Доклад полковника Волкова министру внутренних дел СССР С. Н. Круглову . 20 августа 1953 года

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1953.08.20
Источник: 
Политбюро и дело Берия. Сборник документов — М.:, 2012. С. 301-303
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 467. Л. 9-16. Подлинник. Рукопись.

 

Доклад полковника Волкова министру внутренних дел СССР С. Н. Круглову

 

Совершенно секретно

Министру внутренних дел СССР генерал-полковнику товарищу Круглову С. Н.

 

Считаю необходимым доложить Вам о следующем:

1. В 1947 году, будучи назначен заместителем] начальника 5-го управления МГБ СССР, я узнал, что по поручению ЦК ВКП(б) подготавливается к рассмотрению вопрос о судьбе многочисленных чекистских материалов в отношении троцкистов, правых, эсеров, меньшевиков и анархистов, разработка которых с 1943-1944 гг. почему-то была прекращена.

Я принял участие в разбирательстве этого вопроса. Примерно в мае 1947 г. был подготовлен документ, подписанный т. Селивановским, Питоврановым, Дроздецким и Герцовским, из которого явствовало, что б[ывшее] 2-е управление НКГБ, основываясь на указании руководства НКГБ СССР (Меркулов, Кобулов), сдало все дела на троцкистов и др[угих] в архив. Работа по троцкистам была прекращена, агентура использована по другим линиям и т. д.

Тогда же указанный документ был доложен ЦК ВКП(б), причем для соответствующих объяснений на этот счет вызывались в ЦК Меркулов, Кобулов и, насколько помню, т. Федотов. Со слов руководства МГБ СССР и в разговоре с тт. Питоврановым и Дроздецким мне стало известно, что ЦК партии квалифицировал действия Кобулова и Меркулова как грубую политическую ошибку и предложил поднять из архива необоснованно сданные дела на троцкистов и восстановить по ним чекистскую работу. В июне 1947 г. при моем участии была издана короткая директива (№ 147) по вопросу о восстановлении неправильно прерванной работы по троцкистам. Некоторое время я возглавлял работу специальной опергруппы, занимавшейся изъятием из архива и рассмотрением материалов указанной категории, а затем в составе 1 -го отдела 5-го упра[влен]ия по заслуживающим внимания материалам была организована соответствующая работа. Должен доложить, что по опыту работы б[ывшего] 5-го упр[авлен]ия МГБ СССР за 1947-1951 гг. можно сделать вывод, что решение ЦК ВКП(б) по этому вопросу было своевременным и, несомненно, дало большие положительные результаты.

В то же время, как мне известно, Кобулов долго неистовствовал по поводу выводов ЦК партии и злобно был настроен в отношении меня, Питовранова, Дроздец-кого и др[угих]. Это узнавалось обычно окольными, случайными путями, которые я, естественно, не фиксировал, ибо считал свои действия правильными и не обращал внимания на злопыхательство Кобулова (следует указать, что в составленной мною лекции о борьбе наших органов с троцкистско-бухаринской агентурой иноразведок, преподанной для чек[истских] школ, упоминалось о необоснованной сдаче дел на троцкистов в архив по вине б[ывшего] руководства НКГБ СССР).

Считаю, что инициатива Кобулова насчет прекращения агентурной работы по троцкистам имеет связь с его заявлением, сделанным в выступлении на партийной конференции НКГБ (или актива) в 1944 г., о том, что «троцкисты теперь перестали быть троцкистами, врагами партии, это обычные антисоветские элементы».

2. Работая начальником 5-го управления МГБ СССР, я непосредственно подчинялся заместителю министра Огольцову С. И. Однако мне много раз приходилось бывать на приеме, с отдельными докладами и на рабочих совещаниях руководителей управлений и отделов у министра Абакумова. В процессе общения с Абакумовым я мог наблюдать стиль его работы и отношение к людям, в том числе отдельным руководителям партии и правительства.

У меня (как, очевидно, и у других товарищей — Питовранова, Герцовского, Шубнякова и др. сложилось твердое впечатление, что Абакумов определенно ориентировался на Берия JI. П. Он нередко обращался к нему по телефону за советами и указаниями, часто ссылался в разговорах с руководящими работниками МГБ на мнение и поручения Берия. Я лично не раз был свидетелем, как Абакумов, прежде чем поставить тот или иной вопрос перед ЦК ВКП(б) или правительством, предварительно советовался с Берия, и действовал в плане его указаний. Не будет ошибкой сказать, что отношение Абакумова к Берия было особым, отличным от его отношения к другим руководителям партии и правительства (тт. Суслову, Пономаренко, большинству зампредов Совета министров СССР). Абакумов обычно с небрежностью, неуважением разговаривал по телефону с кем-либо из указанных товарищей, но был весьма подобострастен и явно зависим от Берия. Из этого, а также из неизменной практики посылки всех документов в адрес Берия явствовало, что Берия является фактическим шефом, руководителем МГБ, или, по крайней мере, лично Абакумова.

Думаю, что неслучайно, что Абакумов всячески оберегал от критики и законных претензий Цанава — б[ывшего] министра государственной] безопасности БССР. Было широко известно, что Цанава спекулирует на родстве с Берия, отличается редким самодурством, непомерным и отвратительным барством, злобным преследованием «непокорных» работников, игнорирует центральные управления МГБ СССР и т. д. Однако Абакумов в угоду Берия покрывал антипартийное поведение Цанава и отводил неоднократные попытки работников центрального аппарата призвать его к порядку.

Точно не знаю, но слышал от сотрудников, что Абакумов по указанию Берия уберег от привлечения к ответственности за какие-то преступления Какучая, одного из прихлебателей Берия.

Полагаю, что небезынтересно отношение Абакумова и к сигналам относительно аморального облика Берия. Я лично, по указанию т. Огольцова, два или три раза докладывал Абакумову случайно полученные от женской агентуры донесения с жалобами на приставания Саркисова, нач[альни]ка охраны Берия. Из этих донесений можно было видеть, что Саркисов занимается подбором и поставкой для Берия (его имя в донесениях прямо не называется) девушек. В данном случае речь шла об агентах, на которых пал выбор Саркисова, и о его методах обработки для посещения особняка или дачи «одного из чинов правительства». Абакумов, двусмысленно улыбаясь, обычно говорил, что об этом известно, что это проделки «старого дурака Саркисова», что он, Абакумов, уже информировал на этот счет JI. П. Берия. Донесения уничтожались, но какие-либо следы, возможно, остались в материалах б[ывшего] 5-го упр[авле]ния.

Если Вы найдете необходимым, чтобы в изложенное мной были внесены какие-либо дополнительные уточнения или пояснения, прошу указаний.

 

Заместитель] нач[альника] отдела УМВД

Псковской области    [п.п.] полковник Волков

20 августа 1953 г. г. Москва

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.