Письмо И.В. Сталина секретарю ЦК ВКП(Б) Л.М. Кагановичу о положении на Украине. 10 августа 1932 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1932.08.10
Источник: 
Голод в СССР 1929-1934 Т. 2 М.: МФД 2012 С. 105-106
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 3. Д. 99. Л. 144—151. Подлинник. Автограф.

10 августа 1932 г.

Здравствуйте, т. Каганович!

Письмо от 9 августа получил.

1)  Декрет об охране общественной собственности[1], конечно, хорош и он скоро возымеет свое действие. Также хорош и своевремененен декрет про­тив спекулянтов (он скоро должен быть издан). Но всего этого мало. Нужно еще дать специально письмо-директиву от ЦК к партийным и судебно-ка­рательным организациям о смысле этих декретов и способах проведения их в жизнь. Это совершенно необходимо. Скажите кому следует, чтобы подго­товили проект такого письма. Я скоро в Москве и просмотрю.

2)    По вопросам о пленуме ИККИ[2], использовании хлебофуражных культур и тепловозах поговорим по приезде в Москву.

3)    Самое главное сейчас Украина. Дела на Украине из рук вон плохи. Плохо по партийной линии. Говорят, что в двух областях Украины (кажет­ся, в Киевской и Днепропетровской) около 50 райкомов высказались про­тив плана хлебозаготовок, признав его нереальным. В других райкомах об­стоит дело, как утверждают, не лучше. На что это похоже? Это не партия, а парламент, карикатура на парламент. Вместо того чтобы руководить райо­нами, Косиор все время лавировал между директивами ЦК ВКП(б) и требо­ваниями райкомов и вот — долавировался до ручки. Правильно говорил Ле­нин, что человек, не имеющий мужества пойти в нужный момент против течения, — не может быть настоящим большевистским руководителем. Плохо по линии советской. Чубарь — не руководитель. Плохо по линии ГПУ. Реденсу не по плечу руководить борьбой с контрреволюцией в такой большой и своеобразной республике, как Украина.

Если не возьмемся теперь же за выправление положения на Украине, Украи­ну можем потерять. Имейте в виду, что Пилсудский не дремлет и его агентура на Украине во много раз сильнее, чем думает Реденс или Косиор. Имейте также в виду, что в украинской компартии (500 тыс. членов, хе-хе) обретается не мало (да, не мало!) гнилых элементов, сознательных и бессознательных петлюров­цев[3], наконец — прямых агентов Пилсудского[4]. Как только дела станут хуже, эти элементы не замедлят открыть фронт внутри (и вне) партии против партии. Самое плохое это то, что украинская верхушка не видит этих опасностей.

Так дальше продолжаться не может.

Нужно:

а)   взять из Украины Косиора и заменить его Вами с оставлением Вас секретарем ЦК ВКП(б);

б)   вслед за этим перевести на Украину Балицкого на пост преда украин­ского ГПУ (или ПП Украины, т.к. должности преда ГПУ Украины, кажется, не существует) с оставлением его замом председателя ОГПУ, а Реденса сде­лать замом Балицкого по Украине;

в)   через несколько месяцев после этого заменить Чубаря другим товари­щем, скажем, Гринько или кем-либо другим, а Чубаря сделать замом Моло­това в Москве (Косиора можно сделать одним из секретарей ЦК ВКП);

г)   поставить себе целью превратить Украину в кратчайший срок в насто­ящую крепость СССР, в действительно образцовую республику. Денег на это не жалеть[5].

Без этих и подобных им мероприятий (хозяйственное и политическое укрепление Украины, в первую очередь — ее приграничных районов и т.п.), повторяю — мы можем потерять Украину.

Что Вы думаете на этот счет?

За это дело надо взяться поскорее, — немедленно по приезде в Москву.

Привет! И. Сталин

P.S. Насчет Балицкого и Реденса я уже говорил с Менжинским. Он со­гласен и всячески приветствует это дело.



[1] Речь идет о постановлении ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государ­ственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социа­листической) собственности», принятом 7 августа 1932 г. Закон, автором которого был Сталин, предусматривал «в качестве меры судебной репрессии» за хищение со­циалистической собственности «высшую меру социальной защиты» — расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лише­нием свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией имущества» (Трагедия советс­кой деревни. Т. 3. С. 453—454).

[2] Речь идет о XII пленуме Исполнительного Комитета Коммунистического Ин­тернационала (ИККИ), открытие которого было запланировано на сентябрь 1932 г. (См.: Коминтерн и идея мировой революции: Документы. М., 1998. С. 777— 780).

[3] Петлюровцы — участники Гражданской войны на Украине в 1919—1920 гг. в составе армии Украинской Народной Республики (Директории УНР), главой кото­рой (Главным атаманом Войска и Флота) являлся С.В. Петлюра

[4] Речь идет о Юзефе Пилсудском — польском государственном политическом деяте­ле, первом главе возрожденного Польского государства. Во второй половине 1920-х — первой половине 1930-х гг. правительство Польши во главе с Пилсудским занимало в отношении СССР явно враждебную позицию. В начале 1930-х гг. проблема нормали­зации отношений с Польшей находилась в центре внимания сталинского руковод­ства. Только 25 июля 1932 г. Польша согласилась подписать с СССР договор о нена­падении (См.: Сталин и Каганович. Переписка. 1931—1936. С. 71, 76—78, 82—83, 88— 89, 93-94, 107).

[5] Именно Сталин выступил с инициативой сокращения плана хлебозаготовок для Украины, что было зафиксировано в решении Политбюро ЦК от 17 августа 1932 г. (П. 47/4 «О хлебозаготовках на Украине») (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 13. Л. 76).

19 августа 1932 г. в шифротелеграмме Кагановичу, подняв вопрос о ходе хлебоза­готовок по отдельным регионам, Сталин указал: «Как видно из материалов, о сокра­щении плана будут говорить с ЦК не только украинцы, но и северо-кавказцы, Сред­няя Волга, Западная Сибирь, Казахстан и Башкирия. Советую удовлетворить пока только украинцев, сократив им план на 30 миллионов и лишь в крайнем случае на 35—40 миллионов. Что касается остальных, разговор с ними отложите на самый ко­нец августа» (Сталин и Каганович. Переписка. 1931—1936 гг. С. 287). Это указание вождя было выполнено, о чем свидетельствует шифротелеграмма Кагановича, Куй­бышева Сталину и Молотову от 24 августа 1932 г., в которой предлагалось «признать нецелесообразным опубликование снижения плана хлебозаготовок по Украине», «ис­ходя из того, что это может вызвать обращения других районов, областей с требова­нием уменьшения планов» (Там же. С. 297). Вождь согласился с этими предложени­ями и 28 августа 1932 г. Политбюро ЦК КП(б)У приняло соответствующее постанов­ление о снижении плана хлебозаготовок Украины (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 85).

Во всех украинских изданиях первые два пункта письма (например, Голодомор 1932—1933 poKie в Украш: Документы i матер1али / Упоряд. Р.Я. flupiz; НАН Украши. 1н-т icmopii Украши. К.: Вид. дш «Киево-Могилянсъка академ1я», 2007. С. 285—286) опущены. В результате получается, что в этом письме самым главным для Сталина была ситуация на Украине. Но более внимательное прочтение письма показывает, что в действительности вождь больше всего был озабочен ситуацией на границе с враждебной СССР Польшей, а не организацией «геноцида голодомором». И об этом он прямо указал в конце письма: главное — это было «хозяйственное и политическое укрепление Украины, в первую очередь — ее приграничных районов». Если бы речь шла о репрессиях, вождь не предложил бы тогда перевести украинских руководите­лей в Москву на более высокие посты в центральном аппарате и «не жалеть» для Украины денег (Сталин и Каганович. Переписка. 1931—1936 гг. С. 273—274).

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.