Протокол допроса посланника Э. Цехлина 20 декабря 1945 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1945.12.20
Источник: 
Тайны дипломатии Третьего рейха. 1944-1955. М.: Международный фонд "Демократия", 2011. Стр. 499-502
Архив: 
ЦА ФСБ России. Н-18500. Л. 37—39. Подлинник. Машинопись. Автограф.

 

20 декабря 1945 г.

Москва

Стенограмма

Цехлин Э., 1883 г[ода] рождения, уроженец гор. Шифельбайн (Померания), немец, с высшим образованием; до задержания работал вторым посланником Германии в Финляндии.

Допрос начат в 12 ч. 25 м.

Допрос окончен] в 15 ч. 15 м.

Вопрос: Ранее на следствии вы показали, что по окончании университета в 1907 году вы до 1909 г. работали аспирантом в Государственном секретном архиве в Берлине, а затем — аспирантом Государственного архива в Познани. Уточните свои показания по этому вопросу?

Ответ: Берлинский университет, — как я показал на допросе 27-го октября т.г., я окончил в 1907 г., после чего до 1909 г. работал аспирантом в Берлинском государственном секретном архиве. С 1909 г. по 1913 г. работал в Государственном архиве гор. Данцига. Затем я выехал в Познанский архив, где проработал до 1916 г. включительно.

Вопрос: Разве вы не призывались в немецкую армию в первую мировую войну?

Ответ: В немецкую армию я призывался в 1915 г., но медицинской комиссией был признан годным для службы в тыловых частях армии. Тем не менее я был оставлен в архиве, где работал до 1916 года включительно.

В конце 1916 г., по требованию административного управления при командовании Восточным фронтом, я был послан в гор. Ковно в качестве государственного советника для проведения статистики и учета помещичьих и крестьянских земель с тем, чтобы эти земли передать немцам, которых германское правительство намеревалось переселить в Прибалтийские страны.

Мною была составлена статистика, после чего я вплоть до революции в России в 1918 г., находился в Вильно, а затем выехал в Берлин.

Вопрос. Вы показали, что в гор. Берлине вы работали в секретном государственном архиве. Покажите, что это за секретный архив?

Ответ: Берлинский архив, где я работал, имел все исторические материалы прусского государства и его деятелей, также договора с иностранными державами и акты дипломатической практики ряда веков, вплоть до 19-го столетия.

Вопрос: В Берлинском секретном архиве находились также и документы разведывательного порядка?

Ответ: Я допускаю, что в этом архиве находились документы о разведывательной деятельности прусского государства, но я их не читал. Я работал над материалами дипломатической практики и истории дипломатии вообще.

Вопрос. Выше вы показали, что не принимали участия в составе немецкой армии в 1914—1918 гг.?

Ответ: Да, действительно, в действующей немецкой армии в 1914— 1918 гг. не был.

Вопрос. Следствие располагает данными о том, что вы находились на фронте в первую мировую войну и в 1914—1918 гг. в Ковно были военным комендантом. Вы это подтверждаете?

Ответ: Нет, комендантом в гор. Ковно я не был. Будучи в Ковно государственным советником, как я показал выше, я носил форму, которая была похожа на военную форму, приближенную к чину капитана или майора.

Вопрос. Чем вы занимались по приезде из Литвы в Германию в 1918 г.?

Ответ: По возвращении в Берлин я работал экспертом в комиссии при Министерстве иностранных дел по подготовке материалов для мирных переговоров, которые должны были вестись со странами Антанты. Все собранные комиссией материалы были переданы представителями нашей страны для участия в указанных переговорах. В 1920 г. я перешел на работу в Министерство иностранных дел, где до 1928 г. работал в польской секции. Затем в 1928 г. был послан в качестве генерального консула в гор. Ленинград.

Вопрос. Сколько времени вы работали в качестве генерального консула в Ленинграде?

Ответ: В Ленинграде я работал с 1928 г. по январь 1933 г.

Вопрос. Будучи генеральным консулом в Ленинграде, какие города Советского Союза вы посещали?

Ответ: Летом 1929 г. я выезжал в Донецкий бассейн — в г.г. Сталино и Макеевку, где знакомился с металлургической промышленностью. После посещения Сталино и Макеевки (посетил <нрзб> с разрешения органов НКВД) я выехал на Кавказ — был там в г.г. Владикавказе, Тифлисе, Баку, Батуми, затем Крым — г.г. Ялта, Севастополь и в Одессу. На обратном пути я заехал в германское посольство в Москве.

Вопрос. Вы информировали ответственных сотрудников посольства о том, что вы видели в Донбассе, Крыму и на Кавказе?

Ответ: Да, в разговоре с послом я изложил, что я видел при посещении мною Сталино и Макеевки, а также о Военно-грузинской дороге и вообще о городах Крыма и Кавказа. В 1931 году, с разрешения органов ОГПУ, я ездил в Республику немцев Поволжья, в частности — г.г. Энгельс и Марксштадт. Кроме того, был в Саратове.

Вопрос. С какой целью вы посещали указанные вами города Советского Союза?

Ответ: С целью ознакомления и только.

Вопрос: Следствие располагает данными о том, что вы, будучи консулом в Ленинграде, проводили на протяжении ряда лет шпионскую работу и в этой связи посетили ряд городов Советского Союза. Почему вы не рассказываете об этом следствию?

Ответ: Будучи консулом в Ленинграде, я разведывательной работы не проводил, и в этой части дополнить свои показания ничем не имею.

Вопрос: Когда вы выехали из Ленинграда?

Ответ: В начале января 1933 года.

Вопрос: Где вы затем работали?

Ответ: По приезде в Германию Министерством иностранных дел я был назначен посланником в Литву, где работал до марта 1941 года.

Вопрос: С кем из государственных деятелей Литвы вы были знакомы?

Ответ: Работая в 1918 г. в Ковно в качестве государственного советника, я познакомился со Сметона*1 (впоследствии президент Литвы), Шаулис*2 (впоследствии посол Литвы в Германии), Климас*3 (также впоследствии работал послом Литвы во Франции) и премьер-министром Миронас*4, а также рядом других членов литовского правительства, фамилии которых я сейчас не помню.

Вопрос: Когда Германия объявила войну Польше, в 1939 г., вы находились в Литве?

Ответ: Да.

Вопрос: Как ставился тогда гитлеровским правительством вопрос о Литве?

Ответ: 10—11 сентября 1939 г. я получил из Берлина телеграмму, в которой мне предлагалось переговорить с литовским правительством о том, чтобы Литва вместе с Германией выступила против Польши.

В этой связи я посетил премьер-министра генерала Черниус*5 и передал предложение немецкого правительства. Последний мне заявил, что ответ будет дан через несколько дней. Действительно, через несколько дней мне сообщили о том, что в войну с Польшей на стороне Германии Литва не хочет вступать и остается нейтральной.

Вопрос: В связи с военными действиями между Германией и Польшей как ставился вопрос о Советском Союзе?

Ответ: Насколько мне известно, в 1939 г. вопрос о войне с Советским Союзом не ставился.

Вопрос: В то время вы часто встречались с Риббентропом?

Ответ: С Риббентропом я встретился в Берлине в марте 1939 г., когда Мемельская область была отторгнута от Литвы, и второй раз — в 1944 г. в Гельсингфорсе.

Вопрос: Чем вы занимались, будучи в Литве, когда последняя в 1940 г. присоединилась к Советскому Союзу?

Ответ: В 1940 г. посольство как таковое прекратило существовать, я же, как посланник, остался членом комиссии по репатриации литовских немцев в Германию.

Вопрос: Являясь членом комиссии по репатриации прибалтийских немцев, вы занимались вербовкой агентов для работы против СССР. Намерены ли вы дать следствию показания по этому вопросу?

Ответ: Я этой работы не проводил и не знал, кто занимался вербовкой и оставлением в Прибалтике лиц для разведывательной работы против СССР.

Вопрос: Когда вы выехали из Литвы?

Ответ: В марте 1941 года.

Вопрос: В связи с чем?

Ответ: В связи с тем, что закончилась репатриация немцев из Литвы. Нужно сказать, что уже по приезде из Каунаса в Берлин, в Министерство иностранных дел, от ряда лиц я узнал, что Германия готовится к войне против Советского Союза.

Вопрос: Чем вы занимались по приезде в Германию?

Ответ: Вначале я нигде не работал, и по поручению Министерства иностранных дел в апреле 1941 г. выехал в Москву со списками арестованных немцев, находившихся под следствием в СССР, с тем, чтобы информировать посольство об арестованных и освобождении из-под стражи. Пробыв дней 10 в Москве, я выехал в Берлин.

Тогда в разговоре с послом Шуленбург я поставил его в известность о том, что германское правительство готовится к войне против Советского Союза. Шуленбург заявил, что ему об этом известно.

С моих слов записано правильно и переведено с русского на немецкий язык.

ЦЕХЛИН

Допросил: ст[арший] следователь XI отд[ела] 2 Управления НКГБ СССР майор КОНОПЛЕВ

Переводчица 2 Управления] <нрзб> [НКГБ СССР] лейтенант АНДРЕЕВА

 

Примечания:

* Речь идет о литовском государственном деятеле Анастасе Сметоне.

*Речь идет о литовском политическом деятеле и дипломате Юргисе Шаулисе.

* Речь идет о литовском дипломате и историке Пятрасе Климасе.

*4Речь идет о литовском государственном и религиозном деятеле Владасе Миронасе.

*Речь идет о литовском государственном и военном деятеле Ионасе Черниусе.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.