Докладная записка ИНФО ОГПУ по рабочим текстильной промышленности за 1929 г. 5 февраля 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.02.05
Метки: 
Источник: 
"Совершенно Секретно": Лубянка Сталину о положении в стране (1922-1934 гг), т.8, ч.1, 1930 г., Москва, 2008 Стр. 86-95
Архив: 
ЦА ФСБ РФ Ф. 2. Оп. 8. Д. 655. Л. 139-149. Подлинник.

 

I. Общие данные о забастовочном движении

В 1929 году в текстильной промышленности Союза отмечалось значительное снижение забастовочного движения (66 забастовок с 5134 участниками при потере 3140 человеко-дней против 123 забастовок с 21005 участниками при потере 26311 человеко-дней в 1928 году).

Число забастовок среди текстильщиков в отчетном году составляло 7,6% общего числа забастовок по всем отраслям промышленности; число участников — 6,6%; число потерянных человеко-дней — 2,5% (в 1928 году это процентное [соотношение во много раз выше: по количеству забастовок—13,1%, участников — 20,8%, потерянных человеко-дней — 17,2%).

Среднее число участников на одну забастовку составляло 79 человек; среднее число потерянных человеко-дней — 50 (в 1928 году среднее число участников — 170 и 216 потерянных человеко-дней).

В среднем в 1929 году на каждый месяц падало 4-6 забастовок; наибольшее число забастовок имело место в феврале (13 забастовок).

Наибольшее число забастовок отмечалось по Ивановской промышленной области (23 забастовки с 3320 участниками); второе место занимали Москва и Московская область (19 забастовок) и третье — Ленинград (11 забастовок). В 1928 году первое место по числу забастовок занимала Московская область.

Основными причинами забастовок являлись: недочеты тарификации при установлении норм и расценок (17 забастовок); ненормальности при переходе на уплотненную работу и плохие условия труда в значительной мере в связи с низким качеством сырья (23 забастовки). 3 забастовки имели своей причиной недовольство продзатруднениями (Ивановская промышленная область).

В первом квартале отчетного года ряд забастовок возник в связи со снижением зарплаты по новому колдоговору.

Резкое недовольство, принимавшее в отдельных случаях серьезные формы, вызывали обсчеты рабочих (Сехская фабрика, Шуйский округ; фабрика «Заря социализма», Ярославский округ и некоторые другие).

На Сехской фабрике при выдаче зарплаты в январе с. г. за декабрь п. г. большинство рабочих недополучило по 20-30 руб. Расследованием специально созданной комиссии было установлено, что виновниками является ряд социально-чуждых элементов, работающих в счетной конторе (расчетный конторщик — лишенец, сын крупного кулака, старший счетовод — бывший полицейский и т. п.).

На фабрике «Заря социализма» при выдаче зарплаты за декабрь п. г. значительная группа рабочих-ткачей недополучила по 30 руб.; группе ударников (120 человек) зарплата вместо 5-го разряда была подсчитана по 4-му разряду. Обсчет вызвал резкое недовольство рабочих. Были приняты меры к расследованию причин обсчета рабочих.

Анализ забастовочного движения по текстилям показывает, что зачастую недовольство рабочих обуславливалось недостаточным разъяснением со стороны низовых организаций существа проводившихся мероприятий и кампаний («кабинетный» характер проработки и отсутствие достаточной технической подготовки).

Используя недочеты массовой работы и производственные «неполадки», антисоветский элемент на предприятиях своей деятельностью углублял недовольство рабочих, способствуя перерастанию недовольства в конфликты и забастовки.

II. Уплотнение работы

Недочеты массовой работы выявлялись при переходе на уплотненную работу (работа на увеличенном числе станков и сторонок). Отсутствие углубленной проработки мероприятий по уплотнению отмечалось в ряде случаев и нередко имело своим следствием срывы собраний по обсуждению вопроса уплотнения, отклонение предложений о переходе на увеличенное число станков, подачу заявлений с требованием расчета, падение производительности труда.

На фабрике им. Фрунзе (Москва) вопрос об уплотнении был слабо проработан фабкомом и партячейкой. На цеховом собрании одной смены ватерщиц предложение об уплотнении было отклонено.

На Дрезненской фабрике (Орехово-Зуевский округ) собрания по вопросу об уплотнении были сорваны, вопрос разъяснен не был. Недовольство отмечалось главным образом среди рабочих, связанных с деревней.

На фабриках им. Вагжанова и «Пролетарка» (Тверской округ) вопрос об уплотнении не ставился ни на одном собрании.

На Измайловской и Румянцевской фабриках (Сызранский округ) рабочие к уплотнению совершенно не были подготовлены. Мероприятие было проведено администрацией не только без проработки вопроса с профактивом, но и без обсуждения на производственном совещании.

Недовольство рабочих при переходе на уплотненную работу усиливалось в связи с недостатком и поступлением в обработку недоброкачественного сырья, подсобных материалов, отменой подсобной рабсилы, ошибками при установлении расценок и учете выработки, нераспорядительностью администрации и т.д.

На Мало-Кохомской фабрике (г. Кохма Ивановской промышленной области) в мае при переходе на уплотненную работу бастовала группа рабочих махалочного отдела вследствие отмены подсобной рабсилы и простоев из-за производственных неполадок. 8 августа утренняя смена того же отдела вызвала представителя фабкома и, угрожая отказаться от уплотненной работы, потребовала принять меры к устранению недочетов.

Со стороны отдельных лиц отмечалось мелкое вредительство с целью вызвать простои.

На Даниловской Камвольной фабрике им. Калинина (Москва) бастовали 3 смены рабочих (до 100 человек), недовольные отменой подсобной рабсилы и переводом отдельных рабочих на низкооплачиваемую работу. На этой почве 100 рабочих, добровольно записавшихся на уплотненную работу, отказались от нее. В августе с производства ушли 2 группы рабочих (23 и 30 человек).

На Ленинградской фабрике им. Ногина, где уплотнение проведено было административным путем, 30 сентября рабочие ткацкого отдела не работали 40 мин. В июне в связи с увеличением рвани из-за плохой смески сырья группа работниц послала делегацию к директору с требованием отменить уплотнение или заправить другие сорта пряжи и уменьшить ход машин. Многие работницы от переутомления падали у станков: ввиду того что пряжа часто рвалась, работницам приходилось все время бегать около ватеров.

На текстильной фабрике «Нева» (Ленинград) при уплотненной работе получался брак и отмечались простои вследствие изношенности машин, уменьшения скорости вращения моторов, нераспорядительности администрации. Характерно, что на вопрос секретаря коллектива, почему падает выработка, зав. производством ответил: «Не знаю».

Заработок у отдельных групп рабочих после уплотнения работы в связи с вышеуказанными ненормальностями в ряде случаев резко снижался (от 20 до 40 руб. в месяц). Рабочие предъявляли требования об уплате им разницы или увеличении расценок.

На Глуховской мануфактуре (Московский округ) заработок у группы автоматчиков снизился с 88 руб. до 50 руб. Автоматчики потребовали уплаты разницы на недовыработку. Требование было удовлетворено. Но и после этого администрация не урегулировала вопрос о расценках (расценки автоматчикам были установлены неправильно).

На ткацкой фабрике № 3 (Орехово-Зуевский округ) у группы ткачей (100 человек) после перехода на уплотненную работу зарплата снизилась до 30-40 руб. в месяц.

Особое внимание обращает на себя напряженное настроение рабочих Ярцевской текстильной фабрики (Смоленский округ, Западная область), где у рабочих основных отделов (ткацкий и прядильный) со второй половины п. г. отмечалось систематическое снижение зарплаты после перехода на увеличенное число станков.

Так, в июле зарплата ткача на 4-х станках составляла 3 руб. 84 коп. в день, в ноябре — 3 руб. 01 коп.; зарплата прядильщика в июле составляла 3 руб. 13 коп., в ноябре — 2 руб. 89 коп. в день.

В декабре в ткацком отделе у групп рабочих, перешедших на 6 станков, заработок по отдельным видам работы был значительно ниже заработка работающих на 4-х станках (например, по плетенке ниже на 10 руб.).

Недовольство рабочих обострялось в связи с произволом администрации: ткачих, не вырабатывающих нормы из-за плохого оборудования, изношенности станков и т.д., заведующий ткацким отделом переводил в резерв или на торфоразработки.

На почве снижения зарплаты после уплотнения на фабрике «Коммунистический авангард» (Владимирский округ) проводили итальянскую забастовку1 400 рабочих. В сентябре группа рабочих этой фабрики подала заявление в местный отдел труда с требованием отмены уплотненной работы.

В отдельных случаях группы рабочих требовали отмены уплотнения работы, связывая это требование с недостаточным снабжением продуктами питания.

На фабрике им. Ногина (Ленинград) 30 сентября не работала группа рабочих; на делегатском собрании, созванном в связи с прекращением работы, рабочие требовали отмены уплотнения, указывая на недостаточное снабжение продуктами и в связи с этим на болезненное состояние рабочих.

III. Сокращение

В течение 1929 года в связи с уплотнением работы и недостатком сырья по основным текстильным районам Союза было проведено сокращение значительных групп рабочих, в общей сложности свыше 19000 человек (по Московской области — около 10000 человек, Ивановской промышленной области — до 7000 человек и по Ленинграду — до 2000 человек).

При сокращении отмечались те же недочеты, что и при уплотнении, главным образом недостаточное массовое разъяснение низовыми организациями причин проводимого сокращения. В отдельных случаях ненормальности при сокращении обуславливались слабым руководством со стороны высших профсоюзных и партийных органов.

В Серпуховском округе проведение сокращения было всецело предоставлено низовым организациям и администрации фабрик.

Ивановский облотдел Союза текстильщиков лишь только во время проведения сокращения (21 ноября) дал директиву о точном выяснении числа сокращаемых.

Отсутствие руководства имело своим следствием ряд ошибок и искривлений классовой линии при сокращении. В ряде случаев на производстве оставлялись зажиточные и кулаки и увольнялись многосемейные и не имеющие средств к существованию.

В Серпуховском округе (Московская область) на фабрике им. Ногина отмечено 8 случаев оставления на работе имеющих зажиточное хозяйство; на фабрике «Красный Узбекистан» таких случаев было отмечено 6.

На Долматовской фабрике (Ивтекстиль, ИПО) был сокращен слесарь, имеющий семью в 5 человек и всего 2 десятины земли, на производстве же оставлены трое рабочих из одной семьи Виноградовых, имеющих 3 десятины земли, причем один получает пенсию по инвалидности; когда рабочие заявили об этом в фабком, им ответили, что «Виноградова — активистка» (эта работница протестовала против закрытия церкви и враждебно относится к партийцам).

В списки сокращаемых (там же) не попала работница, имеющая 3 десятины земли и двухэтажный дом.

В связи с неправильным сокращением отмечалась массовая подача заявлений со стороны рабочих с требованием пересмотра списков сокращаемых.

На Наро-Фоминской фабрике (Московская область) заявлений с указанием на неправильное сокращение было подано 429 рабочими (обратно на фабрику было принято 137 человек).

На Кохомских фабриках (ИПО) было подано 150 заявлений. Недовольство рабочих вызывалось затяжкой разбора поданных заявлений.

Заслуживают внимания факты, когда зажиточные крестьяне с целью остаться на производстве заручались от своих сельсоветов ложными сведениями о мощности их хозяйства (ИПО).

В Середском районе сельсовет выдавал зажиточным крестьянам ложные справки. По ложным справкам сельсоветов были восстановлены в своих правах многие лишенцы и приняты обратно на фабрики (Верхняя и Нижняя Середские фабрики, Тейковская, Шуйская, «Красный дуляпинец», им. Шагова).

Отмечались также факты, когда рабочие, связанные с деревней, прибегали к фиктивным разводам и разделам (Тейковская фабрика и фабрика «Заря социализма», ИПО).

Явную недостаточность разъяснительной работы при сокращении характеризуют следующие факты.

При проведении выборочного обследования (по заданию ЦСУ и ВЦСПС) на ряде предприятий Ивановской промышленной области у большинства обследуемых рабочих, преимущественно связанных с деревней, создалось впечатление, что перепись имеет целью выявить мощность их хозяйств для увольнения с фабрик. Ввиду этого группы рабочих давали неточные сведения о своем хозяйстве, численности семьи и т.д. (Большая Дмитровская мануфактура и некоторые другие).

Отмечен факт, когда группа рабочих фабрики «Красный Профинтерн» ночью проникла в помещение клуба, где хранились анкеты, взломала шкаф и уничтожила свыше 400 заполненных анкет.

Следует отметить, что в отдельных случаях рабочие, связанные с деревней, чтобы остаться на производстве, ликвидировали свои хозяйства и передавали их в коллективы.

На Родниковской фабрике рабочие, имеющие хозяйство в дер. Скрылово (Родниковский район), составили список желающих порвать с крестьянством и передать свою землю коллективу. В поданном в фабком заявлении эти рабочие просили считать их пролетариями, порвавшими связь с землей.

На Тейковской фабрике группа рабочих в 7 человек, имеющих зажиточное сельское хозяйство в дер. Крапивники, сдала свою землю обществу. Подмастерье этой фабрики (бывший торговец), имеющий хороший дом и надворные постройки, заявил в фабком, что «он ликвидирует хозяйство и просит оставить его на фабрике».

IV. Перезаключение колдоговоров2

По ряду текстильных фабрик (Ивановская, Московская области, Ленинград) директивные сроки, как по проверке выполнения старых колдоговоров, так и по заключению новых колдоговоров, не были выполнены.

По Ивановской области кампания по проверке старых колдоговоров вместо срока 1 ноября, намеченного II Пленумом облпрофсовета, не была выполнена еще к 1 декабря. То же отмечалось по многим фабрикам Московской области.

Проверкой в ряде случаев установлено нарушение большого количества пунктов старого договора.

В Ленинграде на текстильной фабрике «Веретено» число невыполненных пунктов старого колдоговора было настолько значительно, что было решено вовсе не выносить вопроса на собрание рабочих, чтобы не вызвать среди них резкого недовольства.

Основными недочетами при проведении колдоговорной кампании являлись: 1) недостаточная разъяснительная и подготовительная работа со стороны фаборганизаций и 2) несвоевременная присылка руководящих материалов.

В связи с недостаточной разъяснительной работой (на фабрике Ямской мануфактуры — ИПО — до начала декабря не было созвано ни одного собрания по обсуждению колдоговора) и рядом организационных неувязок (плохое оповещение о дне собрания, посылка неподготовленных докладчиков) отмечалась небольшая активность рабочих на собраниях и низкая посещаемость собраний. В ряде случаев из-за неявки рабочих собрания срывались.

На фабрике им. Зиновьева (ИПО) было сорвано два собрания. На Ситцевой фабрике БИВМ из 400 человек явилось только 10: о собрании никто из рабочих не знал.

На фабрике «Равенство» (Ленинград) собрания по обсуждению нового колдоговора были сорваны по всем цехам из-за малого числа явившихся; на закрытое партсобрание этой фабрики из 400 человек коллектива явилось 110, а к моменту голосования резолюции осталось всего 43 человека.

На фабрике им. Дзержинского (ИПО) докладчики выступали на собраниях, не имея на руках промфинпланов.

Наиболее актуальным на собраниях по обсуждению нового колдоговора был вопрос о продзатруднениях. Широко выдвигались требования об улучшении планового снабжения рабочих. В ряде случаев отдельными лицами вносились предложения об увеличении зарплаты или снижении цен на продукты первой необходимости.

На фабрике «Красные ткачи» (Ярославский округ) почти во всех цехах рабочими выдвигалось требование о заключении тарифной части договора не на один год, а на 6 месяцев в связи с быстрым ростом рыночных цен.

В ряде случаев сильное недовольство рабочих вызывал пункт в новом колдоговоре об уменьшении оплаты за брак.

На конференции Кохомской фабрики (ИПО) пункт этот был провален.

На ленинградских фабриках им. Анисимова и «Рабочий» пункт о неоплате брака вызвал резкие выступления: рабочие требовали улучшения качества сырья.

V. Недочеты соцсоревнования

Наряду со значительными достижениями в ходе соцсоревнования на части текстильных предприятий (Московская промышленная область, ИПО, Ленинград) выявлены серьезные недочеты вследствие слабого руководства со стороны фаборганизаций и администрации.

Отсутствие массовой разъяснительной работы обусловило по ряду предприятий пассивное отношение рабочих к соцсоревнованию. На некоторых крупных фабриках число вовлеченных в соцсоревнование до конца прошлого года было крайне ничтожно.

На фабрике им. Красина (ИПО) из 1700 рабочих в соцсоревновании к январю 1930 года участвовало всего 103 человека. Между отдельными цехами фабрики к этому времени не было заключено ни одного договора.

На фабрике «Красное Знамя» (Ленинград) из 5000 рабочих к концу года в соцсоревновании принимало участие 700 человек.

На фабрике им. Рудзутака (Московский округ) из 2036 рабочих в сентябре-октябре в соцсоревновании участвовало всего 68 человек.

На суконной фабрике им. Склянского (того же округа), где насчитывается 1500 рабочих, в последние месяцы п. г. соцсоревнование почти не проводилось.

Обращает на себя внимание слабое участие в соцсоревновании на отдельных фабриках партийцев и комсомольцев.

На фабрике им. Ногина (ИПО) из 500 партийцев в соцсоревнование вступило 140 человек, из 400 комсомольцев — 140 человек.

На фабрике «Пионер» (ИПО) к концу п. г. в соцсоревнование вступило 34 партийца и 14 комсомольцев (на фабрике 1200 рабочих),

В ряде случаев крайне незначительно участие рабочих в ударных бригадах.

На фабрике им. Свердлова (Ленинград) из 2600 рабочих до последнего времени в ударных бригадах принимают участие лишь 34 человека.

На фабрике «Веретено» (Ленинград), где насчитывается 3000 рабочих, организовано 13 ударных бригад, в которых участвуют 370 рабочих.

Ввиду отсутствия помощи со стороны фаборганизаций и указаний техперсонала, а также разных недочетов на производстве, работа ударных бригад на некоторых фабриках слабая, выработка падает, процент брака увеличивается. В отдельных случаях бригады разваливаются.

К 30 января 1930 г. на Малой Красной фабрике (ИПО) выработка ударных бригад понизилась со 102% до 93-90%.

На ткацкой фабрике «Пролетарка» (Тверской округ) ударная бригада ввиду того что профорганизации не оказали ей поддержки в работе, развалилась.

О пассивном отношении фаборганизаций к работе ударных бригад свидетельствует нижеприводимый факт.

На фабрике «Победа пролетариата» (Орехово-Зуевский округ) было устроено собрание ударников. О созыве собрания никто из членов фабкома не знал. Председатель фабкома на собрание не явился. Когда секретарь фабкома сообщил председателю райотдела Союза текстильщиков, что рабочие его ждут, он ответил: «Ладно, валяй, проводи как-нибудь, чтобы рабочие бригады не обиделись». Среди рабочих отмечались разговоры: «Нас обвиняют в том, что мы не ходим на собрания, тогда как они сами собрания не посещают, нас обманывают на каждом шагу».

На фабрике «Вождь пролетариата» до декабря ударные бригады созданы не были.

VI. Продзатруднения

В связи с перебоями в снабжении продуктами питания и предметами широкого потребления (по Ивановской области в округах: Ярославском, Шуйском, Александровском, Кинешемском, Владимирском и по некоторым округам Московской области) отмечены выступления на собраниях и конференциях, а также групповые разговоры о недостаточности снабжения, причем выступающие требуют увеличения нормы продпайка (ряд фабрик ИПО).

На отчетном собрании горсовета Отбельной фабрики им. Зиновьева ряд рабочих указывал на необходимость увеличить проднормы. Выступавшие заявляли: «Недостаток продуктов и товаров вызывает среди рабочих массовое недовольство, надо шире проводить разъяснения о причинах перебоев в снабжении».

В отдельных случаях выступающие связывают перебои в снабжении с пятилеткой и политикой партии в деревне.

24 декабря на фабрике «Красный Перекоп» работница в группе заявила: «Заставляют соревноваться, уплотняться, а хлеба не дают, пятилетка загонит рабочих в могилу».

На фабрике «Красное эхо» (Александровский округ) работница говорила в группе работниц: «Жить стало трудно, в кооперации ничего нет, а прожили пока один год этой злосчастной пятилетки».

На фабрике им. Радищева (Ленинград) один рабочий заявил в группе о том, что «лучше бы дали свободно развиваться крестьянам без всяких колхозов и совхозов, тогда бы не было голода».

На Гурьевской суконной фабрике (СВО) в группе рабочих отмечались разговоры о том, что «крестьян прижимают, у них отбирают хлеб, берут продналог и в результате придется голодать».

Недостаточность снабжения при значительном повышении цен на частном рынке вызывает среди рабочих опасение за сохранение реальной зарплаты. Недовольство вызывают также недочеты в работе кооперации (плохая организация снабжения, позднее поступление сезонных товаров, бесхозяйственность и бездеятельность); в ряде выступлений рабочие указывают на необходимость чистки кооперативного аппарата.

«Нужно брать наш ЦРК за бока, а то так ничего нет. Правление ЦРК не заботится о рабочих: картофель продает дороже, чем крестьяне, хлебный паек мал» (фабрика «Парижская коммуна», ИПО).

«Кто ни работает в ЕПО, все тащит себе. Правление ЕПО надо вышибать через каждые три месяца, тогда, может быть, и воровать будут меньше» (Васильевская фабрика, ИПО).

VII. Деятельность антисоветского элемента

Обследованием групп рабочих на отдельных предприятиях основных отраслей промышленности (металлисты, горняки, текстильщики) установлено, что наибольшая связь с деревней отмечается у рабочих текстильной промышленности.

Приводим данные обследования группы рабочих по ткацкому отделу Н.-Середской фабрики (ИПО). На этой фабрике из обследованной группы [в] 197 человек связь с сельским хозяйством имеют 112 человек (85 середняков, 14 зажиточных и 13 бедняков). Кроме того, 85 человек из обследованной группы имеют недвижимое имущество (дома и хозяйства) в городе.

Наличие в составе рабочих ряда текстильных фабрик кулацко-зажиточной прослойки и слабость фаборганизаций создавали благоприятную почву для деятельности антисоветски настроенных групп и одиночек.

Во время проведения очередных кампаний (перезаключения колдоговоров, мобилизации рабочих в деревню для проведения коллективизации, отчетной кампании горсоветов и т.д.) отмечался ряд фактов антисоветской агитации, срывы собраний по отдельным предприятиям, распространение листовок и анонимок.

В своей деятельности антисоветский элемент на предприятиях использовал недочеты низовой массовой работы, а также переживаемые продзатруднения, наличие которых антисоветский элемент объясняет неправильной политикой партии в деревне.

Заслуживает внимания группировка на Вышневолоцкой мануфактуре (Тверской округ). Под влиянием агитации этой группировки в течение двух месяцев (февраль и апрель) группа рабочих в 200 человек четыре раза бросала работу.

Большую активность антисоветски настроенные лица проявляли в связи с переходом на уплотненную работу.

На Большой Дмитровской мануфактуре (ИПО) обострению конфликта в связи с переходом на семичасовой рабочий день и уплотненную работу способствовала деятельность группы лиц, возглавляемой работницей — зажиточной крестьянкой.

14 февраля под влиянием агитации отдельных членов группы бастовало 25 человек, требуя отмены уплотненной работы (ни фабком, ни коллектив ВКП(б) о возникшей забастовке не знали). После решения конференции рабочих (23 февраля) перешли на семичасовой рабочий день и в связи с начатым согласно этому решению уплотнением 27 февраля под влиянием агитации вышеуказанной группы станки оставили 400 работниц из 600 работающих в ткацком отделе. Группа силою снимала работниц с работы и трех работниц (из них 2 члена ВКП(б)), оказавших сопротивление, избила. Забастовка продолжалась 6 часов.

Конфликт на этой фабрике в связи с переходом на семичасовой рабочий день и уплотненную работу длился в течение ряда месяцев.

Оживление деятельности антисоветских элементов в связи с уплотнением работы в последние месяцы отмечалось на Ярцевской текстильной фабрике (Смоленский округ).

Свою агитацию антисоветски настроенные лица увязывали с продзатруднениями: «Мы, рабочие, и наши дети голодаем, раньше труд рабочих оплачивался выше, и нам жилось лучше». Имел место факт призыва к «организованной защите своих интересов». В целях обострения недовольства рабочих распространялись провокационные слухи об израсходовании большой суммы на ремонт квартиры директора фабрики «за счет уплотнения рабочего дня». 2 января 1930 г. в цеховую стенгазету за подписью группы 15 ткачей было подано заявление, в котором говорится: «Работниц каждый день выносят в больницу, переход сделает работниц больными и горбатыми, надо снять тяжелый гнет с рабочих, это не свобода, а крепостное право. Если не обратите внимание на наше заявление, то мы сделаем забастовку и закричим: "Долой это правительство!"».

Директору фабрики была подброшена записка, угрожающая убийством: «Уезжай, иначе мы тебя пустим в расход».

Активность антисоветских элементов выявлялась в связи с сокращением.

По фабрикам Иваново-Вознесенской области антисоветски настроенные лица (среди них часть — кулаки и зажиточные) в связи с сокращением призывали «сорганизоваться, чтобы не дать себя раздробить».

На Тейковской фабрике распространялись слухи, что на Ивановских фабриках в виде протеста против сокращения рабочие забастовали и устроили демонстрацию.

На Дрезненской фабрике (Москва) под влиянием выступлений антисоветски настроенных лиц бурно и крайне неорганизованно прошла рабочая конференция (присутствовало 1000 рабочих). Выступавших против сокращения встречали аплодисментами. Резолюция о сокращении голосовалась три раза (в первый раз за нее никто не голосовал, во второй — 150 человек и в третий — 400 человек).

Во время колдоговорной кампании в отдельных случаях под влиянием агитации антисоветски настроенных лиц отдельные пункты колдоговора собраниями отклонялись.

На конференции Кохомской мануфактуры, как было указано выше, был отклонен пункт об уменьшении оплаты за брак.

На фабрике им. Маркова Вигоньтреста (Москва) под влиянием агитации антисоветски настроенного рабочего был провален пункт о включении в фонд зарплаты трамвайных и коммунальных сумм.

Выступления антисоветски настроенных одиночек отмечались во время кампании по подписке на 3-й заем индустриализации3 и при проведении соцсоревнования.

На Ново-Ногинской фабрике (Московский округ) член церковного совета агитировал против подписки на 3-й заем индустриализации.

На Кунцевской фабрике № 14 (того же округа) рабочий, имеющий зажиточное хозяйство, член церковного совета, оказывал сопротивление соцсоревнованию. С целью противодействия работе ударной бригады комсомольцев он организовал группу рабочих, которая поставила себе задачей снижать производительность труда.

В отдельных случаях антисоветски настроенные лица свои выступления против соцсоревнования увязывали с перебоями в снабжении продуктами.

На Большой Дмитровской мануфактуре (ИПО) 27 декабря работница при посещении делегации московских рабочих заявила: «Прежде чем организовывать ударные бригады уничтожьте очереди и увеличьте норму выдачи продуктов». Выступление было поддержано отдельными рабочими.

На фабрике «Красный Профинтерн» (ИПО) на конференции по вопросу о соцсоревновании выступавший рабочий заявил: «Соревноваться в настоящее время невозможно, так как рабочие умирают с голоду, нам надо взять за горло головку». Выступление со стороны фаборганизации отпора не встретило.

Под влиянием агитации антисоветских элементов имел место факт травли работника-общественника.

На ткацкой фабрике «Пролетарка» (Тверской округ) со стороны группы рабочих и подмастерьев отмечалась травля передовика, рабочего Сизова, повысившего производительность труда. Сизова запугивали, оставляя ему на станке угрожающие анонимки. На жалобы Сизова завком не обращал внимания, основываясь на информации мастера, связанного с бывшим директором-черносотенцем4. Так как Сизов продолжал показывать пример, повышая производительность, то у него сломали станок и прикрепили записку: «Я сломал станок, призываю других делать то же».

В отчетном году по ряду предприятий со стороны антисоветски настроенных лиц отмечалось значительное количество вредительских действий.

На фабрике Прохоровской Трехгорной мануфактуры (Москва) были организованы две ударные бригады молодежи в красильно-отделочном цехе.

Эти бригады повысили выработку на 10-15%, после чего перед началом работы было обнаружено, что у машин № 6 и № 3 (на которых работают показательные бригады) оборвана падающая тесьма, заложенный товар был перепутан и на нем распороты швы. Во вредительстве подозреваются три работницы, наиболее отстающие в производительности труда. Эти работницы еще до вредительства угрожали ударникам расправой.

СВК. На Румянцевской фабрике Сызранского округа в питательном трубопроводе была обнаружена пробка, препятствующая поступлению воды в большой котел.

Помощник начальника ИНФО ОГПУ Запорожец

Начальник 2 отделения Гросман

Рассылается:

1) Ягоде; 2) Мессингу; 3) Евдокимову; 4) Артузову; 5) Прокофьеву; 6) Бокию; 7) Благонравову; 8) Товстухе (для Сталина); 9) Молотову; 10) Орджоникидзе; 11) Кагановичу; 12) Булатову (оргинстр. ЦК); 13) Мальцеву; 14) В деле; 15) В отделении (3 экз.).

___________________________________________

 

1. Итальянская забастовка — вид коллективного протеста, когда рабочие присутствуют на производстве, но не работают. Впервые применена в Италии в начале XX века.

2.Коллективный договор — соглашение, заключаемое представителями рабочих и служащих (как правило в лице профсоюзов) и нанимателем. Документ предусматривал условия найма труда для отдельных предприятий, учреждений или хозяйств. Из него исходили при заключении личных договоров найма. Коллективные договоры подлежали обязательной регистрации в органах Наркомата Труда, который должен был следить за соответствием договоров действующему законодательству о труде. Нарушение нанимателями коллективного договора каралось по Уголовному кодексу крупным денежным штрафом или лишением свободы до 1 года. Кампании по перезаключению коллективных договоров проводились, как правило, ежегодно.

33-й заем индустриализации— решение о размещении Третьего займа индустриализации на сумму 750 млн руб. с десятилетним сроком погашения было принято ЦИК и СНКСССР 24 июля 1929 г. Суммы, вырученные от реализации займа, обращались на капитальное строительство промышленности и на индустриализацию сельского хозяйства и других отраслей народного хозяйства СССР. 10% суммы отчислялись на нужды местного хозяйственного и культурного строительства. Заем предусматривался на срок до декабря 1939 г. (СЗ СССР. 1929. № 49. Ст. 442).

4Черносотенцы — члены и приверженцы крайне правых партий и организаций в России в 1905-1917 гг. («Союз русского народа», «Союз Михаила Архангела» и др.). Действовали под лозунгами монархизма, антисемитизма и великодержавного шовинизма. После февральской революции 1917г. черносотенные организации были запрещены.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.