25 апреля 1906 г. — Доклад Военного министерства Особому совещанию об ассигновании 4 млн. руб. на изготовление винтовок и револьверов

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1906.04.25
Источник: 
Военная промышленность России в начале XX века 1900-1917. Сборник документов. “Новый хронограф” М. 2004, стр. 273-278.
Архив: 
РГВИА. Ф. 962. Оп. 2. Д. 25. Л. 233-236. Типогр. экз.

№ 19016

Представлением Главного артиллерийского управления в Военный совет от 30 марта 1905 г. испрашивалось об ассигновании в текущем году 6 191 820 руб. для изготовления 240 тыс. 3‑лин. винтовок и около 21 тыс. 3‑лин. револьверов взамен позаимствованных из запасов для частей войск, отправленных на Дальний Восток.

Представление это было утверждено журналом Военного совета 31 того же марта, и по означенному вопросу было внесено представление в Особое совещание 29 апреля 1905 г. за № 926 в общей ведомости испрашивавшихся ассигнований и отдельно 19 августа того же года за № 1812.

Особое совещание, рассмотрев вопрос об отпуске 6 191 820 руб. на изготовление оружия в текущем году, в высочайше утвержденной 14 ноября 1905 г. мемории от 15 октября того же года высказало, что вопрос этот должен быть предварительно рассмотрен, в связи с прочими чрезвычайными на 1906 г. расходами, в имеющем быть образованным на основании высочайшего повеления 28 октября 1905 г. при Военном министерстве Особом совещании.

Последним совещанием решено было ходатайствовать о внесении в меморию Государственному совету 4 млн. руб., полагая, что на означенную сумму можно будет изготовить около 140 тыс. 3‑лин. винтовок, считая по 25 руб. на винтовку (на сумму 3 млн. 500 тыс. руб.), и 21 тыс. 3‑лин. револьверов, считая по 20 руб. на револьвер (на сумму 420 тыс. руб.), а всего за округлением на сумму 4 млн. руб., каковая сумма и была заявлена в комиссии по исчислению особого фонда для производства в 1906 г. расходов, связанных с последствиями русско-японской войны.

Так как в настоящее время недостаток винтовок в запасах разных наименований составляет свыше 800 тыс. 3‑лин. винтовок, то с целью пополнения этих запасов необходимо теперь же дать оружейным заводам усиленные наряды на изготовление в текущем году хотя части недостающих винтовок.

Ввиду этого и во избежание массового увольнения рабочих Главным артиллерийским управлением 23 января с. г. вновь было внесено представление в Военный совет об ассигновании означенных выше 4 млн. руб. из чрезвычайного кредита государственного казначейства с причислением их к § 16 ст. 4 артиллерийской сметы с. г.

Военный совет, рассмотрев это представление и признавая необходимым пополнить недостаток винтовок в запасах разных наименований, в заседании 4 февраля с. г. положил: мнение товарища генерал-фельдцейхмейстера утвердить с тем, чтобы по Главному артиллерийскому управлению было внесено в установленном порядке в Особое совещание соответствующее представление об ассигновании на изготовление указанного оружия 4 млн. руб. из чрезвычайного кредита.

Вследствие этого и так как меморией Особого совещания от 28 декабря 1905 г. требуется, чтобы представления о расходах свыше 1 млн. руб. вносились в это совещание с заключениями министра финансов и государственного контролера, то 28 февраля с. г. и. д. товарища генерал-фельдцейхмейстера по изложенному вопросу были запрошены заключения названных министра и контролера.

Из отзыва государственного контролера от 15 марта с. г. усматривается следующее:

«На заготовление оружия Военным министерством испрошено было в 1904 г. и в начале 1905 г. 9 млн. 750 тыс. руб. и затем во второй половине прошлого года испрашивалось 10 405 187 рублей. В счет последней суммы мемориею Особого совещания 15 октября 1905 г. был разрешен отпуск 4 213 367 руб. и журналом Государственного совета 8 декабря 1905 г. (по Департаменту экономии) в составе чрезвычайных ассигнований 1906 г. предназначено 4 млн. руб., об отпуске которых в настоящее время и состоялось положение Военного совета.

Между тем высочайше утвержденным 13 января 1906 г. журналом Соединенных Комитета финансов и Департамента государственной экономии постановлено принять все меры к сокращению чрезвычайных расходов в настоящем году и для этого по возможности отложить, сократить или рассрочить предстоящие заготовления на пополнение позаимствований, с принятием в расчет запасов, оставшихся от войны.

Указанный в представлении ГАУ (от 23 января с. г. за № 3587) недостаток в запасах винтовок (800 тыс.), исчисленный по наличности оружия только в складах, является, по моему мнению, преувеличенным ввиду предстоящего возвращения оружия с Дальнего Востока.

Из того обстоятельства, что в распоряжении названного управления от инспектора артиллерии Маньчжурских армий имеются точные сведения о наличии в запасах Дальнего Востока ружейных патронов (представление Главного артиллерийского управления от 21 ноября № 2105), я заключаю, что подобные же сведения по телеграфу могли бы быть запрошены и относительно винтовок, так как, по донесению полевого контроля, выяснение оставшегося от войны имущества уже закончено.

Вследствие этого я нахожу, что рассматриваемый вопрос о заготовлении оружия взамен позаимствованнного Главным артиллерийским управлением недостаточно выяснен, как это требовалось бы согласно высочайшему повелению 13 января настоящего года о принятии в расчет оставшихся от войны запасов.

Вторым основанием для испрошения 4 млн. руб. в представлении Главного артиллерийского управления указана необходимость поддержать усиленную производительность заводов с целью избежать массового увольнения рабочих.

Следует, однако, иметь в виду, что увольнения рабочих избежать невозможно, так как нельзя все время давать заводам усиленные заказы. Во всяком случае, заказы должны сообразоваться с действительною в них надобностью, а интересы государственного казначейства, переживающего крайне тяжелый период, должны быть поставлены впереди всех других соображений.

Поэтому, хотя сметные исчисления чрезвычайных кредитов 1906 г. и предусматривают отпуск 4 млн. руб. на заготовление оружия, тем не менее, во исполнение позднейшего высочайшего повеления 13 января настоящего года о сокращении чрезвычайных расходов я полагал бы, что разрешение этого вопроса в полном его объеме должно быть поставлено в зависимость от наличия оставшихся от войны 3‑лин. винтовок и револьверов, сведения о чем могут быть получены по телеграфу; в настоящее же время во избежание указываемой Главным артиллерийским управлением остановки в деятельности заводов, по моему мнению, можно было бы ограничиться отпуском на заготовление оружия не свыше 2 млн. рублей.

К сему считаю необходимым присовокупить, что мною вместе с сим запрошены от полевого контроля соответствующие сведения, по получении коих они немедленно будут сообщены вашему превосходительству».

Министр финансов в письме от 19 сего апреля высказал следующее:

«Как видно из представления Главного артиллерийского управления по сему делу в Военный совет, недостаток винтовок в запасах разных наименований составляет свыше 800 тыс. 3‑лин. винтовок и для пополнения означенных запасов необходимо теперь же дать оружейным заводам усиленные наряды на изготовление в текущем году хотя бы части недостающих винтовок. Посему и принимая во внимание, что значительное сокращение нарядов заводам в текущем году против нарядов 1905 г. должно будет повлечь массовое увольнение рабочих и что такое увольнение в наше тревожное время должно быть признано крайне нежелательным, Военное министерство находит необходимым ныне же испросить чрез Особое совещание разрешение на ассигнование чрезвычайного кредита в 4 млн. руб. на изготовление в текущем году 140 тыс. 3‑лин. винтовок и 21 тыс. револьверов взамен оружия, отпущенного на Дальний Восток по случаю минувшей войны с Японией.

Обращаясь к рассмотрению настоящего дела, я не могу прежде всего не заметить, что на расходы по изготовлению оружия Военным министерством был испрошен в конце 1904 и начале 1905 г. чрезвычайный кредит в 9 млн. 750 тыс. рублей. Хотя настоящее требование в 4 млн. руб., как испрашиваемое в счет разрешенных на эту надобность 4 213 367 руб. по высочайше утвержденной 14 ноября 1905 г. мемории Особого совещания, и предрешено к отпуску по журналу Государственного совета 8 декабря 1905 г. в составе чрезвычайного кредита, назначенного по государственной росписи 1906 г. на расходы, связанные с русско-японскою войною и ее последствиями, тем не менее нельзя не иметь в виду, что после сего, а именно 13 января с. г., последовало высочайшее утверждение журнала Соединенных Комитета финансов и Департамента государственной экономии о принятии мер к сокращению, ввиду исключительно тягостного положения государственного казначейства, чрезвычайных расходов на потребности Военного и Морского министерств в 1906 г. и к отсрочке намеченных уже расходов до более благоприятного времени, причем в суждениях названных Комитета финансов и Департамента государственной экономии было обращено внимание на то, что в течение минувшей войны принимались самые энергичные меры к усилению запасов боевого имущества, которое заказывалось даже в ущерб интересам отечественной промышленности на заграничных заводах, и посему было бы, по мнению названных Комитета и Департамента государственной экономии, возможным приостановиться дальнейшими затратами денежных средств на заготовление означенных запасов.

С другой стороны, нельзя также не остановиться на тех суждениях, которые были высказаны Особым совещанием при рассмотрении требований Военного министерства, предъявлявшихся им к государственному казначейству в течение минувшей войны на заготовление предметов вооружения. Так, по поводу кредита в 24 млн. 550 тыс. руб., заявленного Военным министерством к отпуску на уплату по данному им иностранным заводам наряду на изготовление 536 млн. ружейных патронов, Особое совещание, как видно из высочайше утвержденной 15 августа 1905 г. мемории его, пришло к единогласному заключению, что на военный фонд должна быть отнесена стоимость лишь того количества патронов, которое оказывается израсходованным, уничтоженным и испорченным во время военных действий, а равно того количества, которое приобретается для пополнения истощенных войною запасов до прежней нормы. Напротив того, патроны, заказываемые для приведения имевшихся до войны запасов в соответствие с вновь установленными нормами, должны, по мнению совещания, оплачиваться за счет средств предельного бюджета. Приняв засим во внимание, что количество патронов беспрестанно изменяется по окончании военных действий и что только по окончании войны может быть установлено, превысит ли и на сколько именно количество патронов, которое окажется к тому времени в распоряжении Военного министерства, заготовленные до войны за счет предельного бюджета запасы, Особое совещание признало соответственным поручить военному министру по соглашению с министром финансов и государственным контролером выяснить по окончании военных действий размер той суммы, которая могла бы быть обращена из предельного бюджета в ресурсы казны на покрытие расходов по изготовлению того количества ружейных патронов, на которое оставшиеся по окончании военных действий запасы превысят имевшиеся до начала войны запасы.

Таким образом, если, по смыслу означенной мемории, прямым источником для покрытия расходов по изготовлению патронов для приведения имевшихся до войны запасов в соответствие с вновь установленными нормами должен служить предельный бюджет и на общие средства казны должна относиться лишь стоимость количества патронов, израсходованных, уничтоженных и испорченных во время военных действий, то не подлежит сомнению, что ныне, по окончании войны с Японией, государственное казначейство может быть привлечено к дальнейшим расходам по заготовлению предметов вооружения, а следовательно, в том числе и винтовок, не иначе как при условии наличности твердых и определенных данных, указывающих на то, что вновь предположенное заготовление винтовок необходимо исключительно для возмещения винтовок, израсходованных или уничтоженных и испорченных во время минувших военных действий или же для пополнения истощенных войною запасов до прежней их нормы. Между тем в настоящем отзыве Военного министерства не содержится никаких определенных сведений о том, выяснено ли общее наличие винтовок в армии, считая в том числе не только винтовки, находящиеся в складах, но и количество их, имеющееся на Дальнем Востоке.

То обстоятельство, что заявленный Военным министерством в настоящем случае кредит на заготовление винтовок в 4 млн. руб. предусмотрен в числе общего ассигнования, назначенного по государственной росписи 1906 г. на расходы, связанные с русско-японскою войною и ее последствиями, и что скорейший отпуск этой суммы представляется необходимым для поддержания заказом означенных винтовок усиленной производительности заводов, дабы избежать крайне нежелательного массового увольнения рабочих, не может, по моему мнению, сам по себе оправдывать правильность настоящего требования Военного министерства, ибо: 1) высочайше утвержденный 13 января 1906 г. журнал Соединенных Комитета финансов и Департамента государственной экономии предуказал на необходимость принятия всех мер к сокращению в текущем году занесенных в роспись чрезвычайных расходов и отложить, сократить или отсрочить предстоящие заготовления и 2) ослабление нарядов заводам вслед за окончанием войны с Японией является неизбежным последствием вполне естественного сокращения исключительных, бывших во время войны, заказов с переходом от военного к мирному положению нашей армии, и само собою разумеется, что государственное казначейство, разоренное дорого стоящею и тяжелою войною, не в силах затрачивать огромные средства на урегулирование деятельности сих заводов.

Затрудняясь по сим соображениям изъявить свое согласие на ассигнование Военному министерству заявленного им кредита в 4 млн. руб. на заготовление винтовок, я тем не менее, если бы Особое совещание признало приведенные Военным министерством доводы о необходимости поддержания деятельности заводов заслуживающими уважения, не встретил бы препятствий к отпуску сему министерству на указанную надобность некоторой суммы, примерно не более половины испрашиваемых 4 млн. руб., с тем, чтобы дальнейший отпуск средств из общих ресурсов казны на заготовление винтовок был поставлен в зависимость от окончательного выяснения общего наличия винтовок и сведения расчетов по крупным, разрешенным уже на это дело во время войны ассигнованиям между общими средствами казны и суммами предельного бюджета в порядке, указанном в вышеупомянутой мемории Особого совещания».

По поводу приведенных мнений государственного контролера и министра финансов нахожу необходимым высказать следующие объяснения:

К упомянутому выше представлению в Особое совещание от 19 августа 1905 г. за № 1812 была приложена ведомость, в которой было указано количество ручного оружия, требовавшегося к заготовлению взамен отпущенного для частей войск, отправлявшихся на войну, мобилизованных лишь при 5‑й, 6‑й и 7‑й мобилизациях.

Эта ведомость не выражала собою всего расхода оружия по надобностям войны, так как после этого были произведены еще мобилизации 8‑я и 9‑я, при которых снова произведены значительные отпуски оружия, но ассигнования кредитов для пополнения этих последних отпусков не испрашивалось ввиду того, что до сего времени еще не представляется возможным выяснить точно цифру годного оружия, оставшегося в складах Дальнего Востока, которое необходимо вычистить и осмотреть, и только тогда выяснится возможность его исправления и степень пригодности к дальнейшей службе.

Из сказанного следует, что вышеупомянутым представлением не имелось в виду испросить кредит на пополнение всех запасов, а лишь некоторой их части, причем испрашивалось всего 10 405 187 руб., из которых на текущий год — 6 191 820 рублей.

Эта сумма при рассмотрении вопроса в Комиссии по исчислению особого фонда для производства в 1906 г. расходов, связанных с последствиями русско-японской войны, уменьшена до 4 млн. руб., так как признавалось возможным ограничиться в текущем году лишь изготовлением 140 тыс. 3‑лин. винтовок и 21 тыс. 3‑лин. револьверов.

Таким образом, в настоящее время вопрос об ассигновании средств для изготовления ручного оружия должен быть рассматриваем не с точки зрения необходимости пополнения всех запасов этого рода оружия, а лишь [чтобы выяснить,] в какой мере может быть ограничен размер ассигнования на текущий год с тем, чтобы поддержать деятельность казенных оружейных заводов и избежать необходимости массового увольнения рабочих.

При рассмотрении этого вопроса следует иметь в виду, что за время минувшей войны не было произведено заказов за границей ни винтовок, ни револьверов и вся потребность в них была удовлетворена за счет имевшихся запасов и благодаря усиленной деятельности трех казенных оружейных заводов, изготовивших в течение 1905 г. 311 844 винтовки и 62 917 револьверов, и то только вследствие того [не изготовили еще больше), что с окончанием войны ход работ был постепенно уменьшаем, так как при полном ходе заводы окончили бы наряды на 449 085 винтовок и на 64 830 револьверов, которые им были даны на прошедший год.

На текущий год всем трем оружейным заводам даны в наряд 55 тыс. 3‑лин. винтовок и 6 тыс. револьверов, т. е. наряды эти составляют менее ⅕ той производительности, которую имели заводы к концу прошлого года, и менее ⅛ полной их производительности.

Столь резкий переход вызывает необходимость единовременного массового увольнения рабочих, которых в 1905 г. состояло на заводах 19 730 человек.

Постепенное увольнение рабочих с заводов все время производится, но работа на заводах не остановилась окончательно лишь благодаря тому, что от прошлого года, как указано выше, остался недодел в 138 241 винтовку и 1913 револьверов, причем последний был настолько незначителен, что в настоящее время, за окончанием наряда, пришлось производство револьверов в Тульском заводе прекратить и распустить рабочих около 500 человек, что тотчас же отозвалось на настроении рабочего населения, как это можно видеть из письма министра внутренних дел, в копии при сем прилагаемого, от 18 сего апреля за № 5969.

Однако вышеуказанный недодел, оставшийся от прошлого года, не может быть прибавляем к наряду на текущий год, так как большинство частей винтовок на первых переходах работы были окончены в минувшем году и перешли на текущий год уже в виде изделий, почему если не будет дано дополнительного наряда, то во всех заводах придется теперь же совершенно закрыть кузницы и распустить как кузнецов, так и большинство рабочих с первых переходов.

На приведенных основаниях Главным артиллерийским управлением признавалось необходимым дать на текущий год дополнительный наряд на изготовление 140 тыс. винтовок и 21 тыс. револьверов, на изготовление которых потребуется около 4 млн. руб., с тем, чтобы в течение текущего года уволить около ⅓ рабочих.

Основанием к такому расчету служило распределение кредитов, указанное в представлении Главного артиллерийского управления в Государственный совет от 1 ноября 1896 г. за № 7708, на приготовление трехлинейных винтовок для перевооружения второй очереди армии, причем имелось в виду достигнуть постепенного сокращения работ и избежать массового увольнения рабочих.

Кредиты распределялись так:

На 1897 год на 450 000 винтовок

На 1898 год на 375 000 винтовок

На 1899 год на 330 000 винтовок

На 1900 год на 280 500 винтовок

На 1901 год на  19 000 винтовок

На 1902 год на  93 806 винтовок

Из приведенных данных видно, с какою постепенностью производилось уменьшение нарядов, причем необходимо принять во внимание, что тогдашнее настроение рабочих было совершенно спокойное, тогда как ныне массовое увольнение их может повлечь за собою весьма неблагоприятные последствия.

Если к 55 тыс. винтовок, данных в наряд на текущий год, прибавить 140 тыс., испрашиваемых Главным артиллерийским управлением, и 138 241 вышеуказанного недодела, то общий наряд на текущий год составил бы всего за округлением 333 тыс. винтовок, что по сравнению с общим нарядом прошлого года в 449 тыс. представляло бы более резкое сокращение нарядов, чем то допускалось при перевооружении армии, но на самом деле переход этот будет еще более чувствителен, если принять во внимание вышеприведенное разъяснение, что много частей для винтовок недодела прошлого года были окончены в прошлом году.

Справедливость этого расчета подтверждается и заключением, к которому пришло совещание в Туле представителей администрации города, земства, оружейного, патронного заводов и железнодорожных мастерских по вопросу оказания содействия тульским рабочим, оставшимся без заработка за сокращением производства в заводах, как о том говорится в телеграмме губернатора от 22 сего апреля, в копии при сем прилагаемой. Это совещание признало необходимой для Тульского оружейного завода сумму заказа на 1 млн. 500 тыс. руб., а так как не менее этого придется дать и Ижевским заводам, то на долю Сестрорецкого завода останется всего лишь менее 500 тысяч.

На основании изложенного и согласно с заключением Военного совета, высказанным в заседании от 4 февраля с. г., имею честь испрашивать ассигнования на изготовление оружия 4 млн. руб. из чрезвычайного кредита, каковая сумма и была включена в перечень расходов из особого фонда для производства в текущем году расходов, связанных с последствиями русско-японской войны.

Скорейшее решение настоящего вопроса представляется совершенно необходимым ввиду начавшихся волнений среди рабочих оружейных заводов; при задержке же заводы вынуждены будут совершенно остановить некоторые мастерские уже в будущем мае месяце.

Приложения: 1) копия с письма министра внутренних дел от 18 апреля за № 5969 и 2) копия с телеграммы тульского губернатора от 22 сего апреля за № 456¹*.

Военный министр генерал-лейтенант Редигер.

Товарищ генерал-фельдцейхмейстера генерал-лейтенант Кузьмин-Караваев.

Примечание:

¹* Приложения не публикуются (Прим. сост.)

РГВИА. Ф. 962. Оп. 2. Д. 25. Л. 233-236. Типогр. экз.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.