Протокол допроса оберфюрера СС В. Родде 10 мая 1947 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1947.05.10
Период: 
1940-1944
Источник: 
Тайны дипломатии Третьего рейха. 1944-1955. М.: Международный фонд "Демократия", 2011. Стр. 484-490
Архив: 
ЦА ФСБ России. Д. Н-19711. Л. 50—60. Подлинник. Машинопись. Автограф.

 

10 мая 1947 г.

Москва

Родде Вильгельм, 1893 года рождения, уроженец] гор. Ганау на реке Майн (Бавария), немец, германский подданный, из торговцев, со средним образованием, член национал-социалистической партии с 1933 года, оберфюрер-СС.

Вопрос. На предыдущих допросах вы показали о своем назначении в сентябре 1937 года на должность германского консула в гор. Виннипег (Канада). Какие инструкции и от кого конкретно вы получили при назначении?

Ответ: После того как я получил назначение на должность консула 11 класса в г. Виннипег, я был вызван тогдашним государственным секретарем министерства иностранных дел Германии и руководителем «Заграничной организации НСДАП» гауляйтером Боле, который информировал меня о больших трудностях, существовавших в области партийно-политической работы в Канаде, возникших в результате ненормальных взаимоотношений с имперским представительством в Оттаве, Монреале и Виннипеге с одной стороны, а также с германскими подданными и немцами — канадскими подданными — с другой.

Исходя из этого Боле охарактеризовал круг моих задач, которые сводились, примерно, к следующему: проверка ответственных за партийную работу в Канаде политических руководителей по части их морально-деловых качеств; урегулирование разногласий партийных и имперских представительств Германии с канадскими ведомственными органами и канадской общественностью; улучшение отношений между имперскими немцами и немцами, подданными Канады; представление предложений о необходимых изменениях в персональном укомплектовании должностей политических руководителей.

Министерство иностранных дел, кроме того, вменило в мою обязанность представлять доклады в отношении канадского населения к национал-социалистическому режиму в Германии, о деятельности и влиянии немецких эмигрантов в Канаде, а также о влиянии на Канаду проводимой немецкими эмигрантами в США работы.

Я должен был также путем установления связей с руководителями влиятельной канадской прессы распространять пропагандистский материал министерства иностранных дел и делать все от меня зависящее для улучшения политических отношений между Канадой и Германией.

Вопрос: С кем еще из руководителей фашистского государства вы разговаривали в связи с вашим новым назначением?

Ответ: Незадолго до отъезда в Виннипег я был вызван в Имперскую канцелярию и принят лично Гитлером. Поздравив меня с новым назначением, Гитлер сказал, чтобы обо всем интересном и полезном для Германии я подробно сообщал в министерство иностранных дел и работал также плодотворно, как в Берлине. На прощание он подарил мне свою фотокарточку с надписью: «Господину консулу Родде, с наилучшими пожеланиями. Адольф Гитлер».

Вопрос: Откуда Гитлеру стало известно о вашем назначении консулом в Канаду?

Ответ: О моем назначении консулом в Канаду доложил Гитлеру его третий адъютант, капитан Видеманн, с которым я находился в приятельских отношениях. Как я уже показал ранее, с Гитлером я познакомился в Мюнхене в 1932 году. В последующее время я неоднократно встречался с Гитлером на партийных съездах в Нюрнберге, на приемах иностранцев в Имперской канцелярии, сопровождал во время поездок в Мюнхен, Лейпциг, Эссен и Кёльн в 1935 году, где он выступал с большими программными речами, а также бывал у него довольно часто на докладе вместе с Риббентропом. Таким образом, Гитлер был хорошо информирован о моей деятельности.

Вопрос: Какие специальные задачи поставил перед вами лично Гитлер?

Ответ: Никаких специальных поручений Гитлер мне не давал и ограничился лишь общими указаниями, о чем я показал выше. Мой разговор с ним продолжался не более пяти минут.

Вопрос: Покажите о вашем дальнейшем участии в осуществлении преступной внешней политики Гитлера?

Ответ: В середине октября 1937 года я приступил к исполнению своих обязанностей в гор. Виннипег. В первую очередь я посетил германского посла в Оттаве доктора Виндельс, который ознакомил меня с общим политическим положением в Канаде и существующими разногласиями с партией. Затем я нанес визит государственному секретарю в Оттаве, фамилию которого я теперь не припоминаю, а также премьер-министру Маккензи Кинг. Последний задал несколько вопросов о положении в Германии, о Гитлере, Риббентропе, Гирле и фон Чаммерс и пожелал мне успехов в работе.

В Монреале я вел переговоры с руководящими работниками национал-социалистической партии и с германским консулом. Целью всех этих визитов было получить полную информацию о внутриполитическом положении и работе НСДАП.

Вопрос. Охарактеризуйте положение в Канаде к моменту нашего приезда?

Ответ. В тот период общая политическая ситуация в Канаде была весьма неблагоприятная для Германии. В особенности канадская пресса, которая питалась почти исключительно материалами «Ассошиэйтед пресс», которая оказывала на общественное мнение Канады сильное влияние. Это выражалось в том, что массы канадского народа не признавали национал-социалистического режима и его руководящих лиц.

Говоря о верующей части населения, необходимо заметить, что неблагоприятное для Германии действие оказывала борьба НСДАП против церкви, расовая политика и преследование евреев в Германии.

Большое внимание на общественное мнение Канады имели, кроме того, публичные выступления немецких эмигрантов, приезжавших из США, как, например, Томаса и Генриха Манн, Ренн*1, а также антигерманская деятельность известных немецких эмигрантов в США — доктора Раушнинг, доктора Мейер*2 и других. Деятельность НСДАП в Канаде наталкивалась на полное непризнание канадской общественностью.

В области партийной политики. Руководство НСДАП в Канаде было совершенно неподходящим и, частично, скомпрометированным. В своей работе оно придерживалось взглядов, что партия повелевает государству. Это порождало ссоры и недовольства со стороны имперских представительств и канадских немцев и вело к расколу немецкой этнической группы.

Вопрос. Что конкретно было сделано вами во исполнение указаний гауляйтера Боле и Министерства иностранных дел?

Ответ: Посещая губернаторов, полицию, бургомистров, хозяйственников, влиятельных деятелей культуры, я делал попытки переубедить их и расположить к новому режиму в Германии. Установленные мною связи с издателями и редакторами авторитетных газет не привели к изменению антигерманской направленности прессы.

По поручению германского правительства я часто направлял протесты в связи с появлением в канадской прессе антигерманских статей. Мои усилия проводить разъяснительную работу в интересах Германии среди членов «Канадского легиона» (Союз фронтовиков), в канадских клубах, на вечерах не дали ощутимых результатов, и никого из влиятельных лиц этих кругов использовать для Германии мне не удалось. О создавшейся ситуации я написал подробный отчет Министерству иностранных дел.

В целях коренного изменения работы национал-социалистической партии в Канаде я направил доклад гауляйтеру Боле и предложил произвести полную замену руководства НСДАП, выделить способных работников «Заграничной организации НСДАП» для инструктажа вновь назначенного партийного руководства, а также прислать ораторов для ознакомления членов партии и имперских немцев с задачами партии за границей; для улучшения отношений между имперским представительством и партией я предложил далее произвести четкое разграничение задач.

Примерно в середине марта 1938 года я, с согласия Министерства иностранных дел, был уполномочен гауляйтером Боле провести в соответствии с моими предложениями необходимые мероприятия. Таким образом, я сместил старое и назначил новое партийное руководство в гг. Монреаль, Торонто, Виннипег, Режина, Эдмонтом и Ванкувер.

Для устранения недоразумений между имперским представительством и партией, а также между партией и канадскими ведомственными учреждениями я запретил всякую связь партии с этими учреждениями. Одновременно я запретил ношение коричневых рубашек и военной формы в общественных местах.

На основании моего доклада из Берлина был прислан один сотрудник «Заграничной организации НСДАП», который в течение трех недель обучал руководящий и рядовой состав партии в Монреале, и один сотрудник, который выступал в Монреале и Торонто перед немецкой частью населения. В результате проведенных мною мероприятий наступило улучшение в отношениях между имперскими представительствами и немецкой этнической группой в Канаде.

Вопрос: Покажите о своем дальнейшем участии в осуществлении преступной внешней политики Гитлера?

Ответ: В апреле 1939 года я был вызван Министерством иностранных дел для личного доклада в Берлин. Перед отъездом я нанес прощальный визит премьер-министру Канады Маккензи Кинг. В разговоре со мной Кинг заявил, что современная международная обстановка очень напряженная и что политика Германии направлена на подготовку войны.

Гитлер и его советчики, продолжал он, ошибаются, полагая, что Канада в случае войны будет играть особую роль. Судьба Канады неразрывно связана с Англией. Прощаясь, Маккензи Кинг вручил мне письмо с просьбой передать его через Риббентропа лично Гитлеру.

Вопрос: О чем писал Кинг Гитлеру?

Ответ: По словам Кинга, в письме он изложил свои заботы и опасения. На этот шаг его толкнули чувства дружбы к Германии, личные встречи и разговоры с Гитлером. Если Гитлер будет продолжать начатую им политику, то она неизбежно приведет к катастрофе. Маккензи Кинг просил меня, чтобы об этом письме я ни с кем, кроме Риббентропа, не говорил. По прибытии в Берлин я был принят Риббентропом, которому передал упомянутое письмо и информировал о разговоре с Маккензи Кинг.

Затем я отчитался перед Риббентропом о проведенной мною в Канаде работе и написал, по его указанию, три доклада: об отношении канадских властей и населения к Германии; о деятельности канадских и американских кругов, направленной на отчуждение Канады от Англии и ее присоединении к США, и, наконец, о военной мощи Канады.

Вопрос: Укажите каналы, через которые вам удалось собрать информацию для докладов?

Ответ: Названные доклады я составил на основании разговоров с канадскими государственными чиновниками, офицерами армии и полиции, дипломатическими представителями, журналистами, имперскими и канадскими немцами, с которыми мне приходилось сталкиваться, а также в результате наблюдения за прессой. Других источников получения сведений я не имел.

Вопрос. Известно, что политическую и экономическую разведку вы проводили также нелегальными, агентурными путями?

Ответ: Заявляю, что интересовавшие меня сведения я получал легальным путем и агентуры, как среди немцев, так и канадского населения, не имел.

Вопрос. Вы далеко не так откровенны и будете еще допрошены по этому вопросу. Теперь скажите, как оценил Риббентроп вашу деятельность в Канаде?

Ответ: Риббентроп остался доволен моей работой в Канаде, поскольку в августе 1939 года я был повышен в должности и назначен генеральным консулом в гор. Брашов (Румыния).

Вопрос. Покажите подробно о своей деятельности в Румынии.

Ответ: Находясь в Румынии, я выполнял примерно такие же функции, как и в Канаде, за исключением чисто консульских задач, как-то: защита интересов Германии, укрепление экономических и культурных связей с Румынией, выдача паспортов и виз, я должен был по указанию культурного отдела министерства заниматься также вопросами фольксгруппы в Румынии, воспитывая румынских немцев в духе преданности Гитлеру и национал-социализму.

По получении этих указаний я встретился с руководителем «Центрального бюро по вопросам заграничных немцев» СС-обергруппенфюрером Лоренц и имел с ним обстоятельный разговор. Лоренц высказал недовольство руководством немецкой этнической группы (фольксгруппы) в Румынии, так как оно, по его мнению, было устаревшим, и просил меня поддержать его требования перед министерством иностранных дел в отношении замены непригодных работников.

Вопрос. Каким образом вы выполнили это указание министерства иностранных дел?

Ответ: В начале сентября 1939 года я прибыл в г. Брашов. Прежде всего, я встретился с рядом ответственных работников немецкой этнической группы и установил, что ее руководство является негодным ввиду своей слабости и связей с немецкими кругами, которые не признавали национал-социалистического режима в Германии.

О создавшейся ситуации я написал подробный доклад министерству иностранных дел и предложил, в соответствии с пожеланиями «Центрального бюро по вопросам заграничных немцев», произвести замену руководства этнической группы. В результате был назначен новый руководитель фольксгруппы доктор Брукнер, которого впоследствии сменил на этой должности Шмидт Андреас.

Для устранения недоразумений между фольксгруппой и местными румынскими властями я посетил далее целый ряд префектов и бургомистров и договорился с ними, чтобы все подобные споры и разногласия впредь разрешались только по согласованию со мной. На этом, собственно, и закончилось мое участие в жизни немецкой этнической группы в Румынии, так как начиная с 1941 года у меня установились плохие отношения со Шмидтом Андреас, который не терпел вмешательства в его дела со стороны Министерства иностранных дел, а ориентировался целиком на Гиммлера и его учреждения.

Вопрос: Следствие располагает данными, что при вашем активном участии в 1942—[19]43 гг. было мобилизовано в германскую армию не менее 50 тысяч румынских немцев?

Ответ: В 1940 году я действительно имел от германского посла в Румынии задание о мобилизации румынских немцев в германскую армию. Моя роль заключалась в ведении переговоров с румынскими властями с целью избежать при проведении мобилизационных мероприятий возможных недоразумений. Таким образом, при моем содействии в 1940 году было мобилизовано в германскую армию, преимущественно в войска СС, пять тысяч румынских немцев (фольксдойчен).

В мобилизации 50 тысяч фольксдойчен в 1942—[19]43 гг. я никакого участия не принимал, поскольку с ноября 1943 по февраль 1944 года был болен и находился на излечении в госпитале. По линии министерства иностранных дел мобилизацию проводили посол Киллингер и его сотрудник Дитлер в тесном контакте с руководителем немецкой этнической группы в Румынии Шмидтом Андреас.

Вопрос: Какие другие специальные задания вы выполняли в Румынии?

Ответ: За время пребывания в Румынии я выполнял следующие специальные задания министерства иностранных дел и лично Риббентропа.

Примерно в сентябре 1940 года я в течение двух-трех месяцев являлся представителем германского посольства в так называемой «Немецко-итальянской офицерской комиссии». В мои обязанности входило следить за инцидентами на румынско-венгерской границе между венгерскими немцами и румынами и сообщать о всех таких случаях германскому посольству в Бухаресте.

В ноябре 1940 года я был уполномочен министерством иностранных дел подписать от имени Германии договор о переселении немцев из Северной Буковины и Добруджи.

В начале 1942 года я получил от Риббентропа задание подбирать в контакте с немецкой этнической группой вспомогательный персонал для главной ставки Гитлера. Всего мною было отправлено из Румынии около 100 немецких девушек.

Одновременно я имел от Риббентропа задание заготовлять для его штаба продукты питания, текстильные товары и другие предметы ежедневного обихода. Все товары я приобретал за наличный расчет с ведома и согласия Михая Антонеску. Начиная с 1942 года я отправлял ежемесячно Риббентропу 200—300 килограммов товаров.

Вопрос: Приведенными фактами не ограничивается ваше участие в экономическом ограблении Румынии. Следствию известно, что вы, не считаясь с потребностями румынского народа, отправляли в Германию целые составы?

Ответ: Кроме закупок для штаба Риббентропа, я в двух или трех случаях получал большое количество продовольствия и других вещей, которые собрали проживающие в Румынии немцы для пострадавших от бомбежек семей сотрудников министерства иностранных дел, и, с разрешения Михая Антонеску, отправил в Берлин.

Мне известно, что вагонами вывозило товары (продукты, текстиль, мебель) «Центральное бюро по вопросам заграничных немцев». Я никаких закупок больше не делал, если не считать, что однажды по личной просьбе жены Риббентропа*3 приобрел для нее в Бухаресте 15 дамских часов.

Вопрос: В чем еще заключалась ваша деятельность в Румынии?

Ответ: О своей деятельности в Румынии я дал подробные показания и других фактов привести не могу. Прошу учесть, что с ноября 1942 года по январь 1944 года я болел и находился на стационарном лечении.

Вопрос. Вы имеете генеральский эсэсовский ранг. Когда вы стали членом преступной организации — СС?

Ответ: В организацию СС я был принят по представлению Риббентропа в 1935 году. На протяжении последующего времени никаких заданий по линии СС не выполнял, а присутствовал только на так называемых товарищеских вечерах в Берлине, которые проводились один раз в месяц, и платил членские взносы. На этих вечерах читались доклады на темы: «Национал-социалистическое мировоззрение», «Еврейский вопрос», «О концентрационных лагерях» и др. Других связей с ведомством Гиммлера я не имел.

Вопрос. Являясь убежденным национал-социалистом, вы принимали непосредственное участие в осуществлении преступных замыслов гитлеровской партии. Признаете себя в этом виновным?

Ответ: Я признаю, что в период 1931 — 1933 гг. проводил национал-социалистическую пропаганду, выступал против демократических элементов в стране и, тем самым, способствовал приходу к власти Гитлера.

Работая по заданию партии и в «Опекунском совете по экономическому просвещению народа», я далее содействовал претворению в жизнь фашистской расовой теории, на практике означавшей подавление демократических сил, истребление еврейского населения, ненависть к народам негерманской нации.

Находясь на дипломатической работе, проводил преступную политику Гитлера, направленную на развязывание агрессивных войн против демократических государств. Во всех этих преступлениях я признаю себя виновным.

Протокол допроса записан с моих слов верно, зачитан мне в переводе на немецкий язык.

РОДДЕ

Допросил: ст[арший] оперуполномоченный] 2 отделения] 4 отдела 3 Гл[авного] управления МГБ СССР капитан СОЛОВОВ

 

Примечания:

* Речь идет о немецком писателе Людвиге Ренне.

*2 Возможно, речь идет о немецком политическом деятеле Оскаре Мейере.

* Речь идет об Анне Элизабет (Аннелиз) фон Риббентроп.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.