Сводка важнейших показаний арестованных по ГУГБ НКВД СССР за 7 апреля 1938 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1938.04.07
Метки: 
Источник: 
Лубянка. Советская элита на сталинской голгофе. 1937—1938. М.: МФД, 2011, стр. 298-308
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 407. Л. 157—176.

7 апреля 1938 г.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) тов. СТАЛИНУ

Направляю сводку важнейших показаний арестованных по ГУГБ НКВД СССР за 5 апреля 1938 года.

Народный комиссар внутренних дел СССР Народный комиссар государственной безопасности (ЕЖОВ)

Совершенно секретно

По 4-му ОТДЕЛУ

1.  ЛИСИЦЫН Н.В., бывший наркомзем РСФСР. Допрашивал: ПАНТЕЛЕЕВ.

Лисицын сознался в том, что он является участником антисоветской организации правых, существовавшей в системе Наркомзема РСФСР. В организацию был завербован зимой 1932—1933 г.г. МУРАЛОВЫМ А.И.

Показал, что участниками антисоветской организации правых в системе Наркомзема РСФСР являлись МУРАЛОВ, ВЕРЕНИНОВ — зам. Наркомзема (арестован), КУБАНИН, член Коллегии Наркомзема РСФСР, КНИПСТ — нач. планово-финансового отдела (арестован), ЗИСКИНД, ВАСИЛЬЕВ — нач. плодового Управления, с которыми ЛИСИЦЫН был связан по антисоветской работе.

Основной задачей организации являлось вредительство в сельском хозяйстве.

2.  ПОПОВ А.И., бывший заведующий транспортным отделом ЦИК и ВЦИК. Допрашивал: ВИЗЕЛЬ.

ПОПОВ показал, что с 1935 года он являлся участником правотроцкистской организации, в которую был завербован МОГИЛЬНЫМ и работником КПК Московской области ВОЛКОВЫМ А.А.

ПОПОВ также признал, что он дал согласие МОГИЛЬНОМУ на участие в подготовке террористического акта против тов. МОЛОТОВА.

Кроме МОГИЛЬНОГО и ВОЛКОВА, ПОПОВ называет, как лично ему известных, следующих участников организации: АКУЛОВА — быв. секретаря ЦИКа, СУДЬИНА С.А. — быв. зам. Наркома внешней торговли, МЕНКЕСА Якова, работавшего в Комиссии содействия ученым при Совнаркоме, ОРЛОВА — работника Комиссии содействия ученым при Совнаркоме, и ЕВТУШЕНКО — ныне секретаря Киевского обкома КП(б)У.

3.  ЗИЛЬБЕРБЕРГ Е.З., эсер, до ареста без определенных занятий. Допрашивал: КРАЕВ.

ЗИЛЬБЕРБЕРГ сознался в том, что он являлся участником эсеровской организации и эмиссаром Загранделегации партии эсеров в Советском Союзе.

За контрреволюционную деятельность ЗИЛЬБЕРБЕРГ арестовывался органами ВЧК в 1919 году и в 1920 году.

Находясь за границей, ЗИЛЬБЕРБЕРГ был связан с заграничной делегацией партии эсеров и активом эсеровской организации и вел эсеровскую работу в городах Праге, Париже и Берлине, участвовал в эсеровских газетах «Голос России», «Революционная Россия».

В 1934 году по заданию заграничной делегации ПСР приехал для нелегальной эсеровской работы и восстановления связи с членами ЦК ПСР в Советский союз. В Советском Союзе установил связь с активными эсерами БРОНШТЕЙНОМ Н.И. — работает в Наркомате коммунального хозяйства, и РУБИНШТЕЙНОМ Ю.О. — работает инженером в Наркомате легкой промышленности, а также принимал меры к тому, чтобы восстановить связь с членами ЦК ПСР ГОЦЕМ и ТИМОФЕЕВЫМ.

ЗИЛЬБЕРБЕРГ также показал, что он был связан с чешскими разведывательными органами и вел шпионскую работу в их пользу, а также через некоего чешского гражданина НАВАТОВА передал информацию в заграничные эсеровские газеты и заграничной делегации ПСР.

4.  ВЕРЕНИНОВ Ф.Л., бывший заместитель наркомзема РСФСР. Допрашивал: КРАСОВСКИЙ.

ВЕРЕНИНОВ сознался в том, что он является участником антисоветской правотроцкистской организации с 1933 года и был завербован в ее состав ЛИСИЦЫНЫМ — быв. Наркомземом РСФСР.

От ЛИСИЦЫНА ВЕРЕНИНОВУ стало известно о том, что правотроцкистскую организацию в Наркомземе РСФСР возглавляли ЛИСИЦЫН и ЗУБАРЕВ — быв. заместителем Наркозема РСФСР. ЛИСИЦЫН сообщил также ВЕРЕНИНОВУ о связи антисоветской правотроцкистской организации в Наркомземе РСФСР с МУРАЛОВЫМ А.И. — б. зам. Наркомзема Союза, и СУЛИМОВЫМ — быв. председателем СНК РСФСР, от которых организация и получила директивы центра право-троцкистского блока. Кроме того, в антисоветской деятельности организации принимал активное участие ЛЕБЕДЬ, быв. зам. пред. СНК РСФСР.

ВЕРЕНИНОВ назвал следующих известных ему участников правотроцкистской организации в Наркомземе РСФСР: ЖУРАВЛЕВА — нач. управления мелкого животноводства, НЕДАЧИНА — бывш. работника Наркомзема Соза[1], КИНДЕЕВА — нач. управления птицесовхозов, АЛЬПЕРОВИЧА — нач. отдела кролиководческих совхозов.

ВЕРЕНИНОВ показал, что организация вела вредительско-диверсионную деятельность в сельском хозяйстве и что он лично по директивам организации организовал вредительство в совхозах и колхозах.

5.  ПОПОВ В.Н., бывший заместитель начальника управления средней школы наркомпроса РСФСР. Допрашивал: КРАСОВСКИИ.

ПОПОВ сознался в том, что он являлся правым с 1933 года и был активным участником правотроцкистской организации, существовавшей в Наркомпросе РСФСР, в которую был завербован ЦЕХЕРОМ в 1937 году.

П0ПОВ показал, что в руководстве правотроцкистской организации были следующие лица: БУБНОВ, ЦЕХЕР, ПАНФИЛОВ, ВИНОГРАДСКИЙ.

В состав организации входил: ОРАХЕЛАШВИЛИ, ДЫМЕНТ, ЛЕВИТИН, БЕМ, ЭПШТЕЙН (арестованы), АЛЕКСИНСКИЙ, САВАНЮК.

Организация проводила вредительскую деятельность в области народного образования. В частности ПОПОВ по директивам организации проводил вредительство по линии средней школы.

6.  БЕМ О.Л., заместитель начальника управления высшей школы Наркомпроса РСФСР. Допрашивал: ЗАЙЦЕВ.

БЕМ показал, что он является участником антисоветской организации правых в системе Наркомпроса. По заданию организации проводил в течение ряда лет вредительскую работу по линии высшей школы.

По показаниям БЕМА, по антисоветской работе он был связан с участниками организации ПАНФИЛОВЫМ — быв. нач. планового отдела, АБИНДЕРОМ — быв. зам. нач. управления средней школы, ДЫМЕНТОМ — быв. зам. нач. управления высшей школы, ГАБИДУЛИНЫМ — быв. нач. управления университетов, и др. В начале 1936 года БЕМ по заданию участника организации ОРАХЕЛАШВИЛИ — быв. нач. управления высшей школы, связался с БЫХОВСКОЙ, как организатором террористической группы в МГУ, и вел с ней переговоры о форсировании организации тергруппы.

По 5-му ОТДЕЛУ

1.  ЕГОРОВ А.И. — бывший заместитель наркома обороны. Допрашивали: ЯМНИЦКИИ, КАЗАКЕВИЧ.

ЕГОРОВ дополнительно показал, что, в соответствии с указанием Рыкова о необходимости популяризовать правых «руководителей» среди руководства иностранных армий и правительств, он в 1934 году возбудил перед Наркомом обороны и советским правительством вопрос о приглашении начальников генштабов Прибалтийских стран в СССР. Это дало возможность ЕГОРОВУ в 1936 году поехать с ответным визитом в Литву, Латвию и Эстонию.

Одновременно с ЕГОРОВЫМ в Прибалтику выехал также германский военный атташе в СССР генерал КЕСТРИНГ, с которым ЕГОРОВ был связан по шпионской деятельности. Обо всех переговорах с генеральными штабами Прибалтийских стран и состоянии армий этих стран ЕГОРОВ тогда же информировал КЕСТРИНГА.

После установления связи с немцами в 1931 году ЕГОРОВ осуществлял систематически связь с немцами через генерала КЕСТРИНГА, его помощника ГАРТМАНА и через германского шпиона ШТЕЙГЕРА — зам. зав. протокольного отдела Наркоминдела.

С КЕСТРИНГОМ и ГАРТМАНОМ ЕГОРОВ встречался под видом их приемов как военных атташе. Связь со ШТЕЙГЕРОМ была до 1936 года систематической. ШТЕЙГЕР посещал ЕГОРОВА на дому и при личных встречах получал от него шпионские материалы.

Ряд материалов (оперпланы РККА, мобпланы РККА) ЕГОРОВ передавал ШТЕЙГЕРУ, который их фотографировал и затем возвращал ЕГОРОВУ.

ШТЕЙГЕР установил связь с ЕГОРОВЫМ в 1932 году по паролю, переданному ему германским разведчиком ШПАЛЬКЕ, подтвержденную генералом КЕСТРИНГОМ.

Кроме оперативных и мобилизационных планов, которые ЕГОРОВ ежегодно передавал для немцев через ШТЕЙГЕРА, КЕСТРИНГА и ГАРТМАНА, он передавал им также оперативные, мобилизационные планы по отдельным округам, в том числе по БВО, ЛВО и, частично, по УВО.

В 1934 году ЕГОРОВ вместе с ГАРТМАНОМ был в инспекторской поездке по ДВК. По возвращению в Москву он выехал на лечение в Карлсбад. В Карлсбаде ЕГОРОВ имел свидание со специально приехавшим к нему ШПАЛЬКЕ и передал последнему устно подробный материал о мероприятиях по укреплению обороноспособности Дальневосточных границ СССР и сообщил ШПАЛЬКЕ об увеличении численности войск ОКДВА, об их дислоцировании, об оснащении ОКДВА техникой, о строительстве железнодорожных и шоссейных путей и о мероприятиях по очистке погранрайонов от антисоветского подозрительного элемента.

ШПАЛЬКЕ в беседе заявил ЕГОРОВУ, что он просит его систематически снабжать германский генеральный штаб материалами по ОКДВА, так как эти данные германское правительство и генеральный штаб используют для привлечения Японии к союзу с Германией.

В 1934 году в г. Варшаве ЕГОРОВ установил личную связь с генералом СТАХЕВИЧЕМ, а через него с польским генеральным штабом. Позже эта связь осуществлялась через польских военных атташе КОВАЛЕВСКОГО и ХАРЛИНГА.

Поляков ЕГОРОВ систематически информировал о положении в Ленинградском, Белорусском и Киевском военных округах и об оперативных планах РККА на случай войны с Польшей. Передавал полякам подробные данные об укрепленных районах в названных выше округах и так называемом «окне» в районе Летищево.

Этот пункт, как было договорено между ЕГОРОВЫМ и КОВАЛЕВСКИМ, должен был прослужить основными воротами для вторжения польской армии на территорию СССР и захвата Украины.

После процесса над ТУХАЧЕВСКИМ и другими в 1937 году ЕГОРОВ, опасаясь провала, предложил КЕСТРИНГУ временно прекратить связь. Однако в конце 1937 года в Тбилиси, куда ЕГОРОВ был направлен командующим ЗакВО после снятия с поста зам. наркома обороны, он встретился с представителем германской разведки, фамилию его ЕГОРОВ не знает (по паролю от КЕСТРИНГА), которого он проинформировал об изменениях в оперативном плане войны.

2.  ДЫБЕНКО, бывший командующий ЛВО. Допрашивали: ЯМНИЦКИЙ, КАЗАКЕВИЧ.

В развитие своих показаний о своей провокаторско-шпионской деятельности ДЫБЕНКО показал, что ему удалось избежать разоблачения как провокатора царской охраны в 1918 году только потому, что жандармское управление в Гельсингфорсе было матросами разгромлено и сожжено, а вербовавший его офицер ЛАНГЕ был убит в феврале 1917 года.

В 1918 году, будучи послан ЦК ВКП(б) на нелегальную работу в Крым, он при выходе с парохода был арестован жандармским управлением при правительстве генерала СУЛЬКЕВИЧА.

Дыбенко утверждает, что его арест в Севастополе явился якобы результатом провокаторской деятельности члена подпольного комитета большевиков Одессы Елены СОКОЛОВСКОЙ, так как только она знала о его поездке в Севастополь.

При обыске в жандармском управлении в Севастополе у ДЫБЕНКО была изъята «явка» в подпольный большевистский Севастопольский комитет. На предложение жандармского офицера сотрудничать с ним ДЫБЕНКО дал согласие и получил поручение созвать актив большевистской организации в Севастополе. После этого из-под стражи он был освобожден и по возвращенной ему «явке» установил связь с большевиками ГУЛЕВЫМ и БЕРТМАНОМ. Однако через некоторое время был вновь арестован жандармским управлением вместе с ГУЛЕВБІМ и БЕРТМАНОМ и после полуторамесячного пребывания в Севастопольской тюрьме был отправлен в Симферополь в распоряжение немецкой контрразведки.

В тюрьме ДЫБЕНКО был завербован для шпионской работы в пользу немцев немецким разведчиком КРЕЙЦИНОМ. С этого времени до его ареста в 1938 году с перерывами ДЫБЕНКО поддерживал связь с германской разведкой.

После вербовки немцами в 1918 году он был обменен и отправлен на территорию Советской России. До 1921 года встреч с немцами он не имел и лишь во второй половине апреля 1921 года к нему в гостиницу «Метрополь» в Москве позвонил, а затем встретился немецкий разведчик, прибывший по поручению КРЕЙЦИНА. Последнему ДЫБЕНКО передал макет карты Кронштадтской крепости и вооружений.

В 1926 году ДЫБЕНКО, будучи в то время начальником артуправления РККА, встретился с представителями немецкой разведки, возглавлявшими в 1926—27 г.г. немецкую комиссию, через которую велись переговоры о заказах в Германии на вооружение РККА и установил шпионскую связь с генералом КЮЛЬМАН, напомнившем ему о КРЕЙЦИНЕ. По заданию КЮЛЬМАНА в период 1927—28 г.г. ДЫБЕНКО закупал в Германии оружие по превышенным ценам, плохого качества, заранее информируя немцев о потребности РККА, о намечавшихся уступках в ценах. По требованию немцев добился свертывания производства оружия советских изобретателей ДЕГТЯРЕВА и КОЛЕСНИКОВА.

После назначения ДЫБЕНКО комвойсками САВО он встретился с представителем германской разведки ПАУЛЕМ. Во время своего приезда в Москву ДЫБЕНКО передал ПАУЛЮ подробную информацию об отношении руководства армии к сближению с Германией, о мероприятиях по усилению РККА и положении в САВО.

В 1930 году ДЫБЕНКО выехал в Берлин на учебу и с этого времени уже как представитель организации правых поддерживал вместе с ЕГОРОВЫМ непрерывную связь с немцами.

3.  КАДАЦКИЙ-РУДНЕВ И.Н., бывший командующий Амурской военной флотилией. Допрашивал: ПЕТРОВ.

КАДАЦКИЙ-РУДНЕВ, помимо своей шпионской деятельности в пользу Румынии, дополнительно показал о том, что в 1933 году он был завербован в антисоветский военный заговор ГАМАРНИКОМ и тогда же направлен на должность командующего Амурской военной флотилии, где по заданию ГАМАРНИКА связался с АРОНШТАМОМ и САНГУРСКИМ, которые в последующем и руководили его заговорщической деятельностью. По заданию САНГУРСКОГО возглавил антисоветскую военную организацию в Амурской военной флотилии, в 1934 году он завербовал следующих лиц: КУПРИЯНОВА — командира бригады мониторов (не арестован), БИРИНА — бывшего командира Зейского отряда (арестован), РЕММЕР — бывшего начальника отделения флотилии, и БАСКИНА — начальника связи флотилии (оба арестованы).

В 1936 году через бывшего начальника разведотдела ВАЛИНА (арестован) КАДАЦКИЙ-РУДНЕВ установил связь с японской разведкой, по заданию которой готовил уничтожение всей флотилии, боескладов, передал японцам всю закордонную агентуру разведотдела Амурской Краснознаменной военной флотилии. Тормозил строительство базы оборонного значения, главным образом в Хабаровске, развалил боевую подготовку.

4.  ВЕТВИЦКИЙ В В., бывший помощник военного атташе СССР в Чехословакии. Допрашивали: ЯМНИЦКИЙ, ПАВЛОВ.

Дополнительно показал, что по договоренности центра антисоветской военно-эсеровской организации (БЕЛОВА и ЧЕРНЕВСКОГО) с участником военного заговора правых УРИЦКИМ — бывшим начальником Разведупра РККА, было проведено через соответствующие инстанции назначение ВЕТВИЦКОГО помощником военного атташе СССР в Чехословакии. Основной целью этого назначения являлось использование ВЕТВИЦКОГО для связи с эсеровской эмиграцией в Чехословакии.

Кроме этого, перед своим отъездом в Прагу (май 1936 года) ВЕТВИЦКИЙ получил от УРИЦКОГО следующие вредительские указания:

1) Работать над срывом сближения СССР с Чехословакией.

2) Максимально использовать страх влиятельных кругов Чехии перед «красной опасностью», всеми мерами пропагандировать среди них, что их сближение с СССР приведет неизбежно к большевизации Чехословакии и что для них более целесообразно примириться с немецким влиянием и взять прямую ориентацию на Германию. С этой целью представлять этим влиятельным кругам все, что делается в СССР (строительство, достижения в области техники, науки и т.п.) в черном свете, причем для этого можно и нужно использовать все существующие в Чехии антисоветские силы, не брезгуя никакими связями (правые, троцкисты, эсеры, белогвардейские организации и т.п.).

3) Во что бы то ни стало сблизиться с полпредом в Праге АЛЕКСАНДРОВСКИМ и помогать ему вето антисоветской работе. Приехав в июне 1936 года в Прагу, ВЕТВИЦКИЙ во исполнение полученного задания связался с АЛЕКСАНДРОВСКИМ, а через него с эсером-эмигрантом и членом ТКП[2] ТУКАЛЕВСКИМ, и через последнего ВЕТВИЦКИЙ был связан с МАСЛОВЫМ. АЛЕКСАНДРОВСКИЙ помогал ВЕТВИЦКОМУ в связях с ТКП, а последний помогал АЛЕКСАНДРОВСКОМУ в его троцкистских связях и деятельности.

АЛЕКСАНДРОВСКИЙ посвятил ВЕТВИЦКОГО в свои связи с немецкой разведкой и местной троцкистской организацией и ту помощь, которую он, АЛЕКСАНДРОВСКИЙ, им оказывает. Позже ВЕТВИЦКИЙ был связан АЛЕКСАНДРОВСКИМ через чешского троцкиста ПРОХАЗКО с местной троцкистской организацией. ПРОХАЗКО АЛЕКСАНДРОВСКИМ был устроен на работу в качестве секретаря ТАСС.

АЛЕКСАНДРОВСКИЙ и ВЕТВИЦКИЙ передавали ПРОХАЗКО различные антисоветские материалы. Эти материалы ПРОХАЗКО передавал местной троцкистской организации, которая их печатала в своих изданиях под разными псевдонимами.

В Прагу часто приезжал бывший секретарь ТРОЦКОГО САЛЮС, ему ПРОХАЗКО передавал для ТРОЦКОГО все материалы о Советском Союзе, получаемые от АЛЕКСАНДРОВСКОГО и ВЕТВИЦКОГО. АЛЕКСАНДРОВСКИЙ был связан также и лично с ТРОЦКИМ и субсидировал его через ПРОХАЗКО и САЛЮСА. Помимо этого АЛЕКСАНДРОВСКИЙ через журналиста газеты «Прагерпресс» КУБКА был связан с эмигрантом, полковником марковской дивизии НИКИТИНЫМ — руководителем организации РОВСа в Праге.

5.  РЯЗАНОВ В.И., старший преподаватель Военно-транспортной академии. Допрашивал: ПОЛИЩУК.

РЯЗАНОВ В.И. сознался в участии в подпольной правоэсеровской организации и антисоветском военном заговоре. С 1905 года РЯЗАНОВ являлся членом ПСР. В 1925 году, работая в Москве в 3-м Управлении штаба РККА, РЯЗАНОВ установил связь с эсерами ЗАКОМ Самуилом и ТАЛАЛАЕВЫМ Николаем, из коих первый в свое время являлся лидером эсеровской организации в г. Одессе.

ЗАК и ТАЛАЛАЕВ информировали его, что эсеры, готовясь к борьбе с большевиками, накапливают силы, приступают к широкому развороту подпольной работы и что за рубежом в Париже организован единый эсеровский центр, куда вошли представители всех течений. В тот период, по сообщению ЗАКА и ТАЛАЛАЕВА, ожидался приезд в Союз эмиссара этого центра, который должен был организовать московский эсеровский центр для руководства всей подпольной советской работой в СССР.

В 1926 году РЯЗАНОВ был переведен на ДВК уполномоченными по морским перевозкам во Владивостоке, и его связь с ЗАКОМ и ТАЛАЛАЕВЫМ прервалась. Осенью 1926 года во Владивостоке с ним связался эмиссар парижского эсеровского центра СЛОНИМ Марк, один из видных правых эсеров, которого он хорошо знал по совместной работе в Одессе.

По словам СЛОНИМА, в СССР он находится нелегально, проживает в Ленинграде и под фамилией СТАНЧИНСКОГО Виктора работает в Совторгфлоте. В СССР он прибыл для сколачивания эсеровского подполья и разворота работы, часто бывает в Москве, объехал ряд городов и в настоящее время совершает поездку по Сибири и Дальнему Востоку.

О пребывании РЯЗАНОВА во Владивостоке он узнал в Москве и решил с ним связаться, так как был уверен в его готовности принять активное участие в деятельности эсеровской организации.

СЛОНИМ его информировал, что дело консолидации эсеровских сил продвигается вперед, в большинстве крупных городов имеются подпольные эсеровские группы, в руководстве всей подпольной работой в Москве принимал участие ФРИДМАН Борис (правый эсер), ШИФЕР (эсер-интернационалист) и ФРОЛОВ (максималист), налажена связь с зарубежным эсеровским центром в Париже.

Основными задачами, стоящими перед эсерами, являются: выявление и объединение собственных эсеровских сил, втягивание в подпольную работу всех старых эсеров, нащупывание недовольных и враждебных советской власти элементов, агитация и пропаганда в крестьянских массах, провоцирование их на выступления против большевиков.

СЛОНИМ говорил, что особо стоит вопрос о налаживании работы в Красной Армии. Надо выявлять командиров, бывших эсеров, проверять их и привлекать к активной эсеровской работе, осторожно вести пропаганду среди красноармейской массы, опираясь на красноармейцев, связанных с деревней и недовольных мероприятиями большевиков.

Одной из самых актуальных задач, как указал СЛОНИМ, является создание блока с троцкистами, которые усиленно ищут союзников среди беспартийных и охотно пойдут на связь и объединение действий с эсерами.

Обсуждая перспективы работы и учитывая, что РЯЗАНОВ является командиром РККА, СЛОНИМ подчеркнул, что для успешного разворота эсеровской работы в армии важно иметь своих людей, пользующихся абсолютным доверием и авторитетом в армии.

После встречи со СЛОНИМОМ РЯЗАНОВ связался с троцкистом МУШКАТОВЫМ, бывшим начальником Дальневосточной конторы Совторгфлота, и проводил с ним вредительскую работу в области ремонта судов, затягивал переоборудование портов, помогал в расстановке троцкистских кадров по наиболее важным портам и т.д.

В 1929 году, будучи переведен в Хабаровск на должность пом. нач. ВОСО[3], РЯЗАНОВ связался с вновь назначенным начальником ВОСО, б. эсером КРУКОМ (осужден как заговорщик), по заданиям которого проводил вредительство в области военных перевозок. Во время подготовки футдинской операции РЯЗАНОВ умышленно затягивал представление плавсредств, чем пытался сорвать срок операции. Аналогичную работу проводил и КРУК во время подготовки операции под Далайнором (впоследствии оба от операции были отстранены). В 1930 году РЯЗАНОВ был переведен в Баку, а в 1932 году вступил кандидатом в члены ВКП(б). В 1933 году РЯЗАНОВ был переведен в Москву начальником кафедры Военно-транспортной академии.

Вскоре по прибытии в Москву РЯЗАНОВ установил связь с правым эсером ФРИДМАНОМ Борисом, от которого получил указания о развороте эсеровской работы в академии. Работая в академии, РЯЗАНОВ в 1936 году был завербован в антисоветский военный заговор пом. начальника академии ГРУЗДУПОМ, где по его заданиям проводил вредительскую работу.

6.  НЕМИРОВСКИЙ Г.П., бывший начальник 1 отдела Инженерного управления РККА. Допрашивали: ЕЛИСАВЕТСКИЙ, СИЛИНЦЕВ.

Дал первичные показания о том, что в 1925 году, в бытность свою слушателем Военно-инженерной академии РККА в г. Ленинграде, принимал участие в троцкистско-зиновьевской оппозиции, о чем до ареста скрывал. В 1930 году НЕМИРОВСКИЙ примкнул к антисоветской офицерской группе, существовавшей в Инженерном управлении РККА и совместно с бывшим начальником управления ПЕТИНЫМ H.H. (осужден) проводил подрывную вредительскую работу в строительстве укрепрайонов КВО. В 1932 году НЕМИРОВСКИЙ был завербован ПЕТИНЫМ в антисоветский военный заговор.

От ПЕТИНА он получил задания дезорганизовать строительство укрепрайонов, закрывая в первую очередь менее важные оперативные направления, остальное же строительство разбрасывать по всему фронту с таким расчетом, чтобы советские границы оставить открытыми, вредительски затягивать оборудование укрепрайонов.

Все эти указания ПЕТИНА НЕМИРОВСКИЙ проводил в жизнь. Как участников антисоветского военного заговора НЕМИРОВСКИЙ, кроме ПЕТИНА, назвал бывшего заместителя начальника Инженерного управления РККА БАНДИНА Александра Павловича (арестован), бывшего начальника отдела ДУБОВА А.Г., бывшего начальника ГУРЕВИЧА И.П., бывшего начальника отделения РЫЖКОВА П.Т. (все осуждены), и бывшего начальника отдела ЛЕНСКОГО Г.А. (арестован).

7.  ПЕТРУСЕВИЧ Б.В., бывший заместитель начальника штаба Зак ВО, комбриг, до ареста слушатель Академии Генерального штаба РККА. Допрашивали: ЛУКИН, ЛУЩИНСКИЙ.

Дал первичные показания о том, что в 1924 году, будучи в Варшаве на работе по линии Разведупра, он был задержан поляками с материалами разведывательного характера, полученными им от одного из наших агентов, и завербован польской разведкой для шпионской работы под кличкой «Вронский».

Завербовав ПЕТРУСЕВИЧА, поляки выслали его из Польши в СССР, после чего с 1925 по 1937 год он снабжал польскую разведку шпионскими материалами о РККА.

При вербовке ПЕТРУСЕВИЧА польской разведкой им были выданы все связанные с ним наши агенты. Связь ПЕТРУСЕВИЧА с польской разведкой за время его службы в Москве и в Ленинграде осуществлялась через бывшую сотрудницу Разведупра и НКИД БОЛЬКОВСКУЮ Я.А. (арестована). Последние годы во время своей службы в Тифлисе ПЕТРУСЕВИЧ был связан по шпионской деятельности с сотрудником польского консульства в Тифлисе, которого знал под фамилией ЦЕХНОВСКОГО.

8.  ЛУКИН М.М., бывший помощник начальника 1 отдела Санитарного управления РККА. Допрашивал: ЩЕРБАКОВ.

ЛУКИН, заранее сознавшийся в участии в контрреволюционной организации правых и в военно-фашистской заговоре, дополнительно показал, что к антисоветской работе он был привлечен в 1925 году своим родственником, руководителем правых БУХАРИНЫМ Н.И.

У ЛУКИНА с БУХАРИНЫМ еще раньше на почве родственных связей установились близкие отношения. БУХАРИН доверял ЛУКИНУ и рассказывал, что он, БУХАРИН, РЫКОВ и ТОМСКИЙ являются членами центра правых и ставят своей задачей борьбу против сталинского руководства.

В этих целях правые принимают меры к тому, чтобы создать разветвленную организацию правых в составе РККА с целью подрыва ее мощи и подготовки поражения в будущей войне, а также ведут работу за рубежом, вербуя своих сторонников в среде коммунистов иностранных компартий.

Для свержения существующего руководства и изменения политического строя в СССР правые, как сообщил ЛУКИНУ БУХАРИН, устанавливают связи со 2 Интернационалом для того, чтобы с их помощью организовать шпионскую, диверсионную и вредительскую работу внутри СССР.

БУХАРИН сообщил ему, что в организацию правых входят ЦЕЙТЛИН, СЛЕПКОВ, АСТРОВ, МАРЕЦКИЙ, которых ЛУКИН знал лично, встречая их на квартире БУХАРИНА.

В организацию правых входили также две сестры ЛУКИНА, муж сестры МЕРТЦ Александр Альфонсович и академик ВОЛГИН (не арестован).

По заданию БУХАРИНА ЛУКИН М.М. установил в 1931—1932 г.г. антисоветскую связь с бывшим начальником Санитарского управления РККА БАРАНОВЫМ (осужден) и его заместителем РЕЙНЕРОМ (арестован) и вошел в состав группы заговорщиков в Санитарном управлении.

Участники заговора в Санитарном управлении ставили своей задачей проводить вредительство и диверсионную работу, чтобы путем развала санитарной службы содействовать поражению РККА в будущей войне с фашистскими странами. Свою вредительскую работу заговорщики контактировали с вредительской деятельностью бывшего Наркомздрава КАМИНСКОГО и его заместителя КАНГЕЛАРИ (арестован).

ЛУКИН лично завербовал в заговор помощника начальника сан. Службы КВО СУСЛОВА Б.Я. (арестован), пом. нач. 1 отдела Санит. Управления РККА, а затем пом. нач. Сан. управления РККА ЗАРАЙСКОГО А.Н. (не арестован).

9.  КОРОБОВ И.А., бывший начальник штаба научно-исследовательского института ВВС РККА. Допрашивал: ШАШИН.

Сознался в том, что в 1930 году он был завербован в к.-р. офицерскую организацию в гор. Проскурове бывшим помощником инспектора кавалерии КОСОГОВЫМ (арестован).

В задачу организации входили подрывная работа в РККА в мирное время, а в момент объявления войны поднять вооруженное восстание против советской власти и открыть фронт противнику. В кавалерийском корпусе (гор. Проскуров) организацией руководил он, КОРОБОВ, и ПАВЛОВ (арестован). По директиве КОСОГОВА КОРОБОВ подбирал в штаб корпуса бывших офицеров, имея в виду расширить за их счет организацию. Работая с 1934 года в НИИ ВВС РККА в должности начальника штаба, КОРОБОВ проводил там подрывную работу.

10.  АНДРИЯШЕВ Л.П., бывший начальник артиллерии РККА, комдив. Допрашивали: МАШЛЕНКО, БУДАРЕВ.

Дал первичные показания о том, что является участником антисоветского военного заговора с 1935 года, в который был завербован бывшим начальником артиллерии РККА РОГОВСКИМ (осужден).

Лично АНДРИЯШЕВЫМ в антисоветский военный заговор были завербованы: 1) начальник 2 отдела Управления начарта РККА комбриг ГУСЬКОВ, 2) бывший начальник отдела Управления Начарта полковник ИОФФЕ;

3) бывший пом. начальника отделов Управления Начарта — ГОРОДИСКИЙ, МУХИН (все арестованы) и другие.

По заданиям РОГОВСКОГО АНДРИЯШЕВ проводил вплоть до ареста активную вредительскую работу в области боевой подготовки артиллерии и подготовки артиллерийских кадров.

Начальник Секретариата НКВД СССР старший майор государственной безопасности (ШАПИРО)

 

 


[1] Так в источнике.

[2] Трудовая крестьянская партия.

[3] Управление военных сообщений.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.