24 октября 1906 г. — Записка члена Совета государственной обороны генерал-адъютанта H. Н. Ломена¹* об организации оборонительного флота

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1906.10.24
Источник: 
Военная промышленность России в начале XX века 1900-1917. Сборник документов. “Новый хронограф” М. 2004, стр. 289-291.
Архив: 
РГВИА. Ф. 830. Оп. 1. Д. 80. Л. 180-181 об. Подлинник.

Путь дальнейшего развития нашего флота указан уже высочайшею волею в рескрипте от 29 июня 1905 года. Поэтому первой нашей задачею должна быть организация береговой обороны наших морей и воссоздание оборонительного флота. Прочной организации береговой обороны у нас до сих пор нет: все вертится только на разговорах. Так, до сих пор не обращено никакого внимания на организацию подлежащей обороны лоцманских и сигнальных средств наших морей.

Что же касается оборонительного флота, то прежде всего мы должны на Балтийском море иметь минный флот не меньший, чем германский и шведский, взятые вместе, так как в случае войны на Балтийском море, кроме немцев, непременным противником нашим, при всяких политических комбинациях, будут здесь также и шведы. Кроме того, последняя война показала необходимость содержания большого резерва минных судов и необходимость постройки минных заградителей с большим ходом. Необходимо также широкое развитие дела подводного плаванья. В этом деле мы были когда-то впереди всех других: еще в 1869 г. у нас была подводная лодка с воздушным двигателем, которая проходила порядочное расстояние под водою. Еще жив один из командиров ее — нынешний главный командир Балтийского флота вице-адмирал К. П. Никонов. Лодка эта была потом для опытов погружена без людей на большую глубину, где давлением ее и сплющило. С тех пор и до настоящего времени вопрос подводного плаванья как бы улетучился из забот высшего морского начальства. Казалось бы, теперь необходимо припомнить о нем.

Представляется ли излишним заведение наряду с этим на Балтийском море специальных малых броненосцев — это еще большой вопрос. Мы видим, например, что шведы, поставившие себе задачею создание на Балтийском море только оборонительного флота, обратились к постройке именно этого типа судов, и надо думать, что только в расчете на непременных союзников своих, шведов, Германия отказалась ныне от постройки малых броненосцев, тем более что главной задачей ее в настоящее время является соперничество с Англиею, а не оборона своего Балтийского побережья.

Если наряду со всеми работами по воссозданию у нас оборонительного флота финансовые средства позволят нам обратиться к постройке больших кораблей, то, пожалуй, можно согласиться на это, но при непременном условии, чтобы суда эти предназначались бы для службы на Тихом океане, где необходимо в особенности воссоздание нашего флота. Постройка судов, конечно, должна производиться здесь; даже Англия, неизмеримо превосходящая нас заводскими и рабочими средствами, до сих пор не заводила кораблестроения на востоке, да, по-видимому, и не предполагает заводить его там.

Но, создавая новые корабли, нельзя упускать из виду необходимости параллельной постройки новых и перестройки существующих у нас доков для производства необходимого ремонта этих судов. При этом надо помнить, что при дальнейшем увеличении вместимости судов увеличение это будет идти главным образом за счет их ширины и что при перестройке доков удлинение их не представляет особенной трудности — лишь бы позволило место, а уширение дока влечет за собою почти совершенную перестройку его заново: увеличение входных ворот, ботопортов, дверей и внутренней конфигурации дока. В этом отношении заслуживает особого внимания предусмотрительность японцев, построивших в 1903 г. в Сасебо док почти 100‑футовой ширины (Приложение 1²*), так что отношение ширины его к длине около ¹/4,5. Все же существующие у нас доки оказываются именно по ширине недостаточными для вмещения проектируемых судов, отношение коей к длине ¹/7.

Переходя к вопросу о своевременности для нас строительства больших кораблей, я прежде всего считаю необходимым оговорить, что нынешнее время вовсе не представляется каким-то исключительно благоприятным моментом для воссоздания нашей морской силы. Мнение, что «замену поршневых машин турбинными двигателями можно считать столь же коренным переворотом в военно-морском деле, как замену паруса гребным винтом», я считаю страшно преувеличенным. Переход от паруса к паровому двигателю можно сравнить с изобретением пороха, направившим все военное дело по совершенно иному, новому пути; введение же турбин есть не более как известное усовершенствование, каковым явился, например, переход от гладкого к нарезному оружию. Введением нового двигателя наука судостроения вовсе не может считаться «поколебленной в самых существенных своих началах». Вот если бы какой-нибудь гениальный человек или наука дошли бы до способа предохранения судов от порчи или уничтожения подводными минами — это вызвало бы действительно коренной переворот во всем судостроительном деле. К тому же испытываемый ныне корабль «Дриднот» вовсе не является прототипом больших судов с турбинными двигателями: уже три года тому назад англичанами был спущен крейсер в 3 тыс. т «Аметист», с турбинными двигателями Парсена (в 14 тыс. л. с.), развившими скорость в 23,5 узла.

Что касается до проектируемого типа намечаемых к постройке у нас броненосцев, то при параллельном сличении главнейших элементов их с таковыми же элементами броненосца «Дриднот» (Приложение 2) нельзя не прийти к заключению, что артиллерийское вооружение наших судов является сравнительно слабым: несмотря на увеличение водоизмещения почти на 3 тыс. т, число 12‑дм орудий остается то же (10), что и на английском броненосце. Эта слабость становится еще очевиднее при сравнении с новейшими (приведенными в таблице) типами английских и французских судов, которые, по мнению многих, являются лучшими, чем тип «Дриднота». Германцы также строят ныне у себя корабли приблизительно в 20 тыс. т с 14 или 16 орудиями 11‑дм калибра, баллистические качества которых превзойдут, вероятно, английские 12‑дм орудия.

Необходимость строительства больших судов в целях поддержания наших судостроительных заводов представляется мне сомнительною: казалось бы, работы для них будет достаточно и на наших достраивающихся судах. Кроме того, значительная часть рабочих может перейти на постройку малых судов, машин и пр., так что, обратившись к постройке судов исключительно оборонительного флота, мы вовсе не обрекаем этим на гибель наших заводов. Нельзя не заметить также, что, заботясь о поддержании рабочих на севере, нельзя упускать из виду и положение наших южных судостроительных заводов и мастерских.

В намечаемой программе судостроения пропущен кардинальный вопрос: что необходимо нам делать для Черного моря? Казалось бы, нельзя оставить без необходимого развития того, что сделано там уже, и не продолжать начатого. Или надо тогда уже вовсе уничтожить наш Черноморский флот!

Генерал-адъютант Ломен

РГВИА. Ф. 830. Оп. 1. Д. 80. Л. 180-181 об. Подлинник.

Примечания:

¹* Ломен Николай Николаевич (1843‑1909) — вице-адмирал (1901), генерал-адъютант (1905), в 1892‑1893 заведовал военно-морским ученым отделом Главного морского штаба, в 1893‑1905 — флаг-капитан е. и. в., в 1906 состоял при особе е. и. в.

²* Приложения к документу не публикуются. (Прим. сост.)

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.