Докладная записка ИНФО ОГПУ по вопросам зарплаты на госпредприятиях за январь—август 1930 г. 11 сентября 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.09.11
Метки: 
Источник: 
"Совершенно Секретно": Лубянка Сталину о положении в стране (1922-1934 гг), т.8, ч.1. 1930 г., Москва, 2008 Стр. 490-498
Архив: 
ЦА ФСБ Ф. 2. Оп. 8. Д. 660. Л. 132-143.

 

11 сентября 1930 г.

№ 386689 Совершенно секретно

Анализ наших материалов о движении зарплаты у рабочих ряда промышленных районов Союза (МО, ЛВО, Украина, Нижкрай и других) в текущем, 1930 г., показал, что в процессе проведения в жизнь коллективных договоров 1929-30 г. у целого ряда групп рабочих на предприятиях, как основных отраслей промышленности (металлисты, текстильщики, горняки, химики), так и неосновных (деревообделочники, кожевники, пищевики и другие) наблюдалось снижение реальной, а в ряде случаев и номинальной зарплаты.

В основном снижение зарплаты обуславливалось: 1) продзатруднениями и ростом дороговизны и 2) рядом допущенных ошибок и извращений со стороны администрации и тарифно-нормировочных органов при проведении перетарификации.

Другими моментами, также неблагоприятно сказавшимися на уровне зарплаты, являлись обсчеты, обмеры, вычеты, задержка зарплаты и тяжелые условия труда.

Недовольство рабочих на почве указанных недочетов на ряде предприятий выливалось в конфликты и забастовки.

Если общее число забастовок в январе-августе 1930 г. значительно ниже, чем в соответствующие месяцы 1929 г., то наряду со снижением числа забастовок в текущем году обращает на себя внимание значительное число конфликтов (учет которых еще не произведен) преимущественно в районах крупного машиностроения (Московская область, Нижкрай, Украина).

 

число забастовок

число участников

число потерянных человеко-дней

1929 год

174

15707

15536

1930 год

147

11833

13279

Первое место по числу забастовок занимают предприятия металлопромышленности (32 забастовки с 1753 участников); на втором месте стоят горняки и текстильщики (26 забастовок с 2974 участников в горной промышленности и 22 забастовки с 3421 участниками в текстильной).

Характерен в текущем году рост числа забастовок в связи с продзатруднениями (31 забастовка с 3928 участниками против 13 с 1204 участников в 1929 г.).

Большинство забастовок в этом году падает на май-июль (76 забастовок) в связи с развертыванием в указанные месяцы кампании по нормированию труда и ухудшением положения с продснабжением.

Особо следует отметить крайне недостаточную массово-разъяснительную работу на ряде предприятий со стороны профсоюзных и партийных организаций (разъяснение мероприятий по пересмотру норм и расценок часто проводилось после обострения недовольства рабочих), что широко использовалось антисоветским элементом, провоцировавшим рабочих на забастовки, конфликты, подачу заявлений с требованием повышения зарплаты, на уход с производства и т.д.

1. Недовольство уровнем зарплаты

Низкий уровень зарплаты отмечается главным образом у групп рабочих на предприятиях не основных отраслей промышленности (на одесском Сахарном заводе заработок рубщицы — наивысшая квалификация — со всеми видами приработка составляет 45 руб. в месяц, а заработок большинства работниц этого завода не превышает 30-35 руб.) и отчасти в текстильной и металлопромышленности.

Как указано выше, значительное влияние на снижение уровня зарплаты в текущем году оказывали продзатруднения и рост дороговизны. Так, например, из данных о движении бюджетного индекса рабочего предприятий БССР за последний хозяйственный год видно, что на 1 октября 1929 г. бюджетный индекс составлял— 103,8; на 1 ноября 1929 г.— 107,7; на 1 декабря—110,0; на 1 января 1930 г. — 111,7; на 1 февраля — 111,9; на 1 марта — 113, 5 и, наконец, на 1 июля индекс повышается до 115,5.

Характерно, что число забастовок, возникших в 1930 г. на почве недовольства низким уровнем зарплаты и продзатруднениями, составляет 59% общего числа забастовок, а число участников — 72% к числу участников всех забастовок.

Обращает на себя внимание забастовка 1200 рабочих (23 июля сего года) одесской Джутовой фабрики на почве недостаточного продснабжения (у значительных групп рабочих этой фабрики длительное недовольство вызывает низкая зарплата).

В большинстве случаев рабочие, недовольные уровнем зарплаты, выдвигают требования повышения зарплаты, мотивируя эти требования исключительно продзатруднениями.

На Назаровском винном заводе (Клинцовский округ Запобласти) 28 августа прекратили работу 27 человек, предъявив требование об увеличении зарплаты и нормы выдаваемых продуктов (средняя зарплата рабочих указанного завода составляет 42—45 руб.).

На Таганрогском лесозаводе группа рабочих предъявила категорическое требование о повышении расценок. Вызванным на завод секретарю ячейки ВКП(б), председателю завкома и администрации рабочие указывали на «страшную дороговизну и отсутствие продовольствия». Группа заявила, что если расценки не будут увеличены, они прекратят работу.

На стекольном заводе им. Володарского (ИПО, Владимирский округ) в марте прекратила работу группа рабочих, потребовав увеличения зарплаты и улучшения продснабжения.

На текстильной фабрике «Маяк революции» (СВК) группа рабочих в 45 человек 23 февраля подала в заводоуправление коллективное заявление с требованием повышения зарплаты. В заявлении говорилось: «Ввиду недостаточности заработка, плохого продснабжения и высоких цен на продукты на рынке просим увеличить зарплату согласно жизненных условий настоящего времени. Если будет хорошее питание, мы сможем увеличить производительность труда, от недоедания мы слабеем и становимся совершенно неспособными к труду».

На Новосибирской электростанции (Сибирь) группа рабочих подала в завком коллективное заявление с требованием повышения зарплаты на 50%. Требование мотивировалось ростом дороговизны и повышением цен кооперацией, как на продукты питания, так и на товары широкого потребления.

2. Снижение зарплаты

Наряду со снижением реальной зарплаты у отдельных групп рабочих, главным образом в металлопромышленности, в результате проведения перетарификации снизилась и номинальная зарплата.

Снижение в большинстве случаев вызывалось формальным подходом работников ТНБ к пересмотру норм и расценок (без учета процессов работ, качества материала, данных хронометража и т. д.), создавшим благоприятную почву для ошибок, просчетов и перегибов.

На значительном числе предприятий одновременно со снижением расценок на 50% и выше были установлены чрезмерные нормы выработки. Кроме того, в ряде случаев отмечалось резкое несоответствие в расценках, установленных на одну и ту же работу; имели место факты, когда заработок неквалифицированных рабочих значительно превышал заработок квалифицированных. На некоторых предприятиях расценки снижались рабочим, которые уже снизили себе зарплату в порядке соцсоревнования.

Характерно, что значительная часть конфликтов на отдельных предприятиях, возникших на почве снижения зарплаты, разрешалась соответствующими инстанциями в пользу рабочих. Так, например, на заводе им. Ворошилова (УССР) из 500 конфликтов (с охватом свыше 1000 рабочих) в первом полугодии 1930 г. в пользу рабочих было разрешено 309 конфликтов.

Следует отметить, что в 1930 г., в противоположность прошлому году, снижение зарплаты затрагивало не только отдельные группы рабочих, но и рабочих целых цехов и мастерских некоторых предприятий, причем в ряде случаев никакой подготовительной работы к проведению перетарификации не велось.

На заводе «Октябрьская Революция» (Луганский округ, Украина) снижение зарплаты охватило 3000 рабочих из 6600; по Ижевскому заводу (Нижкрай, Вотская область) — 2000 рабочих; по Мытищинскому (Московская обл.)— 1629 рабочих и т. д.

Приводим отдельные факты, характеризующие ненормальности при пересмотре норм и расценок.

На заводе «Красное Сормово» (Нижкрай) недовольство рабочих снижением зарплаты после пересмотра норм и расценок охватывало ряд цехов (рессорный, инструментальный, паронагревательный и другие). Особенно резкое недовольство отмечалось в механическом и дизельном цехах, где расценки на ряд работ были снижены на 50% и более. Причиной такого резкого снижения зарплаты являлись в ряде случаев неподготовленность и извращения при нормировании со стороны ТНБ. Установленные первоначально расценки на ряд работ впоследствии неоднократно менялись.

В ремонтно-строительном цехе шкаф, на который было затрачено 1 '/2 месяца работы, был вначале оценен в 109 руб., затем в 113 руб. и, наконец, в 118 руб.

Благодаря неправильным расценкам рабочие высших разрядов зарабатывали меньше рабочих низших разрядов.

В связи со снижением расценок и недочетами в работе ТНБ отмечались призывы к забастовке; указывалось, что «снижение расценок проводится безобразно: за главный вал двигателя платили 150 руб., теперь — 50 руб.; чашки для отдела спецпроизводства расценивались 1 руб. 20 коп., теперь — 50 руб. Это — явное вредительство, рабочих хотят поставить в такое положение, когда единственным выходом у них будет забастовка».

В середине мая недовольство групп рабочих стало принимать резкие формы.

14 мая в механическом цехе прекратили работу 40 токарей в связи с тем, что после введения новых норм зарплата их не превышала 50-60 руб., между тем как чернорабочие получали 65-70 руб. ТНБ в увеличении зарплаты токарям отказало. 16 мая имел место ряд резких выступлений партийцев и ударников, оправдывавших забастовку токарей. Один партиец заявил: «Я не осуждаю поступок товарищей, он вызван тяжелыми условиями жизни, заработок снизили, а в кооперации имеется только она уксусная эссенция». Конфликт с токарями был рассмотрен специально выделенной на этом собрании комиссией, признавшей необходимым уплатить рабочим по тарифной ставке за март.

21 мая в механическом цехе опять прекратила работу группа рабочих (13 человек). Рабочие заявили, что отказываются работать «из-за низкой зарплаты».

На заводе им. Калинина № 4 (Ленинград) 10 мая остановили станки 400 рабочих токарных цехов. До 200 токарей после увеличения норм за апрель получили только 2/з своей тарифной ставки. Не работали 1 час.

На заводе «Коммунар» (Харьков) группе литейщиков, в порядке соцсоревнования снизивших себе расценки после перетарификации, расценки были дополнительно снижены (на детали Н-1 литейщики снизили себе расценки на 5 коп.; ТНБ снова снизило расценки на эти детали на 12 коп.). Группа передала это дело в КРК, заявив, что если новые расценки будут оставлены, то они объявят забастовку. Один из рабочих сказал: «Нам все время снижают расценки, а рынок дорожает, советская власть жмет рабочих, скоро совсем нельзя будет жить».

На одном из собраний сборного цеха, где обсуждался вопрос о вызове на соревнование со стороны кузнецкого цеха, ряд рабочих выступил против принятия предложения вызова. В результате за принятие вызова кузнечного цеха голосовало только 10 человек из 70 присутствовавших.

На Дебальцевском заводе (Артемовский округ, Украина) 16 марта ОЭТ прислал в контору литейного цеха расценки, предлагая их ввести в жизнь. Когда расценки были вывешены в цеху, среди рабочих возникло резкое недовольство: «Что же это делается?! Раньше зарабатывали 90 руб., а сейчас дают 50-60 руб., надо коллективно бросить работу». Вызванный в цех ОЭТ, чтобы успокоить рабочих, заявил: «Мы не хотели новые расценки вводить в жизнь, а только ознакомить вас с ними и поставить на РКК». Новые расценки в жизнь проведены не были.

По Прокопъевскому руднику Кузбасса (Сибирь) пересмотр расценок согласно нового коллективного договора на ряд горных работ затянулся до апреля. Перетарификация была проведена крайне бессистемно; установленные расценки оказались гораздо ниже прошлогодних, на некоторые работы расценки были снижены на 50%. На шахте № 2 средний заработок забойщика на май по новым расценкам составлял 70 руб.; поверхностный откатчик заработал 95 руб., подземный откатчик, работа которого сложнее, — всего 44 руб. Забойщики группы № 33 до перетарификации зарабатывали по 5 руб. 08 коп., после перетарификации при тех же условиях труда— 2руб. 69 коп.; у крепильщика этой группы заработок снизился с 4руб. 15 коп. до 2 руб. 69 коп., у откатчика — с 3 руб. 90 коп. до 1 руб. 75 коп.

Шахта № 519 Шахтуправления. Луганский округ (Украина) нормы выработки определялись произвольно, «на глаз». Лесогоны, работая в крайне тяжелых условиях, должны были получить за свою работу в среднем по 4 руб. в день, но им была установлена ставка в 1 руб. 80 коп. Попытки кадровых рабочих добиться правильного технического хронометража не увенчались успехом, и часть рабочих вынуждена была уйти с производства.

На Парфюмерной фабрике «Новая Заря» (Москва) в результате снижения расценок зарплата рабочих в июне по некоторым цехам снизилась на 50%; в пудровом цехе — с 100-120 руб. до 35-56 руб.; в коробочном цехе — с 110-120 руб. до 60 руб. Среди рабочих отмечались разговоры о необходимости в знак протеста против уменьшения расценок отказаться от получения зарплаты. В мыльно-оберточном отделе была выделена работница для ходатайства перед местными организациями о повышении зарплаты. В пудровом отделе под коллективным заявлением рабочих с протестом против снижения подписалось также 15 человек партийцев и кандидатов партии. Один из рабочих в знак протеста заявил о выходе из партии.

3. Обсчеты, вычеты, задержка зарплаты

На ряде предприятий обсчеты, вычеты, задержки зарплаты носят систематический характер.

а) Обсчеты

Причинами обсчетов на значительном числе предприятий является безобразно поставленная на последних работа счетной части (неправильное составление расчетных ведомостей), не точное исчисление цеховыми конторами производственной работы и т. д. В ряде случаев обсчитываются значительные группы рабочих.

На заводе «Красный Факел» Машинотреста (Москва) 4 июля при недочете зарплаты формовщиков (200 человек) со стороны расчетной конторы был произведен злостный обсчет, в результате чего некоторые формовщики получили всего до 50 коп. в день. Обсчеты в литейном цехе носят систематический характер. Во время расследования администрация пыталась подлогами исправить допущенные ошибки.

На Ижевских заводах (Нижкрай, Вотская обл.) за 3 месяца (март-май) отмечено 1272 случая обсчетов на сумму 1670 руб.; из них 845 случаев вследствие неправильного исчисления работы в цехах, остальные — в связи с ошибками расчетных контор. Помимо этого отмечались факты недоплаты зарплаты кассирами. Так, одному рабочему вместо 42 руб. было выдано 34 руб.

На Пролетарском руднике (Криворожского округа) отмечаются систематические обсчеты рабочих. Счетные работники, стремясь к увеличению приработка, берут себе очень много сверхурочной работы и делают в расчетных ведомостях большое количество ошибок. На жалобы рабочих счетные работники отвечают: «Придешь в следующую получку и дополучишь». На шахте № 9 Капитального Шахтоуправления в отдельных случаях ошибки счетного аппарата приводят к снижению заработка рабочих до 50%.

На Анжеро-Судженских копях (Сибирь) в связи с неправильными замерами работ и неправильными исчислениями расценок со стороны штейгеров отмечались массовые недоплаты рабочим. Так, в одном районе шахты № 5 за один месяц зарегистрировано 220 случаев неправильных замеров со стороны низшего адмтехперсонала. Контроля со стороны администрации нет. Виновные привлечены к суду.

б) Вычеты

Несмотря на ряд решений партии и профсоюзных организаций об ограничении вычетов, на ряде предприятий до сего времени продолжают отмечаться несоразмерно высокие вычеты (на заем, газеты, добровольные общества, подоходный налог, за коммунальные услуги и т.д.), в отдельных случаях превышающие 50% заработка рабочего.

В некоторых случаях рабочие пополнят свой бюджет за счет продажи получаемых талонов на топливо, абонементов в театры и т.д.

Приводим некоторые данные о размерах вычетов у рабочих отдельных предприятий.

На заводе им. Старостина (г. Одесса) удержания из заработка рабочего в 90 руб. составляют 40-50%.

На сахарном заводе (Одесса) большинство работниц завода после вычетов получают на руки не более 16-20 руб. (заработок их составляет 30-35 руб. в месяц).

На маслозаводе (г. Одесса) ряд рабочих получают после удержаний не более 30-60 руб. в месяц. У вальцовщика из зарплаты в 72 руб. 60 коп. после вычетов остается 42 руб. 60 коп., у прессовщика из заработка в 72 руб. остается 41 руб., у формовщика — из 68 руб. остается 43 руб. 58 коп.

На кожзаводе № 1 (СВК) у рабочего, получающего в среднем 75 руб. в месяц, вычеты составляют 19 руб. 96 коп. (26%); у подсобного рабочего, получающего 50 руб., вычеты равны 13 руб. 40 коп. (26%).

На Водосвете (СВК) у неквалифицированного рабочего, имеющего заработок 60 руб., вычеты составляют 17 руб. 20 коп. (28%).

На текстильной фабрике «Красная звезда» (СВК) из среднего заработка рабочего 79 руб. вычеты составляют 22 руб. 60 коп.

На обувной фабрике им. Лекерта (БССР) у некоторых рабочих вычеты из зарплаты составляют 50-70%.

в) Задержка зарплаты

На значительном числе предприятий отмечается несвоевременная выдача зарплаты. Особенно участились случаи задержки зарплаты в августе месяце сего года. Задолженность рабочим отдельных групп предприятий в некоторых районах составляет крупные суммы (от 20000 до 500000 руб.).

По ряду горных предприятий Криворожского округа (Украина) задолженность по зарплате на 15 августа превышала 500000 руб. Рабочим стекольных заводов Гусевского района (ИПО) задолженность по зарплате за первую половину августа составляла 25 000 руб. Райком ВКП(б) послал в деревню партийцев для сбора сельхозналога с целью ликвидировать задолженность рабочим. По ряду предприятий металлообрабатывающей, текстильной и других предприятий г. Москвы зарплата в августе была выдана с задержкой на 1-2 дня.

Ввиду отсутствия соответствующего разъяснения со стороны профсоюзных и партийных организаций, на отдельных предприятиях недовольство рабочих задержкой зарплаты принимало резкие формы (забастовки, конфликты, эксцессы, антисоветские выступления и т. д.).

На заводе им. Петровского (Артемовский округ) на почве задержки зарплаты 8 августа не вышли на работу рабочие ванно-малярного цеха. Рабочие хозчасти этого завода намеревались прекратить работу. Среди рабочих отмечались разговоры: «Жизнь и так дорога и тяжела, а тут еще задерживают зарплату».

На Ленинском руднике (Криворожского округа) в связи с задержкой зарплаты 30 шахтеров 13 августа, придя в контору, разбили окна и двери расчетного отдела, ворвались в кабинет главного бухгалтера и, угрожая ему расправой, требовали выдачи денег.

На стекольном заводе им. Воровского (Гусевский район, ИПО) рабочие на общем собрании 29 августа постановили: в случае невыдачи зарплаты за август 5 сентября объявить забастовку. Свое постановление рабочие передали дирекции завода и ячейке ВКП(б) (на заводе работает до 700 человек).

На Рожновской каблучно-колодочной фабрике (Западная обл., Дорогобужский район) рабочие (100 человек) 28 августа угрожали забастовкой вследствие невыдачи зарплаты; выдача зарплаты должна была производиться 25 августа. Задолженность рабочим составляет 50000 руб.

4. Состояние охраны труда

Недовольство рабочих условиями оплаты на значительном числе предприятий усугубляется еще и ненормальностями в области охраны труда. Неудовлетворительное состояние охраны труда и техники безопасности отмечено главным образом в горной и металлопромышленности.

Из средств, ассигнованных на охрану труда, по отдельным предприятиям расходуется лишь незначительная часть, отмечены также факты расходования указанных средств не по назначению.

По Кузнецкому каменноугольному бассейну (Сибирь) отпускаемые на улучшение техники безопасности средства расходуются не по назначению. Нередко на эти средства администрация приобретает оборудование. За первое полугодие 1929-30 г. по Кемеровскому руднику из 55950 руб. израсходовано не более 40000 руб.

На Люберецком заводе сельскохозяйственных машин (Московская обл.) на выполнение мероприятий по технике безопасности в текущем году ассигновано 108000 руб. Из них на 1 июня фактически израсходовано только 18558 руб., не израсходованы даже средства на обучение рабочих технике безопасности.

На Рыковском металлозаводе (Украина) в 1928-29 гг. из отпущенных на технику безопасности 950000 руб. было израсходовано 425000 руб.; на 5 месяцев 1929-30 г. было ассигновано 200 000 руб., израсходовано не более 72000 руб.

Несмотря на большое количество несчастных случаев на некоторых предприятиях, никаких мер со стороны администрации не принимается.

По нефтепромышленности СКК за первое полугодие 1929-30 г. отмечено около 2000 несчастных случаев, из них 8 со смертным исходом, в угольной промышленности только по одному тресту Северо-Кавказский уголь за тот же период зарегистрирован 21 случай со смертным исходом и 115 с тяжелым; по Кузбассу за март и апрель отмечено 4 случая со смертным исходом, 4 с тяжелым и 167 с легкими ранениями; на Люберецком заводе (Москва) с января по май 1930 г. зарегистрировано 625 несчастных случаев и т. д.

Постановления охраны труда и комиссии по охране труда в жизнь не проводятся, указания рабочих игнорируются.

На шахте «Капитальная» Макеевского Шахтоуправления (Сталинский округ, Украина) 20 августа произошел взрыв на 305 бронеберге. От взрыва погибли 19 рабочих. Расследованием установлено, что причиной взрыва являлось халатное отношение адмтехперсонала к своим обязанностям. На неоднократные предупреждения рабочих о возможности взрыва заведующий шахтой не только не принимал мер, но даже угрожал рабочим арестом. Следует отметить, что почти до самой катастрофы, несмотря на выделение газов, последние в забое замерены не были. Надзор за техникой безопасности бездействовал. К ответственности привлечены заведующий шахтой, заведующий вентиляцией и заведующий техникой безопасности, участковый механик и газовый десятник.

На шахте им. Карла Маркса (Рыковского рудоуправления, Украина) 3 февраля 1930 г. произошел взрыв газов, погибло 8 рабочих и 3 были тяжело ранены; на другой день произошел второй взрыв газа, от которого тяжелые ожоги получили трое рабочих. Расследованием было установлено, что взрыв произошел из-за халатного отношения к своим обязанностям административно-технического персонала. Не было учтено, что ранее на месте взрыва был пожар; после пожара, несмотря на предложение рабочих забетонировать поврежденный участок, ничего не было сделано. Заведующий вентиляцией с 1 января вплоть до 3 февраля не сделал ни одного замера газа и не проинструктировал десятников по вентиляции и забойщиков (по делу было арестовано 4 человека).

На заводе им. Петровского (г. Днепропетровск) в феврале, в доменном цехе, газом, проникшим через щели люка, прикрывающего отверстие газохранилища, отравилось 13 рабочих, из них 9 умерло. Отравление произошло по вине техперсонала доменного цеха. Производителю работ не было дано указаний относительно изоляции люка подземного газопровода, крыша люка не прикрывала плотно отверстие и пропускала газ. Надписи, предупреждающие об опасности, отсутствовали. Администрация, зная о возможности просачивания газа, допускала рабочих к работе (было арестовано 2 инженера по технике безопасности).

Среди недочетов охраны труда на предприятиях немалое место занимает невыполнение администрацией пунктов коллективных договоров о доброкачественности и своевременной выдаче спецодежды, спецобуви и т.д.

На заводе «Красный Октябрь» (Сталинград) за май месяц 1930 г. было отмечено 338 травматических случаев, главным образом в горячих цехах. Это объяснялось тем, что выдаваемая рабочим спецодежда оказывалась недоброкачественной, быстро изнашивалась, а новая до установленного срока не выдавалась.

В Шахтоуправлении № 4 (СКК) рабочие электровозной откатки не вышли на работу, предъявив администрации требование немедленной выдачи спецодежды. Эти же рабочие до забастовки подавали в Шахтком 5 заявлений с указанием на тяжелые условия работы без спецодежды и возможность в связи с этим несчастных случаев и т.д., но требования рабочих удовлетворены не были.

На ряде предприятий бездействуют и сами комиссии по охране труда и технике безопасности, члены комиссии редко заглядывают в цеха и шахты, заявления рабочих, указывающие на недочеты охраны труда, подолгу не рассматриваются. Отмечены факты обращения рабочих с жалобами непосредственно в отделы труда.

Начальник ИНФО ОГПУ Запорожец

Помощник начальника 2 отделения Рассказчиков

Рассылается:

1) Менжинскому; 2) Ягоде; 3) Мессингу; 4) Евдокимову; 5) Поскребышеву (для Сталина); 6) Молотову; 7) Кагановичу; 8) Постышеву; 9) Коврайскому; 10) Николаевой (ЦК ВКП(б)); 11) Рыкову; 12) Сырцову; 13) Орджоникидзе; 14) Куйбышеву; 15) Швернику; 16-24) ОГПУ; 25-37) 5 Отделение ИНФО; 38) В деле; 39—40) В отделении.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.