Копия протокола допроса Ш. О. Церетели от 1 сентября 1953 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1953.09.02
Метки: 
Источник: 
Политбюро и дело Берия. Сборник документов — М.:, 2012. С. 330-332
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 467. Л. 187-190. Копия. Машинопись.

Совершенно секретно   

Товарищу Маленкову Г. М.

Представляю копию протокола допроса обвиняемого Церетели Ш. О. от 1 сентября 1953 года.

Приложение: на 3-х листах.

[п.п.] Р. Руденко

2 сентября 1953 г.                                                                                                                                               

№ 241/ссов

Помета:

Обложку с росписями об ознакомлении —                                                                                                  

см. записку от 18.IX. 53 г. № 310/ссов

Протокол допроса

1953 года, сентября 1 дня, военный прокурор Военной прокуратуры войск МВД СССР подполковник юстиции Андреев допросил обвиняемого

Церетели Шалва Отаровича.

Допрос начат в 11 ч. 50 мин.

ВОПРОС: На допросе 24 августа вы показали, что в 1941 году отказались участвовать в так называемой особой группе, создаваемой Берия и Судоплатовым для похищения и избиения советских граждан. Это соответствует действительности?

ОТВЕТ: Да, соответствует. Я действительно отказался участвовать в этом деле, о чем я сказал Судоплатову, а затем и Берия.

ВОПРОС: Ваш ответ свидетельствует о том, что даже после ареста вы продолжаете скрывать свою преступную связь с Берия. Разве вы не участвовали в похищении советских граждан?

ОТВЕТ: От следствия ничего не скрываю. В похищениях советских граждан я не участвовал. Были факты, когда я вместе с другими работниками отдела участвовал в так называемых негласных изъятиях отдельных лиц с последующей доставкой их в НКВД, но делалось это только по указанию руководства. Отделу давалось задание снять негласно такого-то человека и доставить его в здание НКВД, что мы затем и выполняли. Для чего это делалось, по чьей инициативе, я не знаю. Также не знаю о том, что было с теми лицами, которых мы негласно доставляли в здание НКВД.

Мы были просто исполнителями. Заявляю, что таких фактов в моей практике было несколько. Фамилии лиц, которые с моим участием были доставлены в НКВД, я сейчас не помню.

ВОПРОС: По заданию Берия или Кобулова Богдана вы участвовали в избиениях или убийствах советских граждан?

ОТВЕТ: В избиениях или убийствах советских граждан я не участвовал. Имел место случай, когда по заданию Берия и Кобулова Богдана я вместе с Влодзимирским и еще одним работником, фамилию которого сейчас не могу вспомнить, участвовал в ликвидации двух человек — мужчины и женщины, но я не считаю это убийством.

ВОПРОС: Расскажите об этом факте.

ОТВЕТ: Сейчас я не могу вспомнить, в каком году это было, кажется, в 1939 или 1940, но помню, что в летнюю пору. Я был вызван в кабинет Кобулова Богдана, где, когда я пришел, увидел кроме Кобулова Влодзимирского и еще одного сотрудника. Кобулов тогда объявил нам, что у нас есть двое арестованных, которых нужно ликвидировать необычным путем. Мотивировал он это какими-то оперативными соображениями. Тогда же он объявил, что нам троим поручается выполнение этого задания и что мы должны это сделать прямо в вагоне, в котором будут ехать эти люди из Москвы в Тбилиси, на территории Грузии. Кобулов говорил также, что затем нужно сделать так, чтобы народ знал, что эти люди погибли при автомобильной катастрофе при следовании на курорт Цхалтубо и что для этого нужно столкнуть автомашину в овраг. Кобулов сообщил нам, что по этому вопросу даны соответствующие указания Рапава А. Н., работавшему тогда наркомом внутренних дел Груз[инской] ССР. От Кобулова сразу же все мы пошли в кабинет Берия. Берия нового ничего не сказал, повторив в основном то же, что сказал нам Кобулов. Не помню, или у Кобулова, или у Берия я просил разрешения ликвидировать этих лиц с применением огнестрельного оружия, но мне этого не разрешили и заявили, что нужно ликвидировать тихо, без шума. Старшим в этом деле был Влодзимирский. Я помню, что вагон был необычным, в вагоне был даже салон, всего нас в вагоне было пять человек — нас трое и мужчина с женщиной, последние ехали в разных купе. Не доезжая г. Кутаиси, мы ликвидировали этих лиц. Влодзимирский молотком убил женщину, а я молотком ударил по голове мужчину, которого затем третий наш сотрудник придушил. Этот же сотрудник сложил затем тела в мешки и переложили на автомашину. Рапава же в соответствии с полученным заданием организовал автомобильную «катастрофу». Мне известно, что тела убитых были похоронены где-то по указанию Рапава, но затем было получено указание из Москвы похоронить этих лиц с почестями, и тогда тела были выкопаны, положены в хорошие гробы и вновь похоронены, но уже гласно. Что это были за лица, которых мы ликвидировали, я не знаю. После выполнения задания Влодзимирский мне рассказывал, что это были муж и жена, что этот человек работал где-то за границей, кажется, в Японии или Китае, а затем нам изменил и занимался шпионажем. Ликвидацию этих людей я считал законной, поскольку возглавлял это дело Влодзимирский, работавший тогда начальником Следственной части по особо важным делам и знавший дела на этих арестованных. Кроме того, Кобулов говорил нам, что с этим человеком по шпионажу связаны другие лица, и они сейчас находятся за границей, а он прибыл на месяц в отпуск, и если вовремя не вернется обратно или долго будет содержаться в заключении, то это станет достоянием тех лиц, и они могут не возвратиться в Советский Союз и тем самым избежать ответственности за свою преступную деятельность. Я верил, что указания Кобулова и Берия исходили из интересов дела и были законными. К тому же это было приказание, которое я обязан был выполнять.

ВОПРОС: Еще в каких убийствах по заданию Берия и Кобулова вы участвовали?

ОТВЕТ: Нет, не участвовал и задания такого характера я больше не получал от них.

ВОПРОС: Что вы можете дополнить к своим показаниям по вопросу вашего участия в избиениях, похищениях и убийствах советских граждан.

ОТВЕТ: Я вспомнил, что вместе с Влодзимирским и Гульст В. я участвовал в тайном изъятии жены бывшего маршала Советского Союза Кулика, выполнено это было по указанию Берия. Возглавлял эту операцию Влодзимирский, и он же затем доставлял эту женщину по назначению. Для чего была изъята эта женщина и что с ней случилось потом, мне неизвестно. Других дополнений по этому вопросу я не имею.

Допрос окончен в 17 ч. 55 мин.

Записано с моих слов правильно и мной прочитано.                                                       Церетели

Допросил: Военный прокурор МВД подполковник юстиции                                           Андреев

Верно: [п.п.] Майор адм[инистративной] службы                                                          Юрьева

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.