Письмо Н. Т. Берия Н. С. Хрущеву от 29 июня 1953 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1953.06.29
Метки: 
Источник: 
Политбюро и дело Берия. Сборник документов — М.:, 2012. С.25-26
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 463. Л. 176-176 (об.). Подлинник. Рукопись.

                                                                                                  Председателю Совета министров СССР Г.М.Маленкову

                                                                                                Секретарю ЦК КПСС Н. С. Хрущеву
                                                                                                  Председателю Президиума Верховного
                                                                                                  Совета СССР К. Е. Ворошилову
                                                                                                  Зам[естителю] председателя
                                                                                                  Совета министров СССР В. М. Молотову
                                                                                                  Зам[естителю] председателя
                                                                                                  Совета министров СССР Л. М. Кагановичу
                                                                                                  От Нины Теймуразовны Берия

Двадцать шестого числа этого месяца, около 12 часов ночи, забрали моего сына с семьей (беременная жена на 7-м месяце и двое детей — одной 5 лет, другой 2 1Л), и с тех пор не знаю, где они! Меня оставили дома одну, сказав, что Л. П. Берия задержан по распоряжению правительства. Я, супруга Лаврентия Павловича с 1922 года, т. е. больше тридцати лет, член КПСС, политически грамотна, имею высшее образование (кандидат с[сельско]/х[озяйственных] наук). Как все советские граждане, так и я, считаю, что Лаврентий Павлович — Ваш соратник и друг в деле строительства коммунизма, в деле борьбы против внешних и внутренних врагов Советского государства. Я думаю, все вышесказанное дает мне право обратиться непосредственно ко всем вам — с просьбой уделить мне полчаса с тем, чтобы поговорить со мною. Я Лавр[ентия] Павловича знаю очень хорошо и в горе, и радости, знаю его человеческие слабости и, следовательно, и то уязвимое место, откуда враг и клеветник мог к нему подойти, я не глупый человек, я понимаю, что к чему; поэтому, может быть, я сумею пролить свет на какие-либо события, компрометирующие его. Я прошу Вас, вызовите меня к себе, отдайте этому полчаса из Вашего, правда, очень немногого времени отдыха. У меня никого нет. Я не знаю, что мне делать. У вас имеются жены, дети, внучата, вы можете себе представить, что со мною делается. Если я еще дня три останусь в таком неведении, я сойду с ума. Умоляю Вас, позовите меня, спросите что-нибудь, скажите мне что-нибудь!

Если Лаврентий Павлович в чем-либо непоправимо ошибся и нанес ущерб Советскому государству, и, следовательно, незачем меня и вызвать, прошу Вас — разрешить мне разделить его судьбу, какова бы она не была. Я ему преданная, верю ему, как коммунисту, несмотря на всякие мелкие шероховатости в нашей супружеской жизни — я люблю его. Я никогда не поверю в его сознательное злонамерение в отношении партии, не поверю его измене ленинско-сталинским идеям и принципам. Следовательно, я не заслуживаю никакой пощады! Я только прошу пощадить моего сына Сергея. Он молодой, способный, принципиальный, образованный коммунист. Ему двадцать восемь лет, и уверяю Вас, у него не было и двадцати восьми досужих дней. Я все сделала для того, чтобы он всегда был занят своей работы и учебой, поэтому он свою сознательную жизнь провел самостоятельно и независимо от нас. Лаврентий Павлович, занятый всегда большой государственной работой, не мог уделять ему никакого времени и внимания даже тогда, когда он был несовершеннолетним; после же он был всегда вне дома — на учебе или на работе. Он относится к своему отцу с уважением и любовью, как и должен относиться молодой человек к своему отцу, пока он это заслуживает. Он мой сын, в него вложена почти вся моя жизнь; сохраните его для пользы нашего государства, облегчите ему и помогите перенести несчастье, постигшее нашу семью. Его жена, внучка А. М. Горького, — молодая, не имеющая никакого житейского опыта женщина, и притом слабого здоровья. В силу определенных условий у нее не выработано никакой трудовой дисциплины, она незнакома с правилами советского общежития, и малейшее напряжение в жизни вызывает у нее отвращение. Конечно, со временем она вырастет и станет на высоте, подобающей советской матери и женщине, но пока что создать самостоятельно — для нормального физического и морального воспитания детей условия — она не сможет. Таким образом, урегулирование быта и мелочей домашней жизни целиком ляжет на Сергея; все это будет, конечно, отражаться на его работоспособности, о чем я и сожалею. Они ушли из дома без копейки денег. Все трудовые сбережения Серго, в том числе и деньги, полученные за лауреатство, лежали дома и опечатаны. Возможно, он не допущен на работу; что же он должен делать? Помогите ему, прошу вас всех, он это возместит Советскому государству своим честным трудом.

Я воспитана партией, советским обществом и моей семьей в глубоком уважении, любви и преданности вам; это и дает смелость обратиться к вам такого рода письмами.

Нина Т. Берия

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.