§ 28. Финляндский сейм.

§ 28. Финляндский сейм

Учреждением, содействующим монарху в осуществлении законодательной власти в отношении к Финляндии, служит финляндский сейм.

Многим видится в нем старое национальное учреждение, самобытно развившееся в Финляндии, служащее органом народного представительства, обеспечение народной свободы.

На деле нет ничего подобного. В финляндском сейме прежде всего нет ничего национального финского, ничего самобытного. В современной организации он вовсе не представляется продуктом исторического развития финляндских учреждений, а есть дело простого подражания, притом подражания устаревшему шведскому образцу, в самой Швеции давно признанному негодным.

Когда мы завоевали бывшую шведскую Финляндию, государственный строй Швеции определялся так называемой формой правления 1772 года и актом соединения и безопасности 1789 года. Оба эти законодательные акта предоставляли королю широкие полномочия и совершенно умаляли значение сейма. Бестолковое управление Густава IV вызвало его низложение и провозглашение королем его дяди Карла XIII. Явившаяся вследствие этого переворота новая форма правления введена в действие уже после того, как Финляндия стала русским владением, даже после того, как земские чины в Борго, 29 марта 1809 года, присягнули на подданство России: новая конституция датируется 6 июня 1809 года. Таким образом в Финляндии эта конституция не применялась и не могла применяться. Да и в самом перевороте 1809 года Финляндия, занятая тогда русскими войсками, не могла принимать никакого участия. И действительно, на боргоском сейме, закрытом 6‑18 июля 1809 года, новая шведская конституция вовсе не имелась в виду. Установленная в 1809 году организация финляндского сейма сохранилась неизменной в течение 60 лет. Только 3/15 апреля 1869 года был Высочайше утвержден новый сеймовый устав, выработанный финляндским сеймом. Что же это за устав? Явился ли он выражением особенных местных условий финляндской жизни? Нет, это рабский сколок с шведского устава 10 февраля 1810 года, в то время уже отмененного.

Можно охранять и отстаивать местные особенности, даже национальную самобытность отдельных областей государства. Но заставлять финский народ проделывать задним числом то, что пережила страна когда-то владевшая Финляндией, но уже 80 лет не имеющая с ней ничего общего, это несообразность, ничем не объяснимая. Масса финского населения, конечно, тут не причем. Не знающая шведского языка и чуждая шведской культуре, она не имеет и не может иметь особых шведских симпатий. Но в сенате и сейме, вырабатывавших новый сеймовый устав, решительное преобладание принадлежало дворянству, в большинстве шведского происхождения, и лютеранскому духовенству. Они-то и являются представителями шведских тенденций.

Шведский сеймовый устав 10 февраля 1810 года, отмененный в Швеции и возродившийся через три года у нас в Финляндии, есть самое типичное выражение сословных учреждений, а вовсе не народного представительства. В Швеции, по свидетельству Ашехуга, он с самого начала вызвал против себя общее народное неудовольствие, именно потому, что отдавал управление страной всецело в руки дворянства и лютеранского духовенства, своим голосом совершенно подавлявших представителей народа. Однако, привилегированные сословия так энергично отстаивали за собой власть, так крепко держались за свои сословные преимущества, что сословный сейм просуществовал до 1866 года, когда, наконец, законом 22 июня установлено было в Швеции народное представительство и вместе с тем исчез в Западной Европе последний остаток сословных учреждений этой категории. Финляндский сейм по уставу 1869 года состоит из четырех сословий: 1) рыцарства и дворянства; 2) духовенства (исключительно лютеранского); 3) горожан, и 4) крестьян. Число представителей от отдельных сословий крайне неравномерно и находится вне всякого соответствия с их численностью.

От дворян могут присутствовать на сейме представители всех дворянских фамилий. Их теперь всего 241. Таким образом, это сословие, состоящее всего из 241 семьи, может иметь на сейме столько же представителей. По общему правилу заседать на сейме, имеет право глава дворянской семьи. Но если он этим правом не воспользуется, его может заменить и другой совершеннолетний член семьи и даже член другой дворянской семьи, по уполномочию. До 1869 года отдельные разряды дворянства — графы, рыцари и не титулованные дворяне — составляли особые голоса, так что голосование дворянства происходило не поголовно, а по разрядам. Устав 1869 года установил поголовное голосование; этим и ограничивается собственно изменение, внесенное действующим законом в дворянское представительство на сейме. Несмотря на право заменять главу семьи другими членами, дворяне посещают сейм не особенно усердно. Число дворян, присутствующих на сейме, колеблется между 100 и 150. На сейме 1891 г. их было 146.¹*

Духовное сословие состоит из представителей исключительно одной лютеранской церкви. Никакая другая церковь не имеет своих представителей на сейме. Представителями лютеранского духовенства на сейме служат архиепископ, два епископа и 28 депутатов, избираемых от приходского духовенства: абоская епархия присылает 12, боргоская — 10 и куопиоская — 6 депутатов. К духовному же сословию присоединяются кроме того представители гельсингфорского университета и других учебных заведений по епархиям. Число этих депутатов в точности не определено. Университет должен назначить одного депутата, но может назначить и двух. Точно так же и учителя каждой епархии должны назначить по одному депутату, но могут назначить и по два. На сейме 1891 г. от университета были два депутата, от учителей — пять; всего от духовного сословия — 38. Относительно порядка и способа выборов избирателям каждой отдельной епархии предоставляется условиться между собой. Отнесение представителей учебных заведений к духовному сословию объясняется тем, что во время выработки сеймового устава учебное дело в Финляндии находилось в руках духовенства. До 1889 года учителями могли быть только лица лютеранского исповедания, да и теперь это ограничение сохранилось для преподавателей истории.

Каждый город, имеющий 1.500 жителей, может избирать по одному депутату и затем на каждые 6.000 жителей прибавляется по одному депутату. Города, имеющие менее 1.500 жителей, могут или избрать от себя одного депутата, или присоединиться к другому городу, избирающему одного депутата. Право участвовать в выборах имеют все лица, внесенные в податные списки города и обязанные платить подати на общие потребности городской общины, за исключением женщин, лиц, принадлежащих к дворянству или духовенству, к экипажу купеческих судов, нижних воинских чинов, прислуги, поденщиков, лиц, занимающихся каким-либо промыслом лишь для собственного пропитания, и лиц, состоящих в недоимке более чем за год. Сам порядок выборов может быть определен в каждом городе особо городским собранием с Высочайшего утверждения. В решительном большинстве городов установлена система прямого и притом плюрального голосования, то есть избиратели имеют различное число голосов, сообразно количеству платимых ими налогов, так что крупные плательщики налогов могут иметь до 25 голосов. На сейме 1891 года было 58 представителей от 36 городов.

Гельсингфорс имел 10; Або — 5; Выборг, Таммерфорс и Николайштадт — по 3; Улеаборг, Бьернеборг и Куопио — по 2; остальные по одному.

Для крестьян раз навсегда установлено одно неизменное число депутатов — 62, по числу судебных округов. Выборы крестьянских депутатов косвенные, двухстепенные, через особых электоров. Крестьяне не могут изменять этого порядка выборов. Избирателем признается каждый, платящий подать с собственной или арендуемой земли, не принадлежащей к другому сословию и не состоящий на службе края. Поэтому в крестьянских выборах участвуют и те финляндцы, которые службою приобрели русское дворянство. Число голосов каждого избирателя при выборах электоров определяется сообразно количеству платимых налогов. От каждой общины избирается по одному электору. Электоры при избрании депутатов все имеют по одному голосу.

Избранным в депутаты может быть всякий избиратель, достигший 25 лет и исповедующий христианскую веру. Следовательно, евреи не могут быть членами сейма. По своему юридическому положению члены сейма являются не народными, а именно сословными представителями. Во-первых, представителем каждого сословия может быть избрано только лицо, принадлежащее к тому же сословию. Затем, подробности порядка избрания определяются не общим государственным законом, а самими избирателями. Но что всего важнее — избранный депутат поставлен в прямую зависимость от своих избирателей, так как содержание депутаты получают не из государственной казны, а от своих избирателей. Притом избиратели совершенно свободны назначать содержание, в каком им угодно размере. Правда, § 7 сеймового устава постановляет, что “сеймовый депутат при исполнении сей своей обязанности не подлежит никаким другим предписаниям, кроме основных законов края”, и этим как бы воспрещается наделение депутатов инструкциями от избирателей. Но практическое значение этого постановления парализовано тем, что членам сейма, несогласным с постановлением большинства сословия, предоставляется требовать внесения в протокол их особого мнения. Такое постановление, очевидно, предполагает, что от депутата можно требовать отчета в том, как он подал свой голос по тому или другому вопросу. А кто же может этого требовать, кроме его избирателей? К тому же зависимость депутата от избирателей усиливается еще тем, что депутаты избираются всего на одну сессию.

Жалобы на произведенные выборы в сословиях горожан или крестьян приносятся не позже 14 дней со дня выборов начальнику губернии; недовольный же решением начальника губернии может в течение 8 дней подать ему же жалобу, которая пересылается в судебный департамент сената. Жалобы на выборы в духовном сословии подаются в консистории, а на выборы в университете — прямо в сенат.

Избранный в депутаты не может без законных к тому причин отказаться от избрания. Точно так же и во время сейма депутаты не могут слагать своих полномочий.

Личная неприкосновенность членов сейма находит себе довольно широкие гарантии. Они не могут быть вовсе подвержены во время продолжения сейма личному задержанию за долги. Предварительный арест к ним применим лишь по обвинению в “тяжких” преступлениях и то лишь в случае задержания на месте преступления или по определению судьи. Согласия сейма или подлежащего сословия на арест депутата не требуется. Оскорбление или насилие, причиняемое депутату во время сейма, во время проезда на сейм или на обратном с сейма пути, наказывается с особенною строгостью.

Сейм созывается Государем Императором, каждый пятый год, или чаще, по Высочайшему усмотрению. В последнее время установилась практика созыва сейма, подобно нашим земским собраниям, по трехлетиям. Сессии сейма происходили в 1882, 1885, 1888, 1891 и 1894 годах. Сейм созывается в столице края, разве по причине неприятельского нашествия или другим важным причинам Государь найдет удобнее назначить для того другое место в крае. Сессия очередного или урочного сейма продолжается не более четырех месяцев, но она может быть закрыта и раньше, если о том будут просить все сословия, или Государь и без этого найдет к тому повод.

Председатели (тальманы) и товарищи председателей (вице-тальманы) отдельных сословий назначаются Государем. Председатель дворянского сословия именуется ландмаршалом рыцарства и дворянства. Тальманом духовная сословия назначается абоский архиепископ; только в случае отсутствия его по какой-либо причине назначается один из двух других епископов. По принесении ландмаршалом и тальманами сословий присяги, сословия приветствуют друг друга посредством депутаций и назначают членов общей депутации, которые под предводительством ландмаршала и тальманов представляются Государю или заступающему его место и, выразив отдельно от каждого сословия верноподданническое почтение, просят о назначении дня для открытия сейма. В назначенный день все сословия по окончании богослужения собираются в тронной зале, где Государь или его представитель приветствует земские чины и открывает сейм. При этом сообщается список предложений, какие правительство имеет в виду предложить сейму; но и после того могут быть сделаны новые предложения. До 1886 года право законодательного почина принадлежало исключительно Государю. Но теперь и сейму предоставлено право почина, впрочем, с двумя ограничениями. Сейм может им пользоваться лишь в первые 14 дней сессии и, кроме того, в отношении к Основным законам право почина сохранено и теперь исключительно за правительством.

На каждом урочном сейме в течение восьми первых дней учреждаются пять постоянных комиссий: комиссия законов, хозяйственная комиссия; статная комиссия, комиссия чрезвычайных податей и банковая комиссия. Комиссии эти составляются из членов от всех четырех сословий в равном числе, по 3 или по 4. Если встретятся вопросы, требующие особого рассмотрения, могут быть учреждены подобным же образом временные комиссии.

Каждое сословие заседает отдельно. Этим, конечно, несколько ослабляется неравномерность числа представителей от различных сословий, но не безусловно. Число представителей все-таки имеет большое значение. Во-первых, чем собрание многочисленнее, тем оно независимее, самостоятельнее. Между тем в Финляндии всего многочисленнее собрание как раз того сословия, которое уже по своему общественному и имущественному положению самостоятельнее других. Напротив, более зависимое крестьянское сословие и представлено очень небольшим числом представителей. Во-вторых, при небольшом числе членов сословия и большом числе комиссий все сколько-нибудь влиятельные члены естественно окажутся членами комиссий, и уже некому будет подвергать доклады комиссий обстоятельному обсуждению. Наконец, хотя по общему правилу сословия заседают порознь, но возможны и соединенные их заседания: в таком случае неравномерность представительства различных сословий должна сказаться с особой силой.

Сеймовый устав дозволяет сословиям собираться в одном месте для совокупного совещания по производящемуся на сейме делу, но без права постановлять там решение, По окончании такого совместного совещания всех сословий они расходятся порознь, и каждый отдельно постановляется решение, но уже без допущения дальнейшего обсуждения вопроса. Следовательно, в этом голосовании отдельных сословий каждый голосующий подает голос согласно тому впечатлению, какое он вынес из общего совещания, где дворянство и духовенство составляют подавляющее численное большинство: число их представителей на сейме 1891 г. достигло 184; число представителей двух других сословий не превышало 120.

Закон ставит довольно легкие условия для образования совокупного совещания всех сословий. Достаточно, чтобы одно из сословий это предложило, и еще одно к нему присоединилось. Казалось бы, такая форма совещаний представляется очень желательной, как облегчающая сословиям возможность обмана мыслей и совместного обсуждения вопросов в общих народных интересах. Но сословный дух еще так силен в финляндском сейме, что созыв совокупного совещания является лишь крайне редким исключением. Обыкновенно довольствуются обсуждением вопроса каждым сословием порознь.

Обсуждение вопросов отдельными сословиями не чередуется, не следует одно за другим, а происходит одновременно, так что одно сословие не может воспользоваться тем, что было высказано в других. Следовательно, взаимные отношения сословий финляндского сейма совершенно иные, чем отношения двух палат парламента в конституционных государствах. В этом сказывается характерное различие сословных и представительных учреждений. Если народное представительство и. выражается в двух палатах, каждая палата одинаково представляет весь народ, а не отдельное сословие. Поэтому и руководящее начало деятельности обеих палат одно и то же — общие народные интересы. Поэтому палаты и обсуждают вопросы по очереди, одна за другой: им есть чему поучиться друг у друга. Сословные чины, напротив, каждый представляет свой особенный, сословный интерес. У них у каждого своя особая точка зрения. Для полного и свободного выражения сословных интересов надо по возможности устранить воздействие одного сословия на другое, а для того лучшее средство установить одновременное обсуждение вопросов всеми сословиями порознь, как это и делается в Финляндии.

Заседания сословий публичны; но сословие может распорядиться о закрытии дверей и притом без всяких ограничений. Ландмаршал и тальманы руководят прениями и голосованием, но сами ни в том, ни в другом не принимают участия. Свобода речи в сейме не вполне обеспечена. В сеймовом уставе не только не провозглашена безответственность за произносимое в заседаниях сейма, но даже прямо указано, что каждое сословие может не только сделать замечание оратору, дозволившему себе сказать что-либо непристойное или для кого-нибудь оскорбительное, но и передать дело судебному разбирательству, правда, не иначе как по приговору большинства ⅚ присутствующих членов.

Это требование большинства ⅚ для передачи дела суду не может, однако, иметь особого ограничительного значения в тех случаях, когда отдельный член расходится с большинством своего сословия: тирания сословия над отдельными членами, которые вздумали бы противиться сословному духу, очевидно, этим насколько не ослабляется.

Обычное движение дел в сейме начинается с обсуждения их в комиссиях. Затем происходит обсуждение в каждом сословии отдельно. Голосование обыкновенно происходит открыто посредством устных ответов “да” или “нет” на вопрос, предложенный тальманом. Выслушав ответы, тальман по своему пониманию объявляет о результате голосования. Но каждый член сословия может требовать формального голосования печатными записками, на которых значится только “да” или “нет”. Они подаются закрытыми. Тальманы обязаны во избежание равенства голосов при каждом голосовании вынимать и отлагать до вскрытия билетов один из них. Если при счете прочих билетов число голосов окажется разделившимся поровну, то отложенный билет вскрывается, и им решается дело.

По общему правилу решением сейма считается согласное постановление по меньшей мере трех сословий. Но для изменения Основных законов и установления чрезвычайных податей требуется согласное постановление всех четырех сословий. Для изменения Основных законов это требование безусловно. Вопрос об установлении чрезвычайной подати, в случае разногласия сословий, передается на обсуждение так называемой общей комиссии, которая образуется из комиссии чрезвычайных податей увеличением её членов до 60, так, чтобы от каждого сословия было по 15 членов. Если при обсуждении и голосовании дела в общей комиссии по меньшей мере большинство ⅔ выскажется за установление подати, то предложение считается принятым; в противном случае отвергнутым.

Если по вопросам, решаемым согласным постановлением трех сословий, голоса разделятся так, что не образуется требуемого большинства, и притом сейм признает дело не могущим остаться без разрешения, то оно также передается на обсуждение общей комиссии. Но для решения этих дел в общей комиссии требуется простое большинство голосов.

Такова организация сейма. Все его устройство проникнуто строгим сословным духом. В основу его деятельности положено начало полной сословной разобщенности. Ничтожное по численности дворянство вместе с лютеранским духовенством имеют столько же голосов, как и представители всего остального населения Финляндии.

Стремление наших окраин к обособлению всегда и везде приводило к одному и тому же неизбежному результату: к сохранению в них устарелых, отживших учреждений, давно исчезнувших и забытых в других странах. Было время, когда мы зачем-то оберегали в Прибалтийском крае патримониальную юрисдикцию и вотчинную полицию. Теперь в Финляндии мы сохраняем чуждое русской жизни наследие средневековой старины — сословный сейм.

Примечание:

¹* Kalender för Landtagen i Finland är 1891.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.