Сводка важнейших показаний арестованных по ГУГБ НКВД СССР за 9 февраля 1938 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1938.02.13
Метки: 
Источник: 
Лубянка. Советская элита на сталинской голгофе. 1937—1938. М.: МФД, 2011, стр. 74-87
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 404. Л. 149—176.

13 февраля 1938 г.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) тов. СТАЛИНУ

Направляю сводку важнейших показаний арестованных ГУГБ НКВД Союза ССР за 9 февраля 1938 года.

Народный комиссар внутренних дел СССР Народный комиссар государственной безопасности (ЕЖОВ)[1]

Совершенно секретно

По 3-му ОТДЕЛУ

1.  КЛИГЕРМАН Н.М., бывший заведующий лабораторией нефтяного общества «РОП» в Лондоне. Допрашивал: ИВАНОВ.

Показал, что передавал секретные сведения двум разведкам — английской и немецкой.

Для работы в пользу английской разведки КЛИГЕРМАН был привлечен в октябре 1932 года советским гражданином, бывшим председателем Правления «РОП», теперешним управляющим «Нефтеэкспорта» ПЕВЗНЕРОМ.

КЛИГЕРМАН сообщил ПЕВЗНЕРУ за денежное вознаграждение для передачи английской разведке сведения о методе выработки брайстоков (авиационные масла) в Баку, о методе очистки масел жидким сернистым газом, о методе улучшения бензинов путем применения для этого ароматики, извлеченной из керосина, о методе регенерации жидкого сернистого газа.

Все эти сведения не были известны за границей и представляют большой интерес с точки зрения обороны.

По требованию ПЕВЗНЕРА, будучи уже в СССР, КЛИГЕРМАН передавал секретные сведения по маслам и бензинам резиденту английской разведки АБРАМОВУ, также бывшему сотруднику «РОП», работающему в советском торгпредстве за границей.

В 1934 году КЛИГЕРМАН согласился передавать секретные сведения о нефтеперерабатывающей промышленности СССР работающему в Москве иностранному специалисту, австрийскому подданному Людвигу РОЗЕНФЕЛЬДУ (в 1937 году выехал за границу). После его отъезда КЛИГЕРМАН связался с другим резидентом германской разведки австрийским подданным КВАРТНЕРОМ Зигфридом, работающим в Гормаштресте.

Кроме того, КЛИГЕРМАН по поручению РОЗЕНФЕЛЬДА принимал секретные сведения от завербованного последним бывшего главного инженера треста «Органефть» ФАЙНГОРА и передавал ФАЙНГОРУ деньги за эти сведения.

2.  МЕХАНОШИН К.А., бывший директор научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии Наркомпищпром (в прошлом военный атташе в Польше). Допрашивал: ПАНКОВ.

Дал дополнительные показания о своей шпионской и подрывной деятельности, которую он проводил как агент польской разведки.

Работая с 1931 по 1934 г.г. начальником планового управления Наркомсвязи СССР, МЕХАНОШИН создал шпионскую сеть, завербовав сотрудников Наркомсвязи РОССОЛОВСКОГО, ТИМОФЕЕВА, АНИСИМОВА, ЕВСЮГОВА и начальника мобилизационного отдела Наркомсвязи ЗВОНАРЕВА.

МЕХАНОШИН передал полякам обширные материалы о работе связи Советского Союза по Дальнему Востоку, о расширении связи во время войны, о состоянии связи в Западной части Советского Союза и т.п.

МЕХАНОШИН и завербованными им лицами была проведена большая разрушительная работа в связи.

3.  ФОКИН В.В., зам. наркома машиностроения. Допрашивал: КОРОТКОВ.

Дополнительно показал, что в состав руководимой им и ЧУНИХИНЫМ (осужден) антисоветской правотроцкистской организации на Сталинградском тракторном заводе, помимо ранее названных, входили следующие лица: начальник проектного отдела завода ЛЕВ, инженеры завода НУРК и КАРГОПОЛОВ, бывший начальник модельного цеха ПЕРЧЕНКО, ДОМАШНЕВ — бывший зам. секретаря райкома партии, КОТОВ и БЫЧКОВ — секретари цеховых парткомов.

ФОКИН показал, что по прямым указаниям ВАРЕЙКИСА, с которым его связал ЧУНИХИН, он проводил вредительскую работу, направленную к умышленной задержке освоения нового трактора путем неправильного конструирования и запутывания технологических процессов.

С вредительскими целями затягивались проектные работы по реконструкции завода, умышленно затягивались проекты расположения в цехах оборудования.

Большая вредительская работа была проведена по срыву текущего спецпроизводства и мобготовности завода на военное время.

Было умышленно задержано пересоставление мобплана, несмотря на то что задания по старому плану устарели.

Текущее спецпроизводство (танки) всячески задерживалось путем неотпуска материалов, а оборудование путем задержек в изготовлении инструментов и приспособлений.

Средства, отпускаемые заводу на капитальное строительство, умышленно направлялись только на непромышленное строительство.

По показаниям ФОКИНА, участниками руководимой им и ЧУНИХИНЫМ антисоветской организации на заводе осуществлялись и диверсионные акты по выводу из строя наиболее важного для завода оборудования.

4.  ОТТЕН П.Л., бывший главный конструктор авиазавода № 34. Допрашивал: ЛОГУНКОВ.

Признал себя виновным в том, что в 1935 году он был вовлечен бывшим начальником секции 5-го отдела ЦАГИ ПОГОССКИМ Е.И. (арестован) в антисоветскую вредительскую организацию и по заданию этой организации проводил вредительство в области конструирования радиаторов для авиамоторов.

От ПОГОССКОГО ОТТЕН знал о том, что в состав антисоветской организации входят:

1. РУНИХИН Александр Львович, инженер 5-го отдела ЦАГИ (арестован).[2]

2. УКШЕ Борис Альфонсович, инженер 5 отдела ЦАГИ (арестован)[3].

3. ИЖВОТОВСКИЙ Леонид Семенович, инженер 5 отдела ЦАГИ.

4. ФОМИН Александр Иванович, инженер 5 отдела ЦАГИ (арестован)[4].

Кроме того, ОТТЕН признал себя виновным в том, что передавал шпионские сведения о состоянии радиаторного производства на заводе № 34 ПОГОССКОМУ, связанному с польской и французской разведками.

Показания первичные.

5.  ЛЕЙТМАН А.В., бывший управляющий конторой Главширпотреба. Допрашивал: ПОСТНИКОВ.

Показал, что, будучи в Латвии, в 1930 году был завербован для разведывательной работы в Советском Союзе начальником рижской охранки ОЗОЛИНЫМ. В г. Москве по указанию охранки ЛЕЙТМАН связался с ее резидентами: КРАСТЫНЬ (осужден), бывшим секретарем латвийской секции Коминтерна, и ВАЙНШТЕЙНОМ (осужден), бывшим сотрудником НКВД.

Устроившись на работу в управление местной промышленности по Московской области, ЛЕЙТМАН через ВАЙНШТЕЙНА передал латвийской разведке сведения о производственных программах и характеристики всех предприятий этой промышленности. Через непродолжительное время ЛЕЙТМАН перешел на работу в Главметиз и по заданию ВАЙНШТЕЙНА собрал и передал последнему сведения, характеризующие предприятия Главметиза.

Показания первичные.

6.  КЕЛЬМАНЗОН З.Н., с 1915 по 1919 г.г. состоявший в Бунде, бывший член ВКП(б), работавший председателем Совсиньторга. Допрашивали: КУПРИЯНОВ, ЩЕРБАКОВ.

Показал, что он с 1935 года является участником контрреволюционной правотроцкистской организации в системе Наркомвнешторга, куда был вовлечен бывшим заместителем наркома внешней торговли ЭЛИАВОЙ.

КЕЛЬМАНЗОН провел ряд вредительских актов по «Совсиньторгу», в частности, составил вредительский торговый план по «Совсиньторгу», создал искусственный товарный голод на Синьцзянском рынке, умышленно проводил товарообменную форму торговли с Синьцзяном.

Назвал 16 человек известных ему участников организации, из коих 15 человек арестованы.

7.  КОШКАРЕВ И.Я., бывший заместитель управляющего трестом «Союзсланец». Допрашивали: ВЛАДИМИРОВ, МОЛОДЦОВ.

Показал, что в 1935 году бывшим заместителем начальника Главугля по капитальному строительству КАГАНОМ И.Б.[5] был вовлечен в контрреволюционную организацию правых, действовавшую в системе НКТП. При вербовке КАГАН сообщил КОШКАРЕВУ, что организацию возглавляет РУХИМОВИЧ.

По заданию КАГАНА КОШКАРЕВ провел следующую вредительскую работу:

1. План капитальных работ на 1936 год составил так, что ни один строящийся объект не заканчивался стройкой. С целью срыва строительства рудничных электростанций умышленно преуменьшил финансирование этого строительства.

2. Под видом концентрации средств на меньшем числе объектов законсервировал строительство Гдовского рудника №1, в которое уже были вложены значительные средства.

3. Строительство рудников КОШКАРЕВЫМ срывалось путем пересмотра и переделки готовых проектов, как якобы недоброкачественных.

Проект Гдовского рудника №1, составленный совершенно правильно, был умышленно забракован, а КАГАН предложил проект переделать. Это вызвало в свою очередь переделку уже произведенных работ (демонтировать один металлический копер и повернуть на 180° другой).

В проекте Буинского рудника была утверждена ручная работа на всех стадиях подземных и поверхностных работ без какой-либо механизации.

Проект Гдовского рудника № 2 утвержден КОШКАРЕВЫМ при явно непригодной схеме дробления и сортировки сланца. Также был утвержден заведомо непригодный способ загонки 2-тонных вагонеток в 25-метровые лавы по временным путям вместо установки конвейеров и транспортеров.

В проекте Калпирского рудника № 1 утверждена установка двухступенчатого дробления с установкой без всякой надобности молотковых дробилок, очень дорогих, сложных и капризных в работе аппаратов.

В проекте шахты № 1 Савельевского рудника умышленно совершенно не предусмотрена передоотборка[6] и дробления сланца, что сильно снимает и без того невысокую калорийность сланца и дает сланец в очень крупных кусках, ограничивает количество потребителей сланца только одной Саратовской ТЭЦ.

КОШКАРЕВ лично привлек в организацию 6 человек, работающих непосредственно на рудниках, и через них провел целый ряд вредительских актов.

КОШКАРЕВ также показал, что в 1926 году, работая секретарем ЦК Горнорабочих, примыкал к подпольной группе ТОМСКОГО и вел активную антисоветскую работу в профсоюзах.

Работая с 1928 года по 1931 год в Донбассе, принимал участие в контрреволюционной группе правых в угольной промышленности и проводил там активную антисоветскую работу.

8.  АРОНШТАМ Г.Н., начальник госторгинспекции наркомвнуторга. Допрашивал: ВАРАКСО.

Сознался в том, что являлся участником антисоветской организации правых, существовавшей в Наркомате внутренней торговли СССР. В эту организацию АРОНШТАМ был завербован одним из ее руководителей — бывшим зам. Наркомвнуторга БОЛОТИНЫМ (арестован).

По заданию БОЛОТИНА АРОНШТАМ провел большую работу по развалу торговой инспекции в центре и на периферии.

По заданию организации АРОНШТАМ насаждал в системе торговой инспекции антисоветских и чуждых людей.

По показанию АРОНШТАМА, он является кадровым правым, начиная с 1921 года.

В своей контрреволюционной работе АРОНШТАМ был также непосредственно связан с бывшим зам. наркома внутренней торговли ХЛОПЛЯНКИНЫМ (арестован).

9.  СКВОРЦОВ П.М., начальник отдела снабжения Главного управления рыбной промышленности Наркомпищепрома СССР. Допрашивал: ЛУХОВИЦКИЙ.

Дал показания о своем участии в подрывной организации правых в пищевой промышленности.

По заданию одного из активнейших участников этой организации — бывшего начальника Главного управления рыбной промышленности СССР — АНДРИАНОВА, СКВОРЦОВ провел большую вредительскую работу в рыбной промышленности. Он срывал снабжение рыбных трестов моторами для судов и другим оборудованием.

СКВОРЦОВ назвал следующих участников организации правых в рыбной промышленности: РОГОВИН — бывший зам. нач. отдела сбыта Главрыбы, РАЗУМОВСКИЙ — бывший работник Главрыбы.

Эти лица устанавливаются.

По 5-му ОТДЕЛУ:

1.  ВИНОКУРОВ B.C., начальник Политотдела Амурской флотилии. Допрашивали: ИВАНОВ, ПРОХОРОВ.

Дополнительно показал: вступил в ВКП(б) в 1920 году с двурушническими целями, оставаясь по-прежнему на позициях партии революционных коммунистов и эсеров, в которых состоял ранее.

Уже будучи коммунистом, ВИНОКУРОВ вел подпольную работу против компартии, создавал контрреволюционные группы, организовывал обструкции против решений ВКП(б).

В 1920 году на 2-х артиллерийских курсах в Ленинграде ВИНОКУРОВ создал антисоветскую эсеровскую группу.

В 1922—24 г.г. в ГУВУЗе им же была организована эсеровская ячейка, в которую вошли:

ВЕТВИЦКИЙ В.В.[7] — эсер, максималист, участник экспроприаций (не арестован);

КОЗБЕНКО[8] — участник экспроприаций и эсеровских тергрупп (устанавливается);

НИКИТИН[9] — эсер, в 1935 году работал начальником учебной части Международной Ленинской школы (устанавливается).

Тогда же ВИНОКУРОВ и ВЕТВИЦКИЙ завербовали в эсеровскую ячейку новых участников:

СТЕПАНОВА Ивана Степановича — бывший военком факультета химической академии (арестован), СТРУВЕ Михаила — работал в последние годы в Военгизе, племянник врангелевского министра П. СТРУВЕ, ЛУГОВСКОГО Владимира — работал в последнее время в Союзе Писателей, из крупной буржуазной среды (оба устанавливаются).

Все они активные участники эсеровского подполья до последнего дня.

Там же в ГУВУЗе существовала контрреволюционная монархическая организация из гвардейского офицерства, выходцев из буржуазии и дворянства. В организацию входили:

1. КАЗАРЕВИЧ — гвардейский офицер, последние годы работал начальником кафедры Транспортной академии, открыто выражал в то время ненависть к советскому строю.

2. ГАРФ — дворянин, кадровый офицер. С 1935 года работал начальником академии связи.

3. СУВОРОВ A.B. — бывший полковник, монархист.

4. МИХЕЕВ — бывший генерал, инспектор ВУЗ и др.

(Все устанавливаются).

Эта организация оберегалась начальником ГУВУЗа ПЕТРОВСКИМ Д.Л. (арестован).

ВИНОКУРОВ и эсеровская ячейка ГУВУЗа всячески поддерживали контрреволюционную работу этой организации, прикрывали ее деятельность от ударов общественности.

2.  ЯНСОН, бывший комбриг, находящийся в расположении РУ РККА.

Допрашивал: ЛУКИН, СТЕПАНЦЕВ.

ЯНСОН, ранее сознавшийся в шпионаже в пользу Германии и в участии в латышской фашистской шпионской организации, дополнительно показал о проведенной им подрывной работе в Испании.

Являясь старшим советником Северного республиканского фронта, ЯНСОН по заданию УРИЦКОГО и БЕРЗИНА (арестованы) установил в Бильбао связь с участниками троцкистской организации ТУМАНОВЫМ (не арестован), бывшим консулом СССР в Бильбао, и ВИНЦЕРОМ — бывшим торгпредом СССР на севере Испании (арестован).

ТУМАНОВ и ВИНЦЕР информировали ЯНСОНА о существовании и деятельности троцкистской организации в Испании, в которую входили: бывшие полпреды СССР РОЗЕНБЕРГ, ГАЙТИС, бывший консул в Барселоне АНТОНОВ-ОВСЕЕНКО (все трое арестованы), бывший торгпред СССР СТАШЕВСКИЙ (осужден), ВИНЦЕР, он - ТУМАНОВ и другие. Троцкистская организация была непосредственно связана с вождем ПОУМа[10] в Испании НИНОМ, который одновременно являлся главным эмиссаром ТРОЦКОГО в Испании.

ТУМАНОВ установил связь с ТРОЦКИМ через бывшего корреспондента «Известия» УХАРЦЕВА (осужден) в бытность свою советником полпредства в Чехословакии.

Троцкистская организация была связана с троцкистским центром в СССР через бывшего Наркомвнешторга РОЗЕНГОЛЬЦА (арестован). Последний в целях укрепления кадров троцкистов в Испании, осуществляя директивы ТРОЦКОГО, командировал в Испанию на работу по линии Наркомвнешторга троцкистов из СССР и других стран.

По заданиям троцкистского центра вождь «ПУОМ»а НИН совместно с АНТОНОВЫМ-ОВСЕЕНКО подготовили «майское» восстание анархистов и пуомовцев в Барселоне. Троцкисты в Испании через каналы «ПУОМ» имели связи с командованием генерала ФРАНКО и германской разведкой.

ЯНСОН совместно с ТУМАНОВЫМ и ВИНЦЕРОМ проводили на севере Испании работу по срыву единого фронта с тем, чтобы до наступления фашистских войск на Испанию не допустить соглашения между баскским правительством и командованием Северного фронта о совместных действиях против генерала ФРАНКО.

В личных переговорах с президентом страны басков АГГИРЕ и отдельными членами баскского правительства натравливали их на центральное командование Северного фронта (штаб генерала ЛЯНОС-ДЕ ЛЯ ЭНКОМЕНДИ) и добились того, что к весне 1937 года вся военная власть провинции басков была сосредоточена в руках баскских националистов.

В первых числах мая 1937 года АГГИРЕ по их настоянию отказался подчиниться центральному испанскому правительству и принял на себя командование войсками в Бискайе (как они выражались между собой — ими был устроен государственный переворот).

В то же время настраивали против басков военных руководителей Северной провинции Испании Сантандера и Астурии и все время разжигали взаимный антагонизм. В результате такой же линии, проводимой в Валенсии ГАЙТИСОМ и БЕРЗИНЫМ, к весне 1937 года произошел разрыв между правительством басков и центральным (Кабальеро). Центральное правительство отказалось снабдить войска басков оружием и боеприпасами. Все это привело к тому, что в момент генерального наступления фашистских войск на Бильбао войска басков оказались совершенно изолированными, не боеспособными, без резервов и поддержки других войск Северного фронта.

Наряду с подрывной работой троцкисты в Испании занимались шпионажем для германской разведки. ВИНЦЕР и СТАШЕВСКИЙ были связаны с резидентурой германской разведки в Испании и сообщали о портах отправления, грузах и времени прибытия пароходов, направляемых в испанские порты с разным грузом. В результате этой предательской деятельности морское командование фашистов принимало меры к захвату этих пароходов.

ВИНЦЕР по заданию троцкистского центра сорвал организацию производства снарядов и патронов в Бильбао. ТУМАНОВ снабжал ГАЙТИСА и германскую разведку шпионскими сведениями о Северном фронте, которые он получал от завербованных им секретаря АГГИРЕ — баскского националиста, сторонника Франко БАСАЛДУА.

Весной 1937 года ТУМАНОВ, находясь в Валенсии, получил от ГАЙТИСА специальное поручение троцкистского центра наладить переговоры между президентом страны басков АГГИРЕ и командованием генерала ФРАНКО с целью заключения мира и добровольной передачи провинции Бискайе фашистам. При содействии ТУМАНОВА эти переговоры АГГИРЕ с генералом ФРАНКО начались через английского консула Бильбао, постоянно выезжавшего в Сан-Себастьян, занятый фашистскими войсками. ТУМАНОВ в этом деле вел какую-то двойственную игру, так как, по его рассказу ЯНСОНУ, эти переговоры были сорваны немцами при его участии.

Кроме этого, ЯНСОН передал БЕРЗИНУ для германской разведки, в бытность свою в Валенсии в марте 1937 года, план схемы обороны Бильбао и Сантандера. Эти планы являлись совершенно секретными, представляли большую ценность и в последующем были использованы фашистским командованием при наступлении на севере Испании.

3.  ГРЯЗНОВ И.К., бывший командующий Забайкальским военным округом. Допрашивали: ЯМНИЦКИЙ и КАЗАКЕВИЧ.

Дополнительно показал, что от БЕЛОВА ему было известно о его встрече в 1930 году в Берлине с руководителем ТКП[11] МАСЛОВЫМ. Во время этой встречи МАСЛОВ и БЕЛОВ взаимно проинформировали друг друга о ходе контрразведывательной работы.

БЕЛОВ, докладывая членам военно-эсеровского заговора центра, говорил, что МАСЛОВ ориентировал его о задачах ТКП, сводящихся к следующему:

«Эсеровская организация в ее старом виде отжила. Создана «Классовая крестьянская партия «Крестьянская Россия» (ТКП), которая подготавливает антисоветский переворот для полной реставрации буржуазного строя в городе и в деревне».

Для борьбы с советской властью МАСЛОВ рекомендовал БЕЛОВУ применение любых способов на подготовку восстания: «партизанскую» борьбу, диверсии, террор, вредительство и т.д. Основной задачей МАСЛОВ поставил перед БЕЛОВЫМ организацию бывших эсеров в армии в крепкое антисоветское подполье как базу для захвата власти.

МАСЛОВ рассказывал БЕЛОВУ о поддержке, которую оказывает ТКП, правительства Чехословакии, Югославии, Польши и Англии. Он просил БЕЛОВА для усиления авторитета ТКП перед иностранными правительствами снабжать его шпионскими материалами.

БЕЛОВ и ГРЯЗНОВ[12] снабжали ТКП шпионскими материалами, используя для этого Разведотделы военных округов, которыми они командовали.

ГРЯЗНОВ через начальников Разведотдела Заб. ВО — участников заговора РУБЕНА и ЦЮПКО[13] — передал шпионские материалы (дислокации войск Заб. ВО, штаты частей, сведения о бронетанковых частях Заб. ВО) руководителю краевого Дальневосточного комитета ТКП — АГАПОВУ, находящемуся в Харбине.

ГРЯЗНОВ показывает, что в 1935 году к нему явился эмиссар АГАПОВА, нелегально перешедший в СССР из Манчжурии. Этого эмиссара ГРЯЗНОВ (через ЦЮПКО) снабдил советскими документами и деньгами, а также некоторыми шпионскими данными по авиации.

Переписка с АГАПОВЫМ велась ГРЯЗНОВЫМ через ЦЮПКО. От имени МАСЛОВА АГАПОВ настаивал на усилении контрреволюционной работы, переходе к активным методам, к диверсии и террору.

4.  ХАХАНЬЯН Г.Д., бывший член Военного Совета ОКДВА. Допрашивали: ЛИСТЕНГУРТ и МАЛЫШЕВ.

Дополнительно показывает о том, что от ТУХАЧЕВСКОГО он получал ряд указаний по прикрытию вредительской деятельности в военной промышленности. ТУХАЧЕВСКИЙ, давая установки на вредительство в авиационной промышленности, говорил: «Нужно максимально проталкивать тяжелые, сверхтяжелые и всякие иные фокусные самолеты, например бесхвостые. Будущая война будет зиждиться не на них».

ХАХАНЬЯН, используя свое служебное положение начальника военной группы ИСК, провел следующие вредительские мероприятия:

1) Зная, что самолет И-15 признается хорошим маневренным истребителем, вместо того чтобы наладить его производство, специально «расследовал» 2—3 случая катастроф этих самолетов; обнаружив, что катастрофы произошли из-за плохого крепления обшивки крыла, ХАХАНЬЯН представил в 1935 году доклад правительству о том, что расчет самолета сделан неправильно, что крыло самолета непрочно и самолет опасен в полете. В результате самолет И-15 снят вовсе с производства.

2) На заводе № 22 изготовлялись серийные самолеты: скоростной бомбардировщик (СБ), опытные самолеты «ДБА» и пятимоторные самолеты инженера ТРЕСКИНА.

С целью задержки серийного выпуска и модернизации самолета «СБ», ХАХАНЬЯН под предлогом необходимости доводки «ДБА» и самолета ТРЕСКИНА добился отвлечения высококвалифицированных рабочих и инженерных кадров на эти самолеты, которые, по мнению ТУХАЧЕВСКОГО, были бесперспективными.

3) С целью срыва производства и освоения на заводе № 18 крайне необходимых для перевооружения бомбардировочной авиации на бомбардировщики «ДБ»-3, ХАХАНЬЯН добился в комиссии т. Орджоникидзе того, что конструкторское бюро было предоставлено конструктору КАЛИНИНУ, который строил на этом заводе свой опытный бесхвостый самолет К-7.

4) В 1936 году контролер КСК[14] ЖУЖАНАВА был командирован в Таганрог для выяснения состояния завода № 31, на котором строятся гидросамолеты. ЖУЖАНАВА на этом заводе обнаружил безобразное положение и по возвращении в Москву написал доклад в правительство и представил проект мероприятий для устранения недочетов на заводе. ХАХАНЬЯН обнаруженные на заводе № 31 безобразия скрыл и доклад ЖУЖАНАВА правительству не представил.

5) Конструктор КУРЧЕВСКИЙ (арестован) производил выпуск опытных серий своих пушек для самолета (сначала ЗЕТ, а потом ИП-1). Эти системы были явно негодные и вредительские. Требовалось немедленное их снятие с опытного вооружения. ХАХАНЬЯН вместо того, чтобы поставить вопрос о немедленном снятии пушек КУРЧЕВСКОГО с опытного вооружения, всячески поддерживал КУРЧЕВСКОГО, имея на это указания ТУХАЧЕВСКОГО, со слов последнего, он знал, что КУРЧЕВСКИЙ является участником заговора. ХАХАНЬЯН представил неверные данные о результатах пушки КУРЧЕВСКОГО и добился в комиссии тов. Орджоникидзе передачи КУРЧЕВСКОМУ целого авиазавода в Харькове для производства пушечных истребителей ИП-1.

ХАХАНЬЯН показывает, что ему известны следующие участники правотроцкистской организации, работники авиапромышленности: КОРОЛЕВ — бывший директор завода № 24 в г. Рыбинске (арестован); КАЦВА — бывший директор завода № 39 в г. Москве (арестован); АБРАМОВ[15] — главный инженер завода № 24 в г. Рыбинске (не арестован); ПИСЬМЕННЫЙ[16] — работник Главного управления авиапромышленности (не арестован); ТУПОЛЕВ — бывший начальник Главка авиапромышленности (арестован).

5.  СУРИН B.C., бывший начальник службы подводного плавания штаба MC РККА. Допрашивал: ПЕТРОВ.

Дал первичные показания, что он является участником антисоветского военного заговора, в который был вовлечен бывшим начальником отдела боевой подготовки MC РККА ПАНЦЕРЖАНСКИМ (арестован) в 1933 году. По заданию ПАНЦЕРЖАНСКОГО проводил вредительство в области боевой подготовки подводного флота, заключавшееся в искривлении методики и торможении боевой подготовки, неверном обосновании консультационных данных при проектировании подводных лодок, подготавливал диверсионные акты, направленные к потоплению подводных лодок, путем применения аккумуляторных батарей, которые по состоянию своей техники должны взрываться. В результате этого 28.VIII.37 г. на Черном море произошел взрыв аккумуляторной батареи подлодки «Гарибальдиец». При взрыве погибло 5 человек, и 6 человек было тяжело ранено, лодка вышла из строя на продолжительное время. В сентябре 1934 года произошел взрыв аккумуляторной батареи на подлодке «Сталинец» Балтийского флота. При этом погиб командир дивизиона подлодок ТАУБЕ, 5 человек личного состава и ранено 6 человек.

Кроме того, СУРИН был завербован для шпионской деятельности в пользу немецкой разведки инженером Николаевского завода «А. Марти» СИНИЦИНЫМ (не арестован). Впоследствии связь по шпионской деятельности держал с инженером Балтийского завода МАЛИНИНЫМ (не арестован) и начальником 2-го отдела 2 Главка НКОП КРИТСКИМ (не арестован). За указанный период СУРИН передал сведения по тактическому использованию подлодок, материальному обеспечению лодок и о вновь строящихся подлодках.

6.  ЛИТВИНСКИЙ, бывший начальник сектора РУ РККА, преподаватель Академии им. Фрунзе. Допрашивали: ЧЕХОВ, БЕРИ.

Дал показания о своей шпионской деятельности в пользу Польши.

Будучи в 1929 году резидентом РУ в Варшаве, он был связан с работником польской разведки КРУШИНСКИМ (он же агент РУ), которому передавал шпионские материалы по РККА о работе РУ.

По поручению КРУШИНСКОГО ЛИТВИНСКИЙ вербовал в полпредстве СССР людей для польской разведки.

По приезде в СССР в 1930 году ЛИТВИНСКИЙ был связан с польскими резидентами в СССР КАМИНСКИМ и РОЗЕНБЛЮМОМ (устанавливаются).

По шпионской работе ЛИТВИНСКИЙ был связан с АРТУЗОВЫМ, который в свою очередь связал его с польским резидентом ЛАДОВСКИМ (устанавливается).

Лично ЛИТВИНСКИМ завербованы и переданы польской резидентуре в СССР для шпионской работы: МАЗАНОВ — бывший работник польского сектора РУ (арестован); ИВАНОВ Петр Иванович, ныне военный атташе СССР в Финляндии; КОПЕЦ — работник прессы НКИД. Работал в Польше под фамилией ГОРФИНКЕЛЬ; АРКУПА Александр Иванович — бывший пом нач. сектора РУ; ЖЕНЬКО — бывший секретарь военного атташе в Польше; КРЕКЛИН (он же САДОВСКИЙ, он же ЛЮБОМИРСКИЙ) — бывший секретарь консульства в Львове, бывший работник НКВД; СОСНОВСКИЙ Петр — бывший сотрудник Варшавского консульства.

Все названные лица устанавливаются.

По 6-му ОТДЕЛУ

1.  РУБИНШТЕЙН, бывший начальник треста «Заводвокзалстрой», в последнее время был начальником треста «Центростройпуть». Допрашивал: ПАРОВИШНИКОВ.

Сознался, что в течение 4-х лет он является агентом польской разведки и участником «ПОВ». По заданиям поляков вошел в состав антисоветской правотроцкистской организации в системе Цужелдорстроя и вел диверсионную и вредительскую работу по линии нового железнодорожного строительства.

РУБИНШТЕЙН показал, что для шпионской работы в пользу Польши он был завербован в 1938 году КОРЕЦКИМ — польским политэмигрантом, работавшим в тот период вместе с ним в тресте «Заводвокзалстрой» начальником планового отдела и секретарем партийного комитета.

КОРЕЦКИЙ — бывший член компартии Польши, подвергался репрессиям польских властей. В 1927 году он эмигрировал в СССР, откуда был направлен для нелегальной партийной работы в Польшу и был, якобы, секретарем варшавской организации КПП. В 1930 году КОРЕЦКИЙ вторично прибыл в СССР, распространив версию о том, что он заочно приговорен польскими властями к смертной казни за убийство провокатора и поэтому скрылся.

По показаниям РУБИНШТЕЙНА, КОРЕЦКИЙ в действительности, еще до первого приезда в Советский Союз, являлся агентом польской разведки и дважды перебрасывался в СССР под видом политэмигранта.

Используя антисоветские настроения РУБИНШТЕЙНА, КОРЕЦКИЙ долгое время обрабатывал его в духе антипартийных польско-националистических установок, после чего, путем провокации, получил его согласие на шпионаж.

КОРЕЦКИЙ информировал РУБИНШТЕЙНА о диверсионно-шпионской и подрывной работе «ПОВ» на территории СССР, направленной на объединение всех польских националистических элементов и подготовку военного поражения СССР в предстоявшей войне.

Шпионскую работу РУБИНШТЕЙН проводил совместно с КОРЕЦКИМ, что облегчалось их совместной службой в тресте. По заданию польской разведки они регулярно передавали шпионские материалы о намечающихся и строящихся железнодорожных линиях, вагоноремонтных заводах, паровозных и вагонных депо.

РУБИНШТЕЙН показал, что им были переданы полякам планы и титульные списки по строительству Щербинского и Казанского вагоноремонтных заводов; планы строительства депо на ст. Черусти; сведения о постройке автотормозного пункта на этой станции; планы строительства колесных цехов в депо станций Лянгасово и Брянск; планы строительства автотормозного пункта на ст. Гомель; планы и расчеты строительства водопроводных линий на станциях: Гомель, Михновичи, Комаричи и Усов и ряд других.

По заданию КОРЕЦКОГО РУБИНШТЕЙН в 1936 году связался с руководителем антисоветской правотроцкистской организации в тресте «Пужелдорстрой» ГРАНОВСКИМ (арестован) и вошел в состав возглавлявшейся им организации.

ГРАНОВСКИЙ и КОРЕЦКИЙ поставили перед РУБИНШТЕЙНОМ задачу создания на крупных строительствах (главным образом на стройках вагоноремонтных заводов) — диверсионно-вредительских групп и насаждения на объектах строительства антисоветских элементов в целях срыва и дезорганизации строительных работ.

РУБИНШТЕЙН, совместно с КОРЕЦКИМ, завербовал для диверсионно-вредительской работы ряд руководителей строительных предприятий, входивших в систему треста, в том числе: МАНЮКОВА — зам. начальника треста «Заводвокзалстрой», ЛЕЙБОВИЧА — нач. снабжения этого треста, БУРМАКИНА — гл. инженера строительства Лианозовского вагоноремонтного завода, ПОЛЯКОВСКОГО — гл. инженера монтажной конторы треста, ТУРЕЦКОГО — руководителя группы санитарной техники треста, и других (арест этих лиц подготовляется).

КОРЕЦКИЙ назвал РУБИНШТЕЙНУ следующих лиц, входивших в руководство «ПОВ»: УНШЛИХТА — бывшего секретаря ЦИК, БУДЗИНСКОГО — работника польской секции Коминтерна, СЛАВИНСКОГО — бывшего руководителя польской секции Коминтерна, КОПНИЦА — референта по польским делам Наркоминдела, ГУРСКУЮ — работавшую в Сокольническом райкоме ВКП(б) в Москве, ДБНИЗЕШТЕРНА — редактора еврейской «Правды» в Москве, САВИЦКОГО — бывшего закордонного работника НКВД, ЛЕЩИНСКОГО — работника Коминтерна, и БАБИНСКОГО — польского политэмигранта.

КОРЕЦКИЙ был непосредственно связан с УНШЛИХТОМ, БУДЗИНСКИМ и ГУРСКОЙ, получал от них задания по организации шпионажа, диверсий и вредительства на транспорте.

В 1935 году участник этой руководящей группы «ПОВ» САВИЦКИЙ сообщил РУБИНШТЕЙНУ, что он лично связан по шпионской работе с некоторыми работниками ОГПУ, в том числе с СОСНОВСКИМ и ОЛЬСКИМ (осуждены), в задачу которых входило сохранять организацию от провала.

2.  МОИСЕЕВ — бывший зам. начальника Центрального управления сигнализации и связи НКПС. Допрашивал: СЕРЫЙ.

Дал показания о принадлежности к антисоветской правотроцкистской организации на транспорте, в которую он был завербован в 1936 году ПОДЧЕПАЕВЫМ — бывшим начальником управления связи и сигнализации НКПС (арестован) по заданию ПОСТНИКОВА (осужден).

В целях организации диверсионных актов и широкого вредительства в хозяйстве связи и сигнализации на дорогах МОИСЕЕВ по заданию ПОДЧЕПАЕВА завербовал ряд руководящих инженерно-технических работников центрального управления связи и сигнализации НКПС и заводов, изготовляющих аппаратуру связи для транспорта.

В течение 1937 года им были завербованы: УСТИНОВИЧ — бывший начальник отдела связи центрального отдела связи и сигнализации, ШУМИЛОВ — начальник технического отдела того же управления, РОЖЕНКО — начальник планового отдела завода «Светофор» в Днепропетровске, СЕМЕНОВ — начальник отдела связи централизации и блокировки центрального управления связи НКПС.

СЕМЕНОВ по заданию МОИСЕЕВА в свою очередь вовлек в организацию зам. начальника связи Омской дороги КУДРЯВЦЕВА, а УСТИНОВИЧ — инженера связи ШИМАНА. Одновременно ПОДЧЕПАЕВ завербовал еще 6 руководящих работников по линии службы связи на дорогах, в том числе: ИВАНОВА — начальника службы связи дороги им. Ворошилова, ПАШИНЦЕВА — начальника службы связи Октябрьской ж.д., НАУМОВА — начальника службы Южно-Донецкой ж.д., и других.

Помимо перечисленных лиц с ПОДЧЕПАЕВЫМ и МОИСЕЕВЫМ были связаны: ТЯГНИ-РЯДНО — начальник треста «Транссигналсвязьстрой». МАКСИМОВ — начальник завода «Транссигнал», КАМИНСКИЙ — начальник Стройтехснаботдела треста «Транссигналсвязи», и ряд других инженерно-технических работников, ведавших производством аппаратуры связи для транспорта.

В середине 1937 года ПОДЧЕПАЕВ сообщил МОИСЕЕВУ, что по заданию правотроцкистского центра в НКПС он связан с агентом немецкой разведки ДРАНГОВСКИМ, работавшим в Московском институте железнодорожного транспорта, и регулярно передает ему шпионские материалы о состоянии хозяйства связи.

Тогда же МОИСЕЕВ получил задание подготовить ряд материалов о технической оснащенности, мощности и пропускной способности крупнейших узлов и станций, имеющих оборонное значение.

МОИСЕЕВ составил и передал через ПОДЧЕПАЕВА для немецкой разведки список железнодорожных станций, оборудованных централизацией стрелок и сигналов с указанием количества стрелок и маршрутов движения поездов по каждой дороге в отдельности.

Одновременно УСТИНОВИЧ по заданию ПОДЧЕПАЕВА составил и передал для немецкой разведки схему связи по всей сети дорог.

МОИСЕЕВ показал, что по заданиям антисоветской организации он провел большую подрывную работу в хозяйстве связи на дорогах: задерживал составление строительных проектов по линии связи, срывал снабжение дорог необходимой аппаратурой и материалами, производил вредительский ремонт телеграфно-телефонных линий, срывал эксплуатацию новых видов аппаратуры связи, изобретенных и усовершенствованных научно-исследова-тельскими институтами. В целях организации крушения поездов МОИСЕЕВ давал умышленно запутанные, неправильные распоряжения по установке на дорогах аппаратуры связи и сигнализации, срывал строительство механической и электрической централизации, проводил вредительское устройство механизированных горок.

3.  ШПЕКТОРОВ — начальник дороги им. Молотова. Допрашивал: МАРТЫНОВ.

Сознался в принадлежности к антисоветской правотроцкистской организации и шпионско-диверсионной деятельности по заданиям польской и японской разведок.

Показал, что на дороге им. Молотова он возглавлял диверсионно-шпионскую организацию, созданную ранее бывшим начальником этой дороги ДРУСКИСОМ.

ШПЕКТОРОВ был связан с участниками антисоветского военного заговора в Забайкальском военном округе — ГРЯЗНОВЫМ, бывшим командующим войсками округа, и ШЕСТАКОВЫМ — бывшим начальником политуправления округа (осуждены).

Одновременно он входил в состав Читинской правотроцкистской организации, возглавлявшейся бывшим секретарем Читинского горкома ВКП(б) ЭЛЬКИНЫМ и бывшим начальником Читинского оперсектора НКВД ПЕТРОСЬЯНОМ (арестован) и принимал участие в диверсионно-вредительской деятельности антисоветской организации, существовавшей в тресте Вострансуголь и возглавлявшейся бывшим начальником этого треста АЛЛИЛУЕВЫМ (арестован).

Объединенная правотроцкистская организация проводила диверсионную и шпионскую работу по прямым заданиям японской разведки. Руководство шпионской деятельностью организации осуществлялось крупным японским шпионом — директором Департамента министерства путей сообщения Японии МИНАМИ, который был непосредственно связан с участником организации КРИЦЕМ — бывшим уполномоченным дороги им. Молотова.

Кроме того, участники организации были связаны с консулом Манчжоу-Го в Чите ИСИДА. Связь с ними поддерживали ШПЕКТОРОВ, ДРУСКИС и КРИЦ через специальных связников, жену ДРУСКИСА и ТИТОВА, бывшего начальника планового отдела управления дороги (арестованы).

Участники организации по заданиям японской разведки и центра правых разрушали паровозное хозяйство дорог, средства связи и водоснабжения, срывали угледобычу, в целях организации крушения поездов портили и разрушали путевое хозяйство.

Участники организации подготовляли повстанческие кадры из эсеров, белогвардейцев, кулаков с целью создания диверсионно-повстанческих отрядов на военное время для разрушительных действий в тылу Красной Армии.

Показаниями ШПЕКТОРОВА устанавливается, что в состав объединенной правотроцкистской организации был вовлечен ряд бывших видных эсеров: МУРАШКИН — бывший начальник службы пути, правый эсер, БАЛТЕНКО — бывший эсер, работал на дороге им. Молотова начальником службы связи, ФОМИН — бывший нач. стройконторы службы связи, правый эсер, и другие (все они арестованы), входивших ранее в состав эсеровской группы в Иркутске.

ШПЕКТОРОВ сознался, что шпионскую работу в пользу Польши он начал вести еще в 1928 году, находясь в Белоруссии и являясь участником контрреволюционной нацдемовской организации. В эту организацию, а также для шпионажа в пользу Польши ШПЕКТОРОВА завербовал СЛАВИНСКИЙ — бывший руководитель польской секции Коминтерна.

СЛАВИНСКОГО завербовала польская шпионка Славия ЦВЕЛТОВСКАЯ — бывшая жена польского посла в СССР ПАТЭКА.

Начальник Секретариата НКВД СССР старший майор государственной безопасности (ШАПИРО)

 



[1] Подпись заместителя наркома внутренних дел Фриновского.

[2] На левом поле имеется помета Сталина «x».

[3] На левом поле имеется помета Сталина «x».

[4] На левом поле имеется помета Сталина «x».

[5] Фамилия подчёркнута.

[6] Так в источнике.

[7] Фамилия подчёркнута.

[8] Фамилия подчёркнута.

[9] Фамилия подчёркнута.

[10] ПОУМ – Рабочая партия марксистского единства.

[11] ТКП – Трудовая крестьянская партия.

[12] Фамилия подчёркнута.

[13] Фамилия подчёркнута.

[14] КСК – Комиссия советского контроля.

[15] На левом поле имеется помета Сталина «x».

[16] На левом поле имеется помета Сталина «x».

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.