19 января 1908 г. — Справка начальника Морского генерального штаба контр-адмирала Л. А. Брусилова о задачах флота и о программах кораблестроения

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1908.01.19
Период: 
1908-1919
Источник: 
Военная промышленность России в начале XX века 1900-1917. Сборник документов. “Новый хронограф” М. 2004, стр. 327-329.
Архив: 
РГВИА. Ф. 830. Оп. 1. Д. 80. Л. 177‑179. Подлинник.

Весьма секретно

Согласно высочайше одобренного 9 января 1907 г. совместного доклада начальника Генерального штаба и начальника Морского генерального штаба, задачи флота на трех наших морях установлены нижеследующие:

На Балтийском море: «Сухопутной армии важно быть уверенной, что морские силы Империи в этих водах в состоянии помешать, а в крайности затянуть десант восточнее меридиана р. Наровы. Положение сухопутной армии было бы более обеспеченным, если указанная граница, по имеющимся морским средствам, могла бы быть отодвинута западнее, к меридиану Ревеля, а еще лучше Аланд — Моонзунд».

На Черном море: «Обеспечение господства флота на водах Черного моря требует, чтобы он был могущественным и характера активного, дабы быть в состоянии исполнить важнейшую в судьбе России задачу — открыть и обеспечить за нею проливы...¹* Эти условия побуждают стремиться к созданию сильного активного флота и к созданию средств для борьбы на Дунае, дабы обезвредить опасность, которая грозит нашему богатому югу от соединенных покушений Австрии и Румынии».

На Дальнем Востоке: «В ближайшие годы приходится ограничиться развитием обороны побережья, и главным образом двух важнейших пунктов: Владивостока и Николаевска-на-Амуре. Но с такою до крайности скромной ролью флота на Дальнем Востоке можно с горечью мириться лишь временно, так как сохранение в наших руках тихоокеанского побережья и преследование каких-либо дальнейших задач на Дальнем Востоке невозможно без развития морского могущества и наличия сильного боевого флота в водах Тихого океана. Следует иметь в виду, что политическая обстановка вообще может быстро меняться, и это тем более заслуживает внимания, что срок окончания англо-японского союза наступает в 1915 г., а потому к этому времени, вопреки предрешениям, самою жизнью может выдвинуться настойчивая необходимость иметь к этому времени готовую и свободную морскую силу, способную двинуться на Дальний Восток».

Для выполнения вышеуказанных задач флота Морским генеральным штабом был определен состав сил и средств, потребных для их достижения, и сроки, к которым по условиям военно-политической обстановки наши морские силы должны быть доведены до указанного состава.

Эти силы и средства определяются нижеследующими:

На Балтийском море: а) одна эскадра в полном составе из 8 линейных кораблей, 4 броненосных крейсеров, 9 крейсеров и 36 минных судов, б) 54 миноносца специального типа и 36 подводных лодок, в) резервный отряд, состоящий из имеемых в настоящее время судов.

Силы эти надо довести до указанного состава к 1917 г., т. е. за три года до готовности германского флота.

На Черном море: а) одна эскадра в полном составе из 8 линейных кораблей, 4 броненосных крейсеров, 9 крейсеров и 36 эскадренных минных судов, б) 26 подводных лодок, в) резервный отряд, состоящий из имеемых в настоящее время судов.

Силы эти надо довести до указанного состава к 1919 г., т. е. за один год до готовности германского флота.

На Дальнем Востоке: а) две эскадры в полном составе, т. е. 16 линейных кораблей, 8 броненосных крейсеров, 18 легких крейсеров и 72 эскадренных минных судна, б) 30 миноносцев специального назначения и 30 подводных лодок.

Силы эти надо довести до указанного состава ко времени готовности японского флота, т. е. к 1916 году.

Такие морские силы были бы потребны в случае необходимости выполнить задачи флота на всех трех морях одновременно, но принимая во внимание, что силы, потребные для Тихого океана, и срок доведения их до указанного состава покрывают силы, потребные для Балтийского моря, и что эти силы должны быть сооружаемы в Балтийском море, оказалось возможным сократить состав сил до двух эскадр в Балтийском море к 1916 г. и одной эскадры в Черном море к 1919 г., но лишь при условии, что безопасность наших морских границ на одном из театров военных действий, на Балтийском или Тихоокеанском, будет обеспечена дипломатическим путем. При обеспечении мира на Тихоокеанском театре возможно сократить состав потребных сил до одной эскадры в Балтийском море к 1917 г. и одной — на Черном к 1919 году.

Однако если бы по состоянию государственных финансов оказалось невозможным выполнение и такой программы увеличения наших морских сил, то пришлось бы ограничиться созданием одной эскадры и минных судов специального назначения на Балтийском море и заменой устаревшего минного флота, ремонтом и перевооружением старых броненосцев и постройкой 4 легких крейсеров в Черном море.

При такой наименьшей программе силы эти были бы пригодны для решения следующих задач:

На Балтийском море: «помешать высадке неприятельского десанта в Финском заливе восточнее меридиана Ревеля», а на Черном море: «занятие минными заграждениями и подводными лодками выхода из Босфора в Черное море и в обороне его огнем линейного флота»²*.

Приближенный подсчет сумм, потребных на создание и поддержание морских сил и на оборудование театров военных действий в инженерном отношении для выполнения этих программ кораблестроения, выражается следующими цифрами:

При создании трех новых эскадр (две в Балтийском море и одна в Черном) с соответствующим числом минных судов специальных назначений, с оборудованием театров и с содержанием этого флота весь бюджет морского ведомства до 1919 г. (включительно) выразится суммою 2812 млн. руб., из коих на судостроение 1308 млн., на оборудование театров 231 млн. и на содержание флота 1273 миллиона.

При создании двух новых эскадр (одной на Балтийском море и одной на Черном, с соответствующим числом минных судов специальных назначений, с оборудованием театров и с содержанием этого флота, весь бюджет морского ведомства до 1919 г. (включительно) выразится суммою 2005 млн. руб., из коих на судостроение 846 млн. на оборудование театров 164,5 млн. и на содержание флота 994,5 млн.

При создании одной эскадры в Балтийском море с соответствующим числом минных судов специальных назначений, приведении Черноморского флота в оперативноспособное состояние, с оборудованием театров и с содержанием этого флота, весь бюджет морского ведомства до 1917 г. (включительно) выразится суммою 1350 млн. руб., из коих на судостроение 557 млн., на оборудование театров 103 млн. и на содержание этого флота 690 миллионов.

Приведенные цифры не обнимают сооружения приморских крепостей для защиты баз флота.

Цифры эти весьма приближенные, так как вычислены не хозяйственными учреждениями морского ведомства, а Морским генеральным штабом.

По всеподданнейшему докладу вышеупомянутых задач флота и потребных ассигнований на создание морских сил и средств, соответствующих этим задачам, 1 апреля 1907 г. его императорскому величеству благоугодно было указать на наименьшую программу судостроения, т. е. создание одной эскадры на Балтийском море и приведение Черноморского флота в оперативноспособное состояние.

В мае 1907 г. по повелению государя императора было образовано Особое совещание высших морских чинов при участии генерал-лейтенанта Протопопова³* и генерал-квартирмейстера Главного управления Генерального штаба генерал-лейтенанта Дубасова⁴*, под председательством морского министра, для окончательного выяснения вопроса о программе кораблестроения. Совещание остановилось на программе Морского генерального штаба, заключающей постройку двух эскадр, одной в Балтийском море к 1917 г. и одной — в Черном к 1919 г., но постановило, что в отношении возможности создания личного состава остается сомнение, которое должно быть устранено исследованием вопроса в Особой комиссии при Главном морском штабе.

Таким образом, по п. 1 записки августейшего председателя Совета государственной обороны⁵* выполнено нижеследующее:

Относительное значение армии и флота в деле обороны государства определено совместной работой начальников Генеральных штабов. Что же касается до распределения в соответствии с этим значением между военным и морским ведомствами средств, которые государство может отпустить на свою оборону, то такая постановка вопроса представляется неправильной, так как согласование планов сухопутных и морских может быть произведено по задачам армии и флота, но не по средствам, необходимым на создание сил и средств, потребных для решения задач.

Начальник Морского генерального штаба контр-адмирал Брусилов

Примечания:

¹* Пропуск в тексте. (Прим. сост.)

²* Так в документе. (Прим. сост.)

³* Протопопов Александр Павлович — генерал-лейтенант, постоянный член Совета государственной обороны, в 1907 г. — председатель Главного крепостного комитета.

⁴* Дубасов Николай Васильевич — генерал-лейтенант, в 1907 г. — генерал-квартирмейстер Генерального штаба.

⁵* Имеется в виду великий князь Николай Николаевич (младший), председатель Совета государственной обороны с 8 июня 1905 г. по 26 июля 1908 г.

РГВИА. Ф. 830. Оп. 1. Д. 80. Л. 177‑179. Подлинник.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.