Копия протокола допроса Б. 3. Кобулова от 4 августа 1953 года

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1953.08.05
Метки: 
Источник: 
Политбюро и дело Берия. Сборник документов — М.:, 2012. С. 218-222
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 465. Л. 187-193. Копия. Машинопись.

Совершенно секретно

Товарищу Маленкову Г. М.

Представляю копию протокола допроса обвиняемого Кобулова Богдана Захаровича от 4 августа 1953 года.

Приложение: на 6 листах.

[п.п.] Р. Руденко

6 августа 1953 г.

№ 135/ссов

Протокол допроса обвиняемого

4 августа 1953   г. г. Москва

Помощник главного военного прокурора подполковник юстиции Базенко с соблюдением ст. 135-138 УПК РСФСР допросил нижепоименованного, который показал:

Кобулов Богдан Захарович (сведения в деле имеются).

Допрос начат в 21 ч. 45 м.

ВОПРОС: На допросе 30.VIII.1953 г. вы заявили, что, допрашивая Белахова, не вымогали от него показания, компрометирующие отдельных руководителей партии и правительства или членов их семей.

Так ли это? Почему вы даете ложные показания?

ОТВЕТ: Я не лгу. Я показываю, что помню. Вымогательством показаний против руководителей партии и правительства и членов их семей я никогда не занимался. Допрашивался ли Белахов в отношении известного члена семьи одного из руководителей партии и правительства и в какой связи — я в настоящее время не помню.

ВОПРОС: Вам оглашается выдержка из показаний Белахова от 4.IV.1941 г., оформленных в виде приложения к протоколу допроса его военным прокурором ГВП. Белахов на допросе заявил:

«С первого же дня ареста меня нещадно избивали по 3-4 раза в день и даже в выходные дни. Избивали резиновыми палками, стальными пружинами и линейками; били по половым частям. Я терял сознание. Прижигали меня горячими папиросами, обливали водой, приводили в чувство и снова били.

Потом перевязывали в амбулатории, бросали в карцер и на следующий день снова избивали, дело дошло до того, что я мочился кровью, перешибли позвоночник, и я стал терять зрение, и появились галлюцинации...»

Для какой цели производили все эти издевательства над арестованным?

ОТВЕТ: Это действительно издевательство. Но я о них не знал. И о том, что от Белахова вымогались таким путем показания, мне также не было известно.

ВОПРОС: Почему вы лжете на следствии. Вам оглашается другая выдержка из показаний Белахова, который показал:

«Избивая, от меня требовали, чтобы я сознался в том, что я сожительствовал с гр[ажданкой] Жемчужиной и что я шпион. Я не мог оклеветать женщину, ибо это ложь, и кроме того, я импотент от рождения. Шпионской деятельностью я никогда не занимался. Мне говорили, чтобы я только написал маленькое заявление на имя наркома, что я себя в этом признаю виновным, а факты мне они сами подскажут. На такую подлость я идти не мог. Тогда меня отвезли в Сухановскую тюрьму и избили до полусмерти. В бессознательном состоянии на носилках отправили в камеру».

Это правильно?

ОТВЕТ: Я не лгу. Этого заявления Белахова я не знаю. Описанные им факты и обстоятельства мне также неизвестны. В отношении Белахова Берия разрешил применить репрессию. Но чтобы дело доходило до таких недопустимых извращений — я не знал.

ВОПРОС: Следует ли вас понимать, что следователи скрывали от вас подобные факты?

ОТВЕТ: О таких издевательствах мне не докладывали.

ВОПРОС: И о вымогательстве клеветнических показаний в отношении члена семьи одного из руководителей партии и правительства тоже не докладывали?

ОТВЕТ: Этого я не помню, прошло очень много времени.

ВОПРОС: Почему вы лжете, что вы не знали об издевательствах над арестованными и вымогательстве от них показаний в отношении членов правительства и их семей.

Вам предъявляется собственноручное заявление Белахова, написанное в дополнение к протоколу допроса. Это заявление находится в деле Белахова на стр. 515-523, где он подробно описывает все эти факты?

ОТВЕТ: Это заявление я вижу впервые. То, что описывает Белахов, является недопустимым в практике работы органов, независимо от того, что Берия дал санкцию на применение к нему репрессии.

ВОПРОС: Как же вы не видели это заявление Белахова? Разве, утверждая постановление о его расстреле, вы не знакомились с делом?

ОТВЕТ: Дело Белахова было эвакуировано, и в Москве его не было. Постановления, или вернее заключения, о расстрелах составлялись по справкам, полученным от руководителей следственных групп по ВЧ или по почте. Поэтому, подписывая эти заключения, материалы дела я не видел.

ВОПРОС: Однако заявление Белахова было им написано еще в апреле 1941 года, т. е. задолго до того, как его дело было эвакуировано из Москвы.

ОТВЕТ: Мне это заявление никто не докладывал. Я знал, что Белахова на следствии били, но о том, что к нему применялись такие жестокие способы издевательства, я не знал.

ВОПРОС: С какой же целью Белахова избивали на следствии?

ОТВЕТ: Цель была одна — добиться признания о его вражеской работе и о характере связей с членом семьи одного из руководителей партии и правительства в соответствии с заданием, полученным от Берия.

ВОПРОС: Следовательно, Белахова били, требуя, чтобы он признал свою вражескую работу и преступную связь с членом семьи одного из руководителей партии и правительства, а он отказывался давать такие показания, ссылаясь на то, что это является клеветой. Правильно?

ОТВЕТ: По существу это так, с одной поправкой, что о члене семьи одного из руководителей партии и правительства речь шла в смысле компрометирующих ее материалов.

ВОПРОС: Вы признаете, что вы лично избивали Белахова?

ОТВЕТ: Да, я нанес Белахову несколько ударов по указанию Берия в его кабинете, после того как Белахов стал категорически отрицать свою причастность к антисоветской работе. Этот свой поступок я, безусловно, осуждаю и принял участие в избиении Белахова по требованию Берия.

ВОПРОС: Вы снова лжете. Вы стали избивать Белахова после того, как он отказался давать показания против члена семьи одного из руководителей партии и правительства.

ОТВЕТ: Я не помню этого точно, возможно, это было и так.

ВОПРОС: Скажите, почему с 02.IV.1941 г., т. е. со дня составления Белаховым собственноручных показаний о его жестоком избиении во время допросов и вымогательства со стороны Берия и вас клеветнических показаний в отношении члена семьи одного из руководителей партии и правительства, и до 17.Х.1941 г., т. е. в течение шести с лишним месяцев, никаких следственных действий по делу не производилось и, несмотря на систематические голодовки, которые объявлял Белахов, он ни разу не допрашивался до дня его незаконного расстрела?

ОТВЕТ: Почему так произошло, я не знаю и ничего по этому поводу показать не могу, так как не помню, почему Белахов более 6 месяцев не допрашивался.

ВОПРОС: Вы признаете, что по договоренности с Берия убили Белахова?

ОТВЕТ: Нет, этого я не признаю. Но признаю, что на основании предписания Берия от 18.Х. 1941 г. Белахов в числе 25 других арестованных был действительно расстрелян без суда.

ВОПРОС: Вам оглашается выдержка из справки старшего следователя следчасти 3-го управления НКВД СССР Круковского, который указывает:

«Следствие по делу было закончено в апреле 1941 года. Обвинительное заключение о направлении дела на рассмотрение Особого совещания НКВД СССР было утверждено комиссаром государственной безопасности 3-го ранга тов. Федотовым и санкционировано прокурором СССР тов. Бочковым 14.IV. 1941 г. Однако дело на Особое совещание по неизвестным мне причинам передано не было и в настоящее время находится у нас».

Почему же это дело не было направлено на Особое совещание еще в апреле месяце 1941 года и в течение более полугода лежало без движения?

ОТВЕТ: Этого я не знаю. Однако я помню, что я был сторонником рассмотрения этого дела на Особом совещании, и, насколько я помню, Федотов действовал в соответствии с моими указаниями. Почему впоследствии это решение было отклонено, я не знаю. Кто отклонил это решение, мне также неизвестно. В конечном итоге, как я ранее уже показывал, Белахов был включен в подписанное Берия предписание от 18.Х. 1941 г. и расстрелян без суда. За это решение ответственность должен нести Берия.

В заключение я хочу заявить, что дело Белахова расследовалось с грубыми нарушениями законов. Независимо от того, кто допускал эти нарушения и в какой мере, я как бывший начальник следственной части НКВД СССР, признаю свою долю ответственности за эти нарушения и свое вынужденное участие в деле Белахова осуждаю. Я также считаю необходимым заявить, что Белахов необоснованно был расстрелян на основании письма Берия от 18.Х.1941 г., тем более что он находился вне Москвы, т. е. района угрозы вторжения противника. Все это, как я уже ранее показал, также относится к делу Кедрова М. и Слезберг. Остальных дел из числа 25 расстрелянных арестованных я не помню.

Записано с моих слов правильно и мной лично прочитано.

Допрос окончен в 2 ч. 20 м. 5.VIII.53 г.

Б. Кобулов

Допросил: Помощник главного военного прокурора                                                  

подполковник юстиции                                                                                                                          Базенко

Верно: [п.п.] Майор административной] службы                                                                                Юрьева

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.