14. Краткая историческая справка о судьбе кадровых объединений и соединений, имевшихся в Красной армии на 22 июня 1941 г.

В перечне (прил. 14.1) указаны все воинские объединения и соединения 1-го формирования или переформированные из таковых. Возникающая часто путаница с номерами, в частности дивизий, связана с тем, что они имели по 2-4 формирования в ходе войны, особенно в два первых года (прил. 14.4). Например, номер 29-й имели 4 разные дивизии: кадровая моторизованная погибла в июне 1941 г. под Белостоком, другая, преобразованная в сентябре из 7-й дивизии народного ополчения Бауманского района Москвы, погибла в октябре того же года под Вязьмой, третья, сформированная летом 1942 г., после Сталинграда получила наименование гвардейской 72-й и лишь сформированная из отдельных стрелковых бригад осенью 42-го четвертая 29-я закончила войну в Прибалтике. Но, пожалуй, больше всего не везло дивизиям с номером 140 — три из них погибли: кадровая — в июле 1941 г. на Украине, получившая этот номер 13-я дивизия народного ополчения Ростокинского района Москвы — под Вязьмой, сформированная весной 1942 г. — в августе того же года на Южном фронте и лишь сформированная в декабре того же года Сибирская дивизия НКВД под этим номером закончила войну в Чехословакии. Хотя были и «счастливые» номера дивизий, например такие, как 1, 96, 119, 120, 127, 136, 153, имевшие по три формирования, два первых из которых получили гвардейские звания (2 дивизии с № 1 стали гвардейскими 1-й и 58-й, с № 96 — 14-й и 68-й и т. д.).

Встречались дивизии-«двойники», к примеру 2-я, 160-я и 186-я. Так, 2-я Московская стрелковая находилась в МЗО, другая 2-я (получившая затем номер 109-й), образованная из 2-й Одесской кавалерийской, сражалась в Севастополе, а третья с этим же номером формировалась в Архангельском округе. Кадровая 160-я дивизия воевала с начала войны и в апреле 43-го была преобразована в 89-ю гвардейскую, а получившая в октябре 41-го общевойсковой номер 160 6-я дивизия народного ополчения Москвы воевала почти рядом со «старшей сестрой» до конца войны. А вот 186-я кадровая прошла всю войну под своим номером, имея с сентября 1941 г. по июнь 1943 г. дивизию с тем же номером на Карельском фронте, образованную из 1-й «Полярной» дивизии народного ополчения г. Мурманска, которая в июне 1943 г. получила номер 205.

Часть дивизий, особенно попавших под первый удар германской армии, например 5, 6, 10, 11, 33, 45, 48, 99-я и некоторые другие, потерявшие до 95% личного состава и практически всю материальную часть, были, по существу, заново сформированы, но поскольку не исключались из списков РККА, присутствуют в данном перечне как просуществовавшие всю войну. К ним можно отнести и бывшие прибалтийские национальные 179, 180, 182, 183-ю дивизии, которые в июле практически полностью изменили свой состав, но сохранили номера. А вот знаменитая 24-я Железная Самаро-Ульяновская стрелковая как утратившая боевое знамя и погибшая в боях, была исключена из списков РККА. И хотя вновь сформированная в декабре 1941 г. 24-я (бывшая 412-я) дивизия получила то же наименование и вернула себе то же боевое знамя, в списке она отсутствует.

Воздушно-десантные корпуса имели также по 2-3 формирования, и почти все они в начальные 1,5 года войны были преобразованы в гвардейские стрелковые и воздушно-десантные дивизии. Так, первый 5-й корпус в августе 1942 г. преобразуется в 39-ю гвардейскую стрелковую дивизию, а второй в декабре того же года — в 7-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию (хотя официально корпус существования не прекращал). А 2-й корпус, разгромленный в сентябре и восстановленный в декабре 1941 г., в мае 1942 г. стал 32-й гвардейской стрелковой дивизией.

Из танковых дивизий лишь 61-я не претерпела никаких изменений, остальные же или погибли, или расформированы, или переформированы, включая созданные в июле 1941 г. 12 танковых дивизий. Исключение составляет 111-я, находившаяся бок о бок с 61-й всю войну в Монголии. Меньше всего подверглись различным реформированиям кавалерийские дивизии — из 13 кадровых 2 погибли, 3 были расформированы весной-летом 1942 г., 8 прошли всю войну, 6 из них стали гвардейскими.

В перечень не включены авиационные соединения, поскольку их состав был непостоянен и штабы дивизий объединяли полки чаще всего на непродолжительное время, даже в дивизиях ДБА, а к более или менее постоянному составу они пришли лишь в 1943 г., но номера дивизий были уже другими. Исключение составляют лишь несколько дивизий в составе авиации дальнего действия Забайкальского и Дальневосточного фронтов, находившихся там всю войну, таких как 29, 30, 32, 33, 34, 50-я и т. д. Часть других дивизий поменяла свои номера и наименования, причем неоднократно, как, например, 26-я.

ВМФ вел боевые действия в основном легкими силами и подводными лодками, поэтому потери среди них были больше, хотя, в общем, интенсивность боевых действий на море была значительно ниже сухопутных. Однако широко использовались подразделения морской пехоты и артиллерия, причем не только в прибрежных районах. До конца года было создано 10 бригад, 5 полков и около 20 отдельных батальонов морской пехоты, не считая переданных в Сухопутные войска 25 стрелковых бригад, сформированных из моряков. Существенно повысилась интенсивность боевых действий морской авиации, возросли ее роль и численность. Были созданы несколько отдельных полков и еще 2 бригады, ряд эскадрилий развернули в полки.

Вопрос о номерах, которые имели воинские формирования Вооруженных сил СССР, требует отдельного освещения вследствие часто возникающей путаницы в определении принадлежности воинских частей, поэтому мы попытались создать определенную систему в их определении. До июля 1938 г. номера полков и других подразделений корпусов и дивизий вычислялись просто — все стрелковые полки дивизий были кратны 3, т. е. номер дивизии умножался на 3 — по количеству полков, а все артполки и другие подразделения или имели номер, соответствующий номеру корпуса или дивизии, или были без номеров. Например, 8-й корпусной артполк 8-го стрелкового корпуса, отдельный саперный батальон 39-го стрелкового корпуса, 94, 95, 96-й стрелковые полки, 32-й артполк, отдельный разведывательный батальон 32-й стрелковой дивизии, которые после изменения нумерации стали соответственно 231-м корпусным артполком, 63-м саперным батальоном, 17, 113, 322-м стрелковыми полками, 133-м артиллерийским полком, 12-м разведывательным батальоном. До 1937 г. корпуса имели номера с 1-го по 20-й, а затем появилась практика присваивать вновь формируемым корпусам номер одной из дивизий, в него входящей. Так появились 26, 39, 56, 57, 59-й корпуса и лишь в конце 1939 г. эти пробелы начали заполняться.

С управлениями армий вопрос практически ясен, хотя некоторые из них имели в период 1939-1945 гг. несколько формирований. Только управление 13-й до 22.06.41 имело их 3, последнее из которых просуществовало всю войну. По два формирования до 22 июня имели управления 7, 9, 12, 15-й армий.

Управления стрелковых корпусов имели к началу войны номера с 1-го по 69-й, но 8 номеров (38, 43, 46, 54, 56, 57, 60, 68) отсутствовало по различным причинам. Так, управление 57-го корпуса 1-го формирования в июле 1939 г. было преобразовано в 1-ю Армейскую группу (будущая 17-я армия), управление 57-го корпуса 2-го формирования в июле 1940 г. было обращено на формирование 7-го механизированного корпуса. Также управление 56-го корпуса стало управлением 7-й армии, 46-го корпуса в апреле 1941 г. — управлением 2-го воздушно-десантного корпуса, 43-го — управлением 25-й армии. Управления 38, 54, 60, 68-го корпусов существовали лишь в планах и были развернуты сразу в управления 1, 3, 5, 4-го воздушно-десантных корпусов. Без номера был Особый корпус ДВФ (в июле 1943 г. переформированный в 16-ю армию). Присвоение номеров корпусам шло не по порядку. Так, корпуса с номерами в промежутке 40-46-й возникли лишь в 1940 г., когда уже существовали номера выше. Некоторые управления корпусов до 22 июня формировались дважды, после обращения их в управления механизированных корпусов (47, 49, 51, 55-й). Новое создание корпусов началось в 1942 г., но массовый характер приобрело в следующем году, и лишь 4 управления корпусов просуществовали неизменно всю войну — 26, 39, 58, 59-й.

Стрелковые, горно-стрелковые, мотострелковые и моторизованные дивизии имели на начало войны номера с 1-го по 240-й, но и здесь отсутствовало 11 номеров (201, 203, 207, 211, 223, 224, 225, 226, 230, 231, 234-й). Их отсутствие определяется теми же причинами, что и корпусов, хотя все они начинали формирование в феврале — марте 1941 г., но с принятием 23 апреля решения о формировании 5 воздушно-десантных корпусов они были расформированы или переформированы: по 2 дивизии в Московском (224, 231-я), Орловском (211, 230-я), Уральском (223, 234-я), Сибирском (201, 225-я), и по 1 дивизии в Харьковском, Приволжском и Северо-Кавказском (226, 203, 207-я) округах. Этим же Постановлением 10 стрелковых дивизий были переформированы в горнострелковые (3 в Закавказском — 47, 138, 9-я, 4 в Киевском — 58, 60, 72, 96-я, по 1 в Одесском, Среднеазиатском, Северо-Кавказском — 30, 194, 28-я). Так, например, 225-я (передислоцированная из Сибирского округа), 226-я, 230-я дивизии были переформированы соответственно во 2, 3, 4-ю воздушно-десантные бригады. Нумерация стрелковых (горно- и мотострелковых) полков всех дивизий и бригад была с номера 1-го по 895-й, но общее их количество составляло 746 (включая полки танковых дивизий и УР). Много номеров отсутствовало, в основном после № 400. Несколько полков имели одинаковые номера, например 335-й носили два разных полка в 8-й стрелковой бригаде и 58-й горно-стрелковой дивизии. Мотострелковые полки танковых дивизий имели номера с 1-го по 61-й, но, к примеру, 24-й полк 36-й мотострелковой дивизии и 24-й полк 24-й танковой дивизии — это разные части, так же как 27-й полк 7-й моторизованной и 27-й полк 27-й танковой дивизий. Вновь формируемые воздушно-десантные бригады имели номера с 1-го по 10-й, 6 старых бригад остались со старой нумерацией.

Механизированные корпуса имели номера с 1-го по 30-й (кроме 29-го корпуса генерал-майора танковых войск М. И. Павелкина, расформированного 7 мая). Номера танковых дивизий соответствовали их количеству. Входящие в состав танковых дивизий танковые полки, как правило, имели номера, кратные двум от номера дивизии (к примеру, в 42-й дивизии — 83, 84-й полки), хотя были и исключения (16-я дивизия — 31, 149-й полки; 29-я — 57, 59-й, 60-я — 120, 121-й и т. д.). Номера мотострелкового и гаубичного полков, а также других подразделений дивизии соответствовали ее номеру. Всего было 162 танковых полка (с полками кавалерийских дивизий), причем часть из них входила в состав мотодивизий, но большинство этих полков имели лишь номера и являлись, по существу, артиллерийскими или мотострелковыми. Их номера составляли непрерывную цепь с 1-го до 149-го, но иногда повторялись (14-е полки в 7-й танковой и 15-й моторизованной дивизиях, 30-е полки в 15-й танковой и 9-й кавалерийской дивизиях и т. д.), а 405-й полк 7-й моторизованной дивизии вообще выпадал из этого ряда.

В кавалерии практически существовали в довоенное время почти все номера корпусов с 1-го по 7-й, дивизий — с 1-го по 36-й, и бригад — с 1-го по 9-й, но большинство из них были расформированы или переформированы в период с января 1938 по март 1941 г., в том числе и заслуженные, прошедшие через Гражданскую войну и последующие военные конфликты, как, например, 1-й корпус Червонного казачества, 1-я ордена Ленина и 2-я дивизии Червонного казачества (бывшие в Гражданскую войну 8-й и 17-й), 4-я Донская краснознаменная казачья им. Ворошилова, 7-я Самарская им. Английского пролетариата, 11-я Оренбургская краснознаменная им. Морозова, 12-я Кубанская (бывшая 6-я бригада), 15-я Забайкальская (бывшая 5-я бригада) дивизии, 19-я Узбекская ордена Ленина горно-кавалерийская (бывшая 6-я бригада), 1-я Особая краснознаменная бригада. Да и управления 3-го и 4-го корпусов имели по 3 формирования. Одно время, в середине 20-х годов, 11-я и 14-я имели номера 8-й и 10-й соответственно, пока не начали формироваться новые дивизии вплоть до номера 21, на котором РККА остановилась в Гражданскую войну. Вместе с тем, в период 1935-1940 гг., формировались дивизии с номерами 22-36-й, часть которых, не успев укомплектоваться, были расформированы, некоторые просуществовали 1-2 года (25, 26, 28, 31, 34-я и другие) и приняли участие в операциях довоенного периода (походы в Западную Белоруссию, на Западную Украину, в Бессарабию), и лишь 3 дивизии (24, 32, 36-я) участвовали в Великой Отечественной войне. Кстати, уже после начала войны были восстановлены 4-я и 11-я дивизии, уже по иному штату, но с прежними наименованиями. Нумерация полков и других подразделений в дивизиях осталась без изменений с 1938 г., и переформированные из кавалерийских танковые полки получили номера в общем ряду кавалерийских полков. Поэтому, к примеру, 44-й танковый полк 3-й кавалерийской дивизии и 44-й полк 22-й танковой дивизии — это разные части, так же как 35-е полки 6-й кавалерийской и 18-й танковой дивизий. Иногда танковые полки кавалерийских дивизий назывались механизированными, даже после переименования механизированных частей в танковые.

Нумерация артполков была единой (артполки стрелковых, моторизованных, горно-стрелковых дивизий и бригад, РГК, ПВО, УР) — с 1-го по 757-й, но их общее число составляло около 730 с небольшим количеством пропусков номеров, часть полков находились в стадии формирования. В танковых дивизиях гаубичные полки имели номера с 1-го по 61-й, но, к примеру, 14-й гаубичный полк 14-й танковой дивизии и 14-й полк 48-й стрелковой дивизии — это разные части. В дальнейшем практически все формируемые полки изменили структуру и наименование, особенно зенитные, которые переформировывались в противотанковые.

Все УР имели свои номера и названия, причем для каждого округа выделялась определенная группа номеров. Так, в КОВО УР имели номера с 1-го по 17-й (без 16-го), на Дальнем Востоке — со 101-го по 112-й (без 109-го), в Одесском округе — с 80-го по 86-й (без 85-го) и т. д. Название присваивалось по месту расположения УР, например Мурманский УР № 23. Позже этот порядок был нарушен, и ряд от 1-го до 163-го был на 2/3 заполнен, но никогда не существовало таких номеров, как 18-20, 56-68, 87-89, 92-100, 120-149 и некоторых других.

Полки связи имели номера с 1-го по 58-й, но с большими промежутками, так же как батальоны до № 954 (в том числе входящие в состав дивизий и корпусов). Инженерные и понтонные полки имели номера до 38-го, не составлявшие единого ряда. Саперные батальоны имели номера до 615-го, не составлявшие единого ряда, и иногда повторявшиеся номера. Понтонные батальоны имели свою нумерацию (1-50-й), а моторизованные понтонные — от 1-го до 61-го, основная часть из которых входила в состав танковых дивизий.

В ВВС дивизии имели номера с 1-го по 79-й, бригады остались со старой нумерацией, полки — с 1-го по 321-й, но часть номеров, особенно 3-4-й сотни, вообще отсутствовала, а многие полки с номерами до 60-го имели одинаковый номер, но различное наименование (13-й истребительный авиаполк 31-й смешанной дивизии и 13-й скоростной бомбардировочный полк 12-й бомбардировочной дивизии; 41-й истребительный авиаполк 7-й и 41-й скоростной бомбардировочный полк 9-й смешанных дивизий и т. д.). А вот номер 12 имели, помимо дальнебомбардировочного, 3 (!) истребительных полка, 2 из которых зимой получили другие номера (486, 739-й). Некоторые полки, получавшие новую технику, переименовывались, например 4-й ближнебомбардировочный полк, получивший Ил-2, стал именоваться штурмовым с прежним номером, как и такие же 214, 225-й и ряд других полков.

В ПВО с корпусами, дивизиями и полками вопрос ясен, а вот 4-я бригада, именовавшаяся так с момента образования и прикрывавшая Белосток, 22 июня уже имела номер 13-й. С зенитными дивизионами вопрос более сложный, вследствие того что дивизионы ПВО и дивизионы корпусов, дивизий и бригад зачастую имели одинаковые номера, да и в самих армейских дивизиях такое тоже имело место. Так, номер 9-й имели дивизионы в 228-й и 240-й дивизиях, номер 172 — в 149-й и 222-й, номер 165 — в 51-й и 143-й и т. д. С прожекторными, аэростатными и частями ВНОС этого не было, хотя номера у них и не имели единого ряда.

В НКВД дивизии, полки и погранотряды имели раздельную нумерацию, но и здесь не обошлось без накладок. Так, номер 1-й имели 2 дивизии — мотострелковая ОСНАЗ, базирующаяся в Москве, и стрелковая в Ленинграде. При переформировании ряда погранотрядов в полки уже в ходе войны также появились «двойники», но с уточняющим названием — пограничные.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.