Письмо С. А. Гегечкори (С. Л. Берия) Л. И. Брежневу от 18 апреля 1966 г. с просьбой о восстановлении ученых степеней кандидата и доктора физико-математических наук.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1966.04.15
Метки: 
Источник: 
Политбюро и дело Берия. Сборник документов — М.:, 2012. С. 915-916
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 479. Л. 160-162. Подлинник. Рукопись.

 

18 апреля 1966 г.

217725

Генеральному секретарю ЦК КПСС

тов. Брежневу Леониду Ильичу

Заявление

от Гегечкори С. А.

[текст рукописный. — Ред.]

Глубокоуважаемый Леонид Ильич.

Хочу Вас поблагодарить за то, что Вы, разрешив мой перевод на работу в Киев, дали возможность мне жить вместе с моими детьми и воспитывать их. Благодаря этому моя мать также получила возможность прожить еще несколько лет, несмотря на то что ее здоровье подорвано.

В 1964 г. я обратился с заявлением к тов. Елютину с просьбой пересмотреть вопрос о лишении меня ученой степени доктора физико-математических наук.

Как мне стало известно от т. Семичастного В. Е. в 1953 г., когда я находился под следствием, по представлению т. Руденко меня лишили ученой степени.

Должен Вас заверить, что всегда и во всем я был честен, и все мои работы были вполне самостоятельны.

Еще учась в Военной электротехнической академии, я начал работать над проектом радиолокационной системы самонаведения управляемого снаряда.

Дипломная работа была положена в основу проекта, который получил практическую реализацию в КБ-1.

Работая над этой темой, я вместе с коллективом довел эту систему до принятия ее на вооружение. Мною последовательно после окончания аспирантуры были защищены в Московском государственном университете на физическом факультете кандидатская (1949 г.) и докторская (1952 г.) работы, которые были непосредственно связаны с моей практической деятельностью в КБ-1.

После того, как в 1954 г. я был переведен в НИИ-592, в город Свердловск, до 1964 г. работал над созданием систем управления баллистическими ракетами.

Работы, которые проведены там с моим участием, подтвердили мою квалификацию как ученого.

Вся моя жизнь как инженера, становление как ученого проходили на глазах т. Калмыкова, академика Минца А. Л., академика Щукина А. И. и чл[ена]-кор[респондента] академика Куксенко и многих других.

Академики Минц А. Л. и Щукин А. И. были моими оппонентами при защите диссертации.

Ныне академик Расплетин и чл[ен]-кор [респондент] академик Куксенко были моими старшими товарищами по работе в КБ-1. Все эти товарищи, как мне стало известно, подтвердили тов. Елютину, что мои диссертационные работы были на необходимом техническом уровне и являлись результатом моего труда.

Товарищ Калмыков В. Д., являясь министром, в подчинении которого находился как КБ-1, так и НИИ-592, и НИИ-131, знает, что все дальнейшие мои работы находились на необходимом техническом уровне и вполне подтверждали мою репутацию как ученого.

В настоящее время я начал разработку нового метода обнаружения подводных лодок, находящихся в погруженном состоянии.

Уважаемый Леонид Ильич, вопрос о реабилитации меня как ученого для меня является вопросом жизни.

Прошу Вас поручить объективно разобраться с этим вопросом тов. Елютину, Калмыкову и Семичастному.

Я бы никогда не решился Вас беспокоить после всего, что для меня было сделано, но только Вы можете внести ясность в мое безвыходное положение.

С глубоким уважением    

С. Гегечкори.

15.4.66

Киев, 6, Красноармейская, 148, кв. 96.

Гегечкори Сергей Алексеевич

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.