Копия протокола допроса свидетеля Багирова Мир-Джафар Аббасовича от 29 октября 1953 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1953.10.30
Метки: 
Источник: 
Политбюро и дело Берия. Сборник документов — М.:, 2012. С. 468-473
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 470. Л. 215-225. Копия. Машинопись.

Совершенно секретно

Товарищу Маленкову Г. М.

Представляю копию протокола допроса свидетеля Багирова Мир-Джафар Аббасовича от 29 октября 1953 года.

Приложение: на 10 листах.

[п.п.] Р. Руденко

30 октября 1953 г.

№ 569/ссов

Пометы:

Читал.

[п.п.] Л. Каганович. 6.XI Читал.

[п.п.] К. Ворошилов. 9.XI.1953 Чит[ал]

[п.п.] А. Микоян. 9.XI

Протокол допроса свидетеля

1953 года, октября 29 дня, гор. Москва. Генеральный прокурор СССР действительный государственный советник юстиции Руденко допросил в качестве свидетеля нижепоименованного, который показал:

Багиров Мир-Джафар Аббасович, 1896 г. рожд[ения], уроженец г. Кубы Азербайджанской] ССР, образование высшее, член КПСС с марта 1917 г., заместитель начальника объединения «Куйбышевнефть», прож[ивает] гор. Куйбышев, объединение «Куйбышевнефть», несудившийся, женат.

Свидетель предупрежден об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний по ст. ст. 95, 92 УК РСФСР.

Багиров

ВОПРОС: Что вы можете сообщить следствию об изменнической, предательской деятельности Берия?

ОТВЕТ: Я ничего не знал о предательской деятельности Берия до 1 июля 1953 года, т. е. до Пленума ЦК КПСС, где Берия был разоблачен как предатель. Поэтому о предательской деятельности Берия я следствию ничего сообщить не могу.

ВОПРОС: С какого времени вы знакомы с Берия?

ОТВЕТ: В феврале 1921 года я был назначен на работу в Азербайджанскую] ЧК в качестве председателя ЧК. До этого я служил в армии. Примерно через 7-10 дней на работу в ЧК прибыл по путевке партийной организации (ЦК Азербайджанской] КП(б) или Бакинского комитета — сейчас не помню) Берия. Он был назначен на должность заместителя председателя ЧК и начальника СОЧ. С этого времени я знаком с Берия.

ВОПРОС: Являясь председателем Азербайджанской] ЧК, вы были осведомлены о службе Берия в мусаватистской контрразведке?

ОТВЕТ: О службе Берия в мусаватистской контрразведке я ничего не знал до 1937 года, когда Каминский по этому поводу обратился с официальным заявлением в ЦК ВКП(б). Берия о том, что он служил в контрразведке мусаватистского правительства, мне также ничего не говорил. Берия рассказывал мне, что он выполнял якобы задания разведывательного характера по поручениям большевистской подпольной организации, но о существе этих заданий он мне не рассказывал.

Таким образом, о том, что Берия служил в мусаватистской контрразведке, я впервые услышал в 1937 году.

ВОПРОС: Вы присутствовали в декабре 1921 года на заседании комячейки Азербайджанской] ЧК с участием Центральной комиссии по проверке, пересмотру и очистке личного состава Азербайджанской] КП?

ОТВЕТ: Да, присутствовал.

ВОПРОС: В протоколе этого заседания содержится запись вашего выступления о Берия в следующей редакции:

«Багиров: он строг, требовательный, во время экспроприации высказывал стойкость, не давал никому поблажек, прямой и искренний, сам требователен и любит, чтобы с него тоже требовали».

Эта запись вашего выступления правильна?

ОТВЕТ: Да, в то время я так говорил. Тогда я верил Берия.

ВОПРОС: Далее в протоколе следуют записи выступлений сотрудников о морально-бытовом разложении Берия, и в частности о его приставаниях к сотрудницам аппарата ЧК, присвоении кольца и др. Вам были известны факты, свидетельствующие о морально-бытовом разложении Берия?

ОТВЕТ: Нет, мне ничего не было известно о морально-бытовом разложении Берия, и именно поэтому я защищал его на заседании комячейки. Я считал, что, возможно, выступавшие тенденциозны по отношению к Берия, так как он строг и требователен.

ВОПРОС: Давая свои объяснения на заседании комячейки с участием центральной комиссии по чистке, Берия рассказал о своей службе в мусаватистской контрразведке?

ОТВЕТ: Нет, он об этом не рассказал.

ВОПРОС: Что вам известно об аресте Берия в 1920 году Азербайджанской] ЧК?

ОТВЕТ: По этому поводу мне ничего неизвестно.

ВОПРОС: Вам докладывали, что в архивах Азербайджанской] ЧК находятся документы, относящиеся к аресту Берия в 1920 году?

ОТВЕТ: Нет, мне об этом никто не докладывал. Об аресте Берия в 1920 году я впервые услышал сегодня.

ВОПРОС: В 1932 или 1933 г. к вам в Баку приезжал Меркулов с поручением Берия разыскать в партийном архиве документы, относящиеся к службе Берия в мусаватистской контрразведке?

ОТВЕТ: За документами в Бакинский партийный архив из Тбилиси приезжали многие. Меркулов как помощник Берия в то время приезжал в Баку часто. Однако Меркулов ничего не говорил мне, что приехал в Баку за документами, относящимися к службе Берия в мусаватистской контрразведке. Возможно, что под видом обычной работы с историко-партийными документами по какому-нибудь заданию Берия Меркулов фактически производил розыски документов, относящихся к службе Берия в мусаватистской контрразведке, однако мне о том, что Меркулов производит розыск именно этих документов, ничего известно не было.

ВОПРОС: Что вам известно о взаимоотношениях Берия с Серго Орджоникидзе?

ОТВЕТ: Берия держался по отношению к Серго Орджоникидзе подло. Сначала Берия использовал хорошее отношение к нему Серго Орджоникидзе в своих карьерис-тических целях, а затем, когда Орджоникидзе помог Берия достигнуть определенного положения, то именно Берия стал интриговать против Орджоникидзе. Вспоминаю следующий случай: за несколько месяцев до своей смерти С. Орджоникидзе посетил в последний раз Кисловодск. В этот раз он позвонил мне по телефону и просил приехать к нему. Я выполнил эту просьбу Орджоникидзе и приехал в Кисловодск, где в это время гостил Г. Дмитров. Орджоникидзе подробно расспрашивал меня о Берия и отзывался при этом о нем резко отрицательно. В частности, Орджоникидзе говорил, что не может поверить в виновность своего брата Папулия, арестованного в то время Берия. Очевидно, что Орджоникидзе тогда понял уже всю неискренность и вероломство Берия, сначала использовавшего поддержку Орджоникидзе, для того чтобы пробиться к власти, о затем решившего любыми средствами очернить Орджоникидзе.

Берия стало известно через своих людей о том, что Орджоникидзе вызывал меня в Кисловодск, и он говорил по этому поводу со мной по телефону, но я ответил, что Орджоникидзе интересовался вопросами, связанными с добычей нефти.

Отношение Берия к Серго Орджоникидзе является одним из наиболее убедительных примеров подлости Берия, его карьеризма и вероломства.

ВОПРОС: Вам известен Кедров Михаил Сергеевич?

ОТВЕТ: Да, Кедров мне известен, причем известен с самой лучшей стороны. Кедров являлся старым большевиком, активным участником и организатором обороны Севера в период Гражданской войны, а затем членом Президиума ЧК при Ф. Э. Дзержинском. Это был человек большой нравственной чистоты и честности. Как уполномоченный Дзержинского Кедров приезжал в Баку и производил проверку работы ЧК.

ВОПРОС: Что вам известно об информации, направленной Кедровым Дзержинскому по поводу Берия?

ОТВЕТ: По этому поводу мне ничего неизвестно.

ВОПРОС: Вам был известен Сеф?

ОТВЕТ: Да, Сеф был мне хорошо известен. Он был одним из приближенных Берия. Берия подставил ко мне, направив на работу в Азербайджан, Сефа в качестве второго секретаря Бакинского городского комитета партии и Агрба — в качестве второго секретаря ЦК.

ВОПРОС: В связи с чем Сеф после ареста в Тбилиси был этапирован в Баку?

ОТВЕТ: Сеф не давал никаких показаний в Тбилиси. Не помню, давал ли я указания Сумбатову этапировать Сефа из Тбилиси в Баку или же Сумбатов запросил Сефа по собственной инициативе. Вспоминаю, что Сеф в Баку пытался покончить жизнь самоубийством, но ему помешали это сделать, и тогда Сеф начал давать подробные показания о своей враждебной контрреволюционной деятельности.

ВОПРОС: Вам известно, что от Сефа с помощью избиений вымогались показания о подготовке им террористических актов против вас, Берия и Сумбатова-Топуридзе?

ОТВЕТ: Нет, по этому поводу мне ничего неизвестно. Вообще, я никогда не верил сообщениям органов госбезопасности, что против меня якобы готовятся террористические акты. Я всегда смеялся над такими сообщениями.

ВОПРОС: Вам были известны следующие собственноручные показания Сефа, адресованные им Сумбатову-Топуридзе:

«В 1934 году имели место две попытки в проведении индивидуального местного террора на территории Баку, первый — в августе против товарищей Берия и Багирова, второй — в сентябре против Багирова и Сумбатова»?

ОТВЕТ: Нет, мне об этих показаниях Сефа ничего известно не было.

ВОПРОС: Фамилия Нодев вам известна?

ОТВЕТ: Кажется, был такой сотрудник в НКВД.

ВОПРОС: В связи с чем персональное дело Нодева рассматривалось на бюро ЦК Азербайджанской] КП(б) 25 декабря 1936 года?

ОТВЕТ: В связи с заявлением Акопова и Пурниса о Нодеве, как это видно из протокола № 169 заседания бюро ЦК Азербайджанской] КП(б) от 25 декабря 1936 года, предъявленного мне сейчас.

ВОПРОС: Вы помните, как проходило обсуждение персонального дела Нодева на этом бюро ЦК?

ОТВЕТ: Нодев обвинялся в клевете на Берия. В это время Берия находился в расцвете своего авторитета и славы. Поэтому обсуждение дела Нодева проходило в пользу Берия.

ВОПРОС: Вам предъявляется копия расшифрованной телеграммы из Баку следующего содержания:

«Москва. Наркомвнудел Союза товарищу Ежову.

За недопустимую клеветническую антипартийную болтовню по адресу товарища Лаврентия Берия бюро ЦК Азербайджанской] КП(б) решило объявить выговор заместителю начальника Азербайджанского] УНКВД Нодеву и постановило просить вас снять его с работы. Просим санкционировать снятие Нодева с работы и отозвать его в распоряжение НКВД Союза. Секретарь ЦК Азербайджанской] КП(б) Багиров».

Вы посылали эту телеграмму?

ОТВЕТ: Да, такую телеграмму я посылал.

ВОПРОС: Вам известно, что Нодев затем был обвинен в контрреволюционном преступлении и расстрелян соучастниками Берия?

ОТВЕТ: Нет, об этом я слышу сейчас в первый раз.

ВОПРОС: Вы не отрицаете, что основанием к разбору дела Нодева на заседании бюро ЦК Азербайджанской] КП(б) послужила беседа, которую Нодев имел якобы с Акоповым и Пурнисом о Берия?

ОТВЕТ: Да, основанием к постановке этого вопроса на бюро послужило заявление Акопова, который (А. Акопов) в декабре 1936 г. являлся вторым секретарем ЦК Азербайджанской] КП(б), а Пурнис — заместителем начальника Азербайджанского УНКВД. Оснований не верить их заявлению тогда не было. Следует отметить, что как Акопов, так и Пурнис являлись выдвиженцами Берия, направленными им на работу в Азербайджан.

ВОПРОС: Теперь вам оглашается запись выступления Акопова из протокола № 169 заседания бюро ЦК Азербайджанской] КП(б) от 25 декабря 1936 года:

«Акопов: Разговор между мной, Пурнисом и Нодевым происходил вне официальной обстановки. Говорили на всякие темы, а потом разговор перешел относительно работы тов. Берия в Закавказье. Я или Пурнис, если память мне не изменяет, сказали, что товарищ Берия является одним из крупных и талантливых чекистов Советского Союза. Тов. Нодев сказал, что это только в Закавказье о нем такого мнения, а где бы и с кем бы вы ни говорили, везде — от Владивостока до Москвы — о нем отрицательного мнения. Такую фразу, мне кажется, сказал Нодев: «Все считают, что Берия из Закавказья выживал полпредов — постоянных представителей ОГПУ, всех выживал с подвохами, применяя всякого рода нехорошие вещи». Причем так он повторил раза два или три».

Какую же «недопустимую, антипартийную, клеветническую болтовню» вы усмотрели в этом высказывании Нодева о Берия, ведь вам были достаточно хорошо известны те коварные интриганские приемы, при помощи которых Берия действительно выживал из Закавказья направляемых туда полномочных представителей ОГПУ?

ОТВЕТ: Мне было известно о том, что Берия не уживался с полномочными представителями ОГПУ, но что он прибегает к коварным интриганским приемам борьбы с ними — я не знал. В 1936 году Берия являлся первым секретарем Закавказского] крайкома и членом ЦК ВКП(б). Я считал тогда высказывания Нодева о Берия клеветническими.

ВОПРОС: Теперь вам оглашаются извлечения из вашего выступления на заседании бюро ЦК Азербайджанской] КП(б) от 25 декабря 1936 года по поводу Нодева и его высказывании о Берия:

«Больше всего меня возмущает то, что тов. Нодев — грамотный человек, и сказать, что он ничего не понимает, будет неверно. Он — культурный человек, как можно было не понимать того, что он говорил...

Я лично думаю, что это мнение т. Нодева, видимо, не его личное мнение. (Голоса: Правильно.) Извините, пожалуйста, потому что для личного мнения у вас нет никаких таких оснований ни в смысле отношения и соприкосновения с т. Берия как с большевиком и чекистом на практической работе, ни в смысле других отношений. Не имея оснований, т. Нодев болтает зады тех, которые действительно получили по рукам от партии и советской власти через тов. Берия и руками тов. Берия.

Если бы вы были большевиком настоящим, вы должны были бы понять, что вы говорите и можно ли безнаказанно так болтать то, что вы хотели... И сегодня вместо того, чтобы вместе со всей большевистской партийной организацией воздать должное тов. Берия за его большевистскую упорную борьбу за последние 5-6 лет в Азербайджане, вы пускаетесь на болтовню. С этим мы никак не можем согласиться. Я думаю, надо будет поставить вопрос перед наркомвнуделом о снятии Нодева и объявить ему выговор с последним предупреждением».

Не свидетельствует ли подобное ваше выступление на бюро ЦК Азербайджанской] КП(б) 25.XII. 1936 г. о восхвалении вами Берия и угодничестве по отношению к нему?

ОТВЕТ: Конечно, с точки зрения сегодняшнего дня это выступление является угодническим по отношению к Берия. Однако я прошу зафиксировать в протокол, что все это происходило в 1936 году, когда Берия являлся первым секретарем Закавказского] крайкома и членом ЦК ВКП(б), и я защищал его не просто как Берия-человека, а именно как руководителя партийной организации Закавказья.

ВОПРОС: На этом же заседании бюро ЦК Азербайджанской] КП(б) вы заявили, характеризуя Берия:

«Причем, к вашему сведению, борьбу с контрреволюционной разведкой партия поручила ему еще в подполье».

Какие основания были у вас для такого, явно несоответствующего действительности заявления?

ОТВЕТ: Я это заявил, основываясь только на личных утверждениях Берия. Он усиленно распространял версию о том, что являлся подпольщиком и одним из организаторов борьбы за установление советской власти в Азербайджане. Я признаю, что в данном случае слепо поверил Берия.

ВОПРОС: Каковы были ваши личные отношения с Берия?

ОТВЕТ: В период совместной роботы в Закавказье наши отношения были товарищескими и близкими. Бывая в Тбилиси, я останавливался у Берия, ночевал у него на квартире. После перехода Берия на работу в Москву я у него был не более двух раз. Жена Берия в период Отечественной войны как-то один раз останавливалась у меня. Берия в период Отечественной войны также один раз проездом останавливался у меня в Баку.

Протокол записан правильно и мною прочитан.

Допрос начат: 9 час. 45 мин.

Окончен: 13 час. 25 мин.

Багиров

 

Допросил: Генеральный прокурор СССР

Р. Руденко

При допросе присутствовал и вел запись протокола

пом[ощник] генерального прокурора СССР

Смирнов

Верно: [п.п.] Майор административной] службы

Юрьева

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.