентропа, требовавшую от меня добиться закрытия русского посольства в Софии. Гитлер затрагивал этот вопрос во время приема царя Бориса в своей ставке.

Царь Борис, возвратившись от Гитлера, сообщил мне, что вопрос этот решено оставить пока открытым, но ему предложили усилить наблюдение за сотрудниками русского посольства. По указанию Риббентропа я от министра внутренних дел Габровского получил заверение, что это наблюдение будет усилено, а через руководителя германской военной разведки в Болгарии д-ра Делиуса*3 я проверял, как выполняется это заверение.

Много усилий мне пришлось приложить к воздействию на болгарскую внешнюю политику, когда Советское правительство поставило в 1944 г. вопрос об открытии вновь русских консульств в Варне, Бургасе и Руссе.

Я получил от Риббентропа категорический приказ — воспрепятствовать этому, и имел по этому поводу крупный разговор с премьер-министром Божиловым, министром Шишмановым*4, Драгановым*5, с регентом Филовым. Консульства открыты не были.

Вопрос. Выше вы указали, что порты Варна и Бургас использовались германскими судами для боевых операций против Советского Союза. Значит, обвинения Советского правительства в нарушении болгарским правительством нейтралитета были вполне обоснованны?

Ответ: Да, эти обвинения были вполне обоснованны. Германские суда из Варны и Бургаса использовались нашим командованием при наступлении на Крым и Севастополь, и в других боевых операциях против Советского Союза. Нейтралитет Болгарии по отношению к Советскому Союзу существовал на бумаге. Однако я настойчиво требовал от болгарских министров в резкой форме ответить Советскому правительству, что эти обвинения — клевета. Я всячески стремился обострить взаимоотношения между Болгарией и Россией и вызвать между ними военное столкновение.

Премьер-министр Божилов неточно выполнил мои инструкции. Он заявил представителю советского посольства, что германские суда, находящиеся в болгарских портах, ведут борьбу против возможного появления английских подводных лодок. Это заявление Божилова — явная ложь.

Позднее я предложил министру Драганову ничего не отвечать Советскому правительству и прекратить обмен нотами по этому вопросу.

Вопрос: Откуда вам известно, что германские суда из Варны и Бургаса вели боевые действия против Советского Союза?

Ответ: Об этом мне рассказал адмирал Фрике*6, командующий морской группой Юга, и сотрудники его штаба. В частности, от них мне также известно, что немецкие гидросамолеты из Варны вылетали для разведки советских районов.

Вопрос. Продолжайте ваши показания. Какие еще поручения германского правительства выполняли вы в Болгарии?

Ответ: Весной 1942 г., согласно телеграфному распоряжению из Берлина, я потребовал от болгарского правительства через министра Попова объявить войну Англии и Америке в соответствии с принятым им обязательством (присоединение к пакту 3-х держав)13. Болгарское правительство объявило, что Болгария находится в состоянии войны с Англией и Америкой.

В мае 1943 г. я получил из Берлина приказание организовать в Софии антикоминтерновскую выставку с целью возбудить среди болгар ненависть к Советскому Союзу и его руководителям. После обсуждения этого вопроса с министром внутренних дел Габровским был создан комитет для организации этой выставки. С внешней стороны это было как бы делом болгарского правительства, на самом деле все делали мы — немцы, под моим личным руководством. Выставка функционировала около 6 недель.

В августе 1944 г. по требованию из Берлина я заявил болгарскому правительству в лице регентов Филова, Михова, министра Драганова резкий протест с угрозой применить вооруженную силу против задержания им эшелонов с русскими военнопленными и гражданскими людьми, следовавшими через Болгарию в Германию. В результате моего вмешательства эшелоны беспрепятственно проследовали по назначению.

По указанию Гиммлера, которое я получил по телеграфу, я совместно с уполномоченным германского правительства по еврейским делам — Даннекер*7 через министра Габровского добился выселения из Македонии и Фракии евреев (14—15 тыс. человек), которые, согласно моему требованию, были отправлены в Польшу. Дальнейшая судьба их мне неизвестна.

Очень много времени и сил я уделил вопросу о вовлечении болгарского правительства в борьбу против партизан как в Македонии, Фракии, так и в Старой Болгарии. В результате моих требований, выдвигаемых либо по моей инициативе, либо по указанию из Берлина, я добился посылки в эти районы оккупационного болгарского корпуса, а освободившиеся за его счет немецкие части были направлены на Восточный фронт. Руководитель германской военной разведки в Болгарии д-р Делиус представлял мне ежемесячные сводки о ходе ликвидации партизан, и я постоянно был в курсе этого дела.

Вопрос. Следовательно, вы принимали участие в руководстве борьбой против партизан в Болгарии?

Ответ: В непосредственную оперативную деятельность германского командования по борьбе с партизанами я не вмешивался. Я на основе получаемых мною сводок о ходе этой борьбы требовал от болгарского правительства усиления мер борьбы против партизан. В этом смысле я, конечно, участвовал в руководстве этой борьбой.

Вопрос. При этом болгарские и немецкие части под видом борьбы с партизанами уничтожали мирное население, истребляли невинных женщин, детей, сжигали села, деревни?

Ответ: Да, это проводилось с целью профилактики, чтобы другие жители не подвергались влиянию партизан.

Вопрос: Продолжайте дальше ваши показания?

Ответ: После смерти царя Бориса я, по приказанию Гитлера и Риббентропа, предпринял попытку провести на пост премьер-министра руководителя национально-либеральной партии Цанкова*8 и сформировать правительство во главе с ним, которое способно было бы еще решительнее проводить прогерманскую политику.

Цанков был известен нам по событиям 1923 г.14, когда он, будучи премьер-министром, решительно расправился с Крестьянской партией Стамболийского (последний тогда был убит) и жестоко подавил демократическое движение.

Кроме этого, ухудшавшаяся с каждым днем военная обстановка Германии под влиянием поражений на Восточном фронте настоятельно требовала поставить у власти энергичного, с диктаторскими наклонностями человека, который сумел бы силой удержать Болгарию в сотрудничестве с Германией. Таким человеком мог быть Цанков.

Основные разговоры по этому поводу я вел с регентом Филовым, так как генерал Михов не владел немецким языком, а князь Кирилл*9 держался в стороне. Мои настоятельные требования на этот раз были отклонены, однако, Филов меня заверил, что намечаемая ими кандидатура Багрянова на пост премьер-министра не уступает по своим качествам Цанкову.

Накануне занятия русскими Бухареста10 я был вызван в ставку11. Гитлер заявил, что он верит в возможность удержать в немецких руках Македонию и Сербию и через них поддерживать связь с немецкими частями в Греции, однако поручил мне еще раз попытаться добиться у регентского совета согласия на сформирование правительства во главе с Цанковым.

Этот приказ оказался нереальным. После моего возвращения в Болгарию произошли события, сделавшие мои переговоры с регентами безуспешными. Русские войска стояли на Дунае, их вторжение на болгарскую территорию являлось вопросом нескольких часов.

Вопрос. Известно, что Цанков выступал по дунайскому радиопередатчику из Берлина как глава болгарского фашистского марионеточного правительства, сформированного немцами. Как это могло случиться?

Ответ: Я к этому отношения не имел. После провала моих попыток сделать его премьер-министром по приказу из Берлина я посадил всю семью Цанкова в машину, доставил в сопровождении сотрудника посольства гауптбанфюрера Брейполь*12 в г. Ниш, оттуда он вместе с моей женой на военном самолете вылетел в Берлин. Там Цанкова сделали премьер-министром. Я в это время вместе с моими сотрудниками был интернирован частями Красной Армии.

Вопрос: Продолжайте ваши показания?

Ответ: Наиболее важные поручения германского правительства, которые я выполнял как посол в Болгарии, я изложил.

Укажу еще два поручения. В 1941 году по желанию Берлина я добился в Болгарии мобилизации рабочей силы для выполнения работы на предприятиях в Германии. По моему требованию было мобилизовано до 40 тыс. болгар, которые были мною направлены в Германию.

После государственного переворота в Италии*13 я добился от болгарского правительства подтверждения, что оно признает законным правительство Муссолини, и вмешался в деятельность итальянской миссии в Болгарии с целью обеспечения интересов Муссолини (посланник Мамели по моему настоянию был заменен посланником Симен*14).

Вопрос: Таким образом, вся ваша деятельность в Болгарии была направлена на укрепление позиции германского фашизма в навязанной им демократическим государствам преступной войне?

Ответ: Совершенно правильно. Обеспечить всеми средствами победу германского национал-социализма над демократическими государствами и выиграть войну, которую я рассматривал как жизненно-необходимый шаг со стороны Германии, — в этом я видел свою основную цель на посту германского посла в Болгарии. Этой цели была подчинена вся моя деятельность в Болгарии.

Вопрос: Почему вы умалчиваете о разведывательной работе вашего посольства?

Ответ: Такого рода работой германское посольство в Болгарии не занималось. Эту работу проводил находившийся в Софии орган Абвера, руководимый доктором Делиус и главным уполномоченным СД15 — Обермайер*15.

Вопрос: Что вам известно о работе этих учреждений?

Ответ: Эти учреждения не были мне подчинены, и об их работе что-либо заслуживающего внимания я сообщить не могу.

Мне известно, например, что действительная фамилия д-ра Делиуса, руководителя германской военной разведки в Болгарии, была Вагнер. Одно время, после провала германского Абвера в Турции, он стал называться д-ром Фрей. Делиус высказывал мне опасения, что в связи с этим провалом он может иметь неприятности по службе.

Вопрос: Какое отношение имел Делиус к провалу германского Абвера в Турции?

Ответ: Как рассказывал мне Делиус, руководитель Абвера в Турции принял на службу сына берлинского адвоката Фермерен, мать которого видная журналистка в Португалии. В это же время по рекомендации Делиуса туда же была принята на службу дочь германского консула в Софии Капп*16, получившая воспитание в Индии. Капп, Фермерен и еще один сотрудник Абвера в Стамбуле перешли на сторону англичан и выдали им всю агентуру Абвера в Турции. Провал Абвера в Турции послужил поводом к смещению адмирала Канариса с должности руководителя германского Абвера при «OKW» и передачи военной разведки в руки Гиммлера. В связи с этим Главным управлением СД на базе Абвера было создано Управление М (военная разведка), руководителем которого являлся Кальтенбруннер.

Вопрос: Что вам еще известно о работе германских разведывательных органов в Болгарии?

Ответ: Главный уполномоченный СД — Обермайер проводил в Софии большую работу. Формально он числился консульским секретарем при атташе полиции Гофман, состоявшем в штате посольства. Гофман также занимался сбором политической информации и тесно сотрудничал с болгарской полицией.

Незадолго до отъезда посольства из Софии, в связи с приближением Красной Армии, Обермайер представил мне одного руководителя СС, фамилию которого я сейчас не помню. Последний заявил, что он является руководителем организации, созданной по личному поручению Гиммлера и поддерживающей тесные связи с правыми националистическими кругами.

Из беседы с этим руководителем СС мне стало известно, что его организация подготавливает объявление независимости Македонии с участием правых националистов. Он сообщил, что на днях к нему прибудет лидер македонских независимцев — Михайлов*17, организатор убийства югославского короля Александра в Марселе в 1924 г.*18 И действительно, Михайлов прибыл на самолете из Загреба (Хорватия) с женой и другими своими политическими сторонниками и был направлен Обермайером в Скопье. Руководитель СС заявил мне далее, что он передает себя и созданную им организацию, которая состоит из решительных молодых болгарских националистов, в мое распоряжение. Однако воспользоваться услугами этой организации я не смог, было уже слишком поздно. В Болгарию вступили части Красной Армии.

Вопрос. Какие взаимоотношения были у вас с руководителем германской военной разведки в Болгарии д-ром Делиус?

Ответ: Во время одного из посещений меня Канарисом последний определил мои взаимоотношения с Делиусом. Делиус, согласно указанию Канариса, передавал мне информации политического характера. Из беседы с Делиусом по поводу политической обстановки в Болгарии мне случайно удалось узнать, что независимо от него в Болгарии работает еще инстанция Абвера непосредственно из Вены. Кроме того, Делиус сотрудничает в Софии с одной германской инстанцией, службой перехвата.

Вопрос: Что вы еще можете сообщить о работе германской разведки в Болгарии?

Ответ: Больше мне ничего не известно.

Вопрос: Вы не откровенны. Нам точно известно, что в посольстве существовала разведывательная служба, руководимая так называемым «бюро разведки Риббентропа» (Отдел информации III Министерства иностранных дел Германии). Расскажите, что вам известно об этой службе?

Ответ: О том, что Министерство иностранных дел имеет свою особую разведывательную службу («бюро разведки Риббентропа»), я узнал в начале 1942 г. Ко мне явился сотрудник берлинской кинофабрики «Уфа» — де-Монти, хорват по национальности, и заявил, что он работает в Софии в качестве уполномоченного «бюро разведки Риббентропа». Из Берлина к нему прислана женщина по фамилии Фридрих, которая формально будет числиться студенткой Софийского университета. Де-Монти далее сказал, что все агентурные материалы, полученные им от его доверенных лиц, Фридрих будет зашифровывать специальным кодом и через посольство направлять в Берлин. Де-Монти просил меня дать соответствующие указания посольским работникам.

Тут же де-Монти меня предупредил, что я не должен соприкасаться с этой работой, чтобы не быть скомпрометированным. О содержании добытых им через доверенных людей материалов он будет меня систематически информировать устно. Впоследствии де-Монти не один раз был у меня на приеме.

Вопрос: Получается, что посольство являлось прикрытием для разведывательной службы?

Ответ: Да, получается так. Руководимое мною германское посольство в Болгарии служило прикрытием для германских разведывательных органов. Имевшаяся в посольстве нелегальная радиостанция под руководством радиста Кох обслуживала иногда болгарских представителей Абвера и обеспечивала их связь с берлинскими руководящими органами.

Вопрос: Продолжайте ваши показания по этому вопросу?

Ответ: Де-Монти имел ряд неприятностей во взаимоотношениях с болгарскими властями, так как попутно занимался в Болгарии съемкой кинофильмов. Кроме того, германский Абвер подозревал в нем агента противника. Вскоре его отозвали в Берлин, а Фридрих перевели в Копенгаген.

Вопрос: Кто стал преемником де-Монти?

Ответ: Пока искали преемника для де-Монти, я, по просьбе нач[альника] Отдела информации III МИДа советника Генке, согласился на то, чтобы эту работу выполнял мой личный референт Бирман (арестован вместе со мной). Через несколько месяцев по моему личному ходатайству эта работа была поручена советнику посольства, руководителю Отдела культуры и пропаганды Гарбен*19.

Вопрос: Что вам известно о работе Гарбен в качестве уполномоченного «бюро разведки Риббентропа»?

Ответ: Поскольку мне известно, Гарбен собирал информацию о политических настроениях в различных кругах болгарской общественности, наблюдал за поведением министров и их окружения и донесения своей агентуры направлял в Берлин.

Из агентуры Гарбен мне известен только представитель одной германской фирмы — Беккер и его жена, которые, со слов Гарбена, имеют связи среди русских людей в Болгарии и проявляют большие успехи в разведывательной работе против России. Гарбен заявил, что если мне нужно будет что-либо установить в отношении русского посольства, это можно сделать через Беккер.

Кроме того, Гарбен был очень тесно связан с болгарскими националистическими кругами.

Протокол переведен мне на немецкий язык. Записано правильно.

БЕККЕРЛЕ

Допрос прерывается.

Допросил: заместитель] нач[альника] 2 отдела Гл[авного] Упр[авления] контрразведки «Смерш» подполковник БУРАШНИКОВ

Переводчик: оперуполномоченный 2 отдела ГУКР «Смерш» ст[арший] лейтенант СТЕСНОВА

 

Примечания:

*1 Речь идет о болгарском политическом деятеле-националисте, профессоре Асене Кандаржиеве.

*2 Здесь и далее речь идет об Иване Попове, в 1940—1942 гг. министре иностранных дел Болгарии.

* Здесь и далее речь идет о подполковнике германской военной разведки Отто Вагнере, руководителе «АСТ-София».

* Речь идет о Димитре Шишманове, занимавшем в 1940—1943 гг. пост генерального секретаря болгарского МИДа.

*5 Здесь и далее речь идет о болгарском военном и государственном деятеле Първане Драганове.

*6 Речь идет о немецком адмирале Курте Фрике.

* Речь идет о сотруднике гестапо гауптштурмфюрере СС Теодоре Даннекере.

*8 Речь идет об Александре Цанкове, лидере партии Национал-социалистическое движение.

*Речь идет о брате царя Бориса III — князе Кирилле Саксен-Кобург-Готском.

*10  Вероятно, Беккерле имеет в виду народное восстание в Бухаресте 23 августа 1944 г.

*11 О визите в Ставку фюрера в Восточной Пруссии 22 августа 1944 г. А.-Г. Беккерле рассказал на допросе 2 ноября 1950 г.

*12  Речь идет о немецком дипломате Герхарде Брейполе.

*13Речь идет о государственном перевороте в Италии 25 июля 1943 г.

*14 Речь идет об итальянском дипломате Карло Симене.

*15  Возможно, речь идет о немецком дипломате Франце Обермайере.

*16 Вероятно, речь идет о Неле Капп.

*17 Речь идет о болгарском политическом деятеле Иване (Ванчо) Михайлове.

*18 Так в документе. Речь идет об убийстве короля Югославии Александра I Кара-георгиевича 9 октября 1934 г. членом ВМРО Владо Черноземским.

*19 Речь идет о немецком дипломате Манфреде Гарбене, с 16 июля 1943 г. по 7 ок-тября 1944 г. референте по культуре германского посольства в Софии (Болгария).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.