Введение

Империалистическая интервенция против Советского государства представляла собой необъявленную войну со стороны Антанты и США с целью восстановить в России власть помещиков и капиталистов, «...закабалить русских рабочих и крестьян англо-французскому капиталу..., потушить пожар социалистической революции, начавшийся у пас и все более грозящий перекинуться на весь мир»1. Длительное время главным плацдармом этой войны явля лись Сибирь и Дальний Восток, где неоднократно решалась, в полном смысле слова, судьба Советской Республики. С Сибирью связывались далеко идущие агрессивные Планы международного империализма в отношении Центральной и Восточной Азии. Следовательно, без глубокого исследования политики империалистических держав в отношении Сибири невозможно изучение истории гражданской войны и иностранной интервенции в стране в целом, а такжо развития международных отношений на Дальнем Востоке.

Враждебные действия Антанты и США против Советской Республики представляли собой не обычную военную кампанию, а открытое столкновение двух антагонистических общественных систем. Стремясь навязать Сибири и всей России буржуазно-помещичьи порядки, интервенты использовали богатый арсенал приемов — экономических, политических, военных, идеологических, накопленных и усовершенствованных международной буржуазией за время ее классового господства. Интервенция, таким образом, включала не только карательные действия по отношению к русским рабочим и крестьянам, осмелившимся поднять руку на своих госнод, но и систему мероприятий, направленных на укрепление позиций русской буржуазии (чтобы исключить возможность повторения революции), на дискредитацию идей и политики Советского правительства, на осуществление экономической экспансии с целью расширения влияния иностранного капитала в Сибири и России в целом, приобретения новых рынков сбыта и источников сырья, а также стратегических плацдармов, необходимых для установления господства над Центральной и Восточной Азией.

В борьбе против Октябрьской революции важное значение придавалось использованию антибольшевистских сил, имевшихся в самой России. В период подготовки и осуществления интервенции сложился союз между внешней и внутренней контрреволюцией. Каковы особенности этого процесса в Сибири и па Дальнем Востоке? На какие силы ориентировалась каждая из держав, насколько согласованными были их действия? Какую внешнеполитическую ориентацию избрала сибирская контрреволюция и какой отпечаток это наложило на ход интервенции? Ответы на данные вопросы имеют значение не только для раскрытия особенностей интервенционистской тактики держав и их программы создания «будущей России», но и для более глубокого изучения современной контрреволюционной политики империалистической буржуазии.

Совместно с белогвардейцами интервенты вызвали к жизни свирепую колчаковскую диктатуру, которую предполагалось использовать для наведения «порядка» во всей России. Ход классовой борьбы в стране с начала интервенции и гражданской войны, особенности расстановки и соотношения классовых сил в контрреволюционном лагере создавали почву, породившую режим «верховного правителя». ІІо колчаковщину создавали и внешние силы, причем их воздействие было даже преобладающим. В связи с этим существует необходимость специального рассмотрения внешнего фактора в подготовке и осуществлении колчаковского переворота, а такжо последующего развитии взаимоотношений между интервентами и омским режимом. Указанная необходимость усугубляется тем обстоятельством, что военная диктатура оголтелой реакции нашла пеоднократное повторение в новейшей истории капитализма.

В процессе интервенции в Сибири стараниями союзников и белогвардейцев конструировалась государственная модель «будущей России». Буржуазия и помещики, чиновничество и военщина — все те, кто враждебно воспринял Октябрьскую революцию, с надеждой устремляли взоры к Сибири, откуда, как им казалось, произойдет «возрождение» России. Правительственная пропаганда стран-агрессоров, буржуазная историография обычно выдвигают в качестве главной пружины интервенции стремление «защитить демократию» в России, «помочь» русскому народу в организации «самоуправления» и т. д. Какова она, та «демократическая Россия», которая создавалась в Сибири интервентами и белогвардейцами? Ответ на этот вопрос представляет большую актуальность, поскольку Сибирь, являвшаяся в конце 1917 г., по оценке В. И. Ленина, одним из наименее большевистских районов страны2, в конечном итоге отказалась принять ту «демократию», которую ей несли. Тем самым была опровергнута клевета о «педемократичности» Октябрьской революции, о «непредставительном» характере Советской власти, о «насильственном» навязывапии большевиками своего правления всей России. Исторический путь, пройденный Сибирью в 1918—1922 гг., наглядно разоблачает лживость утверждений буржуазной пропаганды, будто социальный прогресс в современном миро возможен в стороне от дорог, проложенных Октябрем.

Необходимость воссоздания более полной картины событий в Сибири требует освещения действий всех главных участников интервенции, а не только США и Японии, как это делалось до сих пор большинством исследователей. Заслуживает самого серьезного внимания роль Англии и Франции в интервенция. Хорошо известно, что В. И. Ленин неоднократно отмечал активное участие этих держав во всех сколько-нибудь существенных антисоветских акциях в самых различных частях России3. Нуждается в специальном рассмотрении роль, которую сыграло в империалистической интервенции правительство Китая, выступившее в качестве пособника международных жандармов н пытавшееся нажиться за счет России.

В организации и проведении интервенции важную роль играла буржуазная дипломатия, с помощью которой империалисты согласовывали способы борьбы против Советской власти, районы вторжения, конкретные формы участия в ней каждой страны и улаживали разногласия. В связи с этим небезынтересно выяснить, насколько скоординированной была антисоветская политика Антанты и США, по каким каналам велось согласование вопросов интервенции, какие планы какими правительственными и межсоюзными оргапами при этом разрабатывались, какая борьба мнений существовала вокруг них.

Говоря о стремлении правящих кругов империалистических держав задушить русскую революцию, о разрабатывавшихся ими антисоветских проектах, следует учитывать, что данная политика далеко не всегда развивалась по заранее составленному плану. В сложных условиях 1918—1922 гг. страны Антанты и США пе раз меняли планы борьбы с Советским государством, приспосабливаясь к обстановке, учитывая рост революционного движения, демократических сил на Западе и Востоке, успехи Красной Армии на фронтах, империалистические противоречия в лагере интервентов. Таким образом, необходимо рассмотрение тех сил, которые ограничивали и видоизменяли первоначальные планы держав, определяли смену тактических линий.

Политика империалистических держав в Сибири являлась одновременно продолжением борьбы «за господство над Тихим океаном и его побережьем»4, которую они вели на протяжении предыдущих десятилетий. Империалисты не без основания полагали, что успех сибирского предприятия упрочит их влияние не только в России, но и в Китао и во всей Восточной Азии. Следовательно, ход и результаты интервенции имели важное значение для последующего развития всей системы международных отношений на Дальнем Востоке. В. И. Ленин неоднократно подчеркивал в связи с этим, что у империалистической буржуазии в процессе интервенции рядом с контрреволюционными целями стояли интересы раздела мира. Антисоветизм сплачивал их в единый лагерь, помогал организации вторжения и Россию, в то время как погоня за наживой приводила к вспышкам острейших противоречий. Начав антисоветскую интервенцию, ее участники внимательно следили за тем, чтобы пи один из империалистических соперников пе оказался в большем выигрыше. Не было единства между интервентами и в вопросе о будущем России. Каждая страна представляла его в соответствии с корыстными интересами своей буржуазии. Автор считает своей задачей выяснить главпые линии проявления противоречий между державами в процессе интервенции.

Одной из важнейших целей данной работы является освещение экономической экспансии иностранных монополий в Сибири, которая осуществлялась под флагом «помощи» русскому народу в восстановлепии транспорта, реорганизации финансов, снабжении товарами и т. д. При этом экспансия рассматривается не только как стремление к овладению рынками сбыта и источниками сырья, к обеспечению прибылей монополиям, но и как важная контрреволюционная мера, направленная на реставрацию и укрепление буржуазных порядков в России, зависимости ее от империалистических держав.

Большое значение имеет рассмотрение ленинской политики мира на Дальнем Востоке. Организуя вооруженный отпор интервентам, разоблачая контрреволюционный, империалистический характер политики стран Антанты и США, Советское правительство, В. И. Ленин вели борьбу за мир, торговлю и добрососедские отношения с Японией, США. Китаем и другими государствами, что имело важное значение для развития в капиталистических странах движения за прекращение вооруженной интервенции и нормализацию отношений с РСФСР.

Изучение всех перечисленных проблем тем более важно, что буржуазная историография трактует их в извращенном виде. Ее взгляды на политику стран Антанты и США в отношении России сложились под воздействием официальной пропаганды и документов правительственного происхождения. Выполняя социальный заказ, буржуазные авторы вот уже более шести десятилетий «доказывают», что империалистическая интервенция в СССР не являлась контрреволюционной акцией, а была главным образом «антигерманским» мероприятием. Отдельные историки признают, что интервенция «частично» носила антисоветский характер, по это случилось потому, говорят они, что Антапта была возмущена «предательством» России, покинувшей союзную коалицию.

В последние годы авторы подобных сочинений выступают в качестве активных участников идеологической кампании, направленной против СССР и других социалистических стран и раздувающей провокационную шумиху о «правах человека». Обвиняя большевиков в «тоталитаризме» и «терроризме», в «узурпации власти», изображая Колчака и других белогвардейцев «бескорыстными идеалистами», «честными патриотами», «борцами за Россию» и т. п., утверждая, будто политика Антанты и США в отношении Сибири и всей России определялась «демократическими» побуждениями и «дружественными» чувствами к русскому пароду, они питают «научными» данными империалистическую пропаганду, пытающуюся доказать несовместимость социализма и демократии, оправдать любые репрессии против сил социального прогресса.

В советской историографии политика империалистических держав в отношении Сибири в 1918—1922 гг. освещена еще далеко не полно. Историки проделали большую работу по изучению американо-японской интервенции на Дальнем Востоке. Однако отсутствуют обобщающие исследования, в которых была бы освещена политика всех ее участников (а не только США и Японии), в отношении всей Сибири (а не только Дальнего Востока), во всех важнейших направлениях — экономически, политическом, идеологическом.

Решение данной задачи весьма актуально. В современном мире идет сложная, невиданная ранее по масштабам и интенсивности борьба двух противоположных общественных систем. В обстановке дальнейшего углубления общего кризиса капитализма и развития мирового революционного процесса империалистическая буржуазия для сохранения своего классового господства готова использовать любые средства. Экономическая блокада, организация голода и разрухи, террор, вооруженная интервенция, насаждение диктаторских режимов — таков арсенал международной контрреволюции. С помощью мощной идеологической кампании делается попытка культивировать в массах ненависть к СССР и коммунизму, оттолкнуть их от самой мысли о дружбе с советским народом, убедить в том, что Октябрьская революция не оказала никакого влияния на извечное течение жизни в России, что наша страна так и осталась «невежественной», «агрессивной» и т. д. Антикоммунисты хотят заставить трудящихся поверить в то, что социальные революции ничего не меняют в жизни народов и что борьба империалистических держав против Великого Октября была вполне оправданна.

Следовательно, освещение всего комплекса средств, использованных международной буржуазией для борьбы против Октябрьской революции в условиях Сибири, отвечает интересам народов, борющихся за социальный прогресс, помогает глубже понять принципы империалистической стратегии и тактики, выработать эффективные способы противодействия.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.