Доклад генерального прокурора СССР и министра МВД СССР в Президиум ЦК КПСС о необходимости привлечения к уголовной ответственности генерал-майор А. Я. Герцовского. 28 сентября 1953 года

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1953.09.28
Метки: 
Источник: 
Политбюро и дело Берия. Сборник документов — М.:, 2012. С.378-381
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 469. Л. 32-36. Подлинник. Машинопись.

 

Доклад

генерального прокурора СССР и министра МВД СССР в Президиум ЦК КПСС о необходимости привлечения к уголовной ответственности генерал-майор А. Я. Герцовского

 

Пометы:

Тов. Булганин ознакомился с этими документами и предлагает принять предложение тт. Круглова и Руденко.

[п.п.] В. Чернуха

Предложение тов. Булганина правильное,

о чем следует сообщить товарищу Руденко и товарищу Круглову.

[п.п.] Д. Суханов. 30.IX

Архив

Тов. Булганин сообщил тт. Руденко и Круглову.

2.Х. 53 ВЧ

 

В Президиум ЦК КПСС

товарищу Маленкову Г. М.

Докладываем Вам, что, по имеющимся данным, бывш[ий] начальник отдела «А» МГБ СССР генерал-майор Герцовский А. Я., 1904 года рождения, член КПСС с 1939 года, являющийся в настоящее время начальником отдела МВД Якутской АССР, находясь на руководящей работе в чекистских органах, прикрывал преступные действия врага народа Берия, обманывавшего партию, а также допускал грубые нарушения советской законности и злоупотреблял своим служебным положением.

Среди архивных материалов, хранившихся лично у Герцовского, обнаружен пакет, опечатанный личной печатью с инициалами Герцовского, в котором находились компрометирующие материалы в отношении бывш[его] коменданта МГБ СССР генерал-майора Блохина.

Среди этих материалов имеется копия письма от 4 февраля 1939 года за подписью бывшего наркома внутренних дел СССР Берия, адресованного товарищу И. В. Сталину, в котором сообщается о показаниях, данных на следствии бывш[им] заместителем начальника учетно-статистического отдела НКВД СССР Губкиным. В письме говорится, что Губкин, признавшись в шпионской работе в пользу немецкой разведки и причастности к антисоветскому заговору, в который был вовлечен бывшим секретарем Ягоды Булановым, показал, что Буланов имеет террористическую группу из числа работников комендатуры НКВД СССР, и назвал участников этой группы, в том числе Блохина, а также ряд работников комендатуры, которых Буланов рассчитывал привлечь в случае необходимости к террористической деятельности.

Далее в письме указывалось, что лица, названные в показаниях Губкина, арестованы НКВД СССР и по их делам ведется следствие.

В действительности же Берия арест Блохина не санкционировал, а на постановлении на его арест написал следующую резолюцию:

«Совершенно] секретно. Вызван был мною Блохин и руководящие работники комендатуры, которым мною было сообщено кое-что из показаний на них. Обещали крепко поработать и впредь быть преданными партии и советской власти. 20.11.1939 г. JI. Б.».

Постановление на арест Блохина с указанной резолюцией Берия также обнаружено в упомянутом выше пакете, хранившемся у Герцовского.

Таким образом, из документов, найденных в этом пакете, видно, что Берия обманул Центральный комитет партии. Лица, названные в показаниях Губкина, не только не были арестованы, как об этом Берия сообщил в письме товарищу Сталину И. В., но до последнего времени работали в органах МГБ, а Блохин, получив в 1945 году по представлению Берия звание генерал-майора, до мая 1953 года работал комендантом МГБ — МВД СССР.

Герцовский, храня у себя документы, свидетельствующие о том, что Берия обманул ЦК КПСС, помешал разоблачению как самого Берия, так и лиц, скомпрометированных показаниями Губкина.

Являясь в 1939 году заместителем начальника 1-го спецотдела НКВД СССР, Герцовский не принял мер к розыску архивно-следственного дела на бывш[его]

уполномоченного Наркомлегпрома в ЗСФСР Сеф С. Е., которое в мае 1939 года было передано Кобулову и от него не вернулось, а в настоящее время значится утраченным.

Указанный Сеф С. Е. в 1938 году был расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР. Он проходит по показаниям участника правотроцкистского центра в Закавказье Горячева, завербованного бывш[им] вторым секретарем Закавказского крайкома партии Кудрявцевым. По показаниям Горячева как активный троцкист проходит также работавший в то время в Закавказском крайкоме партии Мамулов Степан, об антисоветской деятельности которого хорошо знал Сеф.

Герцовский, зная, что дело Сефа от Кобулова не вернулось, не реагировал на это и тем самым прикрывал действия Кобулова, возможно, уничтожившего это дело.

Нарушая советскую законность, Герцовский самочинно направлял в ссылку на поселение, а также задерживал в ссылке лиц, не подлежавших ссылке.

Вместе с тем, возглавляя отдел «А» МГБ СССР, Герцовский не информировал партийные инстанции о длительном расследовании следственных дел и незаконном содержании арестованных под стражей, хотя отдел «А» должен был контролировать соблюдение уголовно-процессуальных норм при расследовании дел на арестованных органами МГБ.

Более того, Герцовский давал периферийным органам МГБ устные указания о том, чтобы все заявления арестованных, независимо от того, кому они адресованы, направлялись следователю, ведущему дело. На практике это приводило к грубым нарушениям советских законов и к игнорированию права арестованных обжаловать действия органов МГБ в центральные партийные и советские органы.

Особенно вопиющее нарушение советской законности с участием Герцовского было допущено по известному Вам делу в отношении Орджоникидзе К. К. Зная о том, что Орджоникидзе К. К. находится в заключении необоснованно, Герцовский дважды лично ставил вопрос о продолжении содержания его под стражей и таким образом способствовал незаконному содержанию Орджоникидзе К. К. в тюрьме с полной изоляцией в течение 12 лет.

Без разрешения руководства министерства Герцовский в 1945-1946 гг. из конфискованного имущества, учетом и сдачей которого в госфонд ведал возглавлявшийся Герцовским отдел «А» МГБ СССР, приобрел для себя 7 предметов, за что в 1951 году ему объявлен выговор. С разрешения Герцовского конфискованное у арестованных имущество продавалось сотрудникам МГБ СССР.

Используя свое служебное положение, Герцовский в 1944 году оформил на себя половину дачи осужденного Хидько, бывшего сотрудника МГБ. Впоследствии эта дача была передана им бывш[ему] начальнику отделения отдела «А» МГБ СССР Гусеву.

МВД и Прокуратура СССР считают необходимым привлечь Герцовского к уголовной ответственности.

Генеральный прокурор СССР    [п.п.] Р. Руденко

Министр внутренних дел СССР    [п.п.] С. Круглов

28 сентября 1953 г.

№ 993/к

Пометы:

Совершенно секретно.

В Президиум ЦК КПСС товарищу Хрущеву Н. С.

С предложением

тт. Руденко и Круглова

согласен.

[п.п.] Н. Хрущев. 30.IX

 

Архив 6.Х. 53 ВЧ

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.