5. Сухопутные войска Красной армии к началу войны.

Сухопутные войска состояли из стрелковых, автобронетанковых (АБТВ), воздушно-десантных войск, артиллерии, кавалерии, инженерных, химических и войск связи, а также укрепленных районов (УР). Основную массу (55%) составляли стрелковые и воздушно-десантные войска, 23 — АБТВ, 8 — артиллерия, 6 — кавалерия, 4 — инженерные и УР, 3 — войска связи и менее 1% химические.

5.1. Стрелковые войска

Стрелковые войска состояли из управлений стрелковых корпусов, стрелковых, горнострелковых и мотострелковых дивизий, стрелковых бригад, отдельных полков, батальонов и рот в составе УР, а также небольшого количества местных стрелковых батальонов и рот. Управления стрелковых корпусов объединяли в своем составе, как правило, 2-3 стрелковых дивизии, хотя 34-й корпус имел 5 дивизий. Кроме того, в подчинении корпуса имелось 1-2 корпусных артиллерийских полка (32 корпуса имели по 2 артполка, остальные — по одному), зенитноартиллерийский дивизион, отдельные батальоны — саперный и связи, авиационная эскадрилья связи (которая имелась лишь в нескольких корпусах, хотя по штату полагалась всем). Несколько иной состав имели Особые корпуса. Так, такой корпус в ДВФ прикрывающий Сахалин, Камчатку и побережье Охотского моря, имел 2 стрелковые дивизии и 1 бригаду, как и 65-й, выполнявший аналогичную задачу по прикрытию побережья Прибалтики, а 9-й, прикрывающий Крым,— 2 стрелковые и 1 кавалерийскую дивизии (прил. 5.1.1).

Стрелковые дивизии должны были содержаться по штату мирного времени, а с угрозой начала войны переводиться на штат военного времени (прил. 5.2-3), но к 22 июня лишь 21 дивизия имела 14 тыс., 72 дивизии — по 12 тыс. и 6 — по 11 тыс. человек. Практически все они предназначались для действий на Западном ТВД. Остальные 99 дивизий содержались по штатам мирного времени в количестве 5-8 тыс. человек, а часть из них находилась в стадии формирования. Кроме того, дальневосточные дивизии имели в своем составе по танковому батальону в составе 54 легких танков. 2 мотострелковые дивизии (36-я и 57-я) отличались от стрелковых лишь большим количеством автотранспорта и меньшим количеством лошадей. Стрелковые бригады (2, 3, 8-я) отличались от дивизий наличием 2 стрелковых полков вместо 3 и 1 артполка вместо 2 (хотя в 8-й бригаде имелся даже 287-й танковый батальон), численность их составляла 6 100 человек. Другие подразделения бригад были почти аналогичны дивизионным частям. Бригады выполняли строго определенные задачи по сухопутной охране морских побережий (острова Сахалин, Моонзундского архипелага, полуострова и ВМБ Ханко). Всего с сентября 1939 г. до начала войны было развернуто 125 новых дивизий, многие из которых прошли через всю войну наравне со сформированными ранее (прил. 5.1.3). Из имевшихся 5 стрелковых бригад 3 (1, 4, 5-я) были обращены на формирование новых дивизий, вновь сформирована 8-я бригада. Имелось также большое количество отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов и рот в составе УР, значительная часть из которых содержалась по штатам мирного времени. Местные стрелковые подразделения, предназначенные для охраны складов, баз и других военных объектов, имели невысокую степень оснащенности и боеготовности. Кроме того, имелись батальоны и роты охраны штабов округов и армий.

5.2. Автобронетанковые войска

Автобронетанковые войска состояли из 29 управлений механизированных корпусов, 61 танковой и 31 моторизованной дивизий, мотоброневой бригады (9-й), 32 мотоциклетных полков (1—32-й, из которых 14-й и 15-й были запасными), отдельного танкового батальона (51-й), 8 дивизионов бронепоездов (1-4, 6-9-й) и 5-го батальона бронедрезин (прил. 5.2.1-2). Правда, есть сведения, что в составе КОВО имелись 5-й и 152-й отдельные танковые батальоны, но неясно, входили ли они в состав стрелковых дивизий. Кроме того, танковые полки и бронетанковые эскадроны подразделения входили в состав кавалерийских дивизий, в разведывательных батальонах стрелковых дивизий имелись танковые и бронеавтомобильные роты (помимо имеющихся в некоторых дивизиях танковых батальонов), в воздушно-десантных корпусах — танковые батальоны. Штаты корпусов и дивизий были определены

6 июля 1940 г., но ни одно соединение к началу войны полностью укомплектовано не было (прил. 5.2.3). Лишь 12 корпусов (1-8, 12, 15, 22, 30-й), 57, 59, 61-я танковые и 69, 82-я моторизованные дивизии можно считать относительно боеспособными по укомплектованности личным составом и танками, включая новые образцы. А такие корпуса, как 17-й и 20-й, более походили на усиленные стрелковые дивизии. Более того, ввиду отсутствия танков приняли решение оснастить некоторые дивизии артиллерийским вооружением до поступления танков из промышленности (26, 31, 38-я танковые, 210-я моторизованная и некоторые другие). В среднем обеспеченность автомобилями составляла 39, тракторами — 44, мотоциклами — 17, артиллерией большинство формирований было обеспечено на 40%. Большое количество танков старых образцов (около 30%) нуждались в среднем и капитальном ремонте. Укомплектованность командно-начальствующим составом составляла от 22 до 40%. Надо отметить, что принятие решения о формировании такого количества корпусов одновременно не было достаточно продуманным и не соответствовало возможностям промышленности, хотя по количеству танков (прил. 5.2.4) можно было полностью укомплектовать около 20 корпусов, но они изначально распределялись неравномерно (табл. 3), поскольку формировались из разного количества частей.

Таблица 3. Распределение танков по дивизиям некоторых корпусов

Механизированный

корпус

Дивизии

Танки

Всего

КВ

Т-34

Т-28

БТ

Т-26

Т-38

9

20 тд

36

30

6

35 тд

142

142

131 мд

122

104

18

12

23 тд

333

333

28 тд

210

210

202 мд

108

108

19

40 тд

158

19

139

43 тд

237

5

2

230

213 мд

55

42

13

22

19 тд

163

34

129

41 тд

415

31

383

1

215 мд

129

129

1

1 тд

376

15

51

205

105

3 тд

338

38

232

68

6

7 тд

368

51

150

125

42

4

8 тд

325

50

140

68

31

36

15

10 тд

365

63

38

61

181

22

14

30 тд

174

174

 

Как видно, и в самих корпусах танки между дивизиями распределялись неравномерно. Так, если в 10-й дивизии 15-го корпуса новых КВ и Т-34 было 63 и 38 соответственно, то в 37-й — 1 и 32. Почти штатную численность имели 1, 3, 7, 8-я танковые дивизии и некоторые другие, а 41-я танковая и 163-я моторизованная вместо штатных 375 и 275 танков имели по 415 и 331, причем в 41-й все КВ были с 152-мм пушкой. 1-й танковый батальон 19-го танкового полка 10-й дивизии кроме 31 КВ имел еще 5 БТ-7 и 3 бронемашины. Первые 8 корпусов формировались на базе большого количества частей, а для последующих корпусов бригад уже недоставало, и они формировались чаще всего из одной бригады, танкового полка кавалерийской дивизии или из отдельных танковых батальонов. Так, например, для формирования 7-го корпуса было привлечено управление 57-го стрелкового корпуса, 39-я и 55-я танковые бригады, 1-я моторизованная дивизия, мотоциклетный батальон и 8 танковых батальонов стрелковых дивизий, для 5-го — управление 51-го стрелкового корпуса, 15-я и 37-я танковые бригады, 109-я моторизованная дивизия, а вот 17-й корпус создавался на базе лишь 2 танковых батальонов. Причем в каждом округе принципы формирования корпусов были различны. В КОВО, к примеру, почти все корпуса первой (1940 г.) и второй (март 1941 г.) волн, кроме 19-го и 24-го, изменили состав или нумерацию дивизий. Так, 15-я дивизия 8-го корпуса стала 34-й, а 34-я 16-го корпуса — 15-й, 19-я 9-го корпуса получила номер 35-й, а 35-я 22-го корпуса — номер 19-й. Готовность корпусов КОВО была выше, чем в других округах, поскольку здесь было больше танковых частей, пошедших на создание корпусов, чем в других округах.

Остальные части АБТВ (51-й танковый батальон, 6 дивизионов и большинство отдельных бронепоездов) находились в западных округах и по одному в составе ДВФ и ЗКВО, а 5-й батальон бронедрезин входил в состав ДВФ. Дивизионы состояли, как правило, из 2 бронепоездов, причем их компоновка существенно отличалась, хотя элементы сохранялись. Так, каждый бронепоезд состоял из боевой части и базы. Последняя предназначалась для тылового обеспечения боевых действий бронепоезда и включала жилые и административные вагоны для повседневной деятельности и отдыха личного состава. А вот боевая часть, предназначенная для участия в боевых действиях, состояла из бронированного паровоза с рубкой командира бронепоезда, 2 бронеплощадок и 2-4 контрольных платформ, присоединяемых спереди и сзади для перевозки материалов для ремонта дороги и защиты от мин. Различие бронепоездов состояло именно в комплектации боевой части. Так, легкие бронепоезда имели на вооружении 76-мм орудия (от 2 до 4), 1-2 малокалиберных зенитных орудия, 6-8 станковых и 2-4 зенитных пулемета. Тяжелые бронепоезда вооружались орудиями калибра до 107-мм. Экипаж боевой части состоял, как правило, из командования, взвода управления, взвода броневых вагонов (башенные расчеты орудий и отделения бортовых пулеметов), взвода ПВО, взвода тяги и движения, взвода бронеавтомобилей, приспособленных для движения по железной дороге (2 БА-20 и 3 БА-10). Бронепоезд мог брать десант до стрелковой роты. Броня таких поездов имела толщину от 30 до 100-мм. Красная армия вступила в войну имея 53 бронепоезда, в том числе 34 легких. Кроме того, 25 бронепоездами располагали оперативные войска НКВД — всего 32 артиллерийские бронеплощадки, 36 моторных броневых вагонов и 7 бронеавтомобилей. Ну а 9-я мотоброневая бригада в составе автоброневого, стрелковопулеметного и разведывательного батальонов осталась в монгольских степях со времен Халхин-Гола и в дальнейшем была обращена на формирование 25-й механизированной бригады.

5.3. Воздушно-десантные войска

Воздушно-десантные войска оформились как войска лишь 12 июня, когда приказом НКО № 0202 было создано Управление воздушно-десантных войск. До этого они относились к ВВС, а затем к стрелковым войскам. Они состояли из 5 воздушно-десантных корпусов (1-5-го) и 1 отдельной бригады (202-й). Корпуса начали формирование 23 апреля в основном на базе начавших формирование ранее стрелковых дивизий, но в их состав включались и имеющиеся к тому времени бригады, сформированные в 1938 г. (201, 204, 211, 212, 214-я). Эти бригады имели небольшой боевой опыт. Так, 212-я бригада использовались на Халхин-Голе, 201, 204, 214-я — в «зимней войне» и в освободительных походах. Другие 10 бригад формировались вновь, и именно они оказались к началу войны небоеспособными, впрочем как и сами корпуса, в частности, из-за отсутствия средств для десантирования, так как принятое 4 июня решение о формировании при каждом корпусе 2 десантно-бомбардировочных полков не было воплощено в жизнь (прил. 5.3.1-2). Хотя для этого приказом НКО № 0034 5 тяжелобомбардировочных полков (1, 3, 4, 7, 250-й) передавались в распоряжение командиров воздушно-десантных корпусов, но 2 из них — 7-й и 250-й, требовали перебазирования, причем 250-й полк должен был прибыть в КОВО с Дальнего Востока. Большинство десантников, особенно пришедших со стрелковых и горно-стрелковых частей, совершило от 1 до 3 прыжков с парашютом, что говорит об их профессиональной подготовке.

5.4. Кавалерия

Кавалерия к началу войны состояла из 4 управлений кавалерийских корпусов, 9 кавалерийских и 4 горнокавалерийских дивизий (прил. 5.4). Резкое сокращение в предвоенный период кавалерийских соединений путем их переформирования в основном в механизированные корпуса и моторизованные дивизии (3-й и 4-й корпуса — в 6-й и 8-й механизированные, 19-я горно-кавалерийская дивизия — в 221-ю моторизованную и т.д.) не повлияло на боеспособность оставшихся, тем более что они все содержались в штатах, близких к военным. Дивизии имели в составе 1 танковый (64 танка) и 4 кавалерийских полка (каждый имел по 1 пулеметному и 4 сабельных эскадрона), конно-артиллерийский, зенитный и артиллерийский парковый дивизионы, отдельные эскадроны — саперный, связи, автотранспортный, ремонтно-восстановительный, химзащиты и санитарный. В горных дивизиях вместо танкового полка имелся бронетанковый эскадрон, зенитного дивизиона — батарея, автотранспортного батальона — рота и отсутствовал ремонтный батальон.

5.5. Артиллерия

Общий рост числа формирований затронул и артиллерию, которая подразделялась на войсковую и РГК. Войсковая составляла 92% всей артиллерии, ее части и подразделения входили в состав корпусов, дивизий, бригад и полков стрелковых, бронетанковых войск и кавалерии, а также в состав УР.

Артиллерия РГК состояла из формирующихся с 23 апреля 1941 г. 10 артиллерийских противотанковых бригад по 2 полка в каждой; 61 гаубичного и 14 пушечных артполков; 12 отдельных артдивизионов ОМ; 9 отдельных минометных батальонов; 2 отдельных тяжелых пушечных батарей. Артиллерийские части РГК были наиболее подготовленными и боеспособными, и лишь отсутствие в достаточном количестве средств тяги и автотранспорта (обеспеченность специальными тягачами составляла 20%, остальное — трактора и автомобили) снижало их возможности. Так, из-за отсутствия достаточных средств тяги и их низких технических характеристик (скорость транспортировки тяжелых орудий тракторами ЧТЗ-60 и ЧТЗ-65 составляла 5 км/час) были потеряны в Дубно 27 орудий Б-4 529-го гаубичного полка РГК. На вооружении 33 гаубичных полков состояли 203-мм гаубицы Б-4, 8 дивизионов — 280-мм мортиры Шнейдера и Бр-5, 1 пушечный полк и 2 батареи имели пушки Бр-2, остальные — 152-мм гаубицы и гаубицы-пушки. Только за год, с февраля 1940 г. добавилось 33 корпусных, 10 пушечных и 30 гаубичных РГК, 20 противотанковых артполков и 2 дивизиона ОМ, не считая полков, входящих в состав дивизий. Особенно значимым было создание достаточно мощных противотанковых бригад, которые, как и остальные части артиллерии, ощущали недостаток средств тяги и подвоза. Да и провести обучение в достаточном объеме в бригадах не успели. Отдельные минометные батальоны РГК имели на вооружении 120-мм минометы.

Достаточно сильно была представлена к началу войны войсковая артиллерия. Практически все, за редким исключением, стрелковые дивизии, кроме танковых и моторизованных, имели по 2 полка — легкому и гаубичному, противотанковые, зенитно-артиллерийские и артиллерийские парковые дивизионы, не считая полковой и батальонной артиллерии. Правда, насыщенность минометами среднего и крупного калибра была явно недостаточная, а 50-мм минометы не могли составить им конкуренцию.

Артиллерийские системы составляли единственный вид вооружения, мобилизационная потребность в котором могла быть покрыта почти полностью при развертывании воинских формирований по мобилизационному плану (прил. 5.5), за исключением зенитных и противотанковых орудий. Все зенитные артполки и большая часть зенитных артдивизионов подчинялись командованию ПВО, а корпуса и дивизии Сухопутных войск имели в своих составах зенитные дивизионы и батареи, хотя и не все. Часть зенитных полков и дивизионов находились в стадии формирования.

5.6. Укрепленные районы

Укрепленные районы (общим количеством 59) имелись во всех приграничных округах, кроме САВО, из них постоянные гарнизоны имели 41 (в том числе на западных границах 25). Но если на Южном и Дальневосточном ТВД их инженерное оборудование и оснащение позволяло считать их боеготовыми, то из 43 УР западных округов 4 района находились в стадии планирования, 15 не имели гарнизонов и лишь 13 можно считать относительно боеготовыми (прил. 5.6). Основная группа УР (13) западных округов была построена в 1929-1937 гг., причем их насыщенность долговременными огневыми точками (дотами) была довольно высокой. Так, например, Летичевский УР, занимающий по фронту 125 км, имел 63 дота, 11 орудийных полу капониров, 3 артиллерийские площадки и, кроме того, имелось 22 КП и НП, 14 убежищ, 19 узлов связи. Остальные 8 УР, которые строились в 1938-1939 гг. до перемещения границы, были доведены до 59% стадии готовности. На их строительстве работало 285 различных саперных и строительных батальонов, 25 рот, 17 автомобильных батальонов (всего около 130 тыс. человек), привлекались также стрелковые войска. Например, 188-й саперный батальон Сибирской 107-й стрелковой дивизии встретил войну на строительстве УР в полосе 10-й армии и лишь в начале июля воссоединился с прибывшей под Смоленск своей дивизией.

Для оснащения УР и повышения боевой готовности планировалось дополнительно развернуть 110 пулеметноартиллерийских батальонов и 16 рот, 6 артиллерийских дивизионов и 16 батарей, 6 рот связи, 13 саперных рот и другие подразделения обеспечения для 13 УР. Причем на новой границе эти мероприятия должны были закончиться к 1 июля, на старой — к 1 октября, но этого не получилось, и укомплектованность личным составом от штатной численности составила 34% командного, 28% сержантского и 47% рядового состава. Далеко не все вооружение УР, находящееся на консервации, было вновь смонтировано. Привлечение же таких крупных сил и средств, отвлечение инженерных подразделений от действительно необходимых работ по инженерному оборудованию позиций в глубине округов явно себя не оправдывало, поскольку опыт прорыва сильно укрепленных позиций, таких как линии Маннергейма и Мажино, в первую очередь возможность их обхода, должен был заставить перенацелить усилия на другие направления по созданию прочной обороны. В состав УР, как правило, включались от 1 до 10 (по плану) пулеметно-артиллерийских батальонов и 1-2 артдивизиона или артполк, а в некоторые и отдельные стрелковые батальоны и даже отдельные стрелковые полки, но к началу боевых действий ни один УР на западной границе до штатной численности доведен не был. Почти все они вступили в войну с кадровыми частями (там, где они были), содержащимися в штатах мирного времени. К примеру, Владимир-Волынский УР № 2 имел 4 кадровых пулеметноартиллерийских батальона (19, 20, 145, 146-й) и 2 артдивизиона (85, 92-й), а 2 батальона, которые планировалось развернуть, так и остались лишь в планах.

5.7. Войска связи

Войска связи являлись наиболее слабым звеном в общей структуре Вооруженных сил не только из-за того, что были слабо оснащены техникой и личным составом и укомплектованы по штатам мирного времени на 40-45%, но и из-за того, что частей и подразделений связи явно не хватало для решения задач, стоящих перед ними. Слишком большой упор делался на использование проводных средств связи, причем основными являлись воздушные линии наркомата связи, и мало уделялось внимания радиосредствам. Остро стоял вопрос обеспеченности радиостанциями бронеобъектов и авиации, которые монтировались далеко не на всех танках и самолетах, и их качественные параметры были невысокими. Большинство образцов техники связи устарело. Из радиостанций фронтового звена лишь 25% было нового образца, дивизионного — 11, полкового — 37, и лишь в армейском звене этот показатель составлял 76%. Но даже их не хватало. Так, обеспеченность радиосредствами в звене Генштаб—фронт составляла 35, армия—корпус — 11, в дивизиях — 62, полках — 77, батальонах — 58%. Широко использовалась фельдъегерско-почтовая связь, но и здесь недоставало автомобилей и мотоциклов. Автомобилей не хватало и для монтирования на их базе радиостанций и телефонно-телеграфных станций, для которых приходилось использовать конную тягу.

Войска связи насчитывали 19 полков (14 окружных и 5 армейских), 25 отдельных линейных батальонов связи, 16 отдельных радио дивизионов, в том числе ОСНАЗ, 4 отдельные роты. Каждая кадровая часть довоенного формирования с началом войны должна была развернуть от 8 до 14 частей связи, что со многими и произошло, хотя многие из планируемых к формированию частей понизили свой статус из-за острой нехватки средств связи и подготовленного личного состава. Практически все имевшиеся отдельные батальоны окружного и армейского подчинения составили в дальнейшем базу для развертывания полков связи. На фоне слабой подготовки и оснащенности вооружением всех войск связи по этим и другим параметрам в лучшую сторону выделялись радиодивизионы ОСНАЗ.

Все стрелковые и механизированные корпуса и дивизии, в том числе и танковые, имели в своем составе батальоны связи, полки — роты, батальоны — взводы, в УР имелись батальоны и роты. В состав кавалерийских корпусов входили дивизионы связи, кавалерийских дивизий — эскадроны связи, полков — полуэскадроны. Рост же числа частей связи и их оснащение не успевали за быстрым ростом числа объединений и соединений родов войск. Слабой была и подготовка личного состава войск связи, причем как рядового, так и начальствующего.

5.8.    Инженерные войска

Инженерные войска состояли из войсковых подразделений, входящих в состав корпусов дивизий и полков, а также частей РГК окружного и армейского подчинения в количестве 18 инженерных, 16 понтонно-мостовых полков и около 50 отдельных батальонов различного назначения (понтонно-мостовых, саперных, инженерных, в том числе моторизованных). Все они содержались в сокращенном составе, укомплектованность командным составом составляла 40-65%, сержантским — от 30 до 80%. В западных приграничных округах находилось 10 инженерных и 10 понтонно-мостовых полков, 9 отдельных батальонов. Немало их было сосредоточено и на Дальнем Востоке и в Забайкалье — 9 полков и 6 батальонов. Для проведения различных строительных работ имелись управления полевого строительства, объединявшие, в зависимости от выполняемых работ, инженерные части различного назначения.

В целом готовность инженерных частей была невысокой из-за слабой оснащенности их техникой (до 50%), содержанием их в штатах мирного времени (до 65% от военного) и тем, что значительная часть корпусных и дивизионных саперных батальонов (около 110, в том числе 35 дивизионных и 6 корпусных из внутренних округов) находилась на оборонном строительстве в западных приграничных округах. Ощущалась острая нехватка средств минирования и заграждения. Так, противотанковых мин имелось лишь 28% от потребности, противопехотных — 12, колючей проволоки — 32%. Явно недоставало переправочных средств, особенно тяжелого парка для переправы танков.

Саперные подразделения, штатная структура которых существенно различалась, имели практически все части Сухопутных войск, в том числе кавалерийские и УР. Так, саперный батальон стрелкового корпуса (901 человек) имел 3 саперные и 1 техническую роты, переправочный парк, саперный батальон стрелковой дивизии (521 человек) вместо технической роты имел 2 взвода, а в горно-стрелковой дивизии батальон состоял из 2 саперных и 1 парковой рот, технического взвода. Стрелковый полк имел роту (96 человек) в составе 2 взводов, отделения питания и станции водоснабжения, а кавалерийский полк — саперный взвод (в дивизии — эскадрон). Воздушно-десантная бригада имела в составе роту, парашютно-десантный батальон — взвод.

Наиболее обеспеченными в инженерном отношении были автобронетанковые войска. В состав механизированного корпуса входил моторизованный инженерный батальон (664 человека), имевший на вооружении из крупной инженерной техники 18 грейдеров, 6 бульдозеров, 2 электростанции, 13 мотопил. Танковая дивизия имела в составе моторизованный понтонно-мостовой батальон (832 человека), моторизованная — легкий инженерный батальон (402 человека). Понтонные батальоны имели на вооружении разработанные еще в 1932-1936 г. переправочные парки МПА-3 (МдПА-3), Н2П, НЛП.

Первые из этих парков грузоподъемностью 14 и 16 т являлись штатными парками стрелковой дивизии. Парк НЛП состоял из понтонов (лодок) грузоподъемностью 5 т каждая и перевозился 30-32 автомобилями ЗИС-5. Тяжелый парк Н2П мог использоваться и как наплавной мост, и как отдельные паромы грузоподъемностью 60 т. Его перевозка осуществлялась 85 автомобилями ЗИС-5 или 30 тракторами с 83 прицепами. В 1939 г. на вооружение был принят еще более тяжелый парк СП-19 грузоподъемностью 120 т.

Для инженерного обеспечения действий войск использовались экскаваторы, грейдеры, скреперы, бульдозеры, канавокопатели и прочие машины, большинство из которых были созданы на базе трактора С-60. Электротехническое оборудование было представлено электростанциями АЭС-1, 2, 3, 4 (3-24 кВт) на 2 грузовиках, станцией высокого напряжения АЭ-1 (29 кВт, 1 000 В). Кстати, все вышеперечисленные средства состояли на вооружении всю войну. Кроме того, имелось большое количество минно-взрывных средств, шанцевого инструмента, мотопомп, лодок, колючей проволоки и прочего имущества, но не хватало катеров, забортных двигателей для моторизации переправ, электростанций, землеройных, дорожных и лесозаготовительных средств.

Артиллерийские полки и дивизионы РГК, а также тяжелые корпусные полки имели в своем составе по саперному взводу, а противотанковые бригады — минно-саперный батальон (2 саперные роты и парковая рота минирования и заграждения).

5.9.    Химические войска

Химические войска являлись самыми малочисленными войсками, и 70% обеспеченности материальной частью их подразделений не сильно отражалось на общей боеспособности войск. Имевшиеся к началу 1940 г. 3 огнеметные танковые бригады были обращены на формирование танковых дивизий с имеющейся в них материальной частью. Но ход боевых действий показал, что все-таки мало внимания уделялось оснащению войск огнеметными средствами, аппаратами для дымопуска и другой спецтехникой. Взводы ПХО и огнеметные команды имелись в полках, а в армиях, корпусах и дивизиях — дегазационные роты (иногда взводы) и около 50 дегазационных батальонов и батальонов ПХО (часть из них называлась батальонами химического отпора) окружного и армейского подчинения. На вооружении огнеметных подразделений состояли тяжелые огнеметы ФОГ-2. Огнеметная команда стрелкового полка состояла из 2 отделений, имевших на вооружении 20 ранцевых огнеметов РОКС-2.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.