Письмо Р. А. Руденко в ЦК КПСС от 28 апреля 1955 г. об окончании следствия по делу А. Я. Герцовского

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1955.04.28
Источник: 
Политбюро и дело Берия. Сборник документов — М.:, 2012. С. 825-826
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 476. Л. 193-194. Подлинник. Машинопись.

 

Секретно Экз.

№ 1

ЦК КПСС

Прокуратурой СССР закончено следствие по делу Герцовского Аркадия Яковлевича, в течение длительного времени работавшего начальником 1 -го спецотдела НКВД — НКГБ, а затем МГБ СССР и активно способствовавшего преступной деятельности врагов народа Берия и Абакумова.

Следствием по делам Берия и Абакумова установлено, что оба они, оберегая себя от разоблачения, не пересылали по назначению писем заключенных, адресованных в ЦК КПСС, Совет министров, членам ЦК партии, членам правительства ит. д.

Герцовский, как начальник 1-го спецотдела, не только строго выполнял этот преступный порядок, но «узаконил» его, установив в разработанном им «положении о внутренних тюрьмах», что все жалобы арестованных «вне зависимости от того, кому они адресованы», должны пересылаться следователю, расследующему дело этого арестованного, что привело к массовому сокрытию от партийно-советских органов жалоб арестованных.

Узнав в 1942 году о произведенном Берия и его соучастниками в октябре 1941 года преступном расстреле без суда 25 человек арестованных (в том числе оправданного Верховным судом СССР старого коммуниста М. Кедрова) и о составлении Влодзи-мирским и Кобуловым в целях сокрытия этого преступления датированных задним числом заведомо незаконных «заключений» о расстреле, Герцовский не только не сообщил об этом в партийные органы, но принял меры к особо секретному и строгому хранению следственных дел и конфискации имущества незаконно расстрелянных лиц.

Установлена виновность Герцовского также в том, что, зная о незаконности задержки в тюрьме брата Серго Орджоникидзе — К. К. Орджоникидзе после отбытии им пятилетнего тюремного заключения, Герцовский принял личное активное участие в незаконном и необоснованном увеличении срока наказания Орджоникидзе: в 1946 году — до 10 лет, а в 1953 году — еще на пять лет тюремного заключения. В результате К. Орджоникидзе при отсутствии какой-либо вины пробыл в одиночном заключении более 12 лет. Выполняя преступные указания Меркулова, Кобулова и Абакумова, Герцовский лично осуществлял контроль за режимом содержания в тюрьме заключенного К. Орджоникидзе и скрывал от руководителей партии и правительства адресованные им заявления К. Орджоникидзе.

Пользуясь особым доверием Берия, Меркулова, Б. Кобулова, Абакумова, Герцовский по их поручению хранил клеветнические, фальсифицированные материалы на руководящих работников партийных и советских органов, скрывая это от ЦК КПСС.

Герцовский изобличен также в активном содействии преступнику Майранов-скому в производстве бесчеловечных опытов по испытанию ядов на осужденных к расстрелу

Преступления Герцовского квалифицированы как пособничество изменнической деятельности Берия и других по статьям 17-58-1 «б» Уголовного кодекса РСФСР. Дело подлежит рассмотрению Военной коллегией Верховного суда СССР.

Прошу Вашего согласия.

Генеральный прокурор СССР    

[п.п.] Р. Руденко

28 апреля 1955 г.

№ 74/лс

Пометы:

За— М. Суслов

За — Н. Булганин

За — К. Ворошилов

За — Л. Каганович

За — [неразборчиво]

За — А. Микоян

За — В. Молотов

За — [неразборчиво]

Сообщено т. Руденко

9. VIII. 55 [неразборчиво]

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.