Сводка важнейших показаний арестованных управлениями НКВД СССР за 20 апреля 1938 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1938.04.25
Метки: 
Источник: 
Лубянка. Советская элита на сталинской голгофе. 1937—1938. М.: МФД, 2011, стр. 343-354
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 408. Л. 64—88.

25 апреля 1938 г.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) тов. СТАЛИНУ

Направляю сводку важнейших показаний арестованных Управлениями НКВД СССР за 20 апреля 1938 года.

Народный комиссар внутренних дел СССР Народный комиссар государственной безопасности (ЕЖОВ)

Совершенно секретно

ПЕРВОЕ УПРАВЛЕНИЕ

По 5-му ОТДЕЛУ

1.  КАДАЦКИЙ-РУДНЕВ И.H., бывший командующий Амурской военной флотилией. Допрашивал: ПЕТРОВ.

КАДАЦКИЙ-РУДНЕВ, ранее сознавшийся в шпионской деятельности в пользу Японии с 1919 г. и в участии в антисоветском военном заговоре.

Дал дополнительные показания о том, что своей подрывной работой привел флотилию в небоеспособное состояние.

Вредительство с его стороны шло по следующим линиям:

1. В боевых учениях обращал внимание на второстепенные вопросы и замазывал главные недочеты. Облегчал условия учений. Давал неверные установки по боевому использованию флотилии. Не проводил ночного плаванья по реке. Срывал подготовку учеников всех специальностей, командирскую учебу и учебу с младшим начсоставом. Тормозил тренировку в тралении и минных постановках.

2. Ремонт оружия не проводился. Материальная часть артиллерии изношена. Умышленно не строились артмастерские.

3. В план строительства в первую очередь включал жилые дома, а строительство артиллерийских, минно-торпедных мастерских, боескладов и т.п. отодвигал на второстепенное место.

4. Вел вредительство в аэрорефрежерации, в силу чего снаряды, хранимые в тоннелях, плесневеют и ржавеют. Таким образом, пришло в негодность около 50 % всего боезапаса флотилии, хранимого в тоннелях.

2.  ПОКУС Я.З., бывший заместитель командующего ОКДВА. Допрашивал: ЛОРКИШ.

ПОКУС, ранее сознавшийся в активном участии в военно-фашистском заговоре и в шпионской деятельности в пользу Японии, дал дополнительные показания о том, что с 1922 года он являлся агентом германской разведки.

ПОКУС показал, что в состав агентуры германской разведки он был завербован бывшим сотрудником штаба 2 Приамурской дивизии ФРИЗЕНДОРФОМ (арестован), с которым был связан по 1925 год.

За это время ПОКУС передал германской разведке подробные шпионские данные о состоянии войск на Дальнем Востоке, численности их и вооружении.

В конце 1925 года с ПОКУСОМ, в то время работавшим в Витебске помощником 4-го стрелкового корпуса, связался начальник штаба того же корпуса ВИЛУМСОН. Через ВИЛУМСОНА ПОКУС передал в разведку ряд секретных материалов, в том числе данные о боевой подготовке корпуса, Дретушском артиллерийском лагерном сборе и др.

В 1926—1929 гг. ПОКУС по линии германской разведки был связан с сотрудником штаба 22-й дивизии в Краснодаре ШПИЛЬМАНОМ, по заданию которого проводил шпионскую работу.

В ноябре 1927 года ПОКУС передал в разведку через ШПИЛЬМАНА отчет о проведении в 1927 году больших маневров.

В последующие годы ПОКУС, работая на Дальнем Востоке, проводил шпионскую работу в пользу Германии, будучи связанным с указанным выше ФРИЗЕНДОРФОМ.

Из переданных материалов разведки особо заслуживает внимания доклад о вооруженных силах в Приморье. В этом документе было изложено: сколько дивизий в Приморье, как они расположены, вооружения, насыщенность войск артиллерией, состояние укрепленных районов и т.д.

3.  КУЧИНСКИЙ Д.А., бывш. начальник Академии Генерального штаба РККА, комдив командующего ОКДВА. Допрашивал: ИВАНОВ.

КУЧИНСКИЙ, ранее сознавшийся как участник военно-фашистского заговора, куда был завербован в 1934 году ЯКИРОМ, дополнительно показал:

Весной 1936 года ЯКИР информировал КУЧИНСКОГО о том, что центром военно-фашистского заговора, исходя из внутренней и внешней обстановки Советского Союза и усиления военной мощи Германии, приняты меры установки на поражение Красной Армии во время войны Советского Союза на западном театре военных действий.

ЯКИР говорил о необходимости открыть германской армии фронт на Киевском направлении и использовать это как средство «свалить существующее в Сов. Союзе руководство».

Центр заговора намечал переложить всю вину поражения Красной Армии на советское правительство и тем самым оправдать перед советским народом необходимость переворота.

КУЧИНСКИЙ указывает, что участниками заговора, работавшими в Генштабе РККА (МЕЖЕНИНОВЫМ, ЛЕВИЧЕВЫМ, АППОГА - осуждены), по указанию центра заговора — ТУХАЧЕВСКОГО, ЯКИРА — был вредительски составлен оперативный план войны на западном театре военных действий, который должен был привести Красную Армию к поражению (подробности в протоколе допроса).

Бывший начальник Генштаба РККА ЕГОРОВ выбирал при составлении оперативного плана войны на западном театре военных действий наименее вероятные варианты, которые может использовать Германия во время войны.

Распылял средства на мероприятия, которые не требуются в будущей войне, и в то же время создавал видимость большой активности в подготовке СССР к войне.

КУЧИНСКИЙ назвал как участников военно-фашистского заговора по Украине БУТЫРСКОГО — бывш. начальника штаба КВО, СОКОЛОВА — бывш. начальника штаба ХВО, ГЕРМОНИУСА — бывш. командира 17 стр. корпуса, и др. (арестованы).

4.  ШУМОВИЧ H.A., бывш. инструктор штаба МНРА, полковник. Допрашивал: СОЛОВЬЕВ.

ШУМОВИЧ, ранее сознавшийся в участии в антисоветском военно-фашистском заговоре, дополнительно показал, что, кроме завербовавшего его в заговор ВАЙНЕРА (арестован), участниками заговора являлись: ТАИРОВ — бывший полномочный представитель СССР в Монголии, ТАРХАНОВ — бывший советник полномочного представительства СССР в Монголии (арестован), САФРАЗБЕКОВ — бывший инструктор Политического управления МНРА (арестован), МИСКЕВИЧ — бывший инструктор артиллерии МНРА (не арестован), МЫНДРО — бывший инструктор бронетанковых частей МНРА (не арестован), ВОРОБЬЕВ — бывший инструктор 1-й кавдивизии МНРА (арестован), МАРКЕВИЧ — бывший инструктор штаба корпуса, троцкист (арестован), ШИПОВ — бывший командир мехбригады (арестован), и ТИХОНОВ — бывший инструктор 6 кавдивизии (арестован).

Заговорщическая организация в МНР возглавлялась ТАИРОВЫМ и ВАЙНЕРОМ, которыми установлен контакт с японскими разведывательными органами.

Контрреволюционной и шпионской деятельностью заговорщической организации руководили ТАИРОВ и ВАЙНЕР, опираясь на ДЕМИДА — бывшего главкома Монгольской народной революционной армии, который одновременно возглавлял контрреволюционную шпионскую организацию из монгол. Участниками этой организации являлись: ДАРИЗАП — бывший заместитель главкома МНРА, ЛУЖОЧИР — бывший начальник Политического управления МНРА, ВАНЧИК — бывший командир 1-й кавдивизии, ДЖОЖОН-ХОРГО — бывший начальник артиллерии МНРА, и ГОНЧИК-ШАРАН — бывший командир 6-й кавдивизии.

ВАЙНЕР, ТАИРОВ, САФРАЗБЕКОВ, ШУМОВИЧ и другие участники заговора стремились парализовать влияние советского правительства в Монголии и подорвать политические и экономические связи между Монгольской народной республикой и СССР.

Командному составу Монгольской народно-революционной армии внедрялась идея невыгодности войны МНР с Японией, на которую якобы Монголию толкает Советский Союз договором о взаимопомощи, провоцировались столкновения японских частей с Монгольской народной революционной армией, велась подрывная работа в частях МНРА и скалачивались[1] контрреволюционные силы для внутреннего восстания в момент наступления японцев.

В интересах облегчения вторжения японской армии не было выполнено прямое указание Наркома обороны СССР тов. ВОРОШИЛОВА о сосредоточении войсковых сил на Калганском направлении, которое продолжительное время оставалось открытым.

Передача охраны границ МНР министерству внутренних дел была произведена только на юге Монголии, весь же Тамсыкский язык и на север от него, т.е. там, где были японские части, был оставлен за полевыми войсками, чем обеспечивалось провоцирование пограничных конфликтов, сопровождавшихся вторжением японцев в Монгольскую народную республику.

По указанию ВАЙНЕРА и МИЦКЕВИЧА в марте 1936 года произведено нападение на японского подполковника, объезжавшего японо-манчжурские пограничные заставы; в зимний период 1935—1936 гг. по заданию ВАЙНЕРА ШУМОВИЧЕМ был разработан приказ, в котором предписывалось на заставах проводить стрельбы с постоянных позиций, в конце 1935 года ШУМОВИЧ по заданию ТАИРОВА разработал приказ о налете на Баргутскую заставу японцев, приказ был выполнен частями 5-й кавдивизии.

Подрывной работой участники заговора ВАЙНЕР, ТАИРОВ, ШУМОВИЧ, САФРАЗБЕКОВ и другие снижали боевую и тактическую подготовку МНРА, имеющаяся на вооружении МНРА техника приводилась в негодное состояние, артиллерийское имущество, винтовки и противогазы, находящиеся на личном вооружении цириков, на 40—50 % пришли в негодность.

При плохо налаженном продовольственном снабжении цирик обворовывался, казарменные помещения содержались в антисанитарном состоянии, вещевым довольствием цирик снабжался несвоевременно, в майскую-июньскую жару цирик ходил в валенках, полушубке и меховых шлемах, а в первый месяц холодов в прошлогоднем, истрепанном обмундировании. Все это вызывало большой рост заболеваемости простудными и легочными болезнями и смертности.

В 1936 году ВАЙНЕРОМ через правительство Монгольской народной республики был проведен приказ о призыве на военную службу монастырских лам. Ламство предполагалось использовать как контрреволюционные группы в частях МНРА.

5.  БЕРГСТРЕМ В.К., бывш. начальник морской авиации. Допрашивал: МНЕВ.

Дополнительно показал о своей подрывной деятельности в области боевой подготовки морской авиации.

В целях снижения боевой подготовки БЕРГСТРЕМ срывал учебу в сложных условиях (в открытом море, полеты ночью и при неблагоприятных атмосферных условиях), практиковал исключительно медленный переход от одного упражнения к другому (топтание на первоначальных упражнениях). Не допускал индивидуального подхода к летчикам. Успехи каждого летчика в отдельности не использовались.

Программа составлялась одинакового содержания для всего летного состава без исключения. Отсюда часть летчиков возвращалась вновь к тем упражнениям, которые ими были давно усвоены.

Путем намеренного снижения основных данных (скорость и грузоподъемность), а также путем срыва финансирования тормозил опытное строительство гидросамолетов (МДР-6 и МТБ-2) с тем, чтобы затормозить развитие наших отечественных гидромашин и поставить в зависимость нашу морскую авиацию от заграницы, внедрял на вооружение самолеты итальянских фирм.

6.  РЯЗАНОВ В.И., бывш. начальник морской авиации. Допрашивал: ПОЛИЩУК.

РЯЗАНОВ В.И., ранее сознавшийся в участии в подпольной правоэсеровской организации и в антисоветском военном заговоре, дополнительно показал:

После приезда в 1933 году в Москву при встрече с одним из руководителей правоэсеровской организации ФРИДМАНОМ последний, информируя его о разворачивании эсеровской работы, сообщил о заключенном блоке с троцкистами и правыми.

По словам ФРИДМАНА, наряду с основным вопросом консолидации сил и организации их для решающего выступления, руководство считает своевременным применение террора как наиболее острого метода борьбы с большевиками.

В этом отношении контакт с троцкистами и правыми, располагающими широко разветвленным подпольем, создает весьма благоприятную обстановку.

ФРИДМАН указал, что в руководстве военно-эсеровской работой принимает участие известный командир РККА САБЛИН Юрий (осужден как заговорщик), в прошлом видный эсер, теперь коммунист, хорошо известный РЯЗАНОВУ по Украине.

САБЛИН довольно часто бывает в Москве, и ему будут даны указания связаться с РЯЗАНОВЫМ.

Летом 1935 года САБЛИН связался с РЯЗАНОВЫМ и подробно рассказал ему о военно-эсеровской организации, в которой принимают участие много видных командиров РККА, в прошлом эсеры или эсерствующие. В частности указал, что в руководстве эсеровской работы РККА принимает участие ЕГОРОВ А.И.

Военная эсеровская организация объединяет эсеров всех течений, так, по словам САБЛИНА, в ней состоят работники ПУРа РККА РАДИОНОВ, ВИНОГРАДОВ, ЧЕРНЯВСКИЙ и Осоавиахима ИОРДАНСКИЙ, в прошлом левые эсеры (все арестованы).

САБЛИН поручил РЯЗАНОВУ выявлять в академии бывших эсеров и троцкистов, осторожно их прощупывать и изучать с целью привлечения к активной работе.

Завербовавший РЯЗАНОВА в 1936 г. в антисоветский военный заговор бывший помощник начальника Военно-транспортной академии ГРУЗДУП при последующих встречах с РЯЗАНОВЫМ как участников заговора назвал работников академии СЕРГЕЕВА, ДМИТРИЕВА, СТЕРЛИНА, СТАНЬКОВСКОГО, КАРЛСОНА (арестованы).

О вербовке его ГРУЗДУПОМ РЯЗАНОВ сообщил ФРИДМАНУ, который одобрил его решение принять участие в заговоре, указав, что конечная цель одна — свержение сов. власти, и в то же время категорически предложил не сообщать ГРУЗДУПУ о наличии эсеровской организации.

Тогда же ФРИДМАН сообщил РЯЗАНОВУ, что эсеровская работа все ширится, налаживаются нужные связи, к работе привлечены видные коммунисты, в прошлом эсеры.

ФРИДМАН подчеркнул, что организации удалось проникнуть даже в органы Наркомвнудела, где имеются бывшие эсеры, в частности в деятельности эсеровской организации активное участие принимает видный работник НКВД АЛЕКСЕЕВ (арестован), в прошлом эсер, теперь коммунист.

7.  ПОЛЯЕВ, бывш. начальник отдела кадров ВВС РККА. Допрашивали: ИВКЕР, ЛЕНЕВ.

ПОЛЯЕВ, ранее сознавшийся в том, что с 1922 года является резидентом румынской разведки в ВВС РККА, дополнительно показал:

В 1935 году он был связан с работником румынского посольства в Москве, которому передавал ряд шпионских материалов о состоянии ВВС РККА.

ПОЛЯЕВ показывает, что им было в 1936 году получено задание организовать диверсионные группы на центральных складах ВВС РККА в Сызрани и Балашихе с целью порчи и уничтожения хранящейся в этих складах материальной части, но, по его словам, он этих групп не создал, так как не имел непосредственной связи со складами. (Этот вопрос, как имеющий особое значение, будет тщательно проверен в следствии).

В 1935 г. ПОЛЯЕВЫМ был завербован для шпионажа работник НКВД СИКСНЕ (латыш, родители проживают в Латвии), убывший в 1936 году на Дальний Восток.

По указаниям румынской разведки ПОЛЯЕВЫМ был также завербован полковник ВЛАСОВ Николай Алексеевич — начальник штаба 10 авиакорпуса КВО, получивший задание по развертыванию шпионской работы в частях КВО.

8.  ГРУШЕЦКИЙ В.Ф., бывш. нач. Краснознаменных химических курсов усовершенств. начсостава РККА, комдив. Допрашивал: ЮХИМОВИЧ.

ГРУШЕЦКИЙ, ранее сознавшийся в участии в польской шпионской организации, дополнительно показал, что он передал резиденту польской разведки в Москве ЦИФЕРУ, с которым был связан, следующие шпионские материалы:

1) о результатах испытаний среднего танка на огнеметание и о новых зажигательных веществах, вводимых на вооужение;

2) чертеж конструкции химической аппаратуры танка-амфибии и чертеж распылителя для заражения местности;

3) об итогах тактических учений 1936 года по взаимодействию химических частей с другими родами войск;

4) описание и чертеж новых авиационных приборов «ВАП 500» с указанием норм по поливке различных целей;

5) об организации, штатном составе и вооружении химического батальона, а также копию секретного приказа, в котором были объявлены штаты химбатальона;

6) сведения о боевых отравляющих веществах, принятых на вооружение армии, и их физико-химических свойствах и

7) о физико-химических свойствах ядовито-дымовых шашек, методы их применения в различных метеорологических условиях и таблицы их применения.

9.  ЛУВЕНСКИЙ Л.И., бывш. нач. отделения отдела морского берегового строительства Управления морских сил РККА. Допрашивал: МНЕВ.

Дополнительно показал, что в связи с намеченной постройкой Наркомпищепромом судоремонтного завода в Петропавловске на Камчатке, он разработал вредительское задание в части использования его в военное время для стоянки ремонтируемых подлодок.

ЛУВЕНСКИЙ сделал расчет на подлодки типа «Щ», тогда как надо было рассчитывать на подлодки типа «М».

Осуществление вредительского задания не позволило бы подлодкам ни ремонтироваться, ни базироваться на этом заводе.

Кроме того, показал о вредительском составлении даваемых им заданий на места о нормах хранения технического и инженерного имущества.

10.  ДЫБЕНКО П.Е., бывший командующий Ленинградским военным округом. Допрашивали: ЯМНИЦКИЙ, КАЗАКЕВИЧ.

Дополнительно показал, что в 1922 году, в бытность свою командиром корпуса в Одессе, связался с сотрудником АРА — американцем ХОЛЛЕНОМ.

ХОЛЛЕНУ ДЫБЕНКО передал следующие шпионские данные: о состоянии промышленности Украины, о состоянии судостроительной верфи в Николаеве и бытовом положении бойцов и начальствующего состава.

Также систематически передавал ему письменные обзоры о политико-экономическом положении, используя данные, которые он имел как член бюро окружкома партии.

Кроме того, ДЫБЕНКО разрешил ХОЛЛЕНУ производить фотосъемки артполка, стоявшего в районе Одессы.

ДЫБЕНКО показывает, что после его отъезда из Одессы связь с американцем прервалась и была восстановлена в 1929 году с агентом разведки США инженером ДЭВИСОМ, консультантом по постройке ирригационной сети в Средней Азии.

Инженер ДЭВИС в течение 3-х дней ехал в Сталинабад в вагоне ДЫБЕНКО. В пути ДЫБЕНКО передал ДЭВИСУ подробные шпионские данные о политико-экономическом состоянии всех республик Средней Азии, богатствах их недр: угольных залежах, золотоносных источниках, залежах меди, олова, свинца и количестве имевшихся в Средней Азии стад.

Помимо сведений экономического характера ДЫБЕНКО передал ДЭВИСУ данные о положении Среднеазиатского военного округа, количестве войск, их расположении, вооружении и т.д.

Он сообщил также ДЭВИСУ подробные данные относительно борьбы с басмачеством, о применении крупных войсковых соединений для разгрома басмаческих банд и о поддержке басмачества некоторыми слоями населения Среднеазиатских республик.

ДЫБЕНКО показывает, что после этой встречи с ДЭВИСОМ он больше встречи с американцами не имел.

За передачу шпионской информации ХОЛЛЕНУ в 1922 году ДЫБЕНКО получил от АРА ценные вещи и продукты.

Инженер ДЭВИС в порядке вознаграждения ДЫБЕНКО за передачу шпионских сведений добился выдачи его сестре, проживавшей в Америке, пяти тысяч долларов.

11.  КУЙБЫШЕВ, бывш. командующий войсками Закавказского военного округа. Допрашивали: АГАС, ОРЕШНИКОВ.

Дополнительно показывая о выполнении задания ТУХАЧЕВСКОГО о создании в оборонной промышленности вредительско-диверсионной организации, КУЙБЫШЕВ показал, что в конце 1934 года он установил организационную связь с заговорщиком, руководителем танковой промышленности, начальником треста спецмашиностроения НКОП НЕЙМАНОМ (осужден).

Из систематической информации НЕЙМАНА КУЙБЫШЕВУ известно, что НЕЙМАН в танковой промышленности проводит вредительскую работу путем неправильных капиталовложений и развития мощности заводов.

НЕЙМАН проводил большую вредительскую работу в мобилизационных планах путем срыва мобснабжения заводов промышленными полуфабрикатами, что осуществлялось дачей в Главное Военно-мобилизационное управление неправильных заявок. Так, по показаниям КУЙБЫШЕВА, в итоге неправильных поставок планы поставок брони были занижены на 50 %.

КУЙБЫШЕВУ известно, что участником организации, директором Харьковского паровозостроительного завода БОНДАРЕНКО на заводе создана диверсионная группа, которая готовила осуществление диверсионного акта в период начала войны с целью вывода завода из строя, чтобы тем самым прекратить поставку новых танков в армию.

В 1935—1936 гг. НЕЙМАН и БОНДАРЕНКО в целях того, чтобы оставить танковую промышленность и, в частности, производство танков БТ без моторов, тормозили производство нового нефтяного мотора и пытались приостановить производство танковых моторов на заводе № 26.

В 1936 году выявив по линии КПК, где он работал, что на танковом опытном заводе в Ленинграде развалена конструкторская работа, КУЙБЫШЕВ через НЕЙМАНА узнает, что развал конструкторской работы является вредительским актом, имеющим целью затормозить дальнейшее усовершенствование танков. Результаты обследования по линии КПК танкового опытного завода КУЙБЫШЕВ по договоренности с НЕЙМАНОМ скрывает от ЦК ВКП(б) и правительства.

В 1937 году, в целях сохранения для организации участника заговора директора танкового опытного завода БАРЫКОВА, КУЙБЫШЕВ скрывает от руководства КПК при ЦК ВКП(б) поступившие на него материалы как троцкиста.

Из других участников заговора, работающих в танковой промышленности, со слов НЕЙМАНА, КУЙБЫШЕВУ известен директор завода № 38 (Москва) ГУДКОВ.

В целях перехвата пятаковских связей в судостроительной промышленности КУЙБЫШЕВ во второй половине 1935 г. установил организационную связь с заговорщиком МУКЛЕВИЧЕМ, начальником Главного управления судостроительной промышленности.

Через МУКЛЕВИЧА КУЙБЫШЕВ установил, что в этой отрасли оборонной промышленности заговорщиками являются: СТРЕЛЬЦОВ — зам. начальника Главморпрома, КОЛЕСИНСКИЙ — ответственный работник Главморпрома, ЩЕРБИНА — директор Севастопольского морзавода имени Марти, СТЕПАНОВ — директор Николаевского судозавода.

Из числа этих заговорщиков организационную связь КУЙБЫШЕВ в 1936 году смог установить только со ЩЕРБИНОЙ, которому он, как работник КПК, помог в оставлении на заводе антисоветского элемента, подлежащего увольнению.

В конце 1935 года или в начале 1936 года в порядке проверки заявления одного из инженеров комсомольской судостроительной верфи о направлении Николаевским заводом на верфь некомплектных деталей и частей подводных лодок, подлежащих сборке на верфи, КУЙБЫШЕВ, что это является результатом вредительства директора завода СТЕПАНОВА, скрывает это от КПК.

12.  ВЕРХОВСКИЙ А.И., быв. военный министр при временном правительстве. До ареста преподаватель Академии Генштаба. Допрашивал: ЛОРКИШ.

ВЕРХОВСКИЙ, ранее сознавшийся в активном участии в антисоветской эсеровской деятельности в армии и шпионаже в пользу Франции, дополнительно показал, что в 1936 г. он в соответствии с директивами КЕРЕНСКОГО и ЧЕРНОВА установил связь с бывшими меньшевиками: профессором Академии наук ЗИЛЬБЕРОМ, профессором Наркомздрава ЗАХАРОВЫМ, в Микробиологическом институте с профессором БАРЫКИНЫМ и бывшим министром Временного правительства МОЛЯНТОВИЧЕМ.

Эта связь с меньшевиками, как показывает ВЕРХОВСКИЙ, была установлена им в целях консолидации антисоветских сил для активной борьбы с советской властью.

Наряду с этим ВЕРХОВСКИЙ через ТУХАЧЕВСКОГО в 1936 году связался с ЕГОРОВЫМ. ВЕРХОВСКИЙ по этому поводу показывает, что, проводя подпольную антисоветскую работу, он искал связи с такими людьми, которые пользовались бы авторитетом в армии и стране и представляли определенную силу. Это побуждало его, ВЕРХОВСКОГО, идти на установление личной связи с ЕГОРОВЫМ.

При встречах с ЕГОРОВЫМ в 1937 году он, обсуждая создавшееся положение в связи с разгромом антисоветского военного заговора, приходил к выводу, что необходимо еще глубже уйти в подполье.

Касаясь сроков выступления, ЕГОРОВ указал, что выступление следует приурочить к поражению Красной армии в генеральном сражении.

13.  КОЗЛОВСКИЙ, бывший армейский инспектор артиллерии РККА, комбриг. Допрашивал: ПЕТЕРС.

КОЗЛОВСКИЙ, ранее сознавшийся в том, что он с 1935 года является участником антисоветского военного заговора, в который он был вовлечен врагом народа АРОНШТАМОМ (арестован) в период своей службы в ОКДВА в качестве начальника артиллерии, дополнительно показал, что с 1922 года является шпионом японской разведки.

Для шпионской работы КОЗЛОВСКИЙ был завербован японской разведкой в лице полковника японской армии ИВАТО и жандармского майора МОШУДАЙРА в период, когда он, как слушатель восточного факультета Академии им. Фрунзе, находился в командировке в Японии, стажируясь в порядке обмена командным составом при 20 артполке 14-й стрелковой дивизии.

Находясь еще в Японии, КОЗЛОВСКИЙ передал полковнику ИВАТО секретные сведения по организации и дислоцированию артиллерии и новейшие данные по баллистическим свойствам полевой и тяжелой артиллерии РККА.

Снова японская разведка связалась с КОЗЛОВСКИМ в 1935 году, после того как он уже был завербован АРОНШТАМОМ в заговор.

На этот раз к нему по поручению японской разведки явился японский шпион ВОЛЛИН (арестован), работавший в штабе ОКДВА в качестве начальника Разведывательного отдела, и, напомнив ему его обязательства перед японской разведкой, его кличку «Синус», которую ему присвоили японцы, потребовал, сославшись на указание САНГУРСКОГО, которого КОЗЛОВСКИЙ знал как участника заговора, сообщить ему для передачи японской разведке сведения о состоянии артиллерии ОКДВА и ход его подрывной работы как участника заговора.

КОЗЛОВСКИЙ это требование ВОЛЛИНА (ВАЛИН — В.Х.[2]) выполнил и передал японской разведке подробные сведения о своей подрывной деятельности и состоянии артиллерии ОКДВА.

14.  ЛЕБЕДЕВ А.И., инструктор по монтажу бензоустановок Военбензостроя ВСУ РККА. Допрашивали: ДРОЗДОВ, ТЕПЛИЦЫН.

ЛЕБЕДЕВ сознался в том, что в 1924 году по окончании в Эстонии в г. Ревеле школы разведчиков он был нелегально переброшен в СССР для шпионской деятельности.

От председателя общества русских эмигрантов в г. Ревеле (он же начальник школы разведчиков) УКРИЙ Ив. Ив. ЛЕБЕДЕВ получил явку к МАКСИМОВУ — директору завода «Электросила» в Ленинграде (устанавливается), который устроил ЛЕБЕДЕВА на работу на этом же заводе и в 1925 году помог ЛЕБЕДЕВУ проникнуть в партию.

В том же 1925 году МАКСИМОВ заявил ЛЕБЕДЕВУ, что последний для шпионской работы на заводе «Электросила» ему не нужен, и предложил переехать в Харьков.

МАКСИМОВ дал ЛЕБЕДЕВУ явку в Харькове к начальнику аппаратурного цеха Харьковского машиностроительного завода АЛКСНИСУ Роберту Зондровичу (умер), которому ЛЕБЕДЕВ передавал шпионские материалы для переотправки эстонской разведке до 1931 года.

В 1931 году ЛЕБЕДЕВ переехал на жительство в Москву, куда получил явку от АЛКСНИСА к инженеру Всесоюзного Электрообъединения ГОРФАЙНУ Якову Борисовичу (установлен, не арестован), с которым ЛЕБЕДЕВ по шпионской работе был связан до дня ареста. ГОРФАЙНУ ЛЕБЕДЕВ передал сведения:

1) об изготовлении ЦАГИ для вооружения самолетов бомбосбрасывателей, пулеметных установок;

2) о состоянии строительства бензохранилищ в ДВК, БВО, ЛВО и КВО, их дислокации и емкости.

ЛЕБЕДЕВ показал, что в 1936 г. ГОРФАЙН предложил ему, ЛЕБЕДЕВУ, организовать диверсионную работу по подготовке взрывов бензохранилищ, снабжающих горючим авиационные и мотомехвойска в военное время.

Впоследствии ГОРФАЙН сообщил ЛЕБЕДЕВУ, что нужные ему люди для диверсионной работы найдены, и назвал ему: инженера ВСО БВО ДЕНИСОВА (установлен, не арестован) и инженера ВСО ОКДВА МАКСИМОВА (устанавливается), которые во время войны произведут диверсионные акты по взрыву бензохранилищ в этих округах.

15.  ТВЕРСКОЙ М.Н., артиллерийский инженер Военной академии моторизации и механизации РККА, военинженер 2-го ранга. Допрашивал: СОЛОВЬЕВ.

ТВЕРСКОЙ, сознавшийся в участии в офицерской шпионской организации польской ориентации, дополнительно показал, что он в 1918 г. с подрывными целями проник в РККА и по антисоветской работе был с бывшим офицером МОЛЧАНОВЫМ (не арестован, из РККА уволен, проживает в Брянске).

В начале 1920 года в районе станицы Елизаветинской ТВЕРСКОЙ попал в плен к деникинцам и до их разгрома (конец 1920 г.) служил в 3 дроздовском офицерском полку.

В 1922—1923 гг. занимая командные должности в РККА, ТВЕРСКОЙ по антисоветской работе был связан с бывшим офицером ЛЕБЕДЕВЫМ (не арестован).

В 1924 году, скрыв свою службу в 3 дроздовском офицерском полку, ТВЕРСКОЙ проник в артиллерийскую академию РККА, где установил антисоветскую связь со своими однокашниками по Суворовскому кадетскому корпусу — бывшими офицерами ПЕТРОПАВЛОВСКИМ (умер) и НИКОЛАЕВЫМ (не арестован), по Константиновскому артиллерийскому училищу — бывшим офицером САССАПЕРЕЛЕМ (не арестован).

По Артиллерийской Академии (1925—1929 г.г.) ТВЕРСКОЙ, кроме БАРАНЦЕВИЧА, по шпионской работе в пользу Польши был лично связан с участниками организации ШРЕЙДЕРОМ, бывшим офицером (арестован), ЦЫГАНОВЫМ, бывшим офицером (арестован), ЗАБЕЛИНЫМ — бывшим офицером (не арестован), и ЗАПОЛЬСКИМ — бывшим офицером (не арестован).

Кроме шпионской работы в пользу Польши участниками организации в целях поражения РККА в войне с Польшей ставилась задача — проникновение после окончания академии на руководящие должности в военную промышленность или центральные учреждения ГАУ с тем, чтобы вредить обороноспособности страны путем торможения рассмотрения проектов на новые и модернизированные артиллерийские системы и срывать сдачу заказов на эти виды вооружения.

16.  ЛЕНГОЛЬД H.A., бывш. офицер. До ареста начальник станции Мосавтотранса. Допрашивал: ПЕТЕРС.

Дал первичные показания о том, что является участником антисоветской немецкой шпионской организации, в которую был вовлечен в 1918 году в Москве бывшим офицером МИНДЕР Андреем (умер).

По показаниям ЛЕНГОЛЬДА эта организация оформилась из числа немецких спортивных обществ в Москве под названием «Туриферейн» и «Унион», основанных еще до начала империалистической войны.

По заданию МИНДЕРА ЛЕНГОЛЬД в 1918 году прибыл на Украину, в то время оккупированную немцами, с задачей создания в Киеве и Харькове антисоветских опорных групп из числа националистически настроенных немцев.

В дальнейшем ЛЕНГОЛЬД поддерживал антисоветскую и шпионскую связь с братом МИНДЕРА Георгием МИНДЕР, бывшим инженером Горного института и ЛАШ Федором, бывшим преподавателем Инженерной академии, являющимися шпионами германской разведки (оба арестованы), по заданию которых занимался пропагандой фашизма и распространением клеветнических измышлений и провокационных слухов.

ЛЕНГОЛЬД назвал как участников организации, связанных с ЛАШ и МИНДЕР, братьев МИНДЕР Владимира (не арестован), Константина — летчика НИИ ВВС (арестован), и ПАВЕЛЬ Карла — бывшего офицера, инженера «Гидропромстроя» (не арестован).

17.  ТИМОНОВ Г.Н., бывш. нач. отделения Инженерного управления РККА, военинженер 1 ранга. Допрашивали: ЕЛИСАВЕТСКИЙ, СИЛИНЦЕВ.

Ранее сознавшийся в том, что он является участником антисоветского военного заговора и агентом чехословацкой разведки, ТИМОНОВ показал:

Будучи завербован в антисоветский военный заговор в октябре 1935 года бывш. начальником отдела Инженерного управления РККА ЛЕНСКИМ (арестован), по его заданию проводил подрывную вредительскую работу в деле снабжения РККА мастерским и шанцевым инструментом.

ТИМОНОВ с вредительской целью аннулировал договоренность с рядом заводов на поставку комплектного мастерского инструмента и дал указание, чтобы мастерской инструмент для РККА заготавливался исключительно россыпью, заказы и заготовка шанцевого инструмента производилась раскомплектовано: лопаты заказывались в одном месте, черенья в другом, шурупы в третьем.

Вместе с тем им было указано, что заказы давать на малонужный неходовой инструмент, отживший и несовершенный, например, вместо канадских топоров и канадских пил, американских рубанков и др. (новинки полевой инструментальной техники) заказывал плотничный инструмент старого образца, что значительно снижало успех полевых саперных работ в боевой подготовке частей. По шанцевому инструменту заказывал лопаты саперные и пехотные заклепочного образца времен русско-японской войны, а не сварные, что весьма снизило их качество и совершенно не соответствовало новейшему производству, лопаты получались тяжелыми и малопроизводительными, значительно более дорогими. Для заточки инструмента заказывал почти негодные старые точила корытного типа, в то время как должны были быть заказаны механизированные переносные усовершенствованные точила.

Отменил приемку колючей проволоки военпредами, в результате чего колючая проволока сдавалась плохого качества и, когда это было обнаружено, заводы к ответственности не привлек и дело замял. В итоге за 1935—1936 г.г. изготовлено 3000—3500 тонн малогодной колючей проволоки, тупой и малоранящей. С 1933 до 1937 г. совместно с Главметизом тормозил и срывал производство новой, т.н. автоматного типа колючей проволоки вместо станочного типа и задержал переход промышленности на изготовление новейшего типа колючей проволоки.

Такую же вредительскую работу проводили названные им участники антисоветского заговора — работники Инженерного управления РККА СМЫСЛОВ, БЕЗЛЕНКИН, военпред ЛОБЗИНЕВ и работники Главметиза ШАРФА (арестован) и ДАВЫДОВ (не арестован).

Начальник Секретариата НКВД ССССР[3] ст. майор госуд. безопасности (ШАПИРО)

 

 


[1] Так в источнике.

[2] Уточнение составителя сборника документов - В. Хаустова.

[3] Так в источнике.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.