§ 49. Веротерпимость в России.

§ 49. Веротерпимость в России

Отношение русского законодательства в религиозной свободе характеризуется тем, что оно обеспечивает не столько свободу, сколько равенство вероисповеданий. По общему правилу, все вероисповедания пользуются одинаковыми правами. Для прав отдельных личностей установлено в этом отношении лишь одно изъятие — для евреев, подвергающихся, как мы уже знаем, довольно существенным ограничениям в правах в зависимости именно от религии. Лица всех других вероисповеданий, даже язычники, пользуются одинаковыми правами с членами господствующей церкви. Относительно вероисповедных обществ это начало равенства проведено не так последовательно. Одинаковым юридическим положением пользуются собственно только признанные вероисповедные общества. Православная церковь, как первенствующая и господствующая, пользуется некоторыми привилегиями, впрочем, не особенно значительными. Непризнанные религиозные общества вовсе игнорируются законодательством и потому, как общества, не имеют никаких прав.

Запрещение русское законодательство устанавливает только для сект и конгрегаций, признанных особенно вредными: такова скопческая ересь и вообще “ереси, соединенные с свирепым изуверством и фанатическим посягательством на жизнь свою или других, либо с противонравственными гнусными действиями” (Улож. о нак., ст. 201‑203)¹*. Точно так же безусловно не допускаются в Россию иезуиты (т. IX, ст. 459). Лицам других непризнанных вероисповеданий воспрещается только “публичное оказательство ереси”, каковыми считаются: 1) крестные ходы и публичные процессии в церковных облачениях, 2) публичное ношение икон, кроме погребальных процессий и 3) употребление вне домов церковного облачения или духовного одеяния (Уст. о пред., ст. 59 и прим.)²*. Пропаганда же своего вероучения запрещается всем вероисповеданиям, кроме православного.

Затем, главными ограничениями религиозной свободы, устанавливаемыми нашим законодательством, является недопущение свободы выбора веры и подробная обязательная регламентация церковного управления с присвоением правительственной власти права непосредственного вмешательства в церковную жизнь, — вмешательства, выражавшегося главным образом в правительственном замещении высших церковных должностей. Надо сказать, однако, что правительственная опека оправдывается в значительной степени тем, что установления признанных церквей наделены у нас некоторыми функциями власти.

Отношение русского законодательства собственно в свободе совести определяется ст. 45 (ныне 67) Осн. Зак.: “Свобода веры присваивается, говорится в ней, не токмо христианам иностранных исповеданий, но и евреям, магометанам и язычникам: да все народы, в России пребывающие, славят Бога Всемогущего разными языками по закону и исповеданию праотцев своих, благословляя царствование российских монархов и моля Творца вселенной о умножении благоденствия и укреплении силы Империи”. Тут особенно характерны слова: “да все народы славят Бога по закону и исповеданию праотцев своих”. Ими выражается, что русское законодательство обеспечивает собственно не свободу веры, а только веротерпимость.³* У нас допускается исповедание всех вообще вероучений, и с различием исповедания не связываются различия в гражданских правах за единственным исключением, установленным для евреев-раввинистов. Но при этом предполагается, что каждый остается в той вере, в какой рожден, какую исповедовали его праотцы. Поэтому, законодательство наше вовсе не допускает возможности не принадлежать ни к какому исповеданию. Поэтому, далее, у нас вовсе не допускается образование новых религиозных сект. Закон говорит собственно о запрещении основывать новые секты только между православными (Уст. о пред. прест., ст. 53; Уложения о наказаниях, ст. 196⁴*)  и лютеранами (Уст. дух. дел ин. исповед., статья 253). Но косвенно это запрещение распространяется на все признанные вероучения. Дело в том, что ведение актов гражданского состояния у нас предоставлено духовенству, и только для раскольников и баптистов особым постановлением закона ведение метрик возложено на обязанность полиции.⁵* Поэтому; если бы в среде, например, русских католиков образовалась новая секта, полиция была бы не в праве для новых сектантов совершать акты гражданского состояния, а существование сектантского духовенства не имело бы за собой официального признания.⁶* Кроме того, образованию новых сект среди иноверных препятствует и существование особой духовной цензуры для богослужебных книг всех признанных религиозных обществ. Затем не допускается также по общему правилу и свободный переход из одной признанной веры в другую. Только переход в православие допускается всем инославным и иноверным без всяких ограничений. “Одна господствующая церковь имеет право в пределах государства убеждать не принадлежащих к ней подданных к принятию ее учения о вере” (Уст. о пред. прест., ст. 70; Уст. дух. дел иностр. испов., ст. 4). Но право проповедовать православие принадлежит именно церкви, а не каждому отдельному православному. Поэтому, “никто без ведома и благословения епархиального архиерея проповедовать иноверным православие да не дерзает” (ст. 71). Допуская переход иноверцев в православие, закон, с другой стороны, постановляет, что “как рожденным в православной вере, так и обратившимся к ней из других вер запрещается отступить от нее и принять иную веру, хотя бы то и христианскую” (ст. 86)⁷*. Законодательство даже вовсе не допускает возможности окончательного отпадения от православия.⁸* Все такие случаи оно рассматривает, как временное заблуждение. Поэтому, отпавший от православия отсылается к духовному начальству для увещания, которое и длится, пока заблудший не возвратится в лоно церкви (Улож. о нак., ст. 185, 188).⁹* До возвращения в православие принимаются министерством внутренних дел меры для охранения их малолетних детей от совращения (Уст. о пред., ст. 38)⁹*. Если отпадение совершится в не христианскую веру, то, кроме того, до возвращения в христианство отпадший не пользуется правами своего состояния (Улож. о нак., ст. 185)⁹*.

То обстоятельство, что постановления эти помещены не только в Уст. о пред. прест., но и в Улож. о нак., служит основанием для иных утверждать, что отпадение от православия по нашему законодательству наказуемо. Едва ли это справедливо. Прежде всего, нельзя считать наказанием увещание возвратиться в лоно православия. Если для отпадающих в нехристианство установлена еще приостановка пользования правами состояния, то и в этом нельзя видеть наказания. Закон говорить не о лишены прав, а только о не пользовании ими, следовательно, об ограничении не правоспособности, а только дееспособности, чего нельзя считать наказанием, как нельзя признать таковым ограничение дееспособности сумасшедшего и расточителя. Наконец, что всего важнее, наказания налагаются всегда, хотя бы и при длящихся преступлениях, за совершенное уже, и потому отбытие их не прекращается с прекращением самого преступного деяния. Между тем, все те меры, какие закон предписывает в отношении к отпадшим, применяются только пока длится заблуждение, только пока увещание не достигло своей цели. Такая мера, обусловленная продолжительностью того деяния, против которого она направлена, есть все, что угодно, но только не наказание. Наказуемо у нас не отпадение от православия, а совращение из него. И притом наказания установлены за то весьма суровые: за совращение в инославие — ссылка на житье в Сибирь, а в иноверие — даже каторжные работы (Улож. о нак., ст. 184, 187)¹⁰*.

Переход из одного иностранного исповедания в другое допускается не иначе, как с разрешения министра внутренних дел¹¹* (Уст. иностр. исповед., ст. 6). Переход магометан и язычников в иностранные христианские исповедания допускается не иначе, как по особым каждый раз для сего испрашиваемым министром внутренних дел Высочайшим разрешениям¹²* (там же, ст. 8). Исключения из этого правила установлены только для 1) перехода магометан на Кавказе. разрешаемого властью Главноначальствующего (там же, ст. 9); 2) принятия в армяно-григорианскую веру магометан смертельно больных, разрешаемого эчмиадзинским синодом (там же, ст. 10) и 3) принятия прилежащих к границам России магометан, допускаемое без всякого разрешения (там же ст. 11)¹³*.

Общего определения о том, как влияет перемена религии родителями на вероисповедание детей, и какова должна быть внешняя форма этого перехода, в нашем законодательстве нет. Вопросы эти получили в нем определенное разрешение только для евреев.

Крещение евреев совершается лишь в городских церквах, со всевозможною публичностью, в воскресные и праздничные дни. При принятии христианства родителями совершается крещение и над малолетними их детьми до семилетнего возраста (Уст. иностр. исповед., ст. 7, приложение, статьи 5 и 6).

Подобно тому, как законодательство наше охраняет православие от отпадения православных, так точно оно охраняет и все христианские исповедания от отпадения их последователей в нехристианство. Закон устанавливает на случай отпадения инославных христиан в нехристианство те же самые меры, что и для православных.

Не допуская свободного перехода из одной веры в другую, закон должен был по необходимости регулировать с точностью вопрос о религиозном воспитании детей в случае смешанных браков. Браки христиан с нехристианами не дозволяются, за исключением браков протестантов, но только не с язычниками. В случае перехода одного из супругов нехристиан в христианство, малолетние дети также обращаются в христианство, но не все, а так, что с отцом переходят сыновья, с матерью — дочери. Браки православных с инославными допускаются не иначе, как под условием обязательства неправославного брачующегося воспитывать детей в православии. Исключение в настоящее время сохранилось только для Финляндии¹⁴*.

Что касается собственно церковной свободы, то русское законодательство признает “христианскую православную католическую восточного исповедания церковь” первенствующей и господствующей (Осн. Зак., ст. 30 [ныне 62]). Но и другие признанные религиозные общества пользуются особыми преимуществами, во многом совершенно одинаковыми с православною церковью. Только непризнанные, а лишь терпимые вероисповедные общества, каковыми являются все раскольнические секты, поставлены в существенно стесненное положение. (См. в конце этого §).

Первенство православной церкви выражается главным образом в том, что русский Император непременно должен к ней принадлежать (ст. 41 [62]), что закон возлагает на него обязанность быть “защитником и хранителем догматов господствующей веры и блюстителем правоверия и всякого в церкви святой благочиния” (ст. 42 [64]) и что в управлении православной церкви верховная власть действует непосредственно чрез учрежденный ею Св. Синод (ст. 43 [65]). Церковное управление других исповеданий ведается органами подчиненного управления (ст. 46, [68]), именно министерством внутренних дел по департаменту духовных дел иностранных исповеданий (Уст. ин. испов., ст. 13 и 14).

Кроме того, официально празднуются только праздники православной церкви. В эти дни нет присутствия, учения, а также не могут быть никому чинимы наказания по судебным приговорам (Уст. пред. прест., ст. 25‑27). Только содержащихся под стражею Главному тюремному управлению предоставляется освобождать от работ в дни, чествуемые некоторыми исповеданиями (Устав содержания под стражей, ст. 352, п. 2).

Господство православной церкви выражается в принадлежащем ей исключительно праве проповедования своего вероучения (Уст. ин. испов., ст. 4; Уст. пред. прест., ст. 70), и только в этом, потому что все другие преимущества она разделяет с другими признанными исповеданиями, по крайней мере с христианскими. Характерную особенность положения нашей “господствующей” церкви составляет то, что содержание ее не падает, подобно содержанию западных государственных церквей, на средства государства. Православное духовенство не только не содержится на государственные средства; но закон не устанавливает даже на содержание их обязательных сборов с прихожан. По своему материальному положению духовенство “господствующей” церкви поставлено хуже духовенства католического в Царстве Польском, получающего содержание от казны (Уст. ин. испов., ст. 183).

Право публичного отправления богослужения (Осн. Зак., ст. 44 [66]), официально признанное существование духовенства, как особого привилегированного класса, признание за церковными обществами прав юридических лиц, признание законом обязательной силы монашеских обетов, право ведения актов гражданского состояния, дисциплинарная власть, юрисдикция по делам брачным — все это права не одной только господствующей церкви.

Признанными вероисповедными обществами у нас являются римско-католическое, евангелическо-лютеранское, евангелическо-реформатское, армяно-григорианское, караимское, еврейское, магометанское, как шиитское, так и суннитское и ламаистское, или буддистское. Относительно язычников законодательство ограничивается признанием за ними свободы богослужения, не касаясь вовсе их духовной организации. Кроме того, ст. 44 [66] Осн. Зак. постановляет, что “все не принадлежащие к господствующей церкви поданные и иностранцы пользуются повсеместно свободным отправлением их веры и богослужения по обрядам оной”; следовательно, терпимы у нас все вероисповедания, хотя бы не получившие прямого признания в законодательстве. В таком положении только терпимых вероисповедных обществ поставлены все раскольнические секты, церковные учреждения и духовенство которых как бы игнорируются законом.¹⁵*

Организация же как господствующей, так и всех признанных церквей определяется государственным законодательством. Учреждения церковных установлений иностранных исповеданий включены и в Свод Законов, составляя первую часть XI тома. Постановления о духовенстве инославном и иноверном помещены в IX томе.

Все церковные установления имеют вместе с тем отчасти государственный характер. Им вверяется осуществление некоторых функций государственной власти, как ведение метрических книг, юрисдикция брачных дел, осуществление духовной цензуры. Светские чины церковных установлений пользуются всеми правами государственной службы (Уст. ин. испов., ст. 87, 551, 552, 986, 1464, 1579), а некоторыми правами службы, например, на награждение орденами, на прогонные деньги, пользуется и духовенство (ст. 106, 1115, 1593). Для всех духовных лиц признанных христианских исповеданий установлены некоторые изъятия из общего порядка уголовного судопроизводства (Уст. уг. суд., ст. 1017‑1029), а порядок предания суду за преступления по должности духовных лиц, занимающих церковные должности, таков же, как и порядок предания суду лиц, состоящих на государственной службе. Это последнее правило распространяется и на нехристианское духовенство, например, магометанское (Уст. ин. испов., ст. 1597).

Управление господствующей церковью отличается от управления других вероисповедных обществ тем, что во главе православной церкви стоит Св. Синод, через который непосредственно действует верховная власть, между тем как высшие церковные установления других исповеданий подчиняются министерству внутренних дел, органу подчиненного управления. Впрочем, особенность положения православной церкви в этом отношении значительно сглаживается тем, что обер-прокурору при Св. Синоде, осуществлявшему прежде только функцию надзора за законностью синодского делопроизводства, с 1835 года предоставлены права министра. Благодаря этому, обер-прокурор является теперь посредником между православной церковью и верховною властью. Все дела, касающиеся православного духовного ведомства, восходят в высшие государственные учреждения и к верховной власти не иначе, как чрез обер-прокурора, занимающего, таким образом, положение настоящего министра ведомства православного исповедания. При прокуроре имеется канцелярия.

Святейший правительствующий Синод учрежден Петром I в 1721 году, первоначально под названием духовной коллегии. В настоящее время Синод составляется по Высочайшему назначению из членов постоянных и нескольких епархиальных архиереев, по очереди вызываемых к присутствованию в Синоде. Архиереи эти и во время присутствования в Синоде не освобождаются от управления своими епархиями. Число членов Синода не определено. Они могут быть назначаемы как из черного, так и из белого духовенства. По установившемуся обычаю, постоянными членами назначаются все митрополиты и экзарх Грузии. Председательские функции осуществляет в Синоде первоприсутствующий, которым назначается митрополит новгородский и петербургский.

При Синоде, кроме обер-прокурора, состоят духовно-учебный комитет, хозяйственное правление и контроль.

Кроме того, Синод имеет еще два местных органа, так называемые Конторы: московскую, заведующую ставропигиальными монастырями и некоторыми московскими соборами, и грузино-имеретинскую, имеющую коллегиальное устройство и составляющую главное управление грузинской церковью.

Но вообще местное управление духовными делами православная исповедания вверяется епархиальным архиереям, назначаемым Высочайшею властью. Архиерей управляет епархиею при содействии консистории.

Управление инославными и иноверными религиозными обществами представляет два существенные различия сравнительно с управлением православной церковью. Во-первых, в решительном большинстве их нет единства централизации, нет высшего учреждения, ведающего всеми духовными делами данного исповедания. Исключения из этого составляют только римско-католическая и армяно-григорианская церкви. Во-вторых, за изъятием одной только католической церкви, в устройство управления всех других религиозных обществ в большей или меньшей степени введено начало выборного самоуправления.

Католическая церковь существуете у нас в двух различных формах: римско-католической и армяно-католической. Но армяно-католическая подчинена у нас римско-католической: управление ею возложено на Тираспольского римско-католического епископа (Уст. иностр. исповед., ст. 238).

Католики русские поданные, духовные и светские, по делам своего исповедания сносятся с римскою куриею не иначе, как чрез министра внутренних дел. Никакие буллы, послания и наставления и вообще никакие исходящие от папского управления акты не могут быть приводимы в действие в Империи и в Великом княжестве Финляндском без Высочайшего разрешения, испрашиваемого тем же министром по предварительному удостоверению, что сии акты не заключают в себе противного государственным постановлениям и священным правам и преимуществам Верховной Самодержавной Власти (там же, ст. 17).

Во главе католической церкви в России стоить архиепископ Могилевский, митрополит всех римско-католических церквей в России (ст. 23). Такой порядок управления католическими монастырями и приходами с подчинениями их всех митрополиту, звание которого присваивается архиепископу Могилевскому, было установлено Екатериной II в 1784 году¹⁶*. Это постановление вошло в Свод Законов, в Уст. дух. дел иностранных исповеданий и сохранялось в неизменном виде в изданиях Свода 1842 и 1857 (ст. 8) годов. В действующем издании Уст. ин. испов. 1896 года статья 8 изд. 1857 г., ставшая теперь статьей 23, дополнена против первоначального ее изложения внесением ссылки на статьи 18 и 19 Уст. ин. испов., перечисляющих епархии только одной Могилевской архиепархии. Из этого, по-видимому, следует заключить, что составители действующего издания Уст. ин. исп. полагали, будто бы власть митрополита не распространяется более на все римско-католические епархии России, будто из власти митрополита изъемлются теперь все епархии Варшавской архиепархии. Однако, сделано это в действительности совершенно произвольно, и в цитате измененного текста данной статьи ничем не обосновано, потому, конечно, что со времени составления Свода Зак. изд. 1857 г. никакого закона об ограничении власти римско-католического митрополита не было издано, и как прежде, так и теперь, в действующем издании Уст. ин. испов. говорится не о Могилевском митрополите — такой титул не известен нашему законодательству — а о митрополите всех католических церквей.

К тому же, при новой редакции рассматриваемой статьи в Уст. ин. исп. получается неразрешимое ничем противоречие. Архиепископ могилевский именно по званию своему митрополита всех католических церквей председательствует в римско-католической духовной коллегии, ведающей “делами общими всем римско-католическим епархиям”, как Могилевской, так и Варшавской архиепархий, что и указано в ст. 27 действующего издания Уст. ин. испов. ссылкой на ст. 16, где говорится об обеих римско-католических архиепархиях России.

Таким образом, ограничение митрополичьей власти ссылкою в ст. 23 Уст. ин. испов. на статьи 18 и 19 того же Устава следует признать просто недосмотром редактора.

Для рассмотрения и решения дел, общих всем римско-католическим епархиям, состоит, под председательством архиепископа-митрополита, высшее духовное присутствие — римско-католическая духовная коллегия, из двух членов и заседателей по одному от каждой епархии. При коллегии имеются прокурор и канцелярия (ст. 27).

Члены коллегии назначаются — один из епископов, другой из прелатов. Высочайшими указами по докладу министра¹⁷* из двух кандидатов, представляемых коллегией. Увольняются они также Высочайшею властью (ст. 39). Заседатели избираются на три года кафедральным капитулом (ст. 40).

Дела в коллегии решаются двояко: не требующие высшего разрешения — большинством голосов; в случае равенства голосов перевес дает голос председателя (ст. 73): требующие же высшего разрешения представляются от коллегии министру (ст. 75). В случае несогласия с решением коллегии министр предлагает ей свое мнение; коллегия может представить министру о неудобствах его исполнения, но окончательное решение зависит от министра (ст. 76).

Местное управление католическими церквами основано на системе инстанций. В России имеются две католические архиепархии, Могилевская и Варшавская, и в них 10 епархий. В Могилевской архиепархии: Виленская, Луцко-Житомирская, Тельшевская, Тираспольская и в Варшавской—Августовская, Калишская, Келецкая, Люблинская, Плоцкая, Сандомирская (ст. 16).

Но не все католические церкви находятся в пределах епархий. Только польские губернии все поделены на епархии. Из остальной территории России к составу католических епархий отнесено всего только 12 губерний из общего числа 53 губерний: Могилевская, Виленская, Ковенская, Курляндская, Киевская, Волынская, Подольская, Херсонская, Екатеринославская, Саратовская, Астраханская, Бессарабская и Кавказский край (ст. 19). Все остальные губернии (41), области (11), европейские и азиатские, Туркестанский край, а также губернии Великого княжества Финляндского ведаются непосредственно архиепархией Могилевской (ст. 18).

Управление епархией различно в двух архиепархиях. В Могилевской архиепархии епархиями управляет епископ при содействии епископов суффраганов, кафедрального капитула, консистории, деканов и местных начальств, монастырских и учебных.

Епархиальные епископы и епископы-суффраганы назначаются так же, как архиепископы, Высочайшей властью (ст. 30).

При архиепископе и при епархиальных епископах состоит консистория, под председательством официала, из вице-официала, визитатора монастырей и штатного числа членов из духовных лиц; при консистории имеются канцелярии и секретари из светских чинов (ст. 26). Члены консистории, а также и визитаторы монастырей назначаются епископом с утверждения министра внутренних дел (ст. 34); секретари определяются министром (ст. 35). Деканы (благочинные) назначаются по усмотрению епархиального начальника (ст. 41); приходские священники — им же, но с согласия правительства (ст. 42).

При каждой кафедральной церкви состоит кафедральный капитул, состоящий из определенного числа прелатов, каноников и викарных священников или мансионариев (ст. 25).

В Варшавской архиепархии в епархиях имеются епархиальные капитулы, состоящие из восьми членов, четырех прелатов и четырех каноников и, кроме того, четырех почетных каноников, не получающих содержания (ст. 135). Назначение прелатов или каноников совершается не иначе, как с поступлением на открывшуюся в капитуле вакансию, по представлению епархиального начальника генерал-губернатору, с Высочайшего утверждения (ст. 137).

Деканов полагается по одному на уезд (ст. 138). Деканы назначаются, по представлению епархиального начальника, генерал-губернатором¹⁸* (ст. 139).

Приходы разделяются на три класса; во главе приходов первого и второго классов стоят настоятели, в приходах, к этим классам не принадлежащих — администраторы (ст. 140, 145); и те и другие назначаются, по представлению епархиального начальника, генерал-губернатором¹⁸* (ст. 143, 146).

Для содействия Тираспольскому епископу по управлению армяно-католическими церквами и монастырями в Тифлисе образовано армяно-католическое духовное правление, состоящее из председателя и двух членов, избираемых Тираспольским епископом из армяно-католических священников и назначаемых и увольняемых им с согласия министра. При правлении имеется секретарь, назначаемый и увольняемый министром; им же определяется и порядок делопроизводства, которое производится на русском языке (ст. 239, 242, 243, 246, 249).

Главное управление армяно-григорианской церкви принадлежит Эчмиадзинскому патриарху, как верховному католикосу народа гайканского, при содействии Синода (ст. 1117). Его власть распространяется не только на находящиеся в пределах России епархии, но и на епархии за ее пределами.

Патриарх-католикос избирается всем гайканским народом (ст. 1118). Когда представится надобность в новом избрании, Эчмиадзинский Синод извещает о том все епархии с назначением годичного срока для избрания. Каждая епархия присылает двух депутатов, духовного и светского; духовным должен быть начальник епархии или кого он назначит; светские избираются всеми почетными членами церкви, имеющими на то право. В случае невозможности избранному явиться в Эчмиадзин, он может письменно выразить свое мнение. Кроме депутатов, в выборах участвуют члены Синода и семь старших епископов, находящихся в Эчмиадзине; если семи не будет, число их пополняется старшими архимандритами. Избрание происходить в Эчмиадзинском соборе св. Григория Просветителя. Четверо получивших наибольше голосов считаются кандидатами на выбор. В случае равенства голосов жребий решает старшинство. Затем из четырех избираются двое, о которых депутация из трех лиц, избранных собранием, представляет Главноуправляющему¹⁹* на Кавказе, а тот через министра внутренних дел на усмотрение Государя. Назначение одного из двух представленных кандидатов совершается Высочайшей грамотой с приложением государственной печати (ст. 1119‑1126).

Эчмиадзинский Синод состоит, под председательством патриарха, из пребывающих в Эчмиадзине четырех архиепископов или епископов и такого же числа архимандритов вардапедов. Члены Синода назначаются Высочайшею властью из двух кандидатов, представляемых патриархом через министра внутренних дел. Синод подведомствен Сенату и министру внутренних дел. Во всех духовных делах патриарх имеет решающий голос. Другие дела решаются большинством; в случае равенства голосов перевес дает голос патриарха. При Синоде состоит прокурор, назначаемый Высочайшею властью по представлению министра юстиции, по соглашению с министром внутренних дел и Главноначальствующим. Прокурор представляет свои протесты, ведомости и отчеты по судным делам министру юстиции, по всем другим делам министру внутренних дел (ст. 1139‑1160).

Армяно-григорианских епархий в России шесть: Нахичеванско-Бессарабская, Астраханская, Эриванская, Грузинская, Карабахская и Ширванская. Начальник Эриванской сам патриарх. В других епархиях начальствуют архиепископы и епископы, назначаемые Высочайшею властью. В некоторых епархиях имеются еще викарии: в Эриванской в Эривани, Нахичевани, Шурагеле, Татевах и Карсе; в Грузинской в Елизаветполе, Ахалцыхе и Имеретии; в Карабахской в Шеке. Епархию Эриванскую составляют бывшие провинции: Эриванская, Нахичеванская, Ордубатская, бывшая дистанция Шурагельская, область Карская и Татевская митрополия в Карабахской провинции; Грузинскую —Грузия, уезды Елизаветпольский и Ахалцыхский, Имеретия, Гурия и округа Батумский, Артвинский, Сухумский Кутаисской губернии²⁰*; Карабахскую — бывшие провинции: Карабахская, Шекинская и Талышинская; Нахичеванско-Бессарабскую — Петербург, Москва, губернии Екатеринославская, Херсонская, Бессарабская и округа Ростовский и Таганрогский Области Войска Донского; все другие армяно-грегорианские церкви принадлежат астраханской епархии (1161‑1182).

В каждой епархии находится консистория, состоящая из четырех членов: архимандрита и трех протоиереев, назначаемых епархиальным начальником. В некоторых епархиях существуют еще духовные правления, состоящие из одного архимандрита или протоиерея, как председателя, и двух священников. Все они назначаются епархиальным начальником (ст. 1183‑1193).

Для протестантских церквей нет одного общего управления, а имеется семь самостоятельных управлений церквей: евангелическо-лютеранской и евангелическо-аугсбургской, а также евангелическо-реформатской, евангеличееко-реформатских обществ, духовных дел немецких колонистов в Закавказье, евангелических братских обществ аугсбургского исповедания в Сарепте и Прибалтийских губерниях, колонистов шотландских в Каррасе, базельских в Шуше, меннонитов, баптистов и Архангельского евангелического прихода.

Во главе управления евангелическо-лютеранской церкви стоит генеральная консистория, состоящая из светского президента, духовного вице-президента, двух светских и двух духовных членов. Президент и вице-президент назначаются Высочайшею властью. Тою же властью назначаются, по представлению министра, из кандидатов, избираемых в прибалтийских губерниях по одному лифляндской, эстляндской и эзельской ландратскими коллегиями и курляндским дворянским комитетом, светские члены генеральной консистории и избираемых духовными консисториями — духовные члены. В других же местностях, состоящих в ведении Петербургской и Московской консистории, кандидаты на должности как светских, так и духовных членов избираются консисториями. Всех кандидатов избирается одиннадцать, светских шесть, духовных пять, от прибалтийских губерний — семь, от остальных местностей России четыре. Все члены консистории назначаются на три года, но вновь избранными могут быть и те же самые. При консистории состоит прокурор, назначаемый министром юстиции, представляющий о судных делах тому же министру, а о прочих министру внутренних дел, и канцелярия (ст. 561‑582).

Местное управление вверено пяти консисториям: Лифляндской, ведающей приходы Лифляндской губернии; Эстляндской, выдающей приходы Эстляндской губернии; Курляндской, выдающей, кроме Курляндской, еще приходы Витебской, Могилевской, Минской, Виленской, Гродненской и Ковенской губерний: Петербургской, ведающей, кроме Петербургской, приходы Новгородской, Псковской, Вологодской, Олонецкой, Архангельской, Костромской, Ярославской, Смоленской, Черниговской, Волынской, Подольской, Киевской, Полтавской, Екатеринославской, Таврической, Бессарабской, Херсонской, а также округов ростовского и таганрогского, Области войска Донского, и Московской, ведающей, кроме Московской, приходы Тверской, Калужской, Тульской, Рязанской, Владимирской, Нижегородской, Пензенской, Тамбовской, Воронежской, Курской, Орловской, Харьковской, Саратовской, Симбирской, Казанской, Вятской, Пермской, Самарской, Оренбургской, Уфимской, Астраханской, Кавказская края, губерний и областей Сибири, Туркестанского края. Этот перечень не полон; так в нем нет Закаспийской области, Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Уральской, Тургайской, которые не суть “области Сибири”.

И местные консистории состоят из светского президента и духовного вице-президента, но вместо членов в них заседатели. В Московской консистории только два заседателя: один светский, другой духовный, а в четырех других четыре: два светских и два духовных. Президенты консисторий назначаются Высочайшею властью, по представлению министра, который предварительно спрашивает о том мнение генеральной консистории. О том, как назначаются вице-президенты, в законе ничего не сказано. Заседатели светские назначаются министром из кандидатов, избираемых в губерниях прибалтийских местным дворянством, а в Курляндии и не дворянами, владеющими дворянскими вотчинами. В Петербургском и Московском консисториальных округах кандидаты, и светские, и духовные, избираются консисториями. При консисториях состоят канцелярии под начальством секретаря, назначаемого министром. Дела производятся в консисториях на немецком языке (ст. 548‑560).

Наряду с местными консисториями в круге ведения каждой из них состоят и высшие начальники лютеранского духовенства генерал-супер-интенденты, назначаемые Высочайшею властью, по докладу министра, из двух кандидатов, избираемых в Лифляндии и Курляндии дворянами и лицами, владеющими дворянскими вотчинами, в Эстляндии только дворянами, а в Петербургском и Московском консисторских округах — генеральной консисторией (ст. 528‑542).

Консисториальные округа делятся на пробстские: во главе их управления стоять пробсты, назначаемые министром из кандидатов, избираемых в двойном числе всеми проповедниками округа. Пробсты несут обязанности, подобные обязанностям наших благочинных (ст. 511‑527).

Кроме распорядительных органов управления, в лютеранской церкви имеются еще и совещательные: синоды генеральный, консисториальные и пробстские.

Генеральный синод созывается от времени до времени для представления правительству точнейших и подробнейших сведений о потребностях церкви, о средствах совершенствовать установления ее. Генеральный синод составляется из депутатов от консисториальных округов, по одному от каждого, светскому или духовному попеременно, так что должно быть один раз три светских и два духовных, а другой — два светских и три духовных. Сверх этих пяти депутатов присутствуют также вице-президент генеральной консистории и профессор богословского факультета Юрьевского университета, и попеременно президенты и вице-президенты местных консисторий. Избрание депутатов консисториальных округов, светских и духовных, производится так же, как и избрание кандидатов в заседатели местных консисторий. Председательствует в генеральном синоде один из его светских членов или другое лицо лютеранского исповедания, по Высочайшему назначению. Заседания его происходят в присутствии прокурора, генеральной консистории. Заседания Синода длятся от четырех до шести недель и происходят в Петербурге и созываются министром с Высочайшего разрешения. Таковы постановления закона, но в действительности он никогда созываем не был (ст. 699‑711).

Синоды консисториальные созываются ежегодно генерал-супер-интендентами, кроме Московского, и состоят из всех пробстов и проповедников консисториального округа, под председательством генерал-супер-интендента. Цель их совещания — усовершенствование каждого посредством взаимного сообщения мыслей, сведений о духовных предметах, о встречаемых трудностях и о способах их одоления. Подобные же синоды могут быть собираемы и в пробстских округах (ст. 691‑698).

Церкви евангелическо-аугсбургская и евангелическо-реформатская существуют только в Царстве Польском. Во главе управления цервою стоить генерал-супер-интендент, назначаемый Высочайшею властью по представлению министра. Консистория имеет право представить кандидата. В церкви этой одна только консистория, состоящая из светского президента, духовного вице-президента, коего место занимает всегда генерал-супер-интендент, и из двух светских и духовных членов. Президент и светские члены назначаются Высочайшею властью, по представлению министра; духовные члены — министром по представлению консистории.

Местное управление этой церкви вверяется супер-интендентам, для чего все приходы разделяются на четыре супер-интендентские округа²¹*. Супер-интенденты назначаются министром из двух кандидатов, избираемых всеми проповедниками округа; если же консистория не одобрит такого избрания, то производится вторичное избрание между проповедниками двух или трех округов (ст. 899‑949). И в этой церкви созывается “от времени до времени” генеральный синод, состоящий из восьми членов, по два от каждого округа, светскому и духовному, а также президента и вице-президента консисторий. Список членов синода представляется на Высочайшее усмотрение министром. Созыв синода совершается Высочайшею властью в Варшаве (ст. 950‑955).

Для управления делами евангелическо-реформатской церкви состоит под ведением министерства синод, составляющийся из всех духовных, дворян, военных, чиновников, светских депутатов от приходов и членов того прихода, где синод собирается. На всякий раз собравшимися выбираются председатель и секретарь из светских, а нотариус из духовных. Синод собирается ежегодно, в июне месяце, в назначенном министром месте. Дела в синоде решаются большинством голосов, но для исполнения решений требуется утверждение министра. Для производства текущих дел состоит в этой церкви консистория в Варшаве, состоящая из светского президента, духовного вице-президента, которым всегда бывает супер-интендент, двух светских членов, одного духовного и секретаря. Президент, вице-президент, три члена и секретарь избираются синодом и утверждаются: президент, — Высочайшею властью, по представлению министра, остальные же — министром (ст. 1027‑1035).

Управление евангелическо-реформатских обществ различно в различных местностях. В западных губерниях управление принадлежит синоду и коллегии, учрежденным в Вильне. Синод не имеет определенного числа членов; он состоять из всех почетных особ реформатов духовного и дворянского звания. Он собирается однажды или дважды в год для решения важнейших дел. Заведование текущими делами возложено на коллегию, состоящую из президента светского, вице-президента духовного и шестерых членов, наполовину светских, наполовину духовных. Президент и вице-президент избираются и утверждаются: президент — Высочайшею властью, по представлению министра, а вице-президент — министром. Определение всех прочих членов коллегии зависит от синода.

В прочих губерниях управление реформатскими обществами возлагается на местные лютеранские консистории в особых их “реформатских” заседаниях, в которых вместо духовных членов лютеран присутствуют один или два реформатских проповедника и столько же церковных старшин. Реформатские пасторы избираются прихожанами и утверждаются, по представлению реформатских заседаний лютеранских консисторий, министром²²*. Путем обжалования дела реформатских заседаний могут перейти в генеральную лютеранскую консисторию: тогда и в ней образуется реформатское заседание, где вместо духовного вице-президента, одного светского и двух духовных членов, присутствует один духовный и два светских члена реформатора. Духовным членом реформатского заседания генеральной лютеранской консистории назначается один из петербургских реформатских проповедников. Светские члены реформатского исповедания избираются реформатскими заседаниями, по одному кандидату на три года; об избранных пяти кандидатах министр представляет на Высочайшее усмотрение (ст. 984‑995).

Управление духовных дел немецких колонистов в Закавказье возложено²³* [40] на колонистский синод и обер-пастора, подчиненных министру²⁴* [41]. Обер-пастор и пасторы назначаются министром по соглашению с главноначальствующим²⁵*, причем принимается в соображение и желание приходов. Обер-пастор собирает раз в год в Тифлисе, в сентябре, для суждения о важных церковных делах синод, состоящий, под председательством обер-пастора, из четырех пасторов и светских членов-депутатов, избираемых на три года колониальными приходами Закавказья, по одному депутату от прихода; светские депутаты утверждаются, по представлению местных управлений государственных имуществу тифлисским губернатором. В делах важнейших дозволяется колонии отрядить в синод своего пастора или особого депутата (ст. 1060‑1086).

Управление духовными делами магометан разделено между четырьмя самостоятельными духовными правлениями частью по различию двух магометанских сект, суннитской и шиитской, часто просто по месту нахождения мечетей. В Закавказье, где, кроме суннитов, имеются и шииты, установлены два духовных правления: шиитское и суннитское. Магометанские мечети всех других местностей, где нет шиитов, подведомственны также двум правлениям, но по различию их местонахождения. Эти правления называются: Таврическое магометанское духовное правление и Оренбургское магометанское духовное собрание. Первое находится в Симферополе, второе — в Уфе. Первому подведомы мечети губерний Таврической и западных, а второму мечети всех прочих губерний и областей, за исключением Закавказья и областей Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Уральской и Тургайской.

В Положении об управлении этих областей в ст. 97‑100 сказано дословно следующее: Инородцам кочевым и оседлым дозволяется иметь своих мулл, по одному в волости. Муллы избираются инородцами из своей среды. Утверждение избранного в звании муллы, а также устранение его от сего звания принадлежит военному губернатору. Возведение мечетей разрешается в областях: Акмолинской, Семипалатинской и Семиреченской — степным генерал-губернатором, а в областях Уральской и Тургайской — министром.²⁶*

Таврическое магометанское духовное правление состоит, под председательством муфтия, из кадия-эскера и уездных кадиев. Муфтий, духовный глава магометан, и кадий-эскер, помощник муфтия, избирается министром из лиц духовного звания или не имеющих этого звания дворян и назначаются Высочайшею властью. Кандидаты в уездные кадии назначаются муфтием с кадием-эскером и находящимися в Симферополе кадиями, хатынами, имамами, и список их представляется губернатору. Губернатор созывает в городе того уезда, где требуется выбрать кадия, собрание, состоящее из магометанских духовных лиц, мурз, уездного предводителя и волостных старшин или депутатов, избранных от каждой магометанской волости уезда по одному. По окончании баллотирования составляется список баллотированных, представляемый губернатором министру со своим о них мнением. Министр представляет одного из этого списка сенату на утверждение.²⁷*

Постоянный состав духовного управления ограничивается муфтием, кадием-эскером и симферопольским кадием; другие уездные кадии участвуют лишь в ежегодных общих собраниях, в январе или феврале (ст. 1374‑1415).

Приходское духовенство состоит из хатынов, имамов, мулл, маязинов, миадорисов. Для получения этих званий необходимо согласие приходского общества, удостаивание духовного правления и утверждение губернского правления (ст. 1356, 1369).

Оренбургское магометанское духовное собрание. состоит, под председательством муфтия, из трех членов. Муфтий назначается Высочайшею властью, по представлению министра; члены собрания и кандидаты к ним на три года — министром, по представлению муфтия. При собрании состоит секретарь и канцелярия. Жалобы на решение собрания приносят губернатору, который представляет на рассмотрение министерства.

Есть еще власть — духовное звание ахуны; но ни порядок его приобретения, ни связанные с ним обязанности не указаны в законе. Указано только, что они существуют только в городе, и чтобы быть ахуном, надо сдать испытание из русского языка, в объеме курса одноклассного народного училища.

Приходское духовенство составляют имамы и маязимы, а при соборных мечетях еще и хатыны. От хатын требуется знание русского языка в том же объеме, как от ахунов. Все это приходское духовенство выбирается не менее, как большинством двух третей старейшин семейств, и выборы производятся непременно в присутствии волостных старшин и сельских старост. Выборы утверждаются губернским правлением (ст. 1416‑1438).

В Закавказье, как мы уже знаем, существует два духовных правления — суннитское и шиитское. Так как различие их ведомств определяется не местом нахождения магометанских обществ, а различием исповедуемых ими учений, то оба духовная правления находятся одинаково в Тифлисе.

Во главе управления шиитскими мечетями стоит шейх-уль-ислам, как старшее духовное лицо в составе шиитского духовенства, и шиитское духовное правление. Шейх-уль-ислам назначается Высочайшею властью, по представлению²⁸* главноначальствующего и министра. Духовное правление состоит, под председательством шейх-уль-ислама, из трех членов, назначаемых главноначальствующим из среды отличнейших кадиев. При правлении состоит секретарь, назначаемый главноначальствующим. Для обсуждения и решения дел, общих всему магометанству Закавказья, а также дел, возникающих между мусульманами разных учений, составляются, по распоряжению главноначальствующего, соединенные присутствия всех членов шиитского и суннитского правлений, под председательством особого лица, назначаемого каждый раз главноначальствующим.

Местное управление шиитскими мечетями возложено на губернские меджлисы, состоящие под председательством казия и двух членов. Казии назначаются губернатором, по предварительному сношению с меджлисом и с духовным правлением, из лиц, утвержденных в степени ахуна. Члены меджлиса назначаются губернатором, по предварительном сношении только с духовным правлением.

Каждому мечетскому обществу полагается один мулла; в больших мечетских обществах может быть и несколько, но не больше пяти. Муллы назначаются губернатором. (ст. 1443‑1557).

Во главе управления суннитскими мечетскими обществами стоит суннитское духовное управление, состоящее, под председательством муфтия, из трех членов. Закавказский муфтий назначается Высочайшею властью, по представлению главноначальствующего и министра. Члены правления назначаются главноначальствующим. При правлении состоит секретарь и его помощники. Они назначаются также главноначальствующим²⁸*.

В каждой губернии Закавказья, где имеется достаточно суннитов, и предпочтительно в губернском городе, состоит губернский меджлис, состоящий, под председательством казия, из двух членов. При меджлисе состоит делопроизводитель. Казий, члены и делопроизводитель назначаются губернатором, по предварительному сношению относительно членов с духовным правлением, а относительно казия и с духовным правлением, и с меджлисом.

В каждом мечетском обществе должен быть один мулла; в больших же обществах может быть и несколько, не более, однако, пяти. Муллы избираются мечетным обществом и утверждаются в должности губернатором (ст. 1558‑1672).

Во главе управления духовными делами караимов стоят два гахама, как высшие духовные лица: один гахам в Евпатории, другой в Троках. Гахамы избираются всеми подведомыми ему обществами, для чего общества отправляют в Евпаторию и Троки каждое по одному депутату. Двух кандидатов, получивших наибольшее число голосов, губернатор таврический представляет прямо министру, а виленский — через генерал-губернатора. Министр об утверждении одного из двух кандидатов представляет сенату²⁹*. При каждой синагоге состоят два газзана, старший и младший, и шамаш, т. е. надзиратель. Газзаны и шамаши избираются обществами, испытываются в знании закона гахамом и утверждаются в должности губернатором (ст. 1262—1298).

Устройство правления духовными делами евреев различно в губерниях польских и в других губерниях России. Только законы, относящиеся к этим последним губерниям, включены в Устав иностранных исповеданий.

Во главе управления духовными делами евреев стоит учрежденная при департаменте духовных дел иностранных исповеданий особая раввинская комиссия. Ее назначение — рассматривать встречающиеся на практике неясности в законе и жалобы на решение раввинов. Она состоит из председателя и шести членов. Избрание кандидатов для избрания из них председателя и членов предоставляется еврейским обществам с тем, чтобы в избрании участвовали только купцы, раввины и почетнейшие евреи с разрешения генерал-губернаторов, а где их нет — губернаторов. По управлению каждого из генерал-губернаторов избирается не менее трех кандидатов, в других же губерниях не менее двух от каждой губернии. Все эти кандидаты с заключениями генерал-губернаторов или губернаторов представляются министру, который из них назначает председателя и членов. Определенного срока службы членов не установлено, но министр может их уволить во всякое время. Председатель переменяется ежегодно, но, если будет то полезным, он может быть оставлен дольше года. Для занятий комиссии назначается два месяца в году, по усмотрению министра, но в случае надобности срок этот может быть им продолжен. К обязанностям комиссии относится: 1) разрешение сомнений, относящихся к правилам и обрядам и к действиям раввинов, 2) рассмотрение дел о расторжении браков во второй инстанции и 3) исполнение поручений министра. Комиссия не приступает к действию без предписания о том министра. Если бы даже по сведениям, полученным ее членами, нужно было войти в рассмотрение какого-либо вопроса, то и в этом случае председатель должен представить министру и ждать его предписания. Дела в комиссии производятся коллегиально, на русском языке. Решения ее представляются министру. В случае несогласия его с ними, он, если решение дела зависит от него, или отказывает в утверждении, или предлагает дело к новому обсуждению комиссии. Если решение зависит от высшей власти, министр представляет его куда следует.

Все евреи, постоянно собирающиеся в одну синагогу, составляют молитвенное общество, управляемое духовным правлением, состоящее из ученого, старосты (гоба) синагоги и казначея (неимон), избираемых обществом и утверждаемых губернским правлением. Местные раввины также непременные члены правления. Общество может выбрать в ученые и самого раввина. Все члены правления остаются в этой должности три года, кроме раввина, по званию своему всегда остающегося членом правления. Раввин блюститель и толкователь еврейского закона, выбираемый обществом на три года, и утверждается губернатором. При вступлении в должность раввин заключает с обществом договор, определяющий выгоды, получаемые им от общества (жалованье, платы за требы), и его обязанности. Договор утверждается губернатором.

По управлению еврейскими училищами состоят при министре народного просвещения и попечителях учебных округов ученые евреи по одному. В местах постоянной оседлости евреев при губернаторах витебском, могилевском, минском, полтавском, черниговском, при одесском градоначальнике состоит по одному ученому еврею, а при генерал-губернаторах по два, и по три для исполнения поручений, требующих особого знания еврейского закона. Для таких же поручений в Лифляндии и Курляндии учреждена должность ученого еврея при министре. Ученые евреи назначаются по принадлежности министром или по сношению с министром генерал-губернаторами, губернаторами, одесским градоначальником. Они находятся в зависимости от назначивших их лиц и не имеют права, без их о том приказа ни с кем входить ни в какие официальные отношения. Увольняются они лицами, их назначившими (ст. 1229‑1341).

Буддийскую веру, называемую в Уст. ин. испов. ламайской верой³⁰* у нас исповедают калмыки и буряты. В Уст. ин. испов. включены почему-то только постановления об управлении духовных дел калмыков, а о бурятах сказано только, что о них имеются особые правила (ст. 1673, прим.).

Во главе духовного управления стоит у калмыков Лама, назначаемый Высочайшею властью из кандидатов, представляемых таким порядком: главный попечитель калмыцкого народа и главный пристав составляют списки всех начальствующих в больших хурулах бакш и представляют их со своим мнением и с мнением улусных опекунов и попечителей губернаторам, которые, присоединяя и свое мнение, представляют дело министру, а тот докладывает Государю³¹* (ст. 1673‑1696).

Языческое духовенство инородцев состоит в зависимости от местной полиции (ст. 1697‑1702).

Духовенство всех христианских исповеданий составляет особое состояние. Но сословные права духовенства не потомственны: дети их не принадлежат к духовному состоянию, и даже не пожизненны: сложивший свой духовный сан возвращается в свое первоначальное состояние (т. IX, 397, 400, 394, 395). Духовные лица могут быть вместе с тем дворянами, даже потомственными, получив орден, дающий такое дворянство. Если этого нет, дети священников признаются потомственными почетными гражданами (ст. 401). Православная и армяно-грегорианская церкви имеют пред другими то преимущество, что и дети причетников признаются личными почетными гражданами. Преимущество христианского духовенства в свободе от воинской повинности, личных повинностей, телесного наказания и в праве получать ордена (Уст. ин. испов., ст. 106).

Наряду с преимуществами закон устанавливает и некоторые ограничения. Общее ограничение — запрет заниматься торговлей и промыслами установлено Уст. прям, нал., ст. 235, прим. 1. Кроме того, в IX томе ст. 431, 465, 484 установлен запрет заниматься хождением по чужим делам, но запрет этот, по очевидному недосмотру, не распространен на духовенство армяно-грегорианское. Запрет быть поручителем установлен только для православного духовенства.

Духовенству нехристианских вероучений, кроме языческих, также предоставляются некоторые преимущества, но по общему правилу меньшие, чем христианскому духовенству. Еврейские раввины и дети их изъемлются от телесного наказания и пользуются в черте еврейской оседлости почетными правами купечества первой гильдии. Земские повинности за раввинов отправляются обществами, их избравшими. Занимающие и занимавшие караимские духовные должности (гахамы, газзаны, шамаши) и дети их не подлежат телесному наказанию, занимавшие эти должности 12 лет приобретают личное почетное гражданство, а занимавшие тот же срок должность гахама (их всего два: один в Евпатории, другой в Троках) — и потомственное гражданство. Мусульманское духовенство вообще все и при том обоих толков, шиитского и суннитского, свободно от платежа казенных повинностей. Дети же высшего закавказского духовенства, по выслуге их отцами не менее 20 лет, удостаиваются почетного гражданства; дети шейх-уль-ислама — потомственного, а дети членов духовного правления, членов меджлисов и казиев — личного (т. XI, ч. I, ст. 1476).

Принятие в духовенство, православное и армяно-грегорианское, разрешается епархиальным начальством. Только для лиц податного состояния требуется еще разрешение местного губернатора (т. IX, ст. 427, 500). Назначение протестантских проповедников совершается не иначе, как с утверждения министра внутренних дел³²* (Уст. ин. испов., ст. 410, 411, 453). В духовенство всех других исповеданий, христианских и нехристианских, прием допускается с разрешения губернатора (т. IX, ст. 463; Уст. ин. испов., ст. 1322, 1274, 1436, 1466). Только для магометанского духовенства, и то в одной Таврической губернии, существует запрещение принимать в приходское духовенство кого-либо, кроме сыновей духовных лиц (Уст. ин. испов., ст. 1368).

Выход из духовенства предусмотрен законом только для духовенства православного и протестантского. Выход из протестантского духовенства закон не обставляет никакими особыми ограничениями (т. IX, ст. 486). Также свободен выход для православных причетников (ст. 429). Но выход священнослужителей обставлен следующими ограничениями. Священнослужители, просящие об увольнении их в светское звание, испытываются в течение трех месяцев в решимости и увещеваются не уклоняться от принятого на себя звания. В случай безуспешности увещания духовный сан слагается с разрешения Синода. Сложивший духовный сан возвращается в первоначальное свое состояние. Имевшие до поступления в духовное состояние чины их, однако, не получают (ст. 428).

Все до сих пор сказанное относится собственно к белому духовенству. В церквах православной, католической и армяно-грегорианской существует и духовенство монашествующее. Законодательство наше признает юридическую силу монашеских обетов и потому регулирует условия принятия и сложения монашеского сана, а также определяет особенности юридического положения монашествующих.

Прием в монашество православное разрешается властью епархиальных архиереев (т. IX, ст. 409); в монашество армяно-грегорианское — эчмиадзинским синодом (ст. 493) и в монашество католическое — министром внутренних дел (ст. 468). Постригать дозволяется только достигших определенного возраста, а именно — православных мужчин — 30 лет, женщин — 40 (ст. 410), армяно-грегориан обоего пола — 30 (ст. 494) и католиков — 22 (ст. 433). В польских губерниях доступ в монашество очень ограничен. Монашествующих в штатных монастырях допускается иметь не более четырнадцати, вместе с настоятелем или настоятельницею. Исключение установлено только для Ченстоховского монастыря, имеющего двадцать четыре монашествующих (Уст. ин. испов., ст. 183, 184). Прием в нештатные монастыри новых монахов, а также перевод в них монахов из штатных монастырей безусловно запрещается.

Состоящие в браке могут поступать в монахи только если не имеют малолетних детей и притом если оба супруга желают принять пострижение (т. IX, ст. 413, 496). Православные не могут поступать в монахи, если состоять под судом или обязаны долгами (ст. 413, п. 3).

Монахи, подобно белому духовенству, пользуются свободой от личных податей и телесного наказания³³* (ст. 395, 396). Связанный с монашеством обет нестяжания обусловливает ограничение имущественных прав монашествующих. При пострижении их имущество переходит к наследникам (ст. 416, 474). Они не могут более приобретать недвижимости (ст. 416, 471, 497). Только монашествующие православного исповедания могут владеть кельями внутри монастырей (ст. 419). Монашествующие не могут быть поручителями, поверенными в делах, не касающихся духовного ведомства (ст. 421), не могут принимать на сбережение чужого имущества, кроме книг, давать деньги под частные долговые обязательства (ст. 423), не могут торговать, кроме продажи собственных рукоделий (ст. 420, 498). Все имущество монашествующих после их смерти поступает в пользу монастыря (ст. 398, 475, 497; Уст. ин. испов., ст. 1219). Только православные монастырские власти могут завещаниями иначе определить судьбу своего движимого имущества на случай смерти (т. IX, ст. 398).

Условия сложения монашеского сана определены в законе только для исповеданий православного и армяно-грегорианского. Армянские монахи могут выйти из монашества не иначе, как с разрешения эчмиадзинского синода. Они возвращаются в первоначальное свое состояние без восстановления им тех чинов и отличий, какие ими были приобретены до поступления в монашество. Подробности порядка и условия сложения монашеского сана определяются церковными постановлениями (ст. 499). Относительно православных монахов закон дает более подробные правила. Просящий о сложении монашеского сана увещавается о сохранении обета, во-первых, монастырским настоятелем со старшею братиею; во-вторых, через особо назначенных архиереем лиц; в-третьих, в полном присутствии консистории. Если в течение шести месяцев эти увещания останутся безуспешными, монашеский сан снимается, и лишенный его возвращается в свое первоначальное состояние, но с некоторыми ограничениями: он не может более поступать на гражданскую службу и не может ни жить, ни приписываться в той губернии, где жил монахом, а также в столицах в течение семи лет (ст. 415).

Все признанные церкви признаются юридическими лицами и потому могут владеть имуществом. Относительно приобретения недвижимого имущества установлены некоторые ограничения, но при этом для православной церкви установлены даже большие ограничения, чем для других религиозных обществ. Православные церкви, монастыри и архиерейские дома могут приобретать недвижимое имущество не иначе, как по исходатайствовании на каждый раз через святейший Синод Высочайшего соизволения, какова бы ни была цена приобретаемого имущества (т. IX, ст. 435 и 443). Между тем, на приобретение недвижимости лютеранскими и армяно-грегорианскими церквами Высочайшее разрешение требуется лишь тогда, когда цена имущества выше 5.000 руб.; приобретение на сумму до 300 руб. разрешается генеральной консисторией, на сумму до 1.000 — департаментом духовных дел иностранных исповеданий и до 5.000 — министром (Уст. ин. испов., ст. 714 и 1234). Приобретение недвижимости мусульманскими духовными установлениями в Закавказье разрешается на всякую сумму главноначальствующим гражданскою частью на Кавказе (Уст. ин. испов., 1664). Единственное исключение из этого составляют католические церковные учреждения варшавской архиепархии. За обеспечением белого духовенства и монастырей постоянным штатным содержанием, принадлежащие духовенству, монастырям, приходам, капитулам, церквам имущество и капиталы состоят в полном ведении и распоряжении казны. Все суммы, имущества, жертвуемые духовенству, монастырям, на постройку приходских строений, церквей, на устройство кладбищ, на украшение церквей, заготовление ризниц и т. п., причисляются к специальным средствам министерства (ст. 153, 155, 156).

Раскольнические секты не признаны законом, как особые вероисповедные общества. Поэтому раскольнические общины не пользуются правами юридического лица. Их уставщики, наставники, и другие лица, исполняющие духовные требы, хотя и не подвергаются за это преследованию (Уст. пред., ст. 46), но не пользуются, как духовенство признанных церквей, никаким особым юридическим положением и не пользуются также правом вести для раскольников метрические книги: они ведутся полицией (т. IX, 931). Закон, однако, прямо постановляет, что “раскольники не преследуются за мнения их о вере” (Уст. пред., ст. 45) и могут “творить общественную молитву, исполнять духовные требы и совершать богослужение но их обрядам как в частных домах, так равно и в особо предназначенных для сего зданиях, с тем лишь непременным условием, чтобы при этом не были нарушаемы общие правила благочиния и общественного порядка”. Раскольничьи церкви не должны однако иметь внешнего вида православных храмов и иметь наружные колокола. Раскольничьи монастыри открывать не допускается (ст. 47‑48).

Подобное же положение занимают и баптисты. Но только их духовные наставники допускаются к совершению треб не иначе, как по утверждении губернатором (Уст. ин. испов., ст. 1106‑1108).

Дополнение. Изложенные выше постановления относительно раскольников в настоящее время сделались уже достоянием истории.

Во-первых, само наименование “раскола” и ”раскольников” упразднено. Именным указом 17 апреля 1905 г. повелено: 1) установить в законе различие между вероучениями, обнимавшимися наименованием “раскол”, разделив их на три группы: а) старообрядческие согласия, б) сектантство, и в) последователи изуверных учений, сама принадлежность к коим наказываема в уголовном порядке; 2) присвоить наименование “старообрядцев” взамен употреблявшегося названия “раскольников” всем последователям толков и согласий, которые приемлют основные догматы Церкви Православной, но не признают некоторых принятых ею обрядов и отправляют свое богослужение по старопечатным книгам.

Далее, религиозным обществам старообрядцев и сектантов присвоено было наименование “общин”, и указом 16 октября 1906 г. был подробно регламентирован порядок образования и действия этих старообрядческих и сектантских общин. За ними признаются права юридического лица. Внесенным в реестр общинам предоставляется сооружать храмы, молитвенные дома и т. п., учреждать богоугодные заведения и школы, приобретать и отчуждать недвижимые имущества, образовывать капиталы, заключать договоры, вступать в обязательства, а равно искать и отвечать на суде. Для приобретения недвижимостей на сумму свыше 5000 руб. требуется Высочайшее соизволение (указ 16 окт. 1906 г. I, ст. 13; II, ст. 18).

Духовенство старообрядцев и сектантов, т. е. избираемые общинами духовные лица, настоятели и наставники пользуются привилегированным положением. Они освобождаются от призыва на действительную военную службу (ст. 30); принявшие пострижение могут пользоваться принятым при постриге именем (I, ст. 31); им дозволяется употребление церковного облачения, а также монашеского и духовного одеяний (I, ст. 32; II, ст. 31). За ними признано право свидетельствовать, в качестве духовников, завещания, на основании ст. 1048 зак. гражд. (т. X ч. I) (I, ст. 35; II, ст. 34). Они освобождаются, наравне с прочими священнослужителями и монашествующими всех христианских вероисповеданий, от присяги на суде: от свидетельства на суде — в отношении к признанию, сделанному им на исповеди (ibidem; см. указанные там статьи Судебных Уставов). На них же возлагается ведение книг для записей, рождения, смертей к браков их одноверцев. (I, ст. 36; II, ст. 35).

Запрещение придавать церквам внешний вид православных храмов и иметь наружные колокола также отменено (Уст. пред. прест., ст. 43 по Прод. 1906 г.). Уже указом 17 апреля 1905 г. условия сооружения, ремонта и т. д. молитвенных старообрядческих и сектантских домов приравнены к таковым же условиям, какие существуют для храмов инославных исповеданий (ст. 8). А именно, по общему правилу, требуется согласие духовного начальства данного исповедания, наличность денежных средств и соблюдение требований устава строительного. В указе 17 октября 1906 г.. сооружение храмов, молитвенных домов, скитов и обителей предоставлено старообрядцам и сектантам с разрешения губернаторов или градоначальников, причем для выдачи разрешения необходимо: а) постановление общега собрания членов общины с ходатайством относительно предположенной постройки и б) соблюдение в проекте технических условий устава строительного. Не удержалось и безусловное запрещение открывать монастыри: на основании, закона. 14 марта 1906 г. (отд. V) ст. 206 Улож. Наказ, изменена в смысле воспрещения устройства скитов и других подобных обиталищ, без надлежащего разрешения, под страхом денежного взыскания не свыше 300 руб. В том же направлении изменена и редакция ст. 47 Уст. пред. прест. (по Прод. 1906 г.).

Примечания:

¹* [Законом 14 марта 1906 г. (“о согласовании некоторых постановлений уголовного законодательства с указом 17 апреля 1905 г. об укреплении начал веротерпимости и о введении в действие второй главы нового уголовного уложения”) отменены в числе прочих и цитируемые в тексте статьи Уложения о наказаниях. Принадлежность к изуверным учениям упоминаемой здесь категории карается ныне на основании ст. 96 (видоизмененной законом 14 марта 1906 г.) Уголовного Уложения 1903 г. (глава 2‑я: о нарушении ограждающих веру постановлений).]

²* [В настоящее время, после указов 17 апреля 1905 г. (“об укреплении начал веротерпимости”) и 17 октября 1906 г. (“о порядке образования и действия старообрядческих и сектантских общин и о правах и обязанностях входящих в состав общин последователей старообрядческих согласий и отделившихся от православия сектантов”), согласия эти и секты не являются более, в принципе, “непризнанными” вероисповеданиями. Ст. 59 Уст. пред. прест, отменена, но запрещение “публичного оказательства” все же сохранилось; только оно перенесено из примечания к ст. 59 в прим. к ст. 46 и изложено так: “В 1883 году последователям раскола было воспрещено публичное оказательство оного, которым признавались: 1) крестные ходы и т. д. (см. выше в тексте). К перечисляемым здесь пунктам необходимо прибавить еще п. 4: раскольничье пение на улицах и площадях. См. Прод. 1906 г. т. ХІV, Уст. пред. преcт, ст. 46 и прим. Впрочем, правила эти лишены уголовной санкции, так как ст.  92 Уголовного Уложения 1903 г. (“виновный в публичном оказательстве раскола, законом воспрещенном, наказывается: денежною пенею не свыше 300 рублей”) законом 14 марта 1906 г. отменена. Обильный материал по вопросу о веротерпимости и об изменениях, послідовавших в нашем законодательстве за последнее время, содержится в отдельно изданной (в 1906 г.) Н. С. Таганцевым второй главе Уголовного Уложения 22 марта 1902 года, с комментариями, мотивами и т. д.]

³* [Ст. 81 Зак. Осн. (изд. 1906 г.) гласит: “российские подданные пользуются свободою веры. Условия пользования этою свободою определяются законом”.]

⁴* [Ст. 196 Улож. нак. отменена; действия, возбуждающие к переходу православных в иное вероисповедание или учение или секту, караются на основании Уголовного Уложения (ст. 90 по закону 14 марта 1906 г.).]

⁵* [Указом 17 октября 1906 г., определяющим порядок образования и действия старообрядческих и сектантских общин, ведение актов гражданского состояния возложено на духовных лиц, настоятелей и наставников старообрядческих общин (отд. I, ст. 39) и наставников сектантских общин (отд. II, ст. 38). Книги же гражданского состояния сектантов, не признающих духовных лиц, ведутся в городах городскими управами или городскими старостами, а в уездах — волостными правлениями (ib., ст. 39).]

⁶* [Высочайше утвержд. 28 ноября 1906 г. положением совета министров “религиозный союз мариавитов признается законно существующею и пользующеюся охраною закона сектою”. Ведение метрических записей мариавитов возлагается на местные гражданские власти.]

⁷* Ст. 36 Уст. пред. прест, отменена.

⁸* [В п. 1 указа “об укреплении начал веротерпимости” постановлено: признать, что отпадение от православной веры в другое христианское исповедание или вероучение не подлежит преследованию и не должно влечь за собою каких-либо невыгодных в отношении личных или гражданских прав последствий, причем отпавшее по достижении совершеннолетия от православия лицо признается принадлежащим к тому вероисповеданию или вероучению, которое оно для себя избрало. Ср. Уст. пред. прест, по Прод: 1906 г., ст. 391.]

⁹* [Отменены законом 14 марта 1906 г.] ¹⁰* Статьи эти отменены. С введением в действие гл. II Уголовного Уложения 22 марта 1908 г. совращение христианина в веру нехристанскую (посредством злоупотребления властью, принуждения etc.) наказывается, по ст. 82, заключением в исправительном доме или в крепости на срок не свыше трех лет; совращение же православного в иное христианское вероисповедание наказывается (ст.83) заключением в крепость не свыше трех лет.]

¹¹* [С разрешения губернатора. Ст. 6 по прод. 1906 г.]

¹²*[Требуется лишь разрешение губернатора, кроме случаев, предусмотренных в ст. 11. См. ст. 8 по Прод. 1906 г.]

¹³* [Ст. 9 и 10 отменены.]

¹⁴* П. 2 указа об укреплении начал веротерпимости постановлено: при переходе одного из исповедующих ту же самую христианскую веру супругов в другое вероисповедание, все не достигшие совершеннолетия дети остаются в прежней вере, исповедуемой другим супругом, а при таком же переходе обоих супругов дети до 14 лет следуют вере родителей, достигшие же сего возраста остаются в прежней своей религии.]

¹⁵* [В настоящее время к числу признанных вероисповедных обществ должны быть отнесены старообрядческие и сектантские, отделившиеся от православия, общины, зарегистрированные губернскими или областными правлениями, на основании акта 17 апреля 1906 г.; а также секта мариавитов, см. примечание 6.]

¹⁶* П. С. 3. № 15982.

¹⁷* В этом § везде, где говорится просто о министре, надо понимать министра внутренних дел, так как все духовные дела иностранных исповеданий подведомы ему. Где имеется в виду другой министр, он и назван особо.

¹⁸* [Законом 26 декабря 1905 г. (“о порядке назначения, перемещения и увольнения приходского римско-католического духовенства, ректоров (регентов), инспекторов и профессоров Императорской римско-католической духовной академии и семинарий, а также регентов и секретарей консистории, и об установлении в законе взысканий с духовных лиц римско-католического исповедания”) этот порядок изменен. Назначение деканов теперь повсеместно производится епархиальным начальством, причем согласие гражданских властей требуется в тех случаях, когда деканами назначаются лица, не занимающие уже должностей приходских священников, регентов-инспекторов и профессоров семинарий, пли регентов и секретарей духовных консисторий (все эти должности замещаются ныне епархиальным начальством, с согласия Варшавского генерал-губернатора). См. Прод. 1906 г. Уст. ин. испов. ст. 139, 143, 151.]

¹⁹* [С восстановлением наместничества на Кавказе и с присвоением наместнику высшей власти по всем частям гражданского управления (имен. указ 26 февраля 1906 г.) представление Государю об избираемых кандидатах делается наместником.]

²⁰* [Округа Батумский а Артвинский образуют ныне Батумскую область, равным образом, выделен из состава Кутаисской губернии округ Сухумский.]

²¹* [Пять округов. Ст. 925 по Прод. 1906 г.]

²²* [Губернатором. Ст. 988 по Прод. 1906 г.].

²³* Но городские лютеранские приходы в Закавказье, в том числе бывший колонистский, ныне городской тифлисский лютеранский приход, подчинены Московской Евангелическо-Лютеранской Консистории (ст. 1071, прим.).

²⁴* [С восстановлением наместничества на Кавказе и с присвоением наместнику высшей власти по всем частям гражданского управления (имен. указ 26 февраля 1906 г.) представление Государю об избираемых кандидатах делается наместником.].

²⁵* [Упоминаемые здесь пасторы назначаются ныне губернатором Ст. 1072 по Прод. 1906 г.].

²⁶* [Возведение мечетей в области Семиреченской разрешается Туркестанским генерал-губернатором. Прод. 1906 г. Т. II. Полож. Степн. Ст.99.].

²⁷* [В настоящее время уездный кадий утверждается в должности губернатором с доведением до сведения министра внутренних дел. Ст. 1366 по Прод. 1906 г.].

²⁸* [Наместника Е. И. В. На Кавказе.].

²⁹* [Ныне гахам утверждается губернатором, с доведением до сведения министра. Ст. 1269 по Прод. 1906 г.]

³⁰* [На основании ст. 16 указа об укреплении начал веротерпимости (17 апреля 1905 г.) возбранено впредь именовать исповедующих ламаисткую веру в официальных актах идолопоклонниками и язычниками.].

³¹* [В настоящее время порядок избрания в Ламы несколько иной. Звание “главного попечителя калмыцкого народа”, прежде соединенное с должностью Управляющего Государственными Имуществами Астраханской губернии, упразднено; связанные с ним права и обязанности присвоены астраханскому губернатору. См. Прод. 1906 г. Т. II, Пол. инор. ст. 452, примечание. Для избрания Ламы астраханский губернатор и Главный Пристав инородцев Ставропольской губернии составляют списки бакш, с мнением своим и управляющих улусами, улусных попечителей и их помощников; список, составляемый Главным Приставом, представляется ставропольскому губернатору. Названные губернаторы входят с представлением к министру, который и докладывает Государю. См. ст. 1676 по Прод. 1906 г.].

³²* [Проповедники, избираемые приходами или консисториями, утверждаются теперь губернаторами. См. ст. 410 и 411 по Прод. 1906 г.]

³³* [Телесные наказания отменены манифестом 11 августа 1904 г.]

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.