Сводка важнейших показаний арестованных по ГУГБ НКВД СССР за 14 февраля 1938 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1938.02.16
Метки: 
Источник: 
Лубянка. Советская элита на сталинской голгофе. 1937—1938. М.: МФД, 2011, стр. 106-114
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 405. Л. 18—32.

16 февраля 1938 г.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) тов. СТАЛИНУ

Направляю сводку важнейших показаний арестованных по ГУГБ НКВД Союза ССР за 14 февраля 1938 года.

Народный комиссар внутренних дел СССР Генеральный комиссар государственной безопасности (ЕЖОВ)[1]

Совершенно секретно

По 3-му ОТДЕЛУ

1.  ПЕТРОВ Н.И., бывший начальник отдела технического контроля завода № 156 НКОП. Допрашивал: БЕЛОГОРОДСКИЙ.

Показал, что в 1932 году был вовлечен ТУПОЛЕВЫМ в антисоветскую организацию в авиационной промышленности.

ПЕТРОВ вместе с другими участниками организации: ПЕТЛЯКОВЫМ, ПОГОССКИМ, НЕКРАСОВЫМ (арестован), систематически срывали правительственные сроки готовности самолетов, в связи с чем машины выпускались уже устаревшими, благодаря чему, а также проведенному с целью вредительства плохому качеству работы машины на вооружение РККА не принимались.

ПЕТРОВ через возглавлявших конструкторские группы участников организации ПЕТЛЯКОВА и ПОГОССКОГО умышленно сдавали на завод некомплектные чертежи, в результате чего произведенные работы переделывались или вовсе браковались.

Так, в результате вредительства, проведенного при активном участии ПЕТРОВА, на протяжении 3-х лет строился тяжелый бомбардировщик ТБ-4, после затраты на его постройку 4-х миллионов рублей не был принят в серию как негодный. С опозданием на 1,5 года был выпущен на госиспытания шестимоторный морской крейсер МК-1, стоивший 6 миллионов рублей и также не принятый в серию как негодный. В течение 6 лет строится большой торпедный катер Г-6, который не готов и в настоящее время.

Кроме того, ПЕТРОВ с целью вредительства и обмана правительства выпускал на аэродромы незаконченные самолеты. Это вызывало лишние затраты средств и рабочей силы и требовало втрое больше времени на работу.

По 4-му ОТДЕЛУ

1.  БАРАХОВ И.H., бывший 2-й секретарь Якутского обкома ВКП(б). До ареста зам. зав. Дальневосточным сектором сельского хозяйства ЦК ВКП(б). Допрашивал: ФЕДОТОВ.

Сознался в том, что с 1922 года он являлся участником антисоветской националистической организации «Саха Омук», ставившей своей задачей отторжение Якутии и создание буржуазно-националистического государства под протекторатом Японии.

БАРАХОВ показал, что за период с 1922 года антисоветской националистической организацией было проведено несколько выступлений против Советской власти. В 1924—1925 г.г. на Охотском побережье было организовано антисоветское выступление, которое возглавлял участник организации АРТЕМЬЕВ. В 1927 году осенью было организовано националистическое выступление участником организации КСЕНОФОНТОВЫМ.

После разгрома националистической организации «Саха Омук» оставшиеся участники организации, проживавшие в Москве АМОСОВ, БАРАХОВ и ВАСИЛЬЕВ, часто встречались и обсуждали планы возобновления деятельности организации. С этой целью они связались с участником организации ШАРАБОРИНЫМ, который занимал руководящее положение в Якутии. Кроме того, они установили организационную связь с троцкистом КАРМЕЛЬ И.Л.

Практическая антисоветская деятельность организации заключалась в подготовке повстанческих националистических кадров на местах, в захвате командных постов и проведении вредительской деятельности.

Кроме того, организация была связана с японской разведкой, которой передавались сведения о наличии запасов нефти, угля, железа, свинца и т.д. Лично БАРАХОВ передал АМОСОВУ, который был связан с японской разведкой, сведения о сельском хозяйстве в Якутии и Дальнего Востока.

2.  ЧУЖИН Я.Э., бывший зам. председателя Всесоюзного комитета по делам искусств. Допрашивал: ОСТРЯКОВ.

Сознался в том, что начиная с 1933 года он стал на путь борьбы против партии и в 1934 году был завербован ШУМЯЦКИМ в созданную им контрреволюционную, правотроцкистскую организацию, ставившую себе целью осуществление террористических актов против руководителей партии и правительства и вредительскую работу в кинематографии.

ЧУЖИН показал, что, кроме него, в руководство организации входили: ШУМЯЦКИЙ, УСИЕВИЧ, ЮКОВ (арестованы), ГРУЗ и другие руководящие работники кино.

ЧУЖИН признал, что свою антисоветскую работу по заданиям правотроцкистской организации он продолжал и в комитете по делам искусств.

3.  НЕМИРОВСКИЙ. Допрашивал: ПОДОЛЬСКИЙ, ПИНЗУР.

Сознался в том, что он являлся кадровым паолейционистом с 1905 года

до 1928 года. В 1928 году после ликвидации партии Паолейцион вошел в состав нелегальной антисоветской организации Паолейцион, участником которой являлся по день ареста.

НЕМИРОВСКИЙ показал, что он знал о существовании центра и был организационно связан с членами центра Паолейцион КАПЕЛЮШ, БРЕЙТЕР, РЕНЗИН и другими.

Кроме того, НЕМИРОВСКИЙ входил в состав московского комитета Паолейцион, был организационно связан с редколлегией, которая выпускала антисоветские документы, извращавшие истинное положение трудящихся евреев в СССР.

НЕМИРОВСКИЙ также показал, что он был в курсе заграничных связей антисоветской организации Паолейцион, в частности, знал о связи с фербант-бюро (международное объединение паолейционистских организаций), которая осуществлялась через КАПЕЛЮША и БРЕЙТЕРА, и с палестинской организацией Паолейцион, которая осуществлялась через АБРАМОВИЧА.

По 5-му ОТДЕЛУ

1.  ДУБОВОЙ И.H., бывший командующий Харьковским военным округом. Допрашивали: ЯМНИЦКИЙ, КАЗАКЕВИЧ.

Дополнительно показал, что 1935 году он был перевербован бывшим председателем СНК УССР ЛЮБЧЕНКО в украинскую националистическую организацию.

По указанию ЛЮБЧЕНКО возглавлял так называемый «военный штаб» националистической организации.

В состав «штаба», кроме ДУБОВОГО, входили: командир корпуса вузов КВО — КОПУЛОВСКИЙ и комкор-45 — БОРИСЕНКО (арестованы).

Из состава военной националистической организации ДУБОВОЙ назвал следующих лиц:

СОКОЛЕНКО — нач. покор-45 (арестован);

ПРОКОПЧУК — командир 51-й стрелковой дивизии (арестован);

МИШУК — командир 3-й кав. дивизии (арестован);

ЗУБОК — командир 30-й стрелковой дивизии (бывший начальник червонных старшин — арестован);

ГАВРИЧЕНКО — начальник школы червонных старшин (не арестован);

НАГУЛЯК — бывший начальник школы червонных старшин (арестован);

ТИЩЕНКО — командир 75-й стрелковой дивизии (не арестован)[2];

СОКОЛОВ-СОКОЛОВСКИЙ — начальник штаба ХВО (арестован);

КРИВОРУЧКО — пом. командующего КВО по коннице (не арестован).[3]

Украинская националистическая организация в РККА являлась частью антисоветского военного заговора на Украине, возглавлявшегося ЯКИРОМ.

ДУБОВОЙ скрывал от ЯКИРА (осужден) свое участие в националистической организации, предполагая использовать свою близость к ЯКИРУ в своих личных целях и целях националистов. ДУБОВОЙ должен был в случае ухода ЯКИРА с Украины возглавить весь заговор в КВО и ХВО с тем, чтобы в случае антисоветского переворота передать власть националистам. ДУБОВОЙ намечался украинским националистическим гражданским и военным центрами на пост «главковерха Украины» при антисоветском перевороте.

Заговорщиков — сторонников ЯКИРА, по замыслам националистического центра, предполагалось в случае антисоветского переворота уничтожить. Эта задача возложена националистическим центром на ДУБОВОГО.

Националистические гражданский и военный центры были связаны с зарубежными украинскими националистическими организациями. ЛЮБЧЕНКО и ХВЫЛЯ (оба арестованы), были связаны с полковником КОНОВАЛЬЦЕМ (белоэмигрант), бывшим командиром корпуса «сичовых стрильцив», руководителем «ОУН» (организация украинских националистов). Этот же КОНОВАЛЕЦ возглавляет боевой террористический филиал «ОУН» — так называемую «УВО» (Украинска вийскова организация). ХВЫЛЯ был связан с галицийской фашистской организацией ПАЛЕЕВА.

С «ОУН» и с «УВО» установил связь «военный штаб» националистов. Персонально КОПУЛОВСКИЙ, будучи за границей, связался с КОНОВАЛЬЦЕМ, с которым вел переговоры о переброске украинских националистических частей, в особенности комсостава из галичан, в УССР при антисоветском перевороте.

2.  ЛИПЕЛИС, бывший зам. нач. дома авиации и химии при ЦС Осоавиахима. Допрашивали: ДЕРГАЧЕВ, НИКОНОВ.

Дополнительно показал, что, будучи секретарем Харьковского губкома партии левых эсеров (борьбистов), вел активную борьбу с советской властью.

В 1920 году вступил в партию большевиков с целью проведения антисоветской эсеровской работы.

Сохраняя связи с бывшим руководством партии левых эсеров (борьбистов), в 1930 году ЛИПЕЛИС провел работу по восстановлению борьбистского подполья в Москве. В 1931 году он связался с левоэсеровским (борьбистским) центром на Украине, в состав которого входили: ГАНЕНКО, КАЧИНСКИЙ (осужден), СЕРДЮК, СЕМУШКИН (работники Наркомзема Украины, устанавливаются) и ДЗИДЗИНСКИЙ (осуждены).

По заданию центра ЛИПЕЛИС возглавил антисоветскую борьбистскую группу в Москве, в составе которой были: он — ЛИПЕЛИС, СМОЛЯНСКИИ, КОТОВ (осуждены), ТЕРЛЕЦКИЙ — работники комиссии по определению урожайности в г. Воронеже, ШМИДТ — директор Союзторга, и ЛАВРОВ — институт Красной Профессуры (устанавливаются).

По указанию центра ЛИПЕЛИС, работая зам. председателя Транспортного Совета Осоавиахима, проводил вредительство в стрелковом деле. В 1935 году вошел в антисоветский военный заговор. Работая начальником Дома авиации и химии при Центральном Совете Осоавиахима, он по заданию БЕЛИЦКОГО (арестован) занимался подрывной работой по линии ПВХО.

Кроме этого, ЛИПЕЛИС показал, что борьбистский центр в крупных городах Украины создал эсеровские подпольные организации, возглавляемые старыми борьбистами: в Киеве — ЗАЛУЖНЫМ, работник Наробраза, и РАПЛОВЫМ — работник Когиза; в г. Полтаве — СЕМУШКИНЫМ, работником Земотдела; в Харькове — АРНАУТОВЫМ, работником Наробраза; в г. Змеево — ХАРЧЕНКО и в Одессе — ЗАТУЛОВСКИМ. Кроме этого, была создана борьбистская организация в г. Симферополе, возглавляемая ЛЫСЕНКО, работником Наркомздрава Крыма (все перечисленные лица устанавливаются).

Для осуществления терактов против руководителей партии и советского правительства борьбистским центром были организованы террористические группы: в гор. Виннице, возглавлявшаяся бывшим командиром корпуса САБЛИНЫМ (осужден), и в г. Харькове — работником Наробраза АРНАУТОВЫМ (устанавливается).

3.  КАРТАШОВ, бывший помощник начальника учебной части Военно-Воздушной Академии РККА. Допрашивал: МАЗУТОВ.

Дал первичные показания о том, что он является агентом польской разведки с 1920 года. Завербован был председателем комиссии с польской стороны полковником ГЕМПЕЛЬ во время работы в Минске польско-русско-украинской военно-согласительной комиссии. КАРТАШОВ передавал польской разведке сведения о состоянии пограничных и воинских частей, в частности, их дислокации, за что неоднократно получал денежные вознаграждения.

4.  КОКАДЕЕВ А.Н., бывший начальник 3-го отдела Управления связи РККА. Допрашивали: ЛУЩЕВСКИЙ, ДМИТРИЕВ.

Сознался в своем участии в военно-фашистском заговоре и в организованном им вредительстве в области радиовооружения РККА.

В военно-фашистский заговор КОКАДЕЕВ был вовлечен в 1935 году бывшим начальником Управления связи РККА ЛОНГВА, который при вербовке КОКАДЕЕВА использовал известный ему факт службы КОКАДЕЕВА в правительстве СКОРОПАДСКОГО на Украине. Угрожая КОКАДЕЕВУ разоблачением его прошлого, ЛОНГВА втянул его во вредительскую деятельность, а затем и в заговор. КОКАДЕЕВ, будучи начальником радиоотдела Управления связи РККА, принимал участие во вредительстве в области радиовооружения РККА, которое заключалось в даче заказов промышленности заведомо негодных, вредительски сконструированных образцов радиовооружения для РККА с нарушением основных военно-тактических требований, предъявляемых к радиостанциям.

Вредительство в области военного радио осуществлялось также путем приема от промышленности не доработанного до конца и дефектного радиооборудования, за которое ЛОНГВА и КОКАДЕЕВ выплачивали значительные суммы денег из средств НКО СССР, причиняя, таким образом, государству двойной ущерб. Кроме этого, ЛОНГВА и КОКАДЕЕВ совместно с вредителями из радиопромышленности всячески тормозили внедрение в производство новых типов радиостанций, настаивая на дальнейшем выпуске устарелых и явно негодных радиостанций.

Показания первичные.

По 6-му ОТДЕЛУ

1.  ЗИМИН, бывший зам. наркома пути и начальник Политуправления НКПС, последнее время секретарь Ярославского обкома ВКП(б). Допрашивали: ЗАРУБИН, ЗАРАНКИН.

ЗИМИН сознался, что входил в состав правотроцкистского центра в НКПС. Начал давать показания о своей диверсионной и вредительской работе на транспорте.

Показал, что является кадровым троцкистом. К троцкистской оппозиции примкнул еще в 1921 году и с тех пор не прекращал своей связи с троцкистским контрреволюционным подпольем. С 1928 года вел активную борьбу с партией, примыкая к различным троцкистским группировкам. В 1933 году состоял в должности зам. нач. политуправления НКПС, вошел в состав антисоветской правотроцкистской организации на транспорте, возглавлявшейся в тот период ПОЛОНСКИМ — бывшим начальником Политуправления НКПС (осужден).

ПОЛОНСКИЙ был непосредственно связан с РЫКОВЫМ и АНТИПОВЫМ, по их заданию создал в НКПС антисоветскую организацию.

После назначения ЗИМИНА начальником Политуправления НКПС он возглавил созданную ПОЛОНСКИМ в аппарате политуправления антисоветскую организацию. В состав руководства этой организации, кроме ЗИМИНА, входили: РОССОВ (осужден), ПОГРЕБИНСКИЙ, ПАКУЛИН (арестованы) и БЫХОВСКИЙ (не арестован).[4]

ЗИМИН показал, что по его заданиям в НКПС и на ряде железных дорог были созданы боевые террористические группы, подготовлявшие покушение на убийство тов. Л.М. КАГАНОВИЧА, а также других руководителей партии и правительства.

В НКПС ЗИМИНЫМ была создана террористическая группа, в состав которой вошли МОЧИЛИН и ПОЛТОРАК (оба осуждены). Участники этой террористической группы дважды пытались совершить покушение на Л.М. КАГАНОВИЧА во время его выступлений на активах.

Террористические группы были созданы также на ряде дорог: на Сталинской дороге террористическую группу возглавлял КИНЖАЛОВ (осужден); на Донецкой — ВАНЬЯН (арестован); на Ворошиловской — АМАТУНИ (осужден); на Южно-Уральской — БЕЛЕНЬКИЙ (осужден); на Дзержинской — КАСТАНЬЯН (арестован).

Совершение террористических актов руководителями этих тергрупп намечалось путем организации крушений поездов во время поездок членов правительства.

По заданиям правотроцкистского центра ЗИМИН вел диверсионную работу, по его заданиям были организованы крушения поездов. Участники организации в политотделах укрывали от ответственности и всячески сохраняли диверсионные кадры. ЗИМИН в своих показаниях приводит случай крупного крушения на Южно-Уральской дороге, когда по его заданию руководитель антисоветской организации в политотделе этой дороги БЕЛЕНЬКИЙ скрыл действительных организаторов и исполнителей диверсионного акта.

ЗИМИН сознался, что в аппаратах политотделов он широко развернул подрывную работу, направленную на сохранение в рядах партии и в аппаратах политотделов вражеских кадров. Это достигалось перебросками участников организации, которым угрожал провал, на другие дороги, созданием им авторитета «незаменимых» и т.п.

Наряду с этим ЗИМИН широко развернул вредительство по линии партийно-политической и культурно-массовой работы, срывал политическое обеспечение выполнения приказов НКПС, срывал выдвижение лучших кадров на транспорте, продвигал на командные должности участников правотроцкистского контрреволюционного подполья.

В частности, ЗИМИНЫМ были сорваны мероприятия Наркомпути о введении новых правил технической эксплуатации, имеющих большое народно-хозяйственное значение.

ЗИМИН показал, что в состав антисоветской правотроцкистской организации на транспорте входило большинство начальников политотделов дорог, их заместителей и начальников политотделов отделений движения, которые создавали на дорогах параллельные организации, наряду с действовавшими и возглавлявшимися начальниками дорог. Лично завербовал в состав организации 5 человек: ВДОВИНА, УСАЧЕВА, ФЕДОРОВА, КУЧМИНА (арестованы) и БЫХОВСКОГО (не арестован).

После перехода на работу в Ярославль ЗИМИН в целях конспирации временно прекратил вербовочную работу и связь с троцкистской организацией поддерживал через БЫХОВСКОГО.

В Ярославле ЗИМИН вел контрреволюционную подрывную работу, направленную на дезорганизацию партийных кадров и срыв важнейших хозяйственно-политических мероприятий.

2.  ВЕЙЦМАН, бывший главный инженер треста паровозоремонтных заводов НКПС, бывший член партии «сионистов-социалистов». Допрашивали: ХАРХАРДИН, СМОЛЯР.

ВЕЙЦМАН сознался, что является агентом английской разведки, по заданиям которой вел шпионскую и диверсионно-вредительскую работу в промышленности и на транспорте.

ВЕЙЦМАН — член еврейской мелкобуржуазной партии «сионистов-социалистов». Его брат ВЕЙЦМАН X., постоянно проживающий в Лондоне, профессор химии Лондонского университета, является председателем т.н. «всемирной сионистской ассоциации».

В 1926 году ВЕЙЦМАН, бывший в то время зам. пред. «ГОМЗы» (Государственное объединение машиностроительных заводов), был послан в заграничную командировку в Лондон. Там он посетил своего брата, который оказался крупным агентом английской разведки и завербовал его для шпионской работы в пользу Англии. По заданию брата ВЕЙЦМАН связался с агентом английской разведки ЛЮБЖИНСКИМ и передал ему ряд данных о перспективных планах реконструкции заводов ГОМЗы, типах паровозов и вагонов, профилях заводов и их предполагаемой мощности.

ВЕЙЦМАН договорился с ЛЮБЖИНСКИМ, что в целях конспирации он будет передавать ему в дальнейшем шпионские сведения лично при поездках за границу.

В 1927 году ВЕЙЦМАН, направляясь в заграничную командировку в Америку, остановился в Берлине, о чем сообщил своему брату в Лондон. После этого с ВЕЙЦМАНОМ связался ассистент его брата, химик доктор ФРИДЕЛЬ, которому он передал для английской разведки ряд шпионских сведений, составленные по материалам Гипромеза данные о развитии Донецкой, Приазовской, Уральской, Кузнецкой и центральной металлургии, проекты строительства Горьковского автозавода и завода высококачественных сталей Запорожстали.

ФРИДЕЛЬ предупредил ВЕЙЦМАНА, что в дальнейшем связь с ним по разведывательной работе в СССР будут поддерживать агенты англоразведки: уполномоченный английской машиностроительной фирмы «МОНД» (фамилию ВЕЙЦМАН не помнит) и лаборант Пастеровского института в Париже биохимик РАБИНОВИЧ.

В 1929 году ВЕЙЦМАНА посетил представитель фирмы «МОНД» и от имени ФРИДЕЛЯ потребовал сообщения ему сведений о состоянии промышленности в СССР. ВЕЙЦМАН передал ему имевшиеся у него данные о договоре ВСНХ с фирмой КРУПП и с некоторыми американскими фирмами о технической помощи, а также данные о перспективах развития советского станкостроения.

В мае 1932 года в период работы ВЕЙЦМАНА техническим директором Подольского крекинго-электровозного завода с ним связался сотрудник английского посольства в Москве КЕНДАЛЬ.

ВЕЙЦМАН передал КЕНДАЛЮ секретные сведения о способах закалки брони для танкеток, производившихся в специальном цехе Подольского завода, данные о техническом составе металла для брони и чертежи самой танкетки.

В 1934 году с ВЕЙЦМАНОМ связался прибывший из Парижа агент англоразведки РАБИНОВИЧ, которому он передал сведения о расположении и специализации ряда оборонных заводов: авиационных, артиллерийских, снарядных и станкостроительных.

В том же году ВЕЙЦМАН передал представителю фирмы «МОНД» в Москве данные о новых строительных верфях в Архангельске и на Амуре.

В 1935 году ВЕЙЦМАН, работая техническим директором машиностроительного завода № 70 в Москве, передал англоразведке через КЕНДАЛЯ сведения о состоянии мощности этого завода и планах реконструкции его основных цехов.

В 1936 году ВЕЙЦМАН перешел на железнодорожный транспорт и на протяжении 2-х лет регулярно передавал КЕНДАЛЮ шпионские материалы по паровозоремонтным заводам НКПС, в частности, передал подробные сведения о состоянии парка мощных паровозов.

В 1934 году ВЕЙЦМАНА завербовал в антисоветскую организацию правых ТОЛОКОНЦЕВ — бывший начальник ВОМТ ВСНХ (осужден). По заданиям ТОЛОКОНЦЕВА и КУРИЦЫНА (бывший начальник паровозного управления, осужден) ВЕЙЦМАН провел большую подрывную работу в области транспортного машиностроения. В частности, по заданиям антисоветской организации ВЕЙЦМАН разработал вредительский проект технологического процесса ремонта паровозов, основанный на взаимозаменяемости частей.

Осуществление этого проекта могло бы привести к разрушению всего паровозного парка. Этот вредительский проект не был проведен в жизнь лишь вследствие личного вмешательства тов. Л.М.КАГАНОВИЧА.

По 11-му ОТДЕЛУ

1.  ЗАЛЕТОВ И.Я., латвийский перебежчик, в СССР прибыл в 1930 году как политэмигрант, бывший кандидат в члены ЦК латвийской партии «независимых». Допрашивали: ЕФИМОВ, МАТКИН.

Дал дополнительные показания о том, что перед выездом в СССР в 1930 году был направлен работниками латвийской полиции ШМИДМАНИС и ФРИДРИХСОНОМ в Берлин с указанием связаться с работником германской разведки ХИРШФЕЛЬДОМ для получения заданий по работе в СССР. В Берлине установил связь с ХИРШФЕЛЬДОМ, от которого получил задание по приезде в СССР создать из участников антисоветской латышской организации террористическую группу для совершения террористических актов над тов. СТАЛИНЫМ и МОЛОТОВЫМ.

По указанию БОЛОДИСА (бывший руководитель Скандинавской секции Профинтерна) связался с активным участником антисоветской латышской организации ГАФЕРБЕРГОМ для совместной практической работы по подготовке террористических актов. Предполагал осуществить террористический акт лично вместе с ГАФЕРБЕРГОМ во время прохождения демонстрантов по Красной площади в ноябре 1937 года.

Взрывчатое вещество должен был достать БОЛОДИС.

Начальник Секретариата НКВД СОЮЗА ССР, ст. майор государственной безопасности (ШАПИРО)

 

 


[1] Подписано заместителем наркома внутренних дел Фриновским.

[2] Имеется помета Сталина «ар».

[3] Имеется помета Сталина «Взять под особое наблюдение».

[4] Имеется помета Сталина «ар».

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.