Заявление А. Дедова об отношениях В. Г. Григорьяна с Л. П. Берия. 14 августа 1953 года

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1953.08.14
Метки: 
Источник: 
Политбюро и дело Берия. Сборник документов — М.:, 2012. С. 268-271
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 466. Л. 141-145. Копия. Машинопись.

Тов. Маленкову Г. М.                                                                                                                                     

Тов. Молотову В. М.                                                                                                                                     

[п.п.] Н. Хрущев                                                                                                                                 

13.VIII.53 г.

Особая папка

Секретарю ЦК КПСС

тов. Хрущеву Н. С.

Бывшие работники редакции газеты «За прочный мир, за народную демократию!» и работники Отдела ЦК КПСС по связям с иностранными компартиями тт. Стручков, Пашков, Шевлягин, Терешкин и Чернов, знающие Григорьяна В. Г. по

совместной работе в редакции газеты и во Внешнеполитической комиссии, сообщают о недостатках в его работе и личном поведении и указывают на близкие отношения Григорьяна с Берия.

Тов. Пашков в своем письме в ЦК КПСС сообщает, что перед выездом на работу в Белград т. Юдин, давая указания работникам, «между прочим, сообщил Григорьяну о том, что Берия справлялся о его (Григорьяна) самочувствии. В ответ на это Григорьян сказал, что Берия помнит его по книге, которую он написал в период его работы в Тбилиси».

Тов. Пашков указывает далее, что «уже будучи на работе в ВПК при ЦК КПСС, мною была подготовлена краткая записка на имя тов. Молотова В. М. Однако Григорьян сказал, что следует ее переделать на имя Берия». Записка эта касалась вопроса размещения на спецквартирах прибывающих участников совещания братских компартий. До этого случая все записки по данному вопросу посылались тов. Молотову В. М.

«Во время работы в ВПК, — пишет т. Пашков, — мне приходилось быть невольным свидетелем, когда Григорьян разговаривал с Берия по телефону. Однако содержание разговора я не знаю, так как присутствовать при этом считал неудобным». Тов. Стручков, знающий Григорьяна по совместной работе в Белграде и Бухаресте, указывает, что Григорьян постоянно дружил с быв[шим] ответственным секретарем газеты Шумиловым, оба они вели себя в коллективе отчужденно. Вел дружбу Григорьян еще с представителем Итальянской компартии Пайетта, которому т. Юдин не особенно политически доверял. После отъезда Шумилова в Москву Григорьяна часто можно было видеть в обществе Шевлягина Д. П.

«Имел место такой случай, — пишет т. Стручков, — когда в Белграде тт. Григорьян и Шумилов привезли меня однажды на квартиру Юдина (это был выходной день), шеф-редактор был в нетрезвом состоянии. Я тогда понял, что все это было сделано преднамеренно».

Считаю необходимым сообщить и такой факт. В дни разрыва титовцев с Информбюро т. Юдин вылетел в Москву, его замещал т. Григорьян. Пригласив меня, т. Григорьян сообщил, что из ЦК по телефону предложили ему передать представителям Компартии Югославии в Информбюро и в редакции газеты о том, что с них слагаются их служебные обязанности. Тов. Григорьян, сославшись на занятость, поручил эту миссию мне, что я тут же и сделал, затратив на это не более 5-7 минут.

Когда я вернулся в Москву, товарищи из комиссии рассказали мне, что Григорьян стал неузнаваем, приобрел неприступный вид, с мнением коллектива и своими заместителями не считается. В товарищеских беседах мы приходили к выводу, что Григорьян пользуется поддержкой какого-то «большого человека». Таким «большим человеком» мы почему-то считали Берия.

Тов. Шевлягин сообщает, что, «работая в Белграде, мне стало известно, что Григорьян работал в Тбилиси редактором газеты и его хорошо знал Берия... Григорьян с большим подобострастием относился к имени Берия и с особым усердием выполнял его поручения. Помню, уже во время работы в ВПК Григорьян дал мне, Позолотину и Белякову подготовить проект речи, подчеркнув, что это по заданию Берия и что к работе нужно приступить срочно, отложив все другие дела».

По поводу назначения Григорьяна в МИД в отделе высказывались разные предположения. Будучи однажды в кабинете Григорьяна, работник отдела Терешкин задал ему вопрос о причинах его перевода. Григорьян ответил примерно так: «Мне позвонил Берия и сказал: ты, Григорьян, недоволен, я знаю. Но так надо. Иди туда».

О личной жизни Григорьяна мне известно, что жил он очень замкнуто, ему часто звонили женщины и некий «Борис», разговоры носили личный характер — о встречах на квартире этого «Бориса» и общих знакомых.

Заведующий] сектором отдела ЦК т. Терешкин сообщил:

«В апреле с. г., когда состоялось решение ЦК об освобождении В. Г. Григорьяна от должности заведующего] отделом ЦК КПСС и о переводе его на работу в МИД СССР, я спросил Григорьяна в полушутливой форме: «Что же это Вы, Ваган Григорьевич, решили в дипломаты перейти?..»

Григорьян ответил мне серьезно и с определенным огорчением: «Этот вопрос решили без меня. Я не собирался из ЦК уходить. Но вдруг мне позвонил Берия и сказал: «Вот что, Григорьян, мы тут посоветовались и решили, что тебя надо передать на работу в МИД. Я знаю, что ты этим будешь недоволен, но возражать не следует. Так надо...»

О близких отношениях Григорьяна с Берия я узнал от некоторых сотрудников отдела (тт. Белякова, Заволжского, Чернова) уже после разоблачения Берия как врага народа.

Далее т. Терешкин пишет, что «сколько бы раз ни пытался завести разговор с Григорьяном о Берия, всегда Григорьян переводил разговор на другую тему».

Тов. Терешкин делает заключение, что Григорьян не хотел говорить о Берия, поскольку он раньше был тесно с ним связан.

Работая более 4 лет с Григорьяном, — пишет т. Терешкин, — я убедился, что Григорьян очень трусливый в работе человек. Он очень боялся высказывать свое определенное мнение по тем или другим информационным материалам, представляемым в ЦК КПСС, всячески избегал делать какие-либо выводы.

Работник отдела ЦК т. Чернов в своей записке пишет: «Мне известно, что к Григорьяну, когда он был председателем Внешнеполитической комиссии ЦК, 3-4 раза приходил помощник Берия — Людвигов... Тема разговоров Людвигова с Григорьяном мне неизвестна, так как они проходили при закрытых дверях. Людвигов бывал у Григорьяна по 2-3 часа. У себя в кабинете и при разговорах по телефону Григорьян называл Людвигова на «ты» и только «Борисом»...

Мне известно также, что Григорьян имел большую дружбу с каким-то «Борисом», телефон квартиры которого К-5-38-15 (является ли этот «Борис» и Людвигов одним лицом, я не знаю). К этому «Борису» Григорьян ездил очень часто, особенно ночью, а также бывал там и в выходные дни.

Однажды в одной из бесед со мной бывший референт ВПК т. Бондарь жаловался мне, что к нему плохо относится т. Григорьян и что причиной этому является одна женщина, с которой, как указал Бондарь, Григорьян и он находятся в интимных отношениях.

Известно также от заведующего] сектором отдела Баскакова, что Григорьян, без учета деловых и политических качеств, включил в состав делегации, выезжавшей за границу, грузинского писателя Лордджепанидзе, кандидатура которого была отведена на заседании Политбюро ЦК.

Мне известно также, что Григорьян, ссылаясь на «указания сверху», упорно проталкивал в состав делегации грузинскую артистку, давал указание т. Горшкову принять ее и оказать помощь в подготовке программы выступления.

Однажды в моем присутствии Григорьяну звонил Берия. Берия поинтересовался здоровьем Григорьяна, на что Григорьян ответил: «...Большое спасибо, большое спасибо...» Видимо, ему Берия сказал: «За что же спасибо?»

«Ну, как же, — ответил Григорьян, — ведь Вы же поинтересовались моим здоровьем».

После этого Берия поручил Григорьяну редактировать какой-то материал. Григорьян ответил, что он готов приступить к работе, когда это будет угодно Берия и в том месте, где это Берия сочтет нужным.

Был случай, когда я докладывал Григорьяну материал, связанный с деятельностью Народной партии Ирана и Демократической партией Азербайджана, который посылался в Баку Багирову для получения его мнения. В препроводительной записке указывались инициалы Багирова, в правильности которых усомнился Григорьян. Я заметил ему, что такие инициалы указаны в справочнике. Тогда Григорьян мне сказал: «Что Вы мне говорите, Джафара я знаю очень хорошо. Это мой старый друг!» Считаем необходимым проинформировать Вас об этом.

Заведующий] Отделом административных 

 и торгово-финансовых органов ЦК КПСС                                                                                     А. Дедов

12.VIII.53 г.

Верно:                                                                                                                                          [п.п.] Е. Румянцева

Помета:                                                                                                                                          

К делу Берия.

Доложено.                                                                                                                                                

[п.п.] Д. Суханов                                                                                                                   

14.VIII.53

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.