Копия протокола допроса Л. П. Берия от 23 июля 1953 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1953.07.23
Метки: 
Источник: 
Политбюро и дело Берия. Сборник документов — М.:, 2012. С. 151-156
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 465. Л. 29-37 Копия. Машинопись.

Совершенно секретно

Товарищу Маленкову Г. М.

Представляю копию протокола допроса обвиняемого Берия Лаврентия Павловича от 23 июля 1953 года.

Приложение: на 8 листах.

[п.п.] Р. Руденко

23 июля 1953 года                                                                                                                                      

№ 73/ссов

Протокол допроса

1953 года, июля 23 дня, генеральный прокурор Союза ССР Руденко допросил обвиняемого

Берия Лаврентия Павловича (анкетные данные в деле имеются).

Допрос начат в 13 часов 15 мин.

ВОПРОС: Фамилия Белахов вам известна?

ОТВЕТ: Я его лично не знаю, но от Кобулова мне известно, что Белахов проходил по какому-то делу.

ВОПРОС: Когда и в связи с чем был арестован Белахов?

ОТВЕТ: Точно не припоминаю обстоятельств в связи с чем был арестован Белахов. Об этом, может быть, знает Кобулов.

ВОПРОС: Вам известно, какие незаконные методы применялись Кобуловым и подчиненными ему следователями при допросах Белахова, чтобы вынудить у него нужные вам показания?

ОТВЕТ: Я ничего не знаю.

ВОПРОС: Оглашаю вам показания Белахова:

«С первого же дня ареста меня нещадно избивали по 3-4 раза в день и даже в выходные дни. Избивали резиновыми палками, стальными пружинами и линейками, били по половым частям. Я терял сознание. Прижигали меня горячими папиросами, обливали водой, приводили в чувство и снова били. Потом перевязывали в амбулатории, бросали в карцер и на следующий день снова избивали.

Дело дошло до того, что я мочился кровью, перешибли позвоночник, и я стал терять зрение, и появились галлюцинации...».

Вам известно это?

ОТВЕТ: Мне ничего не известно об этом.

ВОПРОС: Вам оглашаются показания Белахова от 4 апреля 1941 года, из которых устанавливается вымогательство клеветнических показаний на Жемчужину:

«Мне говорили, чтобы я только написал маленькое заявление на имя наркома, что я в этом признаю себя виновным, а факты они мне сами подскажут. На такую подлость я идти не мог.

Тогда меня отвезли в Сухановскую тюрьму и избили до полусмерти. В бессознательном состоянии на носилках отправили в камеру...

24.VIII и 29.VIII были две очные ставки, касающиеся... Жемчужиной. На очных ставках я заявил, что это клевета. Я хотел изобличить этих клеветников, но мне не дали возможности, хотя я имел и мог сообщить очень ценные сведения для следствия, безусловно, правдивые.

После очных ставок, спустя несколько дней, мне от имени руководства—гр[аждане] Райхман, Подольский и Визель — сказали:

«Гражданин] Белахов, успокойтесь. Вас никто не винит, в отношении вас следствие допустило ошибку. Вас напрасно били. Расскажите откровенно, что вы знаете о доме Канель и о Жемчужиной?»

Вы признаете, что прибегали к сбору клеветнических материалов, приказав вашему доверенному Кобулову добыть их любыми незаконными методами?

ОТВЕТ: Я это отрицаю.

ВОПРОС: Вы лжете. Вы сами вынуждали Белахова к даче заведомо ложных показаний в отношении Жемчужиной. Вот что показывает Белахов:

«Народный комиссар НКВД Берия и нач[альник] следственной части два раза вызывали к себе и говорили:

«Белахов, будьте откровенны, вы будете на свободе и будете научно работать. Правда, первое время не в Москве, а в провинциальном вузе, а потом переедете в Москву».

Я твердо верил слову наркома, члену Политбюро и жил этой надеждой. На протяжении года со мной никто о деле не говорил и твердили, что надо подождать».

Вы признаете это?

ОТВЕТ: Это не признаю.

ВОПРОС: Вы знали, что, несмотря на все незаконные методы, следствие смогло лишь добыть данные о том, что Белахов слышал отдельные контрреволюционные высказывания некоей Канель?

ОТВЕТ: Вообще дело Белахова и Канель я сейчас не помню.

ВОПРОС: Вам было известно, что действия Белахова были квалифицированы по ст. 58-10 УК?

ОТВЕТ: Не помню.

ВОПРОС: Вам предъявляется повестка к заседанию Особого совещания при народном комиссаре внутренних дел СССР. Вы подтверждаете, что действия Белахова были квалифицированы по ст. 58-10 и 11 УК РСФСР?

ОТВЕТ: Я подтверждаю, что мне предъявлена повестка к заседанию Особого совещания при наркоме внутренних дел СССР, в которой значится дело Белахова И. Л., преступление которого квалифицировано по ст. 58-10 и 11 УК РСФСР.

ВОПРОС: Даже если предположить, что Белахов допустил антисоветские высказывания, а материалами дела это не доказано, можно ли применить высшую меру уголовного наказания за подобные преступления, совершенные в мирное время?

ОТВЕТ: Не должна быть применена.

ВОПРОС: На каком же основании и за что был расстрелян по вашему приказанию Белахов?

ОТВЕТ: Не помню.

ВОПРОС: Вы признаете себя виновным в том, что, желая избавиться от Белахова и опасаясь, что он может разоблачить вас, как фальсификатора и клеветника, вы, используя свое служебное положение, умертвили Белахова?

ОТВЕТ: Не признаю.

ВОПРОС: На предыдущих допросах вы утверждали, что, служа в мусаватистской контрразведке, якобы занимались только просмотром корреспонденции.

ОТВЕТ: Большей частью занимался этим, на 90 %.

ВОПРОС: Чем же еще занимались?

ОТВЕТ: При прибытии пароходов из Ирана на пристани мы проверяли подозрительных лиц, которых засылали из Ирана.

ВОПРОС: Чем еще занимались?

ОТВЕТ: Больше ничем не занимались.

ВОПРОС: Вы лжете. Вам предъявляется одно из дел мусаватистской контрразведки: письмо за № 1095, адресованное «господину приставу 5 участка г. Баку», и в нем сказано: «Прошу произвести обыск совместно с агентом Берия в редакции газеты «Искра».

Признаете теперь, что являлись активным агентом мусаватистской контрразведки и, в частности, участвовали в обысках?

ОТВЕТ: Признаю, что участвовал в обыске. Об этом раньше не говорил, потому что забыл. Газета «Искра» была революционного направления.

ВОПРОС: Фамилию Фоталеева вы помните?

ОТВЕТ: Сейчас не могу вспомнить, может быть, и знал такого.

ВОПРОС: Вместе с Фоталеевым вы производили обыск не только в редакции, но и в типографии газеты «Искра»?

ОТВЕТ: Может быть. Не помню.

ВОПРОС: Вам предъявляется другое письмо, адресованное приставу 5-го участка Бакинского полицмейстерства.

В этом письме вам и агенту Фоталееву поручается произвести обыск в типографии газеты «Искра». Признаете теперь этот факт?

ОТВЕТ: Подтверждаю, что мне предъявлено письмо на имя пристава 5-го участка о производстве мной обыска вместе с Фоталеевым в типографии газеты «Искра».

Производил ли я обыск — не помню.

ВОПРОС: Вам знакома такая фамилия — Мирза-Бали?

ОТВЕТ: Знакома.

ВОПРОС: Кто такой Мирза-Бали?

ОТВЕТ: Он учился со мной в техническом училище, затем он оставил учебу. Он был левым мусаватистом. Отношения у меня с ним были хорошие.

ВОПРОС: Где сейчас Мирза-Бали?

ОТВЕТ: Сейчас не знаю, но известно было, что он в Турции.

ВОПРОС: Каким образом он попал в Турцию?

ОТВЕТ: Я не знаю.

ВОПРОС: Приезжал ли к вам в 1923 году в Тбилиси Мирза-Бали?

ОТВЕТ: Нет.

ВОПРОС: Скрывался ли у вас на квартире в 1923 году Мирза-Бали?

ОТВЕТ: Нет, не скрывался.

ВОПРОС: Вы оказывали содействие Мирза-Бали перебраться за границу?

ОТВЕТ: Нет, никогда.

ВОПРОС: Теперь перейдем к другим вопросам. Вы признаете, что, объявив себя автором книги «К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье», совершили плагиат и присвоили чужой труд?

ОТВЕТ: Ничего подобного.

ВОПРОС: Какие у вас были отношения с Меркуловым?

ОТВЕТ: Хорошие.

ВОПРОС: Личных счетов у вас с ним не было?

ОТВЕТ: Нет, не было.

ВОПРОС: Теперь вам оглашаются показания свидетеля Меркулова:

«Вопрос: Вы являетесь одним из авторов книги «К истории большевистских организаций в Закавказье»?

Ответ: Нет, я участвовал лишь в редактировании уже готового текста. Насколько мне известно, книгу эту писал Бедия и некоторые другие.

Вопрос: Не считаете ли вы, что, выдавая себя за автора этой книги, Берия присвоил чужой труд?

Ответ: Конечно, это было именно так. Я считал эти действия Берия более чем плагиатом. Мне было стыдно за Берия, поставившего свою подпись под чужой работой».

Вы признаете это?

ОТВЕТ: Не признаю.

ВОПРОС: Признаете ли вы, что вы присвоили чужой литературный труд, для того чтобы обмануть И. В. Сталина и, пользуясь такими махинациями, показать, что вы якобы преданы ему, втереться в доверие к Сталину и таким путем пробиться к власти?

ОТВЕТ: Не признаю. Хочу добавить, что этот доклад готовился по моей инициативе, я был главным участником подготовки материалов к докладу, помогал мне в сборе материалов филиал ИМЭЛ г. Тбилиси. Принимало участие в подготовке этого доклада около 20 человек, и около 100 человек было принято б[ывших] участников революционного движения того времени. Я отрицаю, что я это делал с целью втереться в доверие к Сталину. Я считал совершенно необходимым издание такой работы. Что же касается того, что я хотел таким способом пробиться к власти, то это мне непонятно, т[ак] к[ак] я уже тогда был секретарем Зак[авказского] крайкома и ЦК Грузии.

ВОПРОС: Признаете ли вы, что являлись политическим двурушником, внешне подчеркивая преданность вождю партии, а фактически дожидаясь его смерти, для того чтобы развернуть преступную деятельность по захвату власти?

ОТВЕТ: Абсолютно не признаю.

ВОПРОС: Вам оглашаются показания свидетеля Меркулова от 21 июля с. г.:

«Характеризуя Берия в прошлом, могу сказать, что это был человек с крутым и властным характером, добивавшийся власти, расчищая себе дорогу от соперников. Он демонстративно подчеркивал свою преданность И. В. Сталину, хотя в действительности, как показали события последнего времени, не был предан ему. В подтверждение могу привести следующий факт. За день до похорон И. В. Сталина Берия позвонил мне по телефону и просил приехать к нему. Приехав к Берия, я обратил внимание на поведение Берия — он был весел, шутил, чувствовалось, что он не только не опечален кончиной И. В. Сталина, но, наоборот, чем-то окрылен. Тогда я подумал, что он умеет хорошо держать себя в руках, но теперь очевидно, что такое поведение Берия было обусловлено совсем иным: Берия ждал смерти И. В. Сталина, чтобы развернуть свою преступную деятельность».

Правильно показывает Меркулов?

ОТВЕТ: Неправильно показывает Меркулов.

Протокол мне прочитан, записано все с моих слов верно.

Берия

Хочу дополнить, что арест Белахова, Канель и др[угих] был произведен в связи с Жемчужиной по указанию инстанции.

Л. Берия

Допрос окончен в 17 час. 10 мин.

Л. Берия

Допросил: генеральный прокурор СССР                                                                                                    Руденко

При допросе присутствовал и вел запись протокола допроса

 следователь по важнейшим делам                                                                                                    Цареградский

Верно: [п.п.] Майор административной] службы                                                                                      Юрьева

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.