6. Военно-воздушные силы.

Военно-воздушные силы, как и все Вооруженные силы, с мая 1940 г. подверглись значительному реформированию. Существовавшие ранее 3 армии особого назначения положили начало образованию дальнебомбардировочной авиации Главного командования (ДБА ГК), составлявшей 13,5% от общей численности ВВС. Остальная авиация подразделялась на авиацию окружного (40,5%), армейского (43,7%) и корпусного (2,3%) подчинения (прил. 6.1-2). Такая структура управления крайне негативно отразилась в последующем на действиях ВВС в целом, особенно в борьбе за господство в воздухе, которое фактически было утрачено на долгие два года.

ДБА ГК состояла из 5 дальнебомбардировочных авиакорпусов (1—5-й) и 3 отдельных дивизий (18, 26, 30-я) в составе 13 дальнебомбардировочных дивизий (44 полка) и 5 дивизий двухмоторных истребителей (в стадии формирования) по 2 дальнебомбардировочных и 1 истребительной дивизии в каждом корпусе. Остальные 61 дивизия и 5 бригад подчинялись командованию ВВС округов и армий. Причем 7 истребительных дивизий и 6 отдельных полков (всего 40 полков) выделялись в интересах ПВО, часть из которых вошла в состав вновь формируемых 6-го (24-я и 78-я дивизии — 11 полков) и 7-го (9 полков из 3-й и 54-й дивизий) истребительных авиакорпусов ПВО для обороны Москвы и Ленинграда. Оба корпуса начали формирование 20 июня. 36-я дивизия выполняла функции ПВО Киева, 27-я и 69-я — Баку (28 июля на их базе образован 8-й истребительный корпус ПВО). Фронтовая и армейская авиация насчитывала 9 бомбардировочных, 35 смешанных и 10 истребительных авиационных дивизий. В состав дивизий входило 3-5 однотипных или различных авиаполков (прил. 6.4). Из всех 79 дивизий 20 находились в стадии формирования. Кроме того, осталось 5 бригад. Всего на начало войны в ВВС состояло 20 662 исправных самолета, в том числе 15 599 боевых. Только за год, с июня 1940 г., количество полков выросло почти вдвое — со 185 до 355. К 22 июня из всех полков полностью боеспособными были 218, 50 оснащались боевой техникой и приступали к ее освоению, остальные полки не имели материальной части и лишь частично были укомплектованы личным составом. Причем все дальнебомбардировочные полки, даже начавшие формирование в начале 1941 г., практически были сформированы и готовы. Несогласованная поставка новой техники и непродуманная организация освоения ее личным составом привели к тому, что ряд полков в западных приграничных округах имели двойной комплект самолетов, т. е. на каждого летчика приходилось по 1,5-2 самолета. Так, 149-й истребительный полк 64-й дивизии имел 67 старых истребителей И-16 и И-153, 64 новых МиГ-3, 55-й истребительный полк 20-й дивизии — 54 И-153 и И-16, 62 МиГ-3. Всего в западных приграничных округах самолетов было на 1 196 больше, чем подготовленных экипажей, хотя по общему количеству летчиков вполне доставало на все боевые самолеты (7 555 летчиков на 6 781 самолет). В это же время многие полки других округов имели некомплект до 40% материальной части, причем в подавляющем большинстве они располагали только самолетами старых типов. Так, на 2 837 самолетов в этих округах приходилось 3 306 летчиков, а в ЗБВО и ДВФ на 2 785 самолетов приходилось лишь 2 702 летчика. Появились сформированные из отдельных эскадрилий, разведывательные полки, перевооружались штурмовые полки, ни один из которых не был до конца готов из-за отсутствия материальной части и подготовленных летчиков. Из штурмовых лишь один полк (4-й) имел полностью на вооружении новые Ип-2, хотя по количеству этими самолетами можно было оснастить минимум 4 полка. А так в качестве штурмовиков в большинстве своем использовались истребители И-153, И-15бис, ДИ-6, в качестве разведчиков — устаревшие Р-5, Р-10, Р-2, СБ. Специализированные разведчики Як-4 составляли единицы. На новые 1 448 самолетов переучивалось лишь 208 экипажей. Например, 42-й истребительный авиаполк имел 100 самолетов и лишь 24 обученных летчика, а 15-й полк на 54 истребителя МиГ-1 — 23 летчика.

Ощущалась нехватка аэродромов, хотя их строительство шло усиленными темпами (в постройке находилось 135). Всего в западных округах на 116 полков имелось 477 аэродромов, но лишь 95 постоянных, остальные оперативные, использование которых предусматривалось при начале боевых действий. Это привело к скученности самолетов на части аэродромов, на которых базировалось по 2-3 полка. К тому же некоторые из них находились вблизи границы, в пределах досягаемости огня артиллерии (аэродромы Долубово — 10 км, Чунев — 15 км, Черновицы — 20 км и т. д.), что повлекло тяжелые потери в первые часы войны, причем было потеряно 70% самолетов новых типов, состоящих на вооружении в дивизиях приграничных округов. В довершение ко всему самолеты не были рассредоточены и замаскированы, а часть новых образцов — и собраны. Так, из 409 самолетов самой мощной дивизии ВВС Красной армии — 9-й, к концу дня 22 июня осталось 62, остальные почти все были потеряны на земле. Тогда же 10-я дивизия этого же Западного округа из 231 самолета потеряла 180, 11-я из 199 — 127. Такие потери уже на следующий день заставили покончить с собой командующего ВВС округа генерал-майора И. И. Копца, а его заместитель генерал-майор А. И. Таюрский был арестован и расстрелян, как и командующий ВВС Юго-Западного фронта генерал-лейтенант Е. С. Птухин и командир 9-й дивизии генерал-майор С. А. Черных. В Прибалтийском округе 8-я дивизия потеряла только на земле 156 самолетов (67 МиГ-3, 20 И-16, 59 И-153, 10 И-15). Эскадрильи большинства механизированных и стрелковых корпусов к выполнению своих задач по организации воздушной разведки и связи практически готовы не были из-за отсутствия материальной части и подготовленного личного состава, и почти все были расформированы или переформированы в первые два месяца войны.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.