Стенограмма выступления директора Союззернотреста Украины и Крыма А. Буркова на совещании при ЦК ВКП(б) директоров по вопросам плана хлебосдачи. 2 ноября 1932 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1932.11.02
Источник: 
Голод в СССР 1929-1934 Т. 2 М.: МФД 2012 С. 168-170
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 40. Д. 84. Л. 55—61. Копия.

 

Бурков (Украинский Зернотрест): Наш первоначальный план был 14,5 млн пуд.

Куйбышев: Союзсахар сюда не входит?

Бурков. Нет, и республиканские совхозы не входят. Сюда входят 30 зер­носовхозов Украины и 4 совхоза Крыма.

Сталин: Долг семенной у вас был?

Бурков: Один миллион пудов.

Сталин: Входит сюда?

Бурков: Да.

Куйбышев: Сколько без долга?

Бурков: Без долга будет 13 450 тыс. пуд. Всего мы имеем валового сбора по окончательному обмолоту и по тем подробным сведениям, которые мы имеем...

Куйбышев: Обмолот закончился?

Бурков: Нет, у нас находится в скирдах 100 тыс. га и имеется еще 40 тыс. га кукурузы, которая стоит на корню и сейчас убирается. Обмолот в скирдах производился ежедневно.

Сталин: В утвержденный план входят 4,5 млн пуд. кукурузы?

Бурков: Да. Таким образом, по тем подсчетам, которые мы произвели на 20 октября, мы сможем дать только 8822 тыс. пуд. хлеба.

Куйбышев: А валовой сбор какой?

Бурков: Валовой сбор 14 581 тыс. пуд. Чем объясняется главная причина такой низкой урожайности? Основная причина заключается в том, что по­сев, который произведен нашими украинскими зерносовхозами осенью прошлого года, происходил в исключительно ненормальных условиях.

Сталин: А в этом году?

Бурков: Значительно лучше. Мы сеяли озимь не по парам. Из 260 тыс. га, которые подлежало посеять в прошлом году, мы засеяли 60 тыс. по парам, остальное по стерне. Было приготовлено гораздо больше паров — имелось 100 тыс., но т.к. прошли очень сильные дожди, то совхозы не сумели обработать пары. В итоге осенью пары оказались занятыми бурьяном и при­шлось сеять по стерне.

Куйбышев: Сколько вы должны были иметь валового сбора?

Бурков: 18,5 млн пуд. Следует отметить одно важное обстоятельство: в этом году посев производился не по зяби, а по весновспашке. При этом норма высева в связи с недостатком семян была недостаточна, с агротехни­ческой точки зрения эта норма не была выдержана.

Другим не менее важным обстоятельством явилось то, что в результате сильных дождей пошли сорняки, которые начали заглушать посевы. Вот эти два основных обстоятельства сильно снизили урожайность. Наконец, третье обстоятельство, связанное с уборкой. Мы убрали 72 % лобогрейками вместо того, чтобы убрать 70 % комбайнами и только 30 % лобогрейками. Почему нам пришлось убирать не комбайнами, а главным образом лобогрейками? Основная причина в том, что поля сильно засорены и мы не могли пустить комбайны по этим засоренным полям.

Сталин: Для комбайнов требуются культурные поля?

Бурков: Совершенно верно. Комбайны могут убирать только по чистому, незасоренному полю, а если поля заросли бурьяном, то работать комбайном не­льзя. Однако решающим обстоятельством явилось то, что у нас были крайне плохо подготовленные кадры. Надо сказать, что мы не имели даже 15 % кадров, знакомых с работой комбайнов. Мы должны были провести месячные курсы комбайнеров, а нам удалось только провести двух- или трехнедельные курсы в сокращенном масштабе из-за недостатка продовольствия. Вот это обстоятель­ство имело также весьма отрицательное влияние на всю уборочную работу.

Еще одно обстоятельство, сыгравшее роль в работе с комбайнами и снизив­шее валовую продукцию: борьба со стороны директоров за лучшую работу бы­ла исключительно слабая. У нас сменился основной состав директоров и уп­равляющих отделениями. Из старого состава осталось всего лишь 3 чел., и со­вершенно не осталось людей, обладающих хотя бы некоторым опытом работы.

Сталин: Почему это произошло? За что их снимали и кто снимал?

Бурков: Их сняли, и надо сказать, что сменяемость директоров совхозов была исключительно велика.

Сталин: Кто их снял?

Бурков: Снимали районные организации, снимали областные организации.

Сталин: Это же запрещено. Почему вы допускали?

Бурков: Это решение о запрещении снятия не выполняется на местах. Мы имеем совхозы, где директора сменялись за год 6—7 раз.

Сталин: Как же это у вас получается? У вас закон в руках. Почему же вы даете сменять своих директоров? Как это понять?

Бурков: Вот конкретный пример...

Сталин: Да что конкретный пример! У вас в руках закон, а людей сменя­ют. Вы же только сюда приходите и жалуетесь.

Бурков: Верно.

Сталин: Вы директор треста, все законы на вашей стороне. Сменять ди­ректоров не имеют права. Вы имеете возможность привлечь, а вы молчите, не умеете использовать своих прав.

Бурков: Вот конкретный пример. Организации решили снять директора, причем не только снимают, но исключают его из партии.

Сталин: Может быть, следовало исключить.

Бурков: Но это носит эпидемический характер.

Куйбышев: Чем объяснить, что так много вы оставляете у себя? Валовой сбор 18,5 млн пуд. по плану, сдать вы должны 14,5 млн пуд. Значит, по плану у вас должно остаться 4 млн, а вы оставляете себе 6,5 млн.

Бурков: Валовой сбор 14 581 тыс. пуд. Мы сдаем государству 8800, оста­ется 6,5 млн. Сеем в этом году 476 тыс. га. Сюда входят семена и продоволь­ствие на весну. Весной мы засеем 476 тыс. га.

Сталин: Соотношение все-таки меняется.

Островский: Он неправильно назвал 18 млн, на самом деле 20 млн.

Куйбышев: Тогда понятно. Вы потеряли на плохой урожайности 6 млн?

Бурков: Да. Сменяемость директоров, в особенности в нашем тресте, ис­ключительно плохо отражается на работе. Причем надо сказать, что это от­носится не только к директорам, но и к агрономическому и техническому персоналу. Совершенно естественно, что когда мы так часто меняем челове­ческий материал, работа со сложными машинами дает низкую производи­тельность. Вот причина нашей низкой урожайности.

Теперь отвечу на ваш вопрос, как будет обстоять дело в будущем году. Мы должны были посеять осенью 476 тыс. га озимого посева. Предполага­лось, и так должно было быть, что мы будем сеять по парам. Мы же сумели дать только 120 тыс. га. Таким образом, основная программа нашего сева пойдет не по парам. Почему мы не дали паров? С одной стороны, мы не имели своевременно тракторов; с другой стороны, тот тракторный парк, ко­торый у нас имеется, мы использовали исключительно скверно. Это опять- таки упирается в человеческий материал.

На будущий год мы должны посеять весной 430 тыс. га. Мы должны иметь такое количество тракторов, чтобы обеспечить хороший урожай, мы же не сумели этого сделать. Не имея весной достаточно мощного трактор­ного парка, нельзя ожидать хорошей урожайности.

Куйбышев: А озимые лучше прошлого года в каком отношении?

Бурков: В отношении качества обработки, нормальной выдержки. При­том мы посеяли при нормальных сроках.

Куйбышев: Сколько на вас падает скидки?

Бурков: Я не знаю, сколько. То, что мы можем дать окончательно, — это 8800 тыс. пуд.

 


 Приложение к п. 15 протокола № 123 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 25 ноября 1932 г.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.