Письмо А. В. Качмазова от 10 июля 1953 г. Г. М. Маленкову

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1953.07.10
Метки: 
Источник: 
Политбюро и дело Берия. Сборник документов — М.:, 2012. С. 921-925
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 480. Л. 50-56. Копия. Машинопись.

 

Председателю Совета министров СССР

товарищу Маленкову Г. М.

Довожу до Вашего сведения, что Л. П. Берия знал с 1920 года, который был беспартийным до 1924 года. Он находился в Баку и стал работником Мор[ской] ЧК. С помощью авантюриста Г. Д. Кавтарадзе в[ыше]н[азванный] Берия находился при мусаватистах в Азербайджане, в Баку, где он имел знакомство с меньшевистскими официальными представителями, особенно с помощником] военного атташе грузинского меныпевист[ского] правительства Миши Дзидзигури. В 1920 году этот же Дзидзигури был переброшен из Грузии в Азербайджан как агент грузинской и английской разведок, но вот Берия выручает его, и Дзидзигури стал коммунистом, как все быв[шие] меньшевистские карательники — враги коммунизма. Кавтарадзе, будучи б[ес]п[артийным] до 1920 года, и вдруг и он член Коммунистической] партии с 1916 года, хотя Кавтарадзе был беспартийным. В 1917, 1918и 1919 годах он прикрыл всех, как Берия, так же Дзидзигури. Берия женился на племяннице С. Гегечкори и стал заместителем] председателя] Груз[инской] ЧК. Всех старых большевиков он удалил из органов, и вот в аппарате Груз[инской] ЧК все быв[шие] меньшевистские разведчики: Зусев, Дзидзигури, Гоглидзе, Гульст, Тедеев А. Н., Мамулашвили, Ал[еаксан]др Деканозов, Гульбис, Урковский, Муратов, Бороу. Когда Павлуновский стал разгонять некоторых, Берия через Ш. 3. Элиава добился снятия Павлуновского на том основании, что якобы Павлуновский проводил русификацию. Позже Берия, опасаясь, что Павлуновский может ему повредить, он его оклеветал. Это было после смерти т. Серго Орджоникидзе, он убрал всех, кто был опасен для него. Так как Берия знал о преступной связи Н. Лакоба в/н [?] с Турцией, но его родственники, родная сестра, муж сестры и родственники его жены б[ывшей] кн[ягини] Эмухвори, были руководителями вооруженных банд, которыми руководил Н. Лакоба. Оружием же снабжали сестра и муж сестры Берия, а тот же дважды покушавшийся на жизнь тов. Сталина. Н. Лакоба в лице Берия имел надежного союзника. Кроме того, Лакоба знал члена иностранной террористической организации в лице Коли Гегечкори, который скрывался, т. е. жил у Берия. Этот выродок убил Георгадзе Иллариона Семеновича, быв[шего] левого меньшевика, который перешел в Коммунистическую] партию со всей бакинской группировкой железнодорожников. Труп Георгадзе И. С. был извлечен из р. Куры и похоронен на кладбище в Тбилиси. Коля Гегечкори и др. убили очень многих, но в лице Берия и его жены они все здравствовали и жили в Тбилиси, как и Дзидзигури, Деканозов и др. Деканозов был Ахалцихским уездным комиссаром при меньшевистском грузинском правительстве, где он истреблял русских, армян. Деканозов как быв[ший] в прошлом меньшевик студентом Московского экономического института был против советской] власти в 1917 году, но имел тесную связь с иностранными агентами как Стажадзе Л., б[ывший] директор ресторана «Арагви». Как видно, Деканозов имел его как связного с иностранными агентами до 1917 года. Берия хотел подменить т. Молотова на посту НКИД СССР до 1939 г., но так как тов. Сталин отверг предложение Берия, его все же ввели в коллегию, где стал заместителем] НКИД, а позже зам[естителем] МИД СССР. Так как друг и единомышленник Деканозова находился у Гитлера секретарем по делам Грузии, фамилия последнего Рапокидзе Симоника, которого в 1924 г. Берия и Деканозов вместо того, чтобы расстрелять, эмигрировали. И он, Рапокидзе, в 1927 г. вместе с Кедия, бывшим начальником особого отряда Грузинского] меньшевистского правительства, организовали убийство Вешопели. Вешопели как лидер нац[ионал-]соц[иалистической] партии Грузии, где также состояли членами Деканозов и Рапокидзе Симоника, перешел на советскую сторону и издавал газету «Новая Грузия», «Ахали Сокортвело», где призывал эмигрантов-грузин вернуться на родину. Многие вернулись, но Вешопели был убит в Бельгии. Деканозов, будучи послом в Германии до 1941 г. 22 июня, встречался с Рапокидзе, и он, Деканозов, безусловно, знал о выступлении против советской власти Гитлера, иначе быть не могло.

В 1945/46 гг. я вновь был связан с органами и сообщил официально, что Деканозов единомышленник Рапокидзе, и он, безусловно, знал о дне выступления германских войск, и что он предпринял — Деканозов? Предупредил ли он советское правительство о намерении Гитлера? Я также упомянул о прошлом Деканозова и о Стажадзе и их странную связь. Деканозов — человек высокообразованный, а Стажадзе — простой уголовный убийца, но Деканозов перетащил Стажадзе в Москву и устроил его на работу в органах разведки. Этот Стажадзе до 1917 г. — иностранный агент, в 1917/18 гг. в Москве брал взятки от имени отдельных работников ЧК, которые не подозревали его. Он доносил, те, что давали взятки, подтверждали, что действительно давали. ЧК расстреливал невинных людей. Но когда Стажадзе был разоблачен, он бежал в Грузию, где стал директором известного ресторана «Бомон», где он выслеживал коммунистов, которые предавали меньшевистскую разведку. Деканозов был арестован, Меркулов был смещен с должности в МГБ СССР, но Берия жить не мог без лично преданных Деканозова и Меркулова, особенно Деканозова. А ведь террористов в Грузии возглавлял Деканозов с ведома Берия. Берия имел основания опасаться, и он собрал всех себе подобных.

Отец Берия, Павлэ Берия, был бандит и содержатель домов терпимости. В 1912 году в г. Поти, на Черном море, содержал пивное заведение с женщинами-проститутками. Одновременно он возглавлял бандитскую шайку. Он заманивал простаков, награбленное клал себе в карман, а случайных он предавал в руки полиции. Брат Павла Берия в 1917 году был убит в Сухуми как провокатор и агент полиции. Берия JI. И., будучи студентом Высшего технического института в Баку, не мог не быть агентом охранки. Его окружение — воры, бандиты и агенты иностранной агентуры. Принят был в Тифлисе аджарец по имени Дурсун, в прошлом бандит, а потом агент Турции. И этот Дурсун — доверенное лицо Берия. В 1928/29 гг. второй Мучдусси Хачик, быв[ший сотрудник] НКВД Армении, он в 1921 г. передал дашнакам две тысячи человек. В Эчмиадзине (Армения) все члены Коммунистической] партии и активисты были расстреляны, а Мучдусси как глава подпольной организации остался жив. Мучдусси вошел в доверие советской власти и стал работником ЧК, во время восстания его оставили руководителем подпольной организации. Конечно, как агента иностранной разведки никто не знал, кроме дашнаков, ставленниками которых был Мучдусси. Мучдусси предал всех, а сам укрылся. Когда же Тер-Габриельян С. М. стал председателем] СНК Армении, он разогнал всех подозрительных лиц.

Мучдусси имел высокого покровителя в лице председателя] ЧК Армении Мелика Осипова, в прошлом дашнак-маузерист — агент полиции, по-теперешнему фашист, и Мучдусси отбыл в распоряжение Берия — Закавказского] ГПУ. Мучдусси был иранец, и как самый близкий человек срочно командирован в Сухум, где убивали членов партии.

Их убивали кулаки и агенты иностранных государств, которых возглавляли Н. Лакоба и родственники Берия — родная сестра с мужем, б[ывшим] кн[язем] Эмухвари, родственники Берия по жене и сам Берия через своего родственника председателя] ЧК Начкебия. Мучдусси выгородил Н. Лакоба и родственников Берия. Начкебия был осужден на два года за халатность. Но вот Лакоба дважды покушался на жизнь тов. Сталина — в 1927 г. в запрещенной зоне Адлер на Черном море, 2-й раз в лесу хотел убить на охоте т. Сталина. Все это стало не секретом, стали роптать, и вообще Лакоба одним размахом пера мог уничтожить Берия. Тогда Лакоба заболел, его везут, и Лакоба умирает загадочно, как видно, он был отравлен. И после смерти Лакоба Н. Берия Л. П. срочно выехал в Сухум, где он арестовал всех родственников Н. Лакоба и осудил их. Таким образом он спас свою жизнь, но вот б[ывший] пред[седатель] СНК Армении Тер-Габриельян живет в Москве и ему известно кое-что. Здесь Берия решил назначить [в] НКИД Армении Мучдусси Хачика, предателя, туда же был направлен троцкист Аматуни, которые создали дело против Тер-Габриельяна С. М., который был арестован в Москве по оплошности некоторых отдельных лиц. Так как против Тер-Габриельяна не нашли ничего компрометирующего, его выбросили с 4-го этажа. Когда т. Микоян выехал в Ереван, Берия, боясь, что его могут разоблачить как единомышленника, срочно выехал в Ереван, где имел доступ к Мучдусси и успокоил, что будет хорошо. Мучдусси-бандит не выдал единомышленников, так и умер. Берия репрессировал всех, кто выступал против его и кто упоминал о его отце. Из г. Поти, Грузия, он выслал старого большевика Евгения Гогинава и др. Из Грузии и вообще из Закавказья он всех выслал преданных партии Ленина — Сталина. В аппарате разведки — быв[шие] дворяне, офицеры, контрразведчики, но ни одного рабочего, действительно достойного человека. В Москве в аппарат МГБ и МВД СССР Берия возвел многих уголовников, воров и врагов Советского Союза — в ранги генералов, они в зародыше ликвидировали в филиалах иностранных государств преданных работников, которые разоблачали преступников, среди иностранных агентов были штатные работники б[ывшего] МГБ СССР.

Но вот клевета на лучших представителей нашего государства — на маршала Жукова, вице-адмирала Кузнецова Н. Г., на других передовых людей. В 1947 году один из уголовников, личный друг Берия, который дважды клеветал на маршала Жукова, вице-адмирала Кузнецова и др., прямо заявил, что он дважды оклеветал Жукова по заданию Берия. Он рассказал, что серьезно болен, но на его месте будет Берия. Он молодой. Я сообщил об этом в МГБ СССР, но меня никто не вызвал, позднее меня арестовали и посадили в тюрьму, а потом в 5 Московскую] нервнопсихиатрическую больницу, прокурору уплатили за этот незаконный арест. Первый раз меня Берия арестовал в 1929 г., и я был осужден по ст. 95 УК Коллегией ОГПУ в 1929 г. В 1930/32 гг. писал в ЦК ВКП(б) о делах и деятельности Берия, но Ежов, как видно, не сумел использовать материалы на Берия.

С 1932 по 1952 год я беспрерывно писал в СНК СССР, а потом в Совет министров СССР на имя тов. Сталина о вражеском окружении. Но вот в ЦК ВКП(б) в аппарате партконтроля есть свои люди, и они предлагали прекратить писать и буду восстановлен в рядах Коммунистической] партии Советского Союза. Первый раз в 1946 году, как ни странно, пригласил меня Шкирятов. Посланцу я ответил, что за невинных репрессированных коммунистов он предлагает мне взятку. Я их не брал и не беру. Вскоре был арестован Деканозов, смещен Меркулов, но ведь никто не пожелал со мною поговорить. В 1953 году, когда я обжаловал решение ЦК ВКП(б) 19/XII.39 г., где Шкирятов приписывал себе великие заслуги. Эти заслуги, между прочим, состояли в том, что он расстрелял в [19]37 году невинных людей в Осетии, а в 1946 году предлагал условие, чтобы я молчал, восстановить в рядах Компартии Советского Союза. В 1950 году, когда подал ему же огромное количество материалов о том, что некоторые восстановленные в рядах партии в прошлом предатели. Здесь один из выродков, родители которых раньше были репрессированы советской] властью, этот потомок переменил фамилию и вступает в ряды КПСС, и он свой человек среди работников в аппарате ЦК КПСС, и он перехватывает корреспонденцию и передает заинтересованным лицам. Мне же предложил, что нужно восстановить в рядах КПСС, т. к. отдал все на благо Родины. Я ответил ему, что в настоящий момент я ставлю вопрос о преступниках, которые восстановлены в рядах КПСС, обманули партию, скрыли свое деяние против советской] власти. Когда стал наводить справки о цели разговоров между мною и подозрительным лицом, мне заявили, что восстановят, а потом меня направят куда-нибудь в отдаленный край, откуда трудно будет мне разоблачать их. Мне стало просто нехорошо. Я изложил в 1948 г. в МВД СССР т. Круглову по поводу всего, что происходит, и о том, что освобождают крупных преступников сотнями, сослался на группу освобожденных в пятьсот человек под Казанью. В 1949 г. был составлен акт о том, что заключенные сгорели. Сгорели, как видно, вагоны и охрана, которую, как видно, перебили и сожгли. Что касается пятисот заключенных, то их привезли в Москву, выдали всем им паспорта на вымышленные фамилии, всех прописали в разных домах в Москве. Тот, кто выдавал паспорта, того отравил доверенное лицо Берия, а труп направил на родину в Северную Осетию. Ставленник Берия Свинелупов, быв[ший] заместитель] министра МГБ СССР, заставил замолчать кое-кого. Этот бандит возвел в генералы многих бандитов. Он с ведома Берия направил в Иран и др[угие] города карских армян, которые прибыли в качестве иностранных агентов. Несколько человек малонадежных умерли в Москве.

С 1945 года после ареста я обиваю пороги МВД СССР. Но, увы, меня близко не подпускают, материал Круглову не попал, а попал Свинелупову. Материал был передан н[ачальни]ку приемной МВД СССР подполковнику Зубову, который передал без ведома т. Круглова в МГБ СССР, т. е. тем, кто особенно был в том заинтересован. Когда же после долгих переговоров я отказался работать в преступном мире, они решили избавиться от меня.

Ни одно вредительство на производстве, на строительстве не обходится без вмешательства работников МВД. Вот пример: на высотном здании на Смоленской площади один из представителей взорвал башенный кран-стоп моста башенного — 2,5 млн золотом. Взорвали толом, употребили около 40 кг тола. Для того чтобы взорвать дерево или кран, нужно в среднем 200 гр. тола. Здесь употребили 40 кг. Конечно, после взрыва получилось отклонение на 7 % и тем самым нанесли вред стройке. Другое уголовное доверенное лицо Берия выкрал все патенты в 1951 г. и молчал до 1952 года, пока я не появился из больницы. И что же он сделал? Он выписал несколько сот тысяч рублей на розыски воров. Когда я упрекнул его в том, что он же выкрал, последний промолчал. Я писал в б[ывшее] МГБ СССР Игнатьеву в 1952 г., но до сих пор все этот тип разгуливает по Москве.

В Москве существовали филиалы иностранных агентур. Когда я настоял арестовать их, Свинелупов через Семенова арестовал их, и вскоре освободили их. Есть основание думать, что Берия о существовании агентуры знал, ибо в Совет министров я писал, как видно, передали перехваченные материалы.

На мою работу ассигновано несколько млн рублей, но их присваивают уголовники — ставленники Берия, Свинелупова и К0. Мою подпись подделывали. Правительственные награды мне не вручены, их продавали уголовникам и зубным врачам. Меня к работе не допускают. Один мне прямо заявил, что нужно с очкастым помириться, т. е. с Берия, и тогда будет в порядке все. Все старые работники ВЧК ОГПУ из особых отделов изгнаны, остались только некоторые, которые пресмыкаются перед бандой, собранной Берия. Честные товарищи просто отвечают, что работать невозможно, и, будучи работоспособными, просто переходят на пенсию, мне таковую отказывают, т. е. кто-то получает на меня из доверенных лиц Берия.

Берия, безусловно, знал, что среди работников МВД СССР есть прибывшие из других государств и быв[шие] немец[кие] агенты, которые ныне работают на англо-американских агентов и французских] капиталистов, но они ведь нужны были Берия и его единомышленникам.

Продолжение следует.

А. В. Качмазов

Москва, 180 п/о, ул. Мал[ая] Полянка, д. № 2, кв. 21.

Просьба — вызов пришлите нарочным, так как корреспонденцию перехватывают уголовники — ставленники Берия.

А. В. Качмазов

10/VII.53 г.

Пометы:

Оригинал и копию послать Руденко.

20/VII.53 г. [п.п.] [подпись неразборчива]

К делу Берия. 20/VII.53 г. [подпись неразборчива]

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.