Копия протокола допроса Л. П. Берия от 2 ноября 1953 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1953.11.03
Период: 
1937
Метки: 
Источник: 
Политбюро и дело Берия. Сборник документов — М.:, 2012. С. 474-477
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 471. Л. 2-7. Копия. Машинопись.

 

Совершенно секретно

Товарищу Маленкову Г. М.

Представляю копию протокола допроса обвиняемого Берия Лаврентия Павловича от 2 ноября 1953 года.

Приложение: 5 листов.

[п.п.] Р. Руденко

3 ноября 1953 г.

№ 580/ссов

Протокол допроса

1953 года, ноября 2 дня, генеральный прокурор СССР действительный государственный советник юстиции Руденко допросил обвиняемого

Берия Лаврентия Павловича.

Допрос начат в 15 час. 10 мин.

ВОПРОС: На допросе 24 сентября с. г. вы заявили, что вам неизвестно о клеветнических показаниях, добытых по вашему указанию у Орахвелашвили в отношении Серго Орджоникидзе, вы отрицали оглашенные вам по этому вопросу выдержки из показаний Гоглидзе, Савицкого, Кобулова. Вы и сейчас это утверждаете?

ОТВЕТ: Да, утверждаю. Показания Орахвелашвили в отношении Серго Орджоникидзе мне неизвестны.

ВОПРОС: Вам предъявляется копия протокола допроса Орахелашвили от

10 сентября 1937 года с вашей резолюцией на первой странице: «Ос[обый] сектор. Переслать в ЦК КП(б) т. Сталину. Л. Берия. 19.IX.1937 года».

Вы подтверждаете, что это вами учинена резолюция?

ОТВЕТ: Подтверждаю, что мне предъявлена копия протокола допроса Орахелашвили от 10.IX.37 г. с указанной выше резолюцией.

Может быть, эта резолюция учинена мною.

ВОПРОС: Вам предоставляется возможность ознакомиться с протоколом допроса Орахелашвили от 10.IX.37 г., где кроме признания в подготовке им в отношении вас теракта, на страницах 32-36 имеются клеветнические показания, полученные преступными методами у Орахелашвили, в отношении Серго Орджоникидзе. В частности, он показывает:

«Я хочу дать показание о роли Серго Орджоникидзе в нашей контрреволюционной организации...

Прежде всего, будучи очень тесно связан с Серго Орджоникидзе, я был свидетелем его покровительственного и примиренческого отношения к носителям антипартийных и контрреволюционных настроений...

Вообще я должен сказать, что приемная в квартире Серго Орджоникидзе, а по выходным дням его дача (в Волынском, а затем в Сосновке) являлись зачастую местом сборищ участников нашей контрреволюционной организации, которые в ожидании Серго Орджоникидзе вели самые откровенные контрреволюционные разговоры, которые ни в коей мере не прекращались даже при появлении самого Орджоникидзе...

Надо со всей откровенностью признать, что Серго Орджоникидзе фактически вдохновлял нашу контрреволюционную борьбу против партийного руководства Грузии и лично секретаря ЦК КП(б) Грузии — Лаврентия Берия, хотя организационно с нами по к[онтр]р[еволюционной] работе связан не был.

Он не только поддерживал наши контрреволюционные выпады по адресу Сталина и секретаря ЦК КП(б) Грузии — Берия, а наоборот, задавал тон этим нашим к[онтр]-р[еволюционным] разговорам...

Впоследствии мне стало известно, что Серго Орджоникидзе вкупе с Севаном Гогоберидзе, Петре Агниашвили и Нестором Лакоба ведут самую активную борьбу против секретаря ЦК КП(б) Грузии Лаврентия Берия, распространяя по его адресу заведомо клеветнические и возмутительные вымыслы...

В связи с 50-летием Серго Орджоникидзе мною была написана и выпущена специальная брошюра его биографии.

Все время, пока я писал эту биографию, я жил на даче у Серго Орджоникидзе, а затем ездил к нему в Кисловодск. Со всей ответственностью должен заявить, что этот документ, составленный мною по непосредственным указаниям Серго Орджоникидзе, являлся сугубо антипартийным, ибо в нем заведомо сознательно допущены извращения, выражающиеся в том, что слишком раздута роль Серго Орджоникидзе в революционном движении, главным образом за счет роли Ленина и Сталина...»

Теперь вы вспоминаете, что вам были известны клеветнические показания на Серго Орджоникидзе, полученные преступными методами от Орахелашвили?

ОТВЕТ: Этих показаний, с которыми я ознакомился, я не помню. Мне кажется, что я знакомлюсь с ними впервые. Я не помню, чтобы я наложил такую резолюцию на протоколе допроса Орахелашвили, т. к. если бы направлялся этот протокол И. В. Сталину, то было бы специальное сопроводительное письмо, а не просто резолюция с поручением особому сектору.

ВОПРОС: Вам предъявляется копия вашего препроводительного письма от 20.IX.37 г. за № 2488/с, где вы специально, намеренно обращаете внимание на то место в протоколе допроса, где говорится о Серго Орджоникидзе, а именно:

«...Между прочим, на стр. 37 этих показаний М. Орахелашвили подробно рассказывает о том, как в прошлом году, ко дню 50-летия Серго Орджоникидзе, им была написана брошюра-биография С. Орджоникидзе...

М. Орахелашвили заявляет, что эта биография, составленная им по непосредственным указаниям С. Орджоникидзе, является сугубо антипартийным документом...»

Признаете ли вы, что вами представлялся этот протокол от 10 сентября 1937 года И. В. Сталину?

ОТВЕТ: Письмо, с копией которого я сейчас ознакомился, принадлежит, наверное, мне. В этом письме также сказано, что при письме представляется протокол допроса Орахелашвили от 10.IX.37 года. В предъявленной мне копии протокола допроса Орахелашвили от 10.IX.37 года есть 36 страниц, а в моем письме делается ссылка на 37-ю страницу, хотя, по существу, вопросы, на которые я делаю ссылки в письме от 20.IX.1937 г., отражены в протоколе допроса Орахелашвили, предъявленном мне сегодня.

В этом письме мною обращалось внимание на брошюру, изданную в связи с 50-летием Серго Орджоникидзе, и не обращалось внимание И. В. Сталина на другие места из показаний Орахелашвили, что вызывает у меня сомнения — этот ли протокол, который мне предъявлен, я представлял в 1937 году.

ВОПРОС: Вы говорите неправду. Ведь именно на копии протокола допроса Орахелашвили от 10 сентября 1937 года вами лично учинена резолюция: «Ос[обый] сектор. Переслать в ЦК КП(б) т. Сталину. JI. Берия. 19.IX.37 года».

Намерены ли вы дать правдивые показания, что в своих авантюристических преступных целях вы пытались осквернить память Серго Орджоникидзе и фальсифицированными, клеветническими материалами сделать его врагом Советского государства?

ОТВЕТ: Таких намерений у меня не было.

ВОПРОС: На допросе 7 августа с. г. вы показали, что не знаете, за что был арестован Бедия Эрик, к его аресту непричастны и первый раз на следствии узнали, что Бедия расстрелян по постановлению тройки.

Вы и сейчас продолжаете это утверждать?

ОТВЕТ: Да, я продолжаю это утверждать.

ВОПРОС: Вы говорите неправду. Вам предъявляется копия протокола допроса Бедия Ермолая (Эрика) Алексеевича от 25 ноября 1937 года, на которой имеется ваша резолюция: «Допросить Гогейшвили». Следовательно, вы были в курсе дела Бедия и знали, за что он был арестован?

ОТВЕТ: Я ознакомился с предъявленным протоколом. На этом протоколе, на третьей странице, имеется резолюция: «Допросить Гогейшвили», которая учинена, кажется, мною.

ВОПРОС: Вам предъявляется протокол № 38 от 21.Х.37 г. заседания бюро ЦК КП(б) Грузии, на котором в присутствии Бакарадзе, Деканозова, Меркулова, Рапава и Кобулова обсуждался по вашему докладу вопрос об аресте и о снятии с работы, исключении из состава пленума и кандидатов в члены бюро ЦК КП(б) Грузии и из партии Бедия Е. А. На этом протоколе имеется ваша подпись. Вы подтверждаете, что вам предъявлен этот документ?

ОТВЕТ: Да, подтверждаю, что этот документ мне предъявлен. Подпись на этом протоколе моя.

ВОПРОС: Признаете ли вы теперь, что давали ложные показания, когда утверждали, что не знаете, за что был арестован Бедия Э., непричастны к его аресту и не знали, в чем он обвинен и за что расстрелян?

ОТВЕТ: Не признаю. Инициатором ареста Бедия я не являлся, а инициатором его ареста являлись Гоглидзе и Кобулов, которые, очевидно, представили материалы в ЦК КП(б) Грузии, которые были рассмотрены на бюро ЦК. Я не помню сейчас, в чем обвинялся Бедия Э., точно так же как не помню, за что он был расстрелян по решению тройки.

Дополняю, что я клеветнических материалов в отношении Серго Орджоникидзе никогда не собирал.

Протокол прочитан, записано все верно с моих слов.

Л. Берия

Допрос окончен в 17 час. 30 мин.

Допросил: Генеральный прокурор    

Р. Руденко

При допросе присутствовал и вел запись протокола следователь

по важнейшим делам Прокуратуры СССР    

Цареградский

Верно: [п.п.] Майор административной] службы    

Юрьева

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.