Протокол допроса посланника Э. Цехлина 27 сентября 1945 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1945.09.27
Период: 
1939-1943
Источник: 
Тайны дипломатии Третьего рейха. 1944-1955. М.: Международный фонд "Демократия", 2011. Стр. 492-497
Архив: 
ЦА ФСБ России. Н-18500. Л. 10—24. Подлинник. Машинопись. Автограф.

 

27 сентября 1945 г.

Москва

Стенограмма

Цехлин Э., 1883 г[ода] рождения, уроженец гор. Шифельбайн (Померания), немец, с высшим образованием. До задержания работал вторым посланником Германии в Финляндии.

Допрос начат в 11 ч. 15 м.

—"— окончен в 14 ч. 45 м.

Вопрос: С какого времени вы являлись сотрудником германского Министерства иностранных дел?

Ответ: В Министерстве иностранных дел Германии я работал с 1919 по 1928 года вначале референтом, а затем руководителем секции по польским вопросам.

Вопрос: Где вы служили до поступления в Министерство иностранных дел?

Ответ: По окончании университета с 1907 по 1909 гг. я был аспирантом государственного секретного архива в Берлине. Затем четыре года работал аспирантом государственного архива в гор. Познань. С 1916 года, до поступления на службу в Министерство иностранных дел, я был референтом по польским вопросам при военном немецком управлении по оккупации Прибалтики.

Вопрос. На какую службу в 1928 году вы были назначены?

Ответ: В 1928 году я был назначен генеральным консулом в Ленинграде.

Вопрос: Непонятно, почему вас, руководителя польской секции в германском Министерстве иностранных дел, назначили на дипломатическую службу в СССР?

Ответ: Соображения, какими руководствовалось германское Министерство иностранных дел при моем назначении в Ленинград, мне неизвестны.

Вопрос: Расскажите о задачах, поставленных перед вами при назначении на должность германского генерального консула в Ленинграде?

Ответ: Задача генерального консульств, в основном, сводилась к защите интересов германских подданных, проживающих в Ленинграде и Ленинградской области; выдаче виз на въезд в Германию и развитие культурных связей Советского Союза с Германией.

Вопрос: А каковы были неофициальные функции генерального консульства в Ленинграде. Предлагаем вам на следствии показывать только правду.

Ответ: Я не хочу скрывать от следствия ничего. Состав германского генерального консульства в Ленинграде занимался сбором политических и экономических информаций.

Вопрос: Расскажите подробно о характере информации, собираемой чиновниками генерального консульства в Ленинграде?

Ответ: Чиновники германского генерального консульства в Ленинграде и я лично собирали различную информацию о политической жизни в Ленинграде, а также собирали данные экономического характера. 1930 год был периодом бурного развития социалистической промышленности в Ленинграде, и мы проявляли особый интерес к строительству фабрик и заводов в Ленинграде, выполнению промфинплана по отдельным отраслям промышленности, вопросам организации труда и трудовой дисциплины на производстве.

Мы регулярно информировали германское Министерство иностранных дел о выполнении пятилетнего плана поквартально или за полугодие. Особенно нас интересовали новые методы в работе промышленности, а также различные недостатки в работе промышленных предприятий. Мы обращали внимание на текучесть рабочей силы, собирая материалы по этому вопросу, а также добывали сведения о недоброкачественной продукции, вырабатываемой отдельными предприятиями.

Кроме того, сотрудники консульства собирали сведения по вопросам сельского хозяйства в Ленинградской области.

Должен сказать, что круг вопросов в области сельского хозяйства был более узок, чем в промышленности. Сведения собирались, главным образом, о новых формах социалистического хозяйства; подытоживались цифры о производимой продукции, об урожайности и т.д.

Консульство также ставило перед собой задачу сообщать в Берлин не только сведения экономического характера, но и политического.

Вопрос. Какие именно?

Ответ: Основную политическую информацию собирало немецкое посольство в Москве. Германское же консульство в Ленинграде, главным образом, интересовалось партийной и политической жизнью Ленинграда. Мы всегда посылали в Берлин отчеты о каких-либо событиях в партийной жизни Ленинграда. Например, сообщалось о всех выступлениях секретаря Ленинградского комитета ВКП(б) Кирова.

Помимо этого мы собирали сведения также и другого характера, а именно: интересовались вопросом организации детских садов, общественного питания, постановкой здравоохранения в Ленинграде, вопросами образования, советского киноискусства, театральной жизнью Ленинграда. По всем этим вопросам мы также информировали Берлин.

Вопрос. Какими источниками информации пользовалось консульство?

Ответ: Основным источником получения информации являлась обработка прессы, издаваемой в Ленинграде, а также личное наблюдение сотрудников консульства за происходящими событиями и беседами с советскими гражданами. Информацию мы также получали от немецких ино-специалистов, работавших на ленинградских предприятиях.

Вопрос: Кто непосредственно в консульстве ведал обработкой всех этих материалов?

Ответ: В большинстве случаев эти материалы обрабатывал вице-консул Графенштен, сотрудники Штельцер и Пфляйдерер.

Вопрос: Куда вы направляли полученную информацию?

Ответ: Собранная нами информация дипломатической почтой через немецкое посольство в Москве направлялась в германское Министерство иностранных дел в Берлине.

Вопрос: С кем лично из советских граждан вы были знакомы и от кого получали информацию?

Ответ: Я поддерживал знакомство со многими гражданами, проживающими в Ленинграде, главным образом с представителями науки и искусства.

Вопрос: Назовите их.

Ответ: Я был знаком с учеными: Тарле, Комаровым, Карпинским, Вавиловым, Иоффе и Марр; с писателем Алексеем Толстым; с артистами: Радловым*1, Юрьевым*2, Люком*3 и дирижером Гаук*4.

Вопрос: Какого характера были отношения с вышеназванными лицами?

Ответ: Никаких разговоров на политические темы я с ними не вел. При встречах мы обычно беседовали на отвлеченные темы или же разговор велся о литературе, искусстве, о новых театральных постановках. Я никогда не использовал свое знакомство с названными лицами для получения информации.

Вопрос: Когда вы познакомились с Радловым?

Ответ: Я не могу точно вспомнить время нашего знакомства с Радловым, но мне кажется, что я познакомился с ним в здании консульства, куда он пришел для встречи со знакомыми ему немецкими музыкантами, прибывшими из Германии.

Вопрос. Как часто Радлов посещал немецкое консульство?

Ответ: Радлов посещал немецкое консульство всего два-три раза.

Вопрос. С какой целью?

Ответ: Радлов появлялся в немецком консульстве обычно во время приемов в большом обществе.

Вопрос: А кто вам известен из агентов немецкой разведки в Ленинграде?

Ответ: Агентов немецкой разведки в Ленинграде я не знаю.

Вопрос: До какого времени вы работали в Ленинграде?

Ответ: В январе 1933 года по распоряжению германского Министерства иностранных дел из Ленинграда я был отозван и назначен посланником в Литву.

Вопрос: В Литве вы также занимались сбором политической и экономической информации?

Ответ: Да, в Литве сотрудники посольства также занимались сбором, главным образом, политической информации. Нужно сказать, что в бытность мою посланником в Литве отношения Германии с Литвой были очень напряженными, и поэтому нашей первоочередной задачей являлась постоянная информация германского правительства о происходивших событиях в Литве.

Мы интересовались отношениями литовских правительственных кругов в Германии, взаимоотношениями прибалтийских государств, польско-литовскими отношениями и советско-литовскими отношениями.

После прихода Гитлера к власти при литовском правительстве была создана специальная комиссия по установлению дружественных отношений между Германией и Литвой, куда входили немецкие и литовские чиновники, в том числе и я — Цехлин.

Нужно сказать, что в самом литовском правительстве происходила сильная борьба двух течений. Часть министров и крупных правительственных чиновников во главе с президентом Сметона была настроена германофильски. Другая же часть — являлись сторонниками сближения Литвы с Советским Союзом. С 1939 года влияние Советского Союза все больше и больше усиливается, и все наши стремления и попытки закрепить немецкое влияние в Литве закончились неудачно в связи с известными событиями 1940 года.

Вопрос: Следствию известно, что вы, будучи посланником в Литве, финансировали националистическую и разведывательную работу, проводимую немецкой организацией, так называемой «Культур-фербанд»?

Ответ: «Культур-фербанд» получал денежные суммы от германского Министерства иностранных дел через посольство в Каунасе. О том, что «Культурфербанд» организовывал шпионскую работу в Литве, мне неизвестно.

Вопрос: После установления советской власти в Литве вы оставались в Каунасе до 1941 года. Чем это было вызвано?

Ответ: После присоединения Литвы к Советскому Союзу я не получил распоряжение выехать в Берлин и оставался в Каунасе до 1941 года.

Вопрос: Чем вы занимались в этот период времени?

Ответ: Я являлся членом смешанной советско-германской комиссии по репатриации лиц немецкой национальности в Германию и лиц русской национальности из Германии в Советский Союз.

Вопрос: Когда и куда вы выехали из Литвы?

Ответ: В марте 1941 года я выехал в Берлин, где получил назначение на должность второго посланника в Финляндии.

Вопрос: Когда вы выехали в Финляндию?

Ответ: В конце мая 1941 года я выехал в Хельсинки.

Вопрос. Какова была ваша личная роль в привлечении Финляндии на сторону Германии для участия в войне с Советским Союзом?

Ответ: К моему приезду в Хельсинки Финляндия уже заключила военное соглашение с Германией и полностью включилась в орбиту германской политики.

Как мне рассказывали в Хельсинки, согласно этого соглашения, тайно заключенному в немецком Генеральном штабе, Финляндия обязывалась вступить в войну против Советского Союза.

Вопрос: Кто участвовал с финской стороны в заключении этого соглашения?

Ответ: Со слов первого посла Германии в Финляндии, фон Блюхера, мне известно, что с финской стороны соглашение было подписано генералом Гаунрихс*5. Затем в 1941 году последовала целая серия различных соглашений военно-экономического характера. Было заключено соглашение о пропуске немецких солдат и офицеров через территорию Финляндии; были заключены торговые соглашения, и Финляндия подчинилась Германии политически, экономически, а также и в военном отношении.

Вопрос: На предыдущем допросе вы заявили о своем желании рассказать о попытке немцев установить в Финляндии полную фашистскую диктатуру. Покажите об этом.

Ответ: В 1943 году, когда военное положение Германии было неопределенным, в Берлине стало известно о попытках заключения перемирия Финляндии с Советским Союзом. Как мне рассказал Блюхер, в Берлине правящие круги Германии выражали недовольство политикой правительства Ланкомиеса—Рамсая*6. В этой связи из Берлина в немецкое посольство в Хельсинки поступила шифрованная телеграмма с запросом о необходимости организации переворота в Финляндии и установления фашистского правительства. Посольство сообщило в ответ, что фашистская партия в Финляндии «ИКЛ» очень слабая и в данное время политическая ситуация неблагоприятная для путча.

Позднее, а именно весной 1944 года, в Хельсинки прибыл Риббентроп и поставил перед Блюхером вопрос о необходимости создания нового фашистского правительства в Финляндии. Блюхер доказал Риббентропу невозможность осуществления этого плана вследствие слабости фашистской партии «ИКЛ».

Вопрос: Кто из финских деятелей предназначался для участия в фашистском правительстве?

Ответ: Лично я с Риббентропом не беседовал об этом и знаю это со слов посла фон Блюхера. Как мне говорил Блюхер, конкретного плана путча не было и вопрос решался только лишь в принципе.

Вопрос: Что вам известно о деятельности германской разведки с территории Финляндии против Советского Союза?

Ответ: Центром шпионской работы в Финляндии было так называемое «Бюро Целариус», возглавляемое немецким капитаном Целариус.

Вопрос. Откуда вам это известно о разведывательной работе «Бюро Целариус» в Финляндии?

Ответ: О том, что «Бюро Целариус» проводит шпионскую работу, я знал со слов Блюхера. Подробности же о его шпионской деятельности я не знаю.

Вопрос: Какую лично вы шпионскую работу проводили в Финляндии против Советского Союза?

Ответ: Шпионской работы в Финляндии я не проводил.

Протокол записан с моих слов на родном немецком языке правильно, мною прочитан.

ЦЕХЛИН

Допросил: заместитель] нач[альника] 4 от[еле]ния XI отд[ела] 2 Управления] НКГБ СССР майор ЛАВРЕНТЬЕВ

 

Примечания:

* Речь идет о русском советском режиссере и драматурге Сергее Эрнестовиче Радлове.

*Речь идет о русском советском актере Юрии Михайловиче Юрьеве.

* Речь идет о русской советской балерине и педагоге Елене Михайловне Люком.

*4Речь идет о русском советском дирижере и композиторе Александре Васильевиче Гауке.

*5 Так в документе, речь идет о финском военном деятеле Акселе Эрике Хайнрихсе.

*6 Речь идет о кабинете министров Финляндии, возглавлявшемся Эдвином Йоханом Хильдегардом Линкомиесом. Карл Хенрик Рамсай являлся министром иностранных дел.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.