Докладная записка М.Т.Помазнева в ЦК КПСС и Правительство СССР о деятельности Л.П.Берии. 2 июля 1953 г.

Реквизиты
Направление: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1953.07.02
Источник: 
Лаврентий Берия. 1953. Стенограмма июльского пленума ЦК КПСС и другие документы. Под ред. акад. А. Н. Яковлева; сост. В. Наумов, Ю. Сигачев. М.: МФД, 1999 — стр. 80-82 — (Россия. XX век. Документы).
Архив: 
АП РФ, ф.З, оп.24, д.463, лл. 187-192. Копия; лл. 193-197 — автограф.

 

№9

2 июля 1953 г.

Товарищу МАЛЕНКОВУ Г. М.

Товарищу ХРУЩЕВУ Н. С.

Считаю своим партийным долгом доложить Вам следующее:

1.    В 1950 г. в Секретариате ЦК рассматривался вопрос о распространении на партийных, профсоюзных и комсомольских работников преимуществ и льгот, установленных для важнейших отраслей народного хозяйства, т.е. если работник получал эти льготы, работая в промышленности, и был выдвинут на партийную или комсомольскую работу, то сохранять их за этим работником.

Этот вопрос был перенесен в Совмин, где он рассматривался много раз и в конце концов был снят ввиду нежелания решать его и протестов со стороны Берия.

2.    В конце 1952 г. было принято несколько решений Секретариата ЦК по вопросу о переводе отдельных областей в высшую группу по зарплате. Эти решения не были оформлены потому, что не пропускал Берия.

Эти факты говорят об игнорировании Секретариата ЦК и принижении руководящей роли партийных органов.

3.    По линии спецкомитета имело место задабривание министров и других руководящих работников и заигрывание с ними. Большинство министров оборонной промышленности и машиностроения получили по несколько орденов и стали лауреатами Сталинских премий. Много наград давалось строителям. Выдача наград производилась в аппарате спецкомитета.

4.    Аппарат спецкомитета не в меру отмечался наградами. Достаточно сказать, что за последние годы секретарь спецкомитета Махнев стал Героем Социалистического Труда, дважды лауреатом Сталинских премий и получил несколько орденов.

Этот аппарат всячески ограждался. За него Управление делами постоянно имело мордобои от Берия. Например, полковник Алексеев, ранее работавший в аппарате Управления делами и перешедший затем в спецкомитет, был вызван к т. Булганину Н. А. зато, что не закончил вопрос и затянул его. В связи с этим мне было сказано — если будет лезть к моему аппарату, руки отрубим. Из Госплана был взят на работу в качестве помощника Берия работник Пашков, который стал вызывать работников Управления делами для переговоров о работе в аппарате спецкомитета, без согласования со мной. Я позвонил Пашкову и категорически заявил ему, что он этого делать не имеет права, ибо это аппарат Правительства, а не одного лица, по поручению которого он это делает. Пашков лично и через Махнева доложил об этом Берия, который вызвал меня и в грубой, резкой форме заявил, что выгоним и никто не поможет. Это же было сказано позже по поводу жалобы того же Пашкова о кабинете и машине, с упоминанием о том, что мне уже об этом раньше было сказано и повторяться не будет.

5.    Высотные здания Берия считал своим детищем. Однажды я слышал, как он говорил, другие уже десять раз сфотографировались бы на фоне этих зданий, а тут строим и ничего. Много раз он говорил мне, что без него квартир в высотных зданиях не распределять. Из последней секции дома на Котельнической набережной он хотел иметь для МВД половину, т.е. 55 квартир. При этом он ссылался на то, что освобождаемые из заключения работники потеряли квартиры. На 40 квартир он даст списки, а 15 распределит позже, оставив их в резерве.

6.    После того, как Председателем Совета Министров СССР был назначен тов. Маленков Г. М., я у Берия был три раза (до этого, как у одного из председательствующих ежедневно). Первый раз в марте. Он меня вызвал, когда у него находились нач[альник] Управления охраны Кузьмичев, работник этого Управления Кирдин и Ордынцев. Мне было сказано, что контингент обслуживаемых Управлением охраны сокращается и что сокращаемый контингент переходит на обслуживание в Управление делами. Когда я задал вопрос, о ком идет речь, — были названы тт. Андреев, Косыгин, Пегов, Суслов, Пономаренко, Игнатьев. Я доложил, что никто из названных лиц, кроме тов. Косыгина и Пономаренко, к нам не имеет отношения. Было поручено Ордынцеву, Кузьмичеву и Кирдину подготовить проект с моим участием в части, касающейся Управления делами. Что было сделано. В результате было принято решение, по которому дачи Суслова и Игнатьева переданы на баланс Управления делами ЦК, а дача для т. Пегова — на баланс Секретариата Президиума Верховного Совета. После подготовки проекта я у Берия не был.

Второй раз — в апреле. Я был вызван по вопросу об отделах угольной промышленности, нефтяной промышленности и высотных зданий. Он сказал, что столько много помощников ему не требуется. Помощник должен быть лично близким человеком. Он предложил своих помощников (бывших членов бюро) Харченко и Мельникова назначить в угольный отдел, Беленького и Ильина в нефтяной отдел и Кожевникова и Сергеева в отдел высотных зданий. Это я считал правильным и сказал, что будут подготовлены соответствующие предложения и проекты приказов. Что и было сделано Прокофьевым с участием Ордынцева и доложено письменно через Ордынцева.

Третий раз — на днях. Ко мне позвонил заведующий секретариатом Берия — Ордынцев с вопросом — почему в министерствах выплачивается денежное довольствие по-новому — увеличенное, а в аппарате этого не сделано. Я сказал, что и имелось в виду позже решить и что предложения подготовлены, но не рассмотрены, т.к. комиссия не собиралась. Он стал спрашивать, а что подготовлено? Я ему сказал, что можешь посмотреть. Он был у меня и посмотрел. Он при этом выразил некоторое недовольство в намеченных нами размерах довольствия. Считая, что секретариатам зам. предов Совмина надо прибавить — работают люди много. Махневу как военному можно меньше дать, — и ушел. Через некоторое время он спросил меня, знает ли об этом Берия. Я сказал, что нет, т.к. эти предложения не докладывались. Через день или два мне позвонил Берия и сказал, чтобы я зашел и показал ему денежное довольствие и по высотным зданиям. Я зашел — у него находился Ордынцев. Я докладывал ему наши предложения по денежному довольствию, распределению квартир в высотных зданиях и о сохранении дач за бывшими министрами, т.е. я взял папку свою и Берия из 4-х папок, которые были подготовлены для доклада тт. Маленкову, Хрущеву и Берия.

По денежному довольствию он возмущался, почему т. Петроковскому намечено больше, чем Ордынцеву, и сказал, что Лапшов и Ордынцев должны получать одинаково с Петроковским, неправильно, что Пономареву намечено больше, чем Шария, — они должны получать одинаково, много платите Степанову и другие, более мелкие замечания.

По распределению квартир в высотном здании на Котельниках я доложил, что просьб около 1,5 тысячи, а квартир 110. Он предложил сделать справку на каждую просьбу, после чего доложить. По сохранению дач за б[ывшими] министрами он почти не смотрел, сказав, вносите, вносите. Тут же был вызван находившийся в приемной т. Комаровский, при котором мне было сказано, чтобы были прекращены всякие разговоры об отказе от эксплуатации университета. По этому вопросу я с ним спорил, доказывая, что чистить уборные в университете Управлению делами не подходит. Он мне сказал, что Пономаренко, если и попросит себе это дело, ему не дадут, т.к. это здание равно капиталам Дюпона и других американских миллиардеров. Я был резко обрезан за настойчивость и ушел.

На следующий день я был вызван к т. Маленкову Г. М., где находился Берия. Я доложил проекты о дачах для руководящих работников, об обеспечении т. Андреева А. А., о сохранении дач за бывш[ими] министрами и о денежном довольствии для аппарата.

Когда тов. Маленков Г. М. и Берия уже уходили из кабинета, я доложил, что у нас есть спор по размерам денежного довольствия с Управлением делами ЦК и что поэтому вопросу тов. Хрущев Н. С. вызывает меня в 9 ч[асов] вечера. Тов. Маленков Г. М. ничего не сказал, а Берия сказал — спорь, если правильно.

7.    Теперь становится понятным, почему Берия писались последнее время документы безымянно «В Президиум», «На Президиум», а не с обращением к Председателю Совета Министров СССР тов. Маленкову Г. М.

8.    После решения о новом составе спецкомитета Берия подписывал много распоряжений самостоятельно.

9.    На прошлой неделе из разговора с т. Старовским мне стало известно, что секретариат Берия усиленно разыскивает знатока экономики стран народной демократии, а от т. Егорова из Санупра о том, что Ордынцев по указанию Берия обязал его все донесения о состоянии здоровья министров посылать не только тт. Маленкову Г. М., Хрущеву Н. С., но и ему.

М. Помазнев

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.