Сводка важнейших показаний арестованных по ГУГБ НКВД СССР за 10 января 1938 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Датировка: 
1938.01.10
Метки: 
Источник: 
Лубянка. Советская элита на сталинской голгофе. 1937—1938. М.:МФД, 2012, стр. 36-46
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 404. Л. 66—85.

Москва[1]

Сов. секретно

По 3-му ОТДЕЛУ

1. РАУШАН В.Г., преподаватель иранского языка Военной Академии им. Фрунзе, прибыл из Ирана под видом политэмигранта. Допрашивали: ДЗИВОВ, РЯСНОЙ.

Показал, что в 1925 году был завербован иранской политической полицией и через агента этой полиции — бывшего члена ЦК КП Ирана ШИРИНОВА, был направлен для шпионской и провокаторской работы в СССР. В 1926 году при помощи иранской секции ИККИ РАУШАН был зачислен в студенты коммунистического Университета Трудящихся Востока, передавал иранской политической полиции подробные данные о студентах из Ирана.

РАУШАН показывает, что в Коммунистическом Университете Трудящихся Востока среди иранских студентов работал ряд агентов иранской политической полиции, которыми руководил доверенный агент полиции студент КОМРАН (проверяется).

Как показывает РАУШАН, в 1930 году, по окончании Коммунистического Университета Трудящихся Востока, ему было предложено бывшим руководителем компартии Ирана СУЛТАН-ЗАДЕ (в настоящее время работает в Госплане) остаться на работе в иранской секции ИККИ, причем СУЛТАН-ЗАДЕ заявил, что ему известно о принадлежности РАУШАНА к агентуре иранской тайной полиции, по заданию которой и сам он — СУЛТАН-ЗАДЕ — работает.

В процессе дальнейшей провокаторской работы совместно с СУЛТАН-ЗАДЕ РАУШАН узнал от него о существовании в коммунистической партии Ирана провокаторской группы, перед которой поставлена задача полного развала компартии Ирана.

РАУШАН показывает, что помимо него и СУЛТАН-ЗАДЕ в провокаторской группе состояли: бывший секретарь ЦК КП Ирана РИЗАЛЬ ШАРГИ, член ЦК КП Ирана ХЕСОБИ и др., в количестве 14 человек (проверяются).

Как показывает РАУШАН, на основе данных этой провокаторской группы иранская политическая полиция в 1931 и 1933 гг. в два приема по заранее составленному плану разгромила коммунистическую партию Ирана.

В 1931 году РАУШАН по заданию СУЛТАН-ЗАДЕ и РИЗАЛЬ ШАРГИ устроился на работу в Военную академию им. Фрунзе, связался с иранским посольством в Москве и до дня своего ареста вел шпионскую работу.

2.  ТУЙМЕТОВ Ю.Г., секретарь полпредства СССР в Йемене (Аравия). Допрашивали: АГИКЯН, ВАСЬКОВ, ШАПКИН.

Показал, что в 1927 году в г. Джеда был привлечен к шпионской работе в пользу Англии крупным английским разведчиком ФИЛЬБИ, советником короля ИБН-САУДА.

ТУЙМЕТОВ показывает, что по заданию ФИЛЬБИ он передавал ему секретные материалы о переговорах между правительством СССР и правительством Геджаса и давал сведения о положении в национальных республиках Советского Союза и о существующих в СССР антисоветских татарских организациях.

В 1931 году при отъезде ТУЙМЕТОВА в СССР ФИЛЬБИ предложил ему связаться с представителем английской разведки в Ашхабаде, который установит с ним связь от имени ФИЛЬБИ.

В 1932 году, когда ТУЙМЕТОВ работал в Ашхабаде в качестве уполномоченного НКИД, к нему явился агент английской разведки, член ВКП(б), туркмен, фамилию которого ТУЙМЕТОВ на следствии не назвал, и пытался установить с ним от имени ФИЛЬБИ разведывательный контакт.

ТУЙМЕТОВ заявляет, что указанный агент английской разведки показался ему подозрительным и он от связи с ним отказался, заявив, что ничего не знает.

В дальнейшем в 1933 году в Москве ТУЙМЕТОВ установил связь с бывшим полпредом СССР в Геджасе ХАКИМОВЫМ (арестован), по предложению которого вошел в пантюркистскую террористическую и повстанческую организацию.

ТУЙМЕТОВ показывает, что ХАКИМОВ связал его для дальнейшей антисоветской работы с бывшим секретарем Совета Национальностей ТАДЖИЕВЫМ, по предложению которого ТУЙМЕТОВ был вновь направлен на работу в Геджас для осуществления связи между террористической повстанческой организацией и английской и турецкой разведками. ТУЙМЕТОВ показывает, что, согласно предварительной договоренности с ХАКИМОВЫМ, он по приезде в Йемен в 1934 году связался не только с английским разведчиком ФИЛЬБИ, но и с турецким посланником а Геджасе, перед которыми ТАДЖИЕВ поручил поставить вопрос об оказании реальной помощи повстанческой организации.

ТУЙМЕТОВ показывает, что в задачу этих переговоров в первую очередь входило разрешение вопроса о снабжении повстанческой организации оружием.

Показания являются первичными.

3.  ПАВИЛЬ О.С., бывший начальник Иностр. отдела «Главзолото», до ареста работавший в отделе научно-технических изданий Наркомтяжпрома. Допрашивал: МЕШИК.

Показал, что в 1932 году был привлечен к шпионской работе СЕРЕБРОВСКИМ А.П.

ПАВИЛЬ показывает, что СЕРЕБРОВСКИЙ на протяжении ряда лет был связан по шпионской работе с директором Американского концерна «Стандарь-Ойль»[2] ПОУЭЛЛОМ.

Как показывает ПАВИЛЬ, он лично присутствовал на одном из свиданий СЕРЕБРОВСКОГО с ПОУЭЛЛОМ, на котором последний поручил СЕРЕБРОВСКОМУ вести вредительскую работу в золотой промышленности по линии всемерного сокращения разведочных работ.

ПАВИЛЬ также показывает, что был использован СЕРЕБРОВСКИМ для передачи шпионских сведений агенту «Интеллидженс-Сервис», секретарю Британского посольства в Москве МАКЛЕЙНУ.

Показания являются первичными.

По 5-му ОТДЕЛУ

1.  БЕЛОВ И.П., б. командующий БВО. Допрашивал: ЯМНИЦКИЙ.

Сознался в том, что в коммунистическую партию вошел в 1919 году в Ташкенте по заданию ЦК левых эсеров Туркестана для подрывной антисоветской работы.

В том же 1919 году принимал участие в подготовке левоэсеровского мятежа в Ташкенте, возглавлявшегося ОСИПОВЫМ, однако затем сманеврировал, увидев нереальность выступления.

В 1927 году БЕЛОВ устанавливает связь с б. эсером ЕФИМОВЫМ — начальником Артиллерийского Управления НКО, и разворачивает работу по созданию военно-эсеровской организации в РККА.

В руководящую группу военно-эсеровской организации входили: БЕЛОВ, ЕФИМОВ, ВЕЛИКАНОВ, командовавший последнее время ЗабВО, ГРЯЗНОВ, командовавший последнее время САВО, и ЧЕРНЕВСКИЙ[3] — б. нач. информ. отдела ПУРа РККА, в прошлом член ЦК левых эсеров Туркестана. Этой руководящей группой эсеровской контрреволюционной организации в РККА с 1928 г. была развернута организационная работа и созданы эсеровские организации в ряде военных округов (в Забайкалье — ГРЯЗНОВЫМ, в САВО — ВЕЛИКАНОВЫМ и др.).

Кроме этих лиц, в состав военно-эсеровской организации входили:

1.  *КОПЫЛОВСКИЙ*[4] — командир корпуса ВУЗов СКВО, связанный с украинскими эсерами — боротьбистами, через которого эсеровская организация связывалась с украинским националистическим подпольем.

2.  *КОТОВ*[5] — начальник Липецкой авиашколы.

3.  ЧЕРНЕВСКИЙ — б. начальник информационного отдела ПУРа.

4.  *ЗАПОРОЖЕЦ*[6] — б. зам. нач. УНКВД по ЛО, возглавлявший эсеровскую организацию в Ленинграде.

5.  *ИВАНОВ Борис*[7] — див. интендант, начальник строительства магистрали Москва — Минск.

6.  *ДЕГТЯРЕВ*[8] — б. зав. агитпроп ПУРа РККА, работавший последнее время на транспорте.

7.  *ПОКУС*[9] — последнее время работающий в ОКДВА.

8.  *ВИНОКУРОВ*[10] — б. нач. орг. ПУРа, а сейчас нач. политотдела Амурской флотилии.

9.  *ДАНЕНБЕРГ*[11] — комдив в МВО.

10.  *ШЕСТАКОВ*[12] - нач. ПУОКРа ЗабВО.

Военно-эсеровская организация, возглавлявшаяся БЕЛОВЫМ, была связана с гражданской эсеровской организацией через *ПАСКУЦКОГО*[13] — б. зам. Наркомзема СССР, с которым непосредственно был связан БЕЛОВ. Кроме того, поддерживалась связь с гражданским эсеровским подпольем через *КУЛУЗАЕВА*[14], проводившего эсеровскую к-р работу в Ташкенте; *КАЧИНСКОГО*[15] — зам. пред. Госплана УССР, и ТЕРЛЕЦКОГО, работавшего в последнее время в Воронеже.

Через *ПАСКУЦКОГО*[16] руководство военно-эсеровской организации было связано с руководителем ТКП (Трудовой крестьянской партии) в Праге МАСЛОВЫМ.

Через ГРЯЗНОВА военно-эсеровская организация поддерживала непосредственно связь с руководителем ТКП Манчжурии (Харбин) *АГАПОВЫМ*[17].

Военно-эсеровская организация в своей задаче подготовки вооруженного восстания и захвата власти в стране блокировалась с военно-фашистским заговором в армии и правотроцкистским подпольем.

БЕЛОВ был через УРИЦКОГО связан с ЯКИРОМ и УБОРЕВИЧЕМ — членами центра заговора, а также непосредственно осуществлял связь с руководством правых: БУХАРИНЫМ и в Ленинграде — ЧУДОВЫМ и КОДАЦКИМ.

Участники военно-эсеровской организации входили одновременно в состав военно-фашистского заговора, зачастую не раскрывая своего эсеровского лица, и в ряде случаев играли руководящую роль в заговоре.

Так, ГРЯЗНОВ возглавлял свою заговорщическую организацию в Забайкалье, ВЕЛИКАНОВ — в Средней Азии, ЕФИМОВ — был в руководстве военно-фашистского заговора в РККА.

Руководство военно-эсеровской организации ставило своей задачей, используя блок с военным заговором и правотроцкистской организацией, прийти к власти с тем, чтобы потом подмять своих союзников, захватив власть в стране в свои руки.

С этой целью военно-эсеровская организация ставила одной из главнейших задач сохранение, концентрацию и продвижение эсеровских кадров — участников организации — в РККА, обеспечение своего влияния и захват руководящих участков в антисоветском подполье. В то же время военно-эсеровская организация ставила своей крупнейшей задачей, опираясь на крестьянские слои, низовых командиров и командиров запаса, организовать свою широкую подпольную организацию.

2.  ХРИПИН, б. командующий авиационной армией. Допрашивал: УШАКОВ.

**Дополнительно показал, что в Москве он связался с германским военным атташе ГАРТМАНОМ и систематически передавал ему шпионские данные о ВВС РККА. Так, например, он передал ему данные о развитии авиации во второй пятилетке, о строительстве новых скоростных самолетов, о переброске авиационных частей на ДВК, о развитии школ ВВС и тыловом хозяйстве, о ПВО Москвы и Ленинграда, о состоянии боевой подготовки ВВС и др.**[18]

ГАРТМАН дал ХРИПИНУ установку на достижение с Чехословакией согласия о базировании на ее территории авиационных сил РККА, предназначенных к участию в войне с Германией. Такую же установку дал ему и ТУХАЧЕВСКИЙ, и ХРИПИН пытался провести ее в жизнь путем переговоров с чехами. По показаниям ХРИПИНА, эта установка преследовала ту цель, чтобы немцы имели возможность неожиданным налетом подавить советские авиационные силы в Чехословакии.

ХРИПИН показывает, что он получил от ГАРТМАНА за свою шпионскую и подрывную работу 20.000 рублей.

3.  ТРОЯНКЕР, б. член Военного Совета. Допрашивали: ЛИСТЕНГУРТ, МАЛЫШЕВ, БЕБРЕ-КАРКЛЕ.

ТРОЯНКЕР, ранее давший показания о своем участии в армейской группе правых, возглавляемой БУЛИНЫМ, и в военно-политическом центре антисоветского военного заговора, дополнительно показал:

1) В организацию правых в 1929 году БУЛИНЫМ был завербован ПРОКОФЬЕВ — б. пом. командира по политчасти 3-го стрелкового корпуса.

2) ГАМАРНИК, являвшийся главой военно-политического центра заговора, был связан непосредственно с ТРОЦКИМ, от которого получал директивные указания по развертыванию антисоветской деятельности в РККА.

3) После своего назначения на должность члена Военного совета ЛВО ТРОЯНКЕР получил указание от БУЛИНА возглавить руководство заговором в МВО.

4) ТРОЯНКЕР связался с бывшим начальником Политуправления МВО ВЕКЛИЧЕВЫМ и зам. нач. ПУОКРа ИСАЕНКО (оба арестованы), которые назвали ТРОЯНКЕРУ ряд участников заговора в войсках МВО. С некоторыми из них ТРОЯНКЕР связался и давал им указания о проведении подрывной работы.

4.  БАЖАНОВ, нач. научно-испытательного института РККА. Допрашивали: ВУЛ и ГОРБУЛИН.

Дополнительно показал, что, будучи начальником школы морских летчиков в г. Ейске, он с 1932 по 1935 г. входил в троцкистскую подпольную организацию, действовавшую на Северном Кавказе.

По заданию одного из ее руководителей ГОГОБЕРИДЗЕ (арестован) БАЖАНОВ совместно с комиссаром школы ЧЕРНЫМ-ЛИФШИЦ (братом расстрелянного ЛИФШИЦА)[19] развернули активную вредительскую деятельность в школе, которая выражалась в умышленном выпуске из школы неполноценных военных летчиков и штурманов, создании условий, повышающих аварийность, сопровождавшуюся человеческими жертвами; искусственно вызывалось недовольство командного и курсантского состава школы. Для создания всякого рода эксцессов и недовольства БАЖАНОВЫМ и ЛИФШИЦЕМ использовались б. офицеры и белогвардейцы (ЧЕРНЫЙ-ЛИФШИЦ арестован).

С конца 1934 года, будучи переведенным в НИИ ВВС РККА, БАЖАНОВ активно включился в антисоветскую подрывную работу заговорщиков б. нач. штаба ВВС ЛАВРОВА и начальника управления материально-технического снабжения БАЗЕНКОВА.

По указанию ЛАВРОВА и по своей собственной инициативе БАЖАНОВ задерживал испытания опытных самолетов, авиавооружений, приборов и др. видов боевого имущества ВВС; сорвал исключительно важные работы по боевому применению авиации на больших высотах; дезорганизовал всю научно-исследовательскую работу путем второстепенных тем за счет наиболее важных и срочных.

Искусственно засорялся институт социально чуждыми, неполноценными летчиками и штурманами, недостаточно квалифицированными для проведения испытаний, что на практике приводило к тому, что ряд дефектов на испытываемых объектах не устранялся.

Пытался внедрить польский огнетушитель «Сальве» в части ВВС с диверсионной целью (при действии выделял отравляющие газы).

5.  ДЕДЮЛИН, б. командир эскадрильи НИИ ВВС. Допрашивал: ВУЛ.

Дополнительно показал, что в 1928 году, находясь в Липецкой школе, был завербован немецким разведчиком БОЛЬЕ, работавшим в немецкой авиашколе в Липецке адъютантом школы (БОЛЬЕ в настоящее время находится в Германии).

С БОЛЬЕ ДЕДЮЛИН был связан до 1931 г. — до убытия на Дальний Восток. ДЕДЮЛИН передал немецкой разведке данные по авиации, получив в разное время 2000 рублей. Во время вербовки БОЛЬЕ обещал продвинуть ДЕДЮЛИНА по службе и перевести в Липецкий авиаотряд командиром, что и было выполнено.

В 1931 году ДЕДЮЛИН был неожиданно откомандирован на Дальний Восток, где прослужил до 1933 года, а затем обратно прибыл в Москву в НИИ ВВС.

Весной 1936 г. к ДЕДЮЛИНУ на ст. Чкаловская, под видом охотника, от БОЛЬЕ явился неизвестный, который потребовал у него сведения об объектах авиавооружения, испытания которых проводил НИИ, о пулеметах LUKAC и авиабомбах с замедленным взрывателем и химоружием.

Когда ДЕДЮЛИН сообщал эти сведения неизвестному, то случайно ошибся в скорострельности пулемета ШКАС, неизвестный его поправил и посоветовал не вводить его в заблуждение. Предупредив ДЕДЮЛИНА, чтобы он приготовил ему сведения об испытаниях объектов НИИ, он сел на неподалеку стоявшую машину и уехал в Москву.

Через 4 месяца неизвестный позвонил ДЕДЮЛИНУ и условился о дне и месте встречи. ДЕДЮЛИН устно информировал неизвестного по ряду вопросов НИИ, в том числе и о личном составе. Неизвестный предложил приготовить доклад о работах НИИ за весь 1936 г, но за этими сведениями больше не являлся.

ДЕДЮЛИН подозревает в шпионской деятельности летчика ФЕГЕРВАРИ (не арестован), который учился вместе с ДЕДЮЛИНЫМ в Липецкой школе и который свел ДЕДЮЛИНА с БОЛЬЕ.

6.  НЕМИРОВ A.C., б. инструктор Разведупра РККА в Монголии. Допрашивали: ЯМНИЦКИЙ, ПАВЛОВСКИЙ.

Дополнительно показал, что, выполняя задания ТАИРОВА и ТАРХАНОВА по шпионской работе в пользу Японии, НЕМИРОВ передал ТАРХАНОВУ сведения для разработок по связям с агентами Разведупра (явки, шифры, пароли), в результате посланные в Манчжоу-Го и Внутреннюю Монголию резиденты НАМСАРАЙ, ДАМДИН, агент ДЕЛЬГИР и радисты ХАПРИ и БАЛИРТУ остались там, связи с ними не было и судьба их не известна. Радиосеть разведки Монголии НЕМИРОВ, по заданию ТАИРОВА, разрушал.

Перед ними была поставлена задача довести радиосеть до такого состояния, чтобы на случай боевых операций с японцами лишить получение центром боеоперативных донесений из Монголии.

Новые, более усовершенствованные радиоаппараты в Монголию не завозились, а работали на старых аппаратах, которые часто портились, и связь с некоторыми пунктами прерывалась на 10—15 дней. Позывные этих раций были известны японцам от НЕМИРОВА.

Центральная рация продолжительное время работала с приграничными пунктами на одной волне и позывными, известными японцам, что облегчало последним пеленгацию и подслушивание нашей работы. Кроме того, телеграммы передавались известными японцам цифрами.

7.  ШМИДЕН, б. студент института иностранных языков. Допрашивал: ПЕТЕРС.

Дополнительно показал, что по заданию германского подданного ФРИДРИХА (арестован), которым он был привлечен к шпионской деятельности в 1934 году, в начале 1936 г. привлек к подготовке теракта над т.т. СТАЛИНЫМ и ЕЖОВЫМ группу молодежи из своих бывших школьных товарищей, ныне студентов: МЕБЕРТ Александра, КАШУТИНА Павла, СУХОТИНА Николая, АСТАФЬЕВА Михаила и СМИРНОВА Романа (не арестованы).[20]

Указанных лиц ШМИДЕН привлек к подготовке теракта в результате длительной обработки их в фашистском духе, использовав их антисоветские настроения и озлобленность в связи с арестом их родителей.

Указанной группой лиц под руководством ШМИДЕНА с 1936 г. по январь 1937 г. велось систематическое наблюдение за Кремлем, в частности Боровицкими воротами и за 1-м подъездом здания НКВД со стороны станции метро, с целью выявления машин т.т. СТАЛИНА и ЕЖОВА, чтобы после этого наметить план и приступить к приобретению средств для нападения. Террористическая группа первоначально решила сделать нападение на милиционера, отобрать у него револьвер и использовать его для теракта. Затем было решено самим сделать бомбу, начинив ее мелкими шарикоподшипниками.

Ввиду безрезультатности наблюдения как первый, так и второй вариант плана террористической группой осуществлен не был.

8.  СЕМЕНОВ, б. преподаватель Военно-воздушной академии. Допрашивал: ВОЛОСОВ.

Дополнительно показал, что для шпионской деятельности в пользу Польши он был завербован не в 1921 году, как показал раньше, а в 1922 году польским военным атташе полковником ВАЛИКОВСКИМ.

В 1925 году, после отъезда ВАЛИКОВСКОГО из СССР, СЕМЕНОВ по шпионской деятельности был связан с сотрудниками польского военного атташе ЕМИССАРСКИМ. Связь с ЕМИССАРСКИМ, как показывает СЕМЕНОВ, прекратилась в конце 1926 г. из-за отъезда последнего из СССР.

СЕМЕНОВ показывает, что в 1935 г. (а не в 1932 г., как показывал ранее) он был завербован для шпионской работы в пользу Польши пом. нач. учебного отдела Военно-воздушной академии КОСТУСЕВЫМ, которого снабжал шпионскими материалами до лета 1937 года (арестовывается).

Кроме этого, СЕМЕНОВ показывает, что в 1934 г. он был завербован МЕЖЕНИНОВЫМ (арестован) для работы в пользу Германии и снабжал последнего шпионскими материалами до 1937 г. включительно. Кроме МЕЖЕНИНОВА, СЕМЕНОВ имел связь с германской разведкой через б. преподавателя Военно-воздушной академии ГРИГОРЬЕВА (устанавливается), которым был завербован в 1935 г.

Представителей польской и германской разведок СЕМЕНОВ снабжал материалами, характеризующими степень подготовки комсостава ВВС и о тактике авиации РККА.

Кроме того, СЕМЕНОВ давал характеристики начальствующего состава на предмет вербовки их вышеуказанными разведками.

9.  ТЫЛТЫНЬ, работник РУ РККА. Допрашивал: ИВАНОВ.

Дополнительно показал, что после отъезда из Америки б. работника РУ РККА ВОЛЬФА (с 1927 г.) он полностью принял от ВОЛЬФА (не арестован) связи с немецкой разведкой и все шпионские материалы для германской разведки в начале направлял через моряков ГЛЮКСМАНА и РЭПКЕ, используя для связи с ними Кэти ГУСФЕЛЬДТ (б. агент РУ РККА в Америке). Впоследствии ТЫЛТЫНЬ направлял шпионские материалы для германской разведки через БЕРЗИНА Яна (арестован).

ТЫЛТЫНЬ отправил немцам добытые агентурой РУ РККА чертежи по боевому оборудованию американских боевых судов крейсеров, линкоров, авиамоторов и др. Эти материалы играли большое значение для Германии в период после Версальского договора для восстановления своего морского флота.

Кроме этого, ТЫЛТЫНЬ показал, что квартира зубного врача в Нью-Йорке, доктора РОЗЕНБЛИТА (арестован), была местом конспиративных встреч с троцкистами и ловероновцами, а сам доктор РОЗЕНБЛИТ — организатором этих встреч. Встречи происходили с ЛОВЕРОНОМ, Джемс КЭНАН, МЕНДЕЛЬСОН Натан и др.

10.  ЛУНЕВ, б. нач. отделения связи УМС РККА. Допрашивал: ПЕТРОВ.

Дополнительно показал о своей подрывной деятельности в области радиовооружения морских сил, рассчитанной на бездействие радиослужбы в условиях войны.

В результате этой подрывной деятельности монтаж радиостанции в Полярном (Северный флот) с 1935 года до настоящего времени не закончен. Точно так же не сдана в эксплуатацию базовая радиостанция в Баку (Каспийская военная флотилия). Несмотря на большие ассигнования, сорвано по вине заговорщиков УМС, в том числе и ЛУНЕВА, своевременное строительство складов хранения радиоаппаратуры на ТОФе.

По вине ЛУНЕВА задержалось строительство радиостанций для эсминцев-лидеров, что привело к задержке монтажа главных передатчиков на лидерах «Минск», «Орджоникидзе» и «Тбилиси».

11.  БЕРЗИНА А.П., сотрудница РУ РККА. Допрашивал: ПАВЛОВСКИЙ.

На проведенной очной ставке с ПЕРКОНОМ Э.К. БЕРЗИНА А.П. подтвердила полностью показания ПЕРКОНА о том, что она, будучи антисоветски настроена, в 1936 году дала ПЕРКОНУ согласие участвовать в фашистско-шпионской латышской организации и на нее была возложена задача вести среди близких и знакомых ей латышей антисоветскую националистическую пропаганду.

С января 1937 года БЕРЗИНА участвует в террористической группе, которая готовила теракты над т.т. СТАЛИНЫМ, МОЛОТОВЫМ, ЕЖОВЫМ и ВОРОШИЛОВЫМ.

БЕРЗИНА помогала ПЕРКОНУ вести подготовку для совершения теракта над т. СТАЛИНЫМ. БЕРЗИНА лично и совместно с ПЕРКОНОМ вела наблюдение на Арбатской площади и Арбатской улице по маршруту выхода и движений правительственных машин из Боровицких ворот Кремля.

По 6-му ОТДЕЛУ

1.  ПОГРЕБИНСКИЙ, б. нач.особого оборонного строительства НКПС в Хабаровске. Ранее был секретарем парткомитета НКПС. Допрашивал: ПОТАШОВ.

ПОГРЕБИНСКИЙ сознался в принадлежности к антисоветской правотроцкистской организации на транспорте и террористической деятельности.

ПОГРЕБИНСКИЙ показал, что к правым он примкнул в 1929 году, работая секретарем ячейки ВКП(б) на московском заводе «СВАРЗ». В этот период в Сокольническом райкоме ВКП(б) существовала группировка правых, которую возглавляли ГИБЕР, б. секретарь Сокольнического райкома, и ЯГОДА, входивший тогда в бюро этого райкома.

ПОГРЕБИНСКИЙ являлся участником этой группировки и в дальнейшем на протяжении ряда лет был связан с правыми, в частности был близок с ГИБЕРОМ, ПОЛОНСКИМ (б. секретарь МК), МИРОНОВЫМ (из ОГПУ).

В 1935 году по предложению ЗИМИНА ПОГРЕБИНСКИЙ был избран секретарем парткома НКПС. Вскоре после этого его завербовал РОССОВ — один из руководителей правотроцкистской организации на транспорте (арестован).

В дальнейшем ПОГРЕБИНСКИЙ связался с ЛИВШИЦЕМ и по его заданиям принял участие в террористической деятельности правотроцкистского центра в НКПС. Принимал непосредственное участие в подготовке следующих террористических актов.

Зимой 1935 г. вместе с ГАЙСТЕРОМ и БРОДСКИМ (оба арестованы) вошел в состав террористической группы, подготовлявшей убийство т. КАГАНОВИЧА Л.М. во время его поездки по дорогам Сибири и Востока.

В 1936 году по заданиям ЛИВШИЦА и БИЛИКА ПОГРЕБИНСКИЙ вторично вошел в состав террористической группы, подготовлявшей теракт над т. СТАЛИНЫМ, а также над другими руководителями партии и правительства во время приема железнодорожников в Кремле.

Участники этой тергруппы (ГЕНЦИС, ПАКУЛИН, РОССОВ, БЫХОВСКИЙ, КОМПАНИЕЦ) по разработанному ими плану должны были проникнуть на прием железнодорожников в Кремль и там по знаку ЛИВШИЦА одновременно стрелять в членов Политбюро ЦК ВКП(б).

В феврале 1937 года ПОГРЕБИНСКИЙ принял задание БИЛИКА лично совершить убийство т. КАГАНОВИЧА.

ПОГРЕБИНСКИЙ показал, что по заданиям антисоветской организации им была проведена большая диверсионная и вредительская работа на транспорте. В 1936 году ПОГРЕБИНСКИЙ, посланный на Восточно-Сибирскую дорогу для расшивки станций и продвижения порожняка в Кузбасс, связался с бывшим начальником этой дороги КРОХМАЛЕМ (арестован) и вместе с ним еще больше развалил работу дороги.

В начале 1937 г. ПОГРЕБИНСКИЙ был командирован на Ворошиловскую дорогу для продвижения порожняка под нефтепродукты и уголь. По заданию БИЛИКА он связался с бывшим начальником этой дороги ДАШКО (арестован) и совместно с ним сорвал это задание, привел дорогу в катастрофическое состояние. Кроме того, ПОГРЕБИНСКИЙ провел большую вредительскую работу на Южной дороге.

После назначения на должность начальника особого строительства НКПС в Хабаровске получил задание БИЛИКА по диверсии, в частности, по подготовке взрыва строящегося стратегического железнодорожного тоннеля под Амуром.

2.  БАКУТИС, б. начальник группы службы движения Московской окружной дороги. Ранее работал в НКПС в центр. отделе статистики и картографии, литовец. Допрашивал: БУБИС.

БАКУТИС сознался в шпионской работе в пользу Японии и Латвии. Показал, что в 1921 году в Москве его завербовал для шпионской работы в пользу Латвии БИЛЬКИН — представитель латвийских жел. дорог, приезжавший в СССР для заключения железнодорожной конвенции.

БАКУТИС знал Билькина по совместной работе на бывшей Риго-Орловской дороге в дореволюционное время. Встретившись в НКПС с Билькиным, Бакутис попросил его помочь ему в переходе в латвийское подданство в связи с тем, что в Риге проживают его родственники, он имеет там собственный дом и собирается туда въехать. БИЛЬКИН согласился оказать ему содействие, но потребовал в доказательство его лояльности по отношению к Латвии передать ряд шпионских сведений о состоянии железнодорожного транспорта в СССР. БАКУТИС выполнил это задание и тогда же собрал и передал БИЛЬКИНУ сведения о состоянии паровозного и вагонного парка на дорогах. Эти данные он получил в центральном отделе статистики НКПС, где он работал в то время.

В дальнейшем БАКУТИС на протяжении 13 лет (до 1934 года) регулярно передавал латвийской разведке шпионские материалы через БИЛЬКИНА, периодически приезжавшего в Москву по делам о взаимоотношениях с латвийскими железными дорогами.

В 1934 году БАКУТИС перешел на Московскую окружную дорогу, и связь с БИЛЬКИНЫМ у него прервалась.

В 1935 году БАКУТИСА завербовал японский резидент харбинец ОВРАМЕНКО, работавший вместе с ним в службе движения управления дороги ревизором (ОВРАМЕНКО арестован, сознался).

По заданиям ОВРАМЕНКО БАКУТИС передал для японской разведки ряд шпионских материалов о наличии и состоянии подвижного состава, технической вооруженности дороги, грузообороте, пассажирских перевозках и ряд других сведений, которыми полностью освещалось состояние дороги.

Допрос БАКУТИСА продолжается.

3.  ЕРОФЕЕВ, нач. треста транспортного машиностроения НКПС. Допрашивал: НИКОЛЬСКИЙ.

ЕРОФЕЕВ сознался в принадлежности к антисоветской правотроцкистской организации, раскрытой в системе треста. Показал, что в состав организации его завербовал в 1936 г. БАЗУЛИН — бывший начальник треста паровозо-ремонтных заводов НКПС (БАЗУЛИН арестован).

В 1936 году ЕРОФЕЕВ возглавлял антисоветскую организацию на заводе МОЖЕРЕЗ. По заданию БАЗУЛИНА он организовал из числа участников организации террористическую группу, подготовлявшую убийство т. КАГАНОВИЧА. В состав этой тергруппы входили: ЧЕРРИ — бывш. главный инженер завода, КАЗАКЕВИЧ — б. пом. нач. завода, САВЧЕНКО — начальник планового отдела, и СУР — технический директор.

В октябре 1936 года ЕРОФЕЕВ организовал поджог сталелитейного цеха завода МОЖЕРЕЗ. В этих целях привлек в организацию начальника цеха ЗИНГАЛЕВА.

По заводу МОЖЕРЕЗ и другим предприятиям, входящим в систему треста, ЕРОФЕЕВ назвал 24 участников антисоветской организации, проводивших по его заданиям большую вредительскую работу (на Ковровском и Кировском заводах НКПС и заводе МОЖЕРЕЗ).

Все выявленные участники антисоветской организации арестовываются.

Начальник Секретариата НКВД Союза ССР старший майор государственной безопасности (ШАПИРО)

 


[1] На первом листе имеется помета Сталина: «Т. Щаденко. Прошу прочесть сводку показаний Белова и вернуть сводку по использовании. Широкая огласка пока нежелательна. И. Ст.».

[2] «-» - так в источнике.

[3] На левом поле имеется помета Сталина: «Где он?»

[4] *-* Фамилия обведена в кружок и на левом поле поставлен знак «х». Два раза написано Сталиным: «Важно».

[5] *-* Фамилия обведена в кружок и на левом поле поставлен знак «х». Два раза написано Сталиным: «Важно».

[6] *-* Фамилия обведена в кружок и на левом поле поставлен знак «х». Два раза написано Сталиным: «Важно».

[7] *-* Фамилия обведена в кружок и на левом поле поставлен знак «х». Два раза написано Сталиным: «Важно».

[8] *-* Фамилия обведена в кружок и на левом поле поставлен знак «х». Два раза написано Сталиным: «Важно».

[9] *-* Фамилия обведена в кружок и на левом поле поставлен знак «х». Два раза написано Сталиным: «Важно».

[10] *-* Фамилия обведена в кружок и на левом поле поставлен знак «х». Два раза написано Сталиным: «Важно».

[11] *-* Фамилия обведена в кружок и на левом поле поставлен знак «х». Два раза написано Сталиным: «Важно».

[12] *-* Фамилия обведена в кружок и на левом поле поставлен знак «х». Два раза написано Сталиным: «Важно».

[13] *-* Фамилия обведена в кружок и на левом поле поставлен знак «х». Два раза написано Сталиным: «Важно».

[14] *-* Фамилия обведена в кружок и на левом поле поставлен знак «х». Два раза написано Сталиным: «Важно».

[15] *-* Фамилия обведена в кружок и на левом поле поставлен знак «х». Два раза написано Сталиным: «Важно».

[16] *-* Фамилия обведена в кружок и на левом поле поставлен знак «х». Два раза написано Сталиным: «Важно».

[17] *-* Фамилия обведена в кружок и на левом поле поставлен знак «х». Два раза написано Сталиным: «Важно».

[18] **_** абзац подчеркнут Сталиным.

[19] На левом поле имеется помета Сталина: «Где он?»

[20] На левом поле Сталиным поставлен знак вопроса.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.