Гражданская война

 

На формирование советской федерации оказали заметное воздействие решения III Всероссийского съезда Советов. Прежде всего, речь идет о «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа» от 12(25) января 1918 г., где Россия объявлялась Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и вся власть, как в центре, так и на местах передавалась этим Советам. И далее, специальным, вторым пунктом этой Декларации провозглашалось: «Советская Российская Республика учреждается на основе свободного союза свободных наций, как федерация Советских национальных республик».[1]  Собственно, это было первым законодательным утверждением России как федерации, федерации советской. На том же самом съезде была принята на этот счет и специальная резолюция, которая носит название «Резолюция III Всероссийского съезда Советов о федеральных учреждениях Российской Республики» от 15(28) января 1918 г. В ее первом же пункте провозглашалось: «Российская Социалистическая Советская Республика учреждается на основе добровольного союза народов России, как федерация советских республик этих народов».[2]

На съезде 18(31) января с заключительным словом выступил В. И. Ленин, подчеркнувший, что съезд закрепил организацию новой государственной власти, созданной Октябрьской революцией и «наметил вехи грядущего социалистического строительства для всего мира, для трудящихся всех стран». При этом он подчеркнул признание в России нового государственного строя социалистической республики – федерацию свободных республик разных наций населяющих Россию. В этой речи Ленин также особо подчеркивал добровольность соединения и наличие величайшего результата – «победа революции и соединение с нами победивших в одну могучую революционную федерацию». Более того, в этой речи была четко показана нацеленность новой власти на объединение сил разных стран и разных народов. Ленин тогда особо подчеркнул: «... я глубоко убежден, что вокруг революционной России все больше и больше будут группироваться отдельные различные федерации свободных наций. Совершенно добровольно без лжи и железа, будет расти эта федерация, и она несокрушима».

Речь Ленина была пронизана глубокой верой в грядущую мировую революцию, и в ней даже подчеркивалось, что «недалеко то время, когда трудящиеся всех стран сольются в одно всечеловеческое государство, чтобы взаимными усилиями строить новое социалистическое здание».[3]  Однако энтузиазм того времени, повышенные надежды на скорые перемены перемежались в этом выступлении с реальными предположениями, к которым вполне можно отнести и утверждение о неизбежном группировании вокруг революционной России других федераций свободных наций. То есть, здесь была заложена глубокая идея разноуровневых федераций, их последующей комбинации, что вскоре станет в повестку дня, поскольку потребует урегулирования отношений с теми республиками, которые не входили в состав России, но также провозгласили власть Советов.

В то время Ленин неоднократно обращался к проблемам советской федерации. В начале марта 1918 г. в черновом наброске проекта программы партии он ставит задачу «... закрепить и развить дальше федеративную республику Советов, как неизмеримо более высокую и прогрессивную форму демократии, чем буржуазный парламентаризм...». Там же он делает следующую запись-»федерация, как переход к добровольному слиянию».[4]  Тогда же, в марте 1918 г. в «Очередных задачах Советской власти», их первоначальном варианте, Ленин вновь останавливается на проблемах федерации и, подчеркивая свою приверженность демократическому централизму, счел необходимым особо подчеркнуть, что «даже федерация нисколько не противоречит демократическому централизму».[5]

Федерации было уделено соответствующее место и в первой советской конституции, принятой 10 июля 1918 г. В нее первым разделом вошла «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа» и уже в преамбуле применяется конституционный термин Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика. Во втором разделе этой конституции предусматривалось: «Советы областей, отличающихся особым бытом и национальным составом, могут объединиться в автономные областные союзы, во главе которых, как и во главе всяких могущих быть образованными областных объединений вообще, стоят областные съезды Советов и их областные органы.

Эти автономные областные союзы входят на началах федерации в Российскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику».[6]

Таким образом, советская федерация получила конституционное оформление и дальнейшее практическое применение. Постоянно подчеркивалось принципиальное отличие советской социалистической федерации от федерации буржуазной и, вместе с тем, ее переходный характер. Постоянно также делался акцент на необходимости сближения наций в общей борьбе против буржуазного мира. В первой половине 1918 г. шел активный процесс создания различных автономий в рамках Российской республики – Терской Советской Республики, Кубано-Черноморской Советской Республики, Туркестанской Советской Республики, вынашивались идеи Татаро-Башкирской Республики, а также предоставления автономии казахским районам.[7]  В литературе подчеркивается формирование советских автономий и на национальной, и на территориальной, и на экономической основах. Например, Московская область представляла собой федерацию четырнадцати губернских советов, и каждая губерния имела свой Совет Народных Комиссаров, подчинявшийся Московскому областному Совету Народных Комиссаров.[8]  Далеко не все шло гладко, так в мае 1918 г. возник конфликт по поводу создания Татаро-Башкирской республики, потребовавший специального разбора на заседании ЦК РКП (б).[9]

Во второй Программе РКП (б), принятой в марте 1919 г. отмечалось, что в области национальных отношений «во главу угла ставится политика сближения пролетариев и полупролетариев разных национальностей для совместной революционной борьбы за свержение помещиков и буржуазии».

Эта программа провозглашала полное равноправие наций и признавала их право на отделение. Вместе с тем, там отчетливо было записано следующее положение: «В тех же целях, как одну из переходных форм на пути к полному единству, партия выставляет федеративное объединение государств, организованных по советскому типу».[10]  То есть, в важнейшем партийном документе федерация открыто рассматривалась как одна из переходных форм, а целью все-таки было полное единство. Это полностью соответствовало установкам Ленина того времени. В первоначальном варианте «Очередных задач Советской власти» Ленин писал: «Федерация, которую мы вводим, и которую мы будем вводить, послужит именно вернейшим шагом к самому прочному объединению различных национальностей России в единое демократическое централизованное Советское государство».[11]

Федерализация страны, однако, шла параллельно с другим процессом – укреплением партийных рядов, распространением в партии принципа демократического централизма. Расширявшаяся Гражданская война требовала все большего укрепления дисциплины в партийных рядах, а поскольку партия была правящей, то постепенно она стала играть особую роль в государстве. Партийные органы становились, нередко, над государственными и именно партия превращается в руководящую политическую силу. В этих условиях федерализация не могла привести к распаду государства. Она органически сочетала устремления различных наций к своей государственности и, вместе с тем, укреплявшаяся роль партии, препятствовала решительному отделению различных частей уже провозглашенной Российской советской республики.

Новые задачи появились в связи с установлением или восстановлением Советской власти в тех регионах бывшей дореволюционной России, которые в состав РСФСР не входили.[12]  Необходимо было выработать оптимальную линию поведения, учитывая острую борьбу, которая шла в этих советских республиках между сторонниками нового социалистического строя и приверженцами буржуазных порядков, обычно поддерживавшихся внешними силами. В этих условиях была сделана ставка на поддержку независимости советских республик, с одной стороны, и всяческое сближение с ними, с другой. Например, в Эстонии Советская власть за исключением оккупированных немецкими войсками островов победила уже в конце октября 1917 г. В Таллине и Тарту власть к Советам перешла уже 25–26 октября и Эстония стала одним из самых первых советских регионов. Ни кто иной как Ленин поставил вопрос об объявлении Эстляндии независимой республикой с целью добиться ее признания и предотвращения захвата Германией.[13]  Но Советская власть первый раз здесь просуществовала недолго. 18 февраля 1918 г. германские войска приступили к оккупации и ее материковой части, которая завершилась в марте восстановлением буржуазных порядков. После Ноябрьской революции в Германии власть в Эстонии с 11 ноября 1918 г. была передана буржуазному Временному правительству во главе с К. Пятсом.

Однако уже 15 ноября в Петрограде Бюро эстонской секции РКП (б) образует Временный революционный комитет Эстонии, а 29 ноября части Красной Армии, в которую входили и эстонские полки, освобождают Нарву, где в тот же день провозглашается Эстонская Советская Республика, носившая название Эстляндская Трудовая Коммуна. Власть переходит к Совету Коммуны.[14]  Еще в процессе освобождения края, 7 декабря 1918 г. за подписью Ленина выходит «Декрет Совета Народных Комиссаров о признании независимости Эстляндской Советской Респубики». В первом же пункте этого декрета заявлялось: «Российское советское правительство признает независимость Эстляндской Советской Республики. Высшей властью Эстляндии Российское советское правительство признает власть Советов Эстляндии, до съезда же Советов – власть Совета Народных Комиссаров Эстляндии, возглавляемого его председателем тов. Анвельтом».[15]

В этом же декрете предписывалось всем гражданским и военным властям Российской Советской Республики, имеющим прямое отношение к Эстонии оказывать Эстляндскому советскому правительству всяческое содействие в освобождении республики от ига буржуазии. Народному комиссариату финансов поручалось отпустить 10 млн. рублей в заем Народному банку Эстляндской Советской Республик, а Народному комиссариату продовольствия и Высшему совету народного хозяйства предписывалось «войти в соглашение с соответствующими органами Эстляндской Советской Республики на предмет установления товарообмена между обеими Республиками».[16]

Таким образом, несмотря на то, что российская Красная Армия самым активным образом участвовала в восстановлении Советской власти в Эстонии, Эстония признавалась независимой республикой и между ней и Россией налаживались соответствующие политические и экономические связи как между двумя республиками. Примечательно, что на следующий день, 8 декабря 1918 г. принимается «Обращение Совета Эстляндской Трудовой Коммуны к рабочим и солдатам всего мира о поддержке Советско й Эстляндии», опубликованное тем же числом в журнале «Жизнь национальностей». В этом обращении, подписанном Я. Анвельтом, отвергалась «клевета, будто Эстляндия оккупирована Россией» и в заключении имелся следующий призыв: «Да здравствует великий союз рабочих всех стран! Да здравствует федеративная советская республика всего мира!»[17]  Эстония признается независимой, а председатель Совета Эстляндской Трудовой Коммуны Я. Анвельт в обращении к рабочим и солдатам всего мира ратует за федеративную советскую республику всего мира. Таков был настрой того времени, с верой в будущую мировую революцию.

Эстония, однако, не была единственной советской республикой, независимость которой была признана советским правительством России. 22 декабря 1918 г. совнаркомом признается независимость советской республики Латвии и отдельно Литовской советской Республики, а 23 декабря принимается постановление ВЦИК о признании независимости советских республик Эстляндии, Литвы и Латвии, причем подчеркивалось, что «создается свободный, добровольный и нерушимый союз трудящихся всех наций, населяющих территорию бывшей Российской империи». И при этом высказывается готовность РСФСР оказывать необходимую помощь трудовым классам Эстляндии, Латвии, Литвы, а также Украины «в их борьбе против строя эксплуатации и угнетения и в защите их свободы и независимости от попыток иностранных завоеваний».[18]  В Латвии первый раз Советская власть, как и в Эстонии, победила еще осенью 1917 г. и в литературе не без основания Исполнительный комитет Совета Латвии (Исколат) называют первым фактическим советским правительством Латвии.[19]  Так что и здесь также имелись советские традиции еще с 1917 г.

4 января 1919 г. было принято «Обращение Советов Латвии к правительству и народу РСФСР», где содержалась просьба к Советской России об оказании моральной и материальной помощи Латвии, а 8 января того же года принимается «Декрет советского правительства Латвии о вступлении в силу декретов РСФСР». В этом декрете подчеркивалось, что с отменой Брест-Литовского мирного договора Латвия снова стала считаться составной частью России до обнародования 24 декабря 1918 г. декрета о признании независимости Советской Республики Латвии. В связи с этим латвийское советское правительство постановило признать действующими на территории Латвии все изданные до 25 декабря 1918 г. правительством РСФСР декреты, за исключением тех, которые будут отменены или изменены советским правительством Латвии специальными постановлениями.[20]  Подобное постановление было принято несколько позднее, 10 января 1919 г. также и временным рабоче-крестьянским правительством Белоруссии применительно к тем территориям, которые оно контролировало.[21]

Во время германской оккупации, а Минск был захвачен германскими войсками 19 февраля 1918 г.,[22]  9 марта была провозглашена «независимая» Белорусская народная республика, 25 марта объявившая об отделении Белоруссии от Советской России, более того руководство этой республики заявило о разрыве каких-либо связей с Советской Россией. После восстановления Советской власти в Белоруссии возник вопрос и о белорусской советской государственности. Этот вопрос обсуждался и в ЦК РКП (б), и на заседаниях ВЦИК. В. И. Ленин принимал группу делегатов Всероссийского съезда белорусов-беженцев, состоявшегося еще 17–21 июля 1918 г. в Москве. В ноябре-декабре 1918 г., в процессе освобождения западных земель от немецких войск Ленин дал директиву всемерно поддерживать организующиеся на освобожденной территории национальные советские правительства. В декабре 1918-январе 1919 гг. в Белоруссии были проведены выборы в Советы, состоялись волостные, уездные и губернские съезды Советов. В резолюциях этих съездов высказывались пожелания их участников по образованию социалистической республики. Эти пожелания были поддержаны советским руководством. Формируется Временное революционное рабоче-крестьянское правительство Советской Белоруссии в составе Д. Ф. Жилуновича (председатель), А. Ф. Мясникова, М. И. Калмановича, А. Т. Червякова и др. 1 января 1919 г. это правительство опубликовало Манифест о провозглашении Белорусской Советской Социалистической Республики, а к 8 января оно переехало из Смоленска в Минск, ставшим столицей республики.[23]

31 января 1919 г. принимается постановление Президиума ВЦИК о признании независимости Белорусской Социалистической Советской Республики и, вместе с тем, приветствуется намечающееся объединение трудящихся масс Белоруссии с трудовым народом Литвы, а также высказывается готовность РСФСР оказывать всяческую помощь и поддержку трудящимся массам Белоруссии. Примечательно, что буквально через два дня после этого постановления 2 февраля 1919 г. подписывается «Декларация I Всебелорусского съезда Советов об установлении федеративной связи между Советской Белоруссией и РСФСР». Там подчеркивается необходимость «тесного союза с рабочими и крестьянами всех советских стран» и говорится о начале переговоров «со своим старшим братом – Российской Советской Республикой... по установлению федеративной связи между ней и Советской Белоруссией». И, далее, в продолжение этой мысли, в декларации можно прочитать следующие слова: «Поэтому съезд обращается ко всем братским независимым социалистическим республикам с предложением последовать примеру рабочих и крестьян Белоруссии, приступить к переговорам об установлении федеративной связи между Советской Россией и между собою „с тем, чтобы впоследствии слиться «в едином союзе с рабочими и крестьянами – труженниками всего мира“.[24]

Эта декларация – убедительное свидетельство стремления молодых советских республик к союзу между собой, а также к будущему всемирному советскому союзу. О всемирном союзе разговор особой, но для нашей темы представляет интерес идея федерации независимых советских республик, то есть создания федерации еще одного уровня. До сих пор было две советских федерации – РСФСР и Украины. О Российской федерации известно довольно хорошо. Меньше известно об Украинской федерации, просуществовавшей очень недолго. Вообще об Украине необходим особый разговор, поскольку в то время картина там сложилась довольно сложной.

Украинская народная республика была провозглашена Центральной радой 7(20) ноября 1917 г. в составе России. Ее власть была объявлена над девятью прежними губерниями России, хотя, как известно, руководитель Временного правительства А. Керенский соглашался распространить компетенцию Центральной Рады только на пять губерний – Киевскую, Волынскую, Подольскую, Полтавскую и, частично, Черниговскую.[25]  Однако с самого начала существования УНР между ее руководством и советами Украины и Советской России наметились серьезные противоречия, а затем и открытая борьба. 4(17) декабря 1917 г. в «Манифесте Совета Народных Комиссаров к украинскому народу с ультимативными требованиями к Центральной раде писалось, что „мы, Совет Народных Комиссаров, признаем Народную Украинскую Республику, ее право отделиться от России или вступить в договор с Российской Республикой о федеративных и тому подобных взаимоотношениях между ними“ и признавалось право украинского народа на национальную независимость. Вместе с тем там в адрес Центральной рады выдвигался ряд обвинений. Рада обвинялась в двусмысленной буржуазной политике в отношении Советов и Советской власти на Украине, отказе созвать краевой съезд украинских Советов, в дезорганизации фронта, разоружении советских войск на Украине, поддержке кадетско-калединскому заговору, пропуске войск на поддержку Каледину, отказе пропустить войска противные ему и т. д. Далее следовали вопросы к Раде, носившие откровенно ультимативный характер, и в заключении Манифеста писалось: „В случае неполучения удовлетворительного ответа на эти вопросы в течение сорока восьми часов Совет Народных Комиссаров будет считать Раду в состоянии открытой войны против Советской власти в России и на Украине“.[26]

11-12 декабря в Харькове был созван Первый Всеукраинский съезд Советов, провозгласивший образование Украинской социалистической советской республики. На Украине, таким образом, возникло два украинских государства, между которыми разгорелась ожесточенная борьба. Уже в «Резолюции I Всеукраинского съезда Советов о самоопределении Украины» от 12(25) декабря 1917 г. подчеркивалось: «... I Всеукраинский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, признавая Украинскую республику как федеративную часть Российской Республики, объявляет решительную борьбу пагубной для рабоче-крестьянских масс политике Центральной рады, раскрывая ее буржуазный, контрреволюционный характер».[27]

В декабре 1917 г. существовало две украинских республики и обе объявили себя составными частями Российской республики. Но Центральная рада под Россией разумела, отнюдь, не РСФСР. Украинский же съезд Советов в Харькове объявил Украину как часть федеративной Российской советской республики. Налицо было принципиальное отличие принципов самоопределения. В условиях все большего обострения отношений между этими двумя республиками 11(24) января 1918 г. Центральная рада объявляет УНР независимой, но уже 26 января (8) февраля Киев был взят войсками Красной Армии, а 30 января (12 февраля) сюда переезжает правительство Советской Украины. Советская власть устанавливается почти на всей территории Украины. Однако в условиях иностранной интервенции 2-й Всеукраинский съезд Советов, проходивший с 17 по 19 марта 1918 г., одобривший Брестский мир, объявил Украину независимой советской республикой. Руководство Советской России, признавая независимость Украинской Советской Республики, требовало от своих представителей на Украине, прежде всего от командования советскими войсками уважения к украинской государственности и, более того, чтобы они соблюдали «архитакт национальный».[28]

Вообще, следует иметь в виду, что в период Гражданской войны Украинская советская республика носила в документах того времени разные названия. Она называлась Украинской республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов; советской Украинской народной республикой; Украинской рабоче-крестьянской республикой; Украинской советской республикой; Украинской федеративной советской республикой.[29]

Целостная картина национально-государственного строительства на Украине была тогда довольно сложной. К борьбе двух основных сил за утверждение своей власти следует добавить и формирование советских республик по территориальному принципу. Первая такая республика – Одесская Советская Республика создается сразу же после установления Советской власти в Одессе 17 (30) января 1918 г. Создается даже Одесский СНК во главе с В. Г. Юдовским. Эта республика, в основном охватывавшая Херсонскую губернию, просуществовала до 13 марта, когда Советская власть в Одессе пала в результате интервенции германских и австро-венгерских войск.

Вторая республика тоже организованная на принципах территориальной автономии это – Донецко-Криворожская советская республика. Она была создана в конце января 1918 г. и распространяла свою власть на Харьковскую, Екатеринославскую и частично Херсонскую губернии, а также на некоторые районы войска Донского. 4-ый областной съезд Советов рабочих депутатов провозгласивший эту республику поначалу объявил ее в составе РСФСР. Эта республика тоже имела свой СНК во главе с Артемом (Ф. А. Сергеевым). На 2-м Всеукраинском съезде Советов (17–19 марта 1918 г.), проходившем в Екатеринославе руководители этой республики заявили о своем вхождении в состав Украинской советской республики, которая, однако, к середине апреля того же года также была захвачена войсками интервентов.

И третья территориальная советская республика, созданная в этом регионе носила название Таврическая советская социалистическая республика или, как она официально назвалась, Советская социалистическая республика Тавриды. Образована она была на 1-ом Учредительном съезде Советов рабочих, солдатских, крестьянских, поселянских и батрацких депутатов, состоявшемся в Симферополе 7-10 марта 1918 г. в составе РСФСР и до 19 марта включала в свой состав территорию всей Таврической губернии, то есть не только Крымский полуостров, но и земли севернее его, прилегавшие к Черному и Азовскому морям. Несмотря на то, что территория республики входила в состав РСФСР, 18 апреля она подверглась вторжению германских войск и 30 апреля прекратила свое существование.[30]

Вообще вторжение германских и австро-венгерских войск привело к ликвидации Советской власти на значительной территории, составлявшей к лету 1918 г. свыше 1 млн. кв. км. европейской части России, и где проживало более 50 млн. человек. Революции в Австро-Венгрии и Германии привели к ликвидации их господства на этих территориях и второй волне установления Советской власти, в том числе и на Украине. Существовавшая при оккупантах Украинская держава, полностью им подчиненная, сменяется 14 декабря 1918 г. петлюровской Украинской директорией, возродившей Украинскую народную республику. Параллельно идет советское государственное строительство. 28 ноября создается Временное рабоче-крестьянское правительство УССР, которое возглавил Г. Л. Пятаков. 4-го января 1919 г. оно переезжает в Харьков, а в конце января преобразуется в СНК, во главе с Х. Г. Раковским. На 3-ем съезде Советов УССР, работавшем с 6 по 10 марта, принимается Конституция Украинской Социалистической Советской Республики. Этот же съезд одобрил политику украинского правительства на всестороннее укрепление братских отношений с Советской Россией. Украина, таким образом, присоединилась с тем пожеланиям, которые были высказаны другими советскими независимыми республиками о налаживании союза республик. Четкая установка на союз советских республик прослеживается по документам января-марта 1919 г.

Однако реализации их устремлений на практике помешала расширившаяся интервенция стран Антанты и усиление внутренней контрреволюции. Первой пала Эстонская советская республика-Эстляндская Трудовая Коммуна. Еще 12 декабря 1918 г. в Таллин пришла английская эскадра, а затем в Эстонию стали прибывать отряды наемников из Швеции, Дании и Финляндии, объединившиеся с местными контрреволюционными силами. В январе-феврале 1919 г. им удается захватить всю территорию республики и уничтожить там власть Советов. Свои проблемы были и в других советских республиках, например, в Литве и Белоруссии. В этой связи 1-ый съезд Советов рабочих, безземельных и малоземельных крестьян и красноармейских депутатов Литовской Социалистической Советской Республики признал целесообразным объединение Литвы и Белоруссии в Литовско-Белорусскую социалистическую советскую республику. В мае 1919 г. проект директивы о военном единстве советских республик был рассмотрен на заседании ЦК РКП (б).

Стремление к координации действий советских республик заметно и в других областях. Так, еще в апреле того же года В. П. Затонский, в то время нарком просвещения УССР, поставил на коллегии народного комиссариата Украины вопрос об установлении контактов с наркомпросами других советских республик «в целях создания единого типа советской культурно-просветительной работы и взаимного использования опыта советских государств в деле народного просвещения». Несколько позднее, в мае 1919 г. Затонский даже обратился со специальным письмом в Наркомпрос РСФСР с предложением созвать специальную конференцию по координации работы наркомпросов советских республик[31]  – явное свидетельство того стремления к сближению республик, которое проявилось в годы Гражданской войны. Действительно, такая конференция была созвана в Москве летом 1919 г., но в то время, в связи с наступлением Деникина, серьезных последствий не имела.[32]

Единый союз всех советских республик создать тогда не удалось, но 1 июня 1919 г. был принят документ чрезвычайной важности, который назывался «Постановление ВЦИК о военном союзе советских республик России, Украины, Латвии, Литвы и Белоруссии». В действительности, в нем шла речь не только о военном союзе. В этом документе подчеркивалось: «Военный союз всех упомянутых советских социалистических республик должен быть первым ответом на наступление общих врагов. Поэтому, стоя вполне на почве признания независимости, свободы и самоуправления трудящихся масс Украины, Латвии, Литвы, Белоруссии и Крыма и исходя как из резолюции Украинского Центрального Исполнительного Комитата, принятой на заседании 18 мая 1919 г., так и предложения советских правительств Латвии, Литвы и Белоруссии – Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет признает необходимым провести тесное объединение».

И далее следовало перечисление тех отраслей, которые подлежали объединению. Среди них были не только военная организация и военное командование, но и советы народного хозяйства, железнодорожное хозяйство и управление, финансы, комиссариаты труда этих республик.[33]  Объединение этих жизненно важных отраслей производилось притом, что признавалась независимость всех советских республик, более того, эта независимость в постановлении прямо подчеркивалась. Хотя среди руководства российской компартии имелись и другие настроения. В литературе обращено внимание на интервью Л. Б. Каменева газете «Правда» опубликованное 24 мая 1919 г., где он призывал к слиянию Украины и России.[34]  А в июне того же года при ВЦИК создается специальная комиссия во главе с тем же Л. Б. Каменевым и в которую входили Н. Н. Крестинский, Х. Г. Раковский, Д. И. Курский, с целью изучения вопроса о вхождении национальных республик в состав РСФСР.[35]  В работе комиссии принимали также участие Л. М. Карахан, А. И. Рыков, Э. М. Склянский, то есть комиссия была весьма представительной. Можно только предположить какими могли быть решения этой комиссии, по известным причинам не завершившей своей работы, зная взгляды Каменева того времени, а также тогдашние взгляды председателя Совнаркома Украины Х. Г. Раковского. На заседании комиссии 2 июня 1919 г. Раковский подчеркивал возможность постоянного объединения только на началах федеративного устройства при создании единого органа верховного управления в виде Федеративного Совета Республик. Как временную, предварительную меру он предложил введение в состав ВЦИК представителей Республик и подчинение ряда республиканских наркоматов соответствующим ведомствам РСФСР.[36]  Во время Гражданской войны предпринимались и конкретные шаги по разработке единой политики в области народного образования и культуры.[37]

Однако реализовать на практике это объединение тогда не удалось. При активном содействии стран Антанты началось наступление сил белого движения и к началу осени 1919 г. были упразднены все независимые советские республики кроме РСФСР. Деникин, войска которого дошли до Орла и Воронежа, выступал с позиций «единой, великой, неделимой России». Он, как и Колчак, отказался признать независимость Финляндии. Политика великодержавности встретила вскоре сопротивление со стороны националистических партий и организаций Украины, Северного Кавказа, Закавказья. Белогвардейские власти столкнулись также с руководством донского, кубанского и терского казачества. В целом национальная политика белых правительств потерпела полный провал. Серьезное неприятие встретила и их аграрная и рабочая политика.

Свидетель военных погромов в Киеве организованных деникинцами профессор Н. П. Полетика подчеркивал «Ни крестьяне, ни рабочие не хотели поддержать Добровольческую армию, которая несла им только шомполы и нагайки».[38]  Белый террор, чрезвычайно широкий, получивший распространение и на Западе, и на Востоке, и на Севере, и на Юге не смог выправить положения и способствовал лишь все большему отходу от белого движения широких масс народа, в том числе и представителей национальных районов.[39]  Сам Деникин был вынужден признать слабую поддержку со стороны русского народа. Подобное же признание сделал и премьер-министр Великобритании Д. Лойд Джордж, подчеркивавший, что поскольку «русский народ отдает свои симпатии большевистскому режиму, наш (то есть войск Антанты – В. Г.) уход стал неизбежен».[40]

11 октября 1919 г. началось наступление российской Красной армии против Деникина и вскоре она приступает к восстановлению советских органов на Украине. 12 декабря советские войска вступили в Харьков, 16 декабря в Киев, а 7 февраля 1920 г. в Одессу. Всеукраинский ревком во главе с Г. И. Петровским, существовавший с 11 декабря 1919 по февраль 1920 гг. 19 февраля сложил свои полномочия и высшими органами власти Украины вновь становятся Президиум ЦИК и СНК Украинской Социалистической Советской Республики. Еще в то время, когда только начиналось освобождение украинских территорий VIII Всероссийская конференция РКП (б) 3 декабря 1919 г. принимает специальную резолюцию о Советской власти на Украине. В первом же пункте этой резолюции подчеркивалось: «Неуклонно проводя принцип самоопределения наций, ЦК считает необходимым еще раз подтвердить, что РКП стоит на точке зрения признания самостоятельности УССР».[41]

Далее в той же резолюции подчеркивалась необходимость теснейшего союза для всех советских республик и то, что определение форм этого союза будет окончательно решено самими украинскими рабочими и трудящимися крестьянами». Особым пунктом также отмечалось: «В настоящее же время отношения между УССР и РСФСР определяются федеративной связью на почве решений ВЦИК от 1 июня 1919 г. и ЦИКУ от 18 мая 1919 г.». Предписывалось также всеми средствами содействовать устранению всяческих препятствий свободному развитию украинского языка и культуры, проявлять терпимость в межнациональных отношениях, привлекать к сотрудничеству представителей украинского населения, прежде всего крестьянства, не допускать никакого принуждения при формировании коммун, артелей и т. д.[42]

21 декабря 1919 г. принимается «Обращение Всеукраинского ревкома к рабочим и крестьянам Украины в связи с разгромом Деникина и восстановлением Советской власти». В этом обращении, подписанном Г. И. Петровским, В. П. Затонским и Д. З. Мануильским, среди прочего писалось: «Вольная и независимая Украинская Социалистическая Советская Республика опять воскресает. Она будет идти рука об руку с вольной и независимой социалистической Советской республикой России».[43]  То есть Украина объявлялась не только советской, но и независимой и подчеркивался ее союз с советской Россией. Неделей позднее к рабочим и крестьянам Украины со специальным письмом по поводу побед над Деникиным обращается В. И. Ленин. Он подчеркнул важные последствия разгрома Деникина для Украины, остановился на значении земельного вопроса и затем особо отметил и наличие ряда других задач, стоящих перед трудящимися, как России, так и Украины.

И далее в этом письме следуют следующие примечательные слова: «Одна из таких особых задач заслуживает в настоящее время чрезвычайного внимания. Это-вопрос национальный или вопрос о том, быть ли Украине отдельной и независимой Украинской Советской Социалистической Республикой, связанной в союз (федерацию) с Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой, или слиться Украине с Россией в единую Советскую республику. Все большевики, все сознательные рабочие и крестьяне должны внимательно подумать над этим вопросом». Действительно, каждое слово этой фразы заслуживает особого внимания, в том числе и то, что Ленин пишет о союзе, подразумевая под ним федерацию. Развивая в том же письме свои мысли, Ленин напоминает о том, что независимость Украины признана и Всероссийским ЦИКом, и российской компартией и посему сами украинские рабочие и крестьяне должны на Всеукраинском съезде Советов решить сливаться ли Украине с Россией или Украина должна остаться самостоятельной и независимой, но войти в федеративную связь с Россией, причем решить самим и форму этой федеративной связи.

То, что это письмо не было набором лозунгов и призывов свидетельствуют и его последующие части. Ленин подчеркнул всю тонкость национального вопроса, необходимость добровольного  союза наций, он акцентировал внимание украинцев на том, что Советская Россия признала независимость польского, латышского, литовского, эстляндского, финского государств и то, что украинские коммунисты-боротьбисты являются сторонниками безусловной независимости Украины. Более того, Ленин в этом письме, предназначенном для широких масс украинского населения, подчеркивает также разные мнения по поводу будущего Украины среди русских коммунистов. По его словам, среди самих большевиков есть сторонники полной независимости Украины, но есть также и сторонники более или менее тесной федеративной связи, а также сторонники полного слияния Украины с Россией.

Нарисовав такую картину, Ленин подчеркнул недопустимость расхождения по этому вопросу и еще раз сделал упор на том, что его должен решать Всеукраинский съезд Советов. Он категорически выступает и против великорусского шовинизма, отнеся его к позорным и поганым предрассудкам, и против украинского национализма и призывает к сотрудничеству, к совместной работе русских и украинских коммунистов, русских и украинских рабочих и крестьян с целью не только победить Деникина и Колчака, но и победить национальные предрассудки.[44]

Это письмо Ленина носило стратегический характер и было не только глубоко продуманным, но отражало и результат значительной работы проделанной по украинскому вопросу. Кстати, еще в ноябре В. И. Ленину были направлены «Тезисы по украинскому вопросу» и справки к ним, составленные Раковским и, видимо, не только им. Само же письмо Ленина до его обнародования было дано в форме машинописных копий для прочтения Л. Б. Каменеву, И. В. Сталину и Х. Г. Раковскому.[45]  Под влиянием этого письма проводилась последующая работа на Украине по урегулированию взаимоотношений с РСФСР. 21 февраля 1920 г. публикуются тезисы ЦК КП (б) У о межгосударственных отношениях в форме резолюции между этими двумя республиками утвержденные IV конференцией КП (б) У без каких-либо изменений.[46]  Далее на IV Всеукраинском съезде Советов 20 мая принимается специальная резолюция о государственных отношениях между УССР и РСФСР.

В ней провозглашалось полное равноправие всех народов и государств и право наций на самоопределение и призывалось к борьбе за укрепление Советской власти, которая одна только может обеспечить истинную свободу и независимость. Специальным пунктом съезд постановлял, что «УССР, сохраняя свою самостоятельную государственную конституцию, является членом Всероссийской Социалистической Советской Федеративной Республики...» Там же подчеркивалась роль России в становлении свободной Украины и предписывалось проводить и дальше политику теснейшего сближения. Было также предложено включить в состав ВЦИКа 30 представителей Советской Украины и выражена уверенность в том, что скоро наступит время, «когда к федерации советских республик России и Украины присоединятся новые союзники и образуют великую международную республику Советов».[47]

7 февраля 1920 г. в соответствии с постановлением ВЦИК создается новая комиссия при Президиуме ВЦИК под председательством Л. Б. Каменева, которой было поручена разработка вопросов федеративного устройства РСФСР. В комиссию вошли И. В. Сталин, М. В. Владимирский, Ю. Мархлевский, С. Г. Саид-Галиев, Н. Н. Крестинский, А. И. Рыков, Х. Г. Раковский. Во многом эта комиссия сохраняла преемственность с комиссией от июня 1919 г., но также как и та не имела заметных последствий, поскольку, по мнению исследователей «ее предложения так и не дали ответа на поставленные жизнью вопросы».[48]

Несколько позднее, в июне 1920 г. Х. Раковский публикует статью под названием «Отношения между советскими республиками. Россия и Украина», где проводится мысль о возможности равноправных отношений между Россией и Украиной и говорится также о том, что с самого начала политические и экономические отношения советских республик развивались «по линии федерации».[49]  В плане же законодательном особую роль играл «Союзный рабоче-крестьянский договор между РСФСР и УССР» утвержденный VIII Всероссийским съездом Советом 28 декабря 1920 г. и V съездом Советов УССР в феврале 1921 г.

В этом договоре подтверждалось право наций на самоопределение, «независимость и суверенность каждой из договаривающихся сторон» и намечались конкретные шаги по сближению между ними. Прежде всего, говорилось о вступлении республик в военный и хозяйственный союз. Объединенными объявлялись комиссариаты: 1) военный и морских дел, 2)Высший совет народного хозяйства, 3) внешней торговли, 4) финансов, 5) труда, 6) путей сообщения и 7) почт и телеграфа и предусматривалось их вхождение в состав СНК РСФСР, а в СНК УССР должны были иметь своих уполномоченных утверждаемых и контролируемых Украинским ЦИК и съездом Советов.[50]  Следовательно, при формальном признании независимости и суверенитета каждой из республик, РСФСР все-таки играла более важную роль, и эта роль была зафиксирована законодательно.

На Украине, однако, были силы, по-разному относившиеся к будущим взаимоотношениям между УССР и другими советскими республиками. Разные подходы отмечались даже в рядах компартии Украины. На IV конференции КП (б) У в марте 1920 г. представитель группы демократического централизма Дашковский, заявил, что 99 % украинского крестьянства не интересует вопрос украинского Совнаркома и что следует «отбросить всякую игру в украинское правительство». На противоположных позициях, опять-таки в рядах украинской компартии, стояла группа во главе с Лапчинским, вообще выступавшая за разрыв государственного союза с РСФСР, за обособление от РКП (б) и создание новой партии – УКП (б).[51]  Однако шли реальные процессы сближения республик, не только в военной или экономической областях, но и в области культуры. В 1920 г., после восстановления Советской власти на Украине усиливается сотрудничество между РСФСР и УССР в деле просвещения, как на уровне наркомов просвещения, так и на низовом уровне.[52]  Большое внимание уделяется укреплению рядов украинской компартии. С этой целью на Украину по решению ЦК РКП (б) с декабря 1920 по ноябрь 1921 гг. было откомандировано более 5 тысяч членов компартии.[53]

Что касается Белоруссии, то там Советская власть была восстановлена несколько позднее, чем на Украине. В процессе советско-польской войны Минск был освобожден только 11 июля 1920 г. и в тот же день там было объявлено о восстановлении Советской власти. Объявлено это было Минским губернским ВРК, председателем которого был АТ. Червяков. Через 20 дней, 31 июля на специальном заседании представителей компартии Литвы и Белоруссии, советских и профсоюзных организаций края принимается декларация «Об объявлении независимости БССР» на основе манифеста 1 января 1919 г. По условиям этой декларации вся гражданская власть на территории республики до созыва Всебелорусского съезда Советов принадлежала ВРК БССР.

2-й Всебелорусский съезд Советов проходил с 13 по 17 декабря 1920 г. На нем вносятся дополнения в Конституцию БССР, в частности, об образовании СНК, структуре и компетенции съезда Советов, ЦИК и его Президиума.[54]  Червяков возглавил и ЦИК, и СНК Белоруссии. В основу этих дополнений к Конституции легли Тезисы по вопросу об организации Советской власти, принятые III съездом КП (б) Белоруссии проходившим непосредственно перед этим съездом Советов. В то время в Белоруссию входило всего шесть уездов бывшей Минской губернии, поскольку еще в 1919 г. по военно-стратегическим соображениям основная часть ее территории была передана в состав Российской республики. По Рижскому договору 18 марта 1921 г. Западная Белоруссия отошла к Польше. Таким образом, в начале 20-х гг. территория республики равнялась 52,3 тыс. кв. км., а население составляло всего 1,5 млн. человек.[55]

Несмотря на столь незначительное население тогдашней БССР, она признавалась независимым государством (Совнарком РСФСР признал независимость Белоруссии в январе 1919 г.) и между РСФСР и БССР 16 января 1921 г. заключается абсолютно такой же договор, как и между РСФСР и УССР., в котором признавалась независимость и суверенность каждой из договаривающихся сторон.[56]  Важно отметить, что вскоре и территория, и население БССР будут значительно увеличены, но это произойдет уже после образования СССР.

Примечательно, что в то время было заключено несколько союзных договоров с советскими республиками, как на Западе, так и на Востоке. Например, 13 сентября 1920 г. заключается «Союзный договор между РСФСР и Хорезмской Народной Советской Республикой», где Россия признавала «полную самостоятельность и независимость Хорезмийской Советской Народной Республики».[57]  Точно также, несколько позднее, 4 марта 1921 г. в подобном же союзном договоре признавалась полная самостоятельность и независимость Бухарской Советской Республики.[58]  Но формы взаимосвязей республик были разными. С 4 по 12 октября 1920 г. в Оренбурге проходил I учредительный съезд Советов Киргизской (Казахской) АССР, принявший обращение ко всем автономным республика и областям РСФСР. Там, среди прочего, писалось: «... ради своего светлого будущего, ради освобождения всех угнетенных и обездоленных киргизский народ должен вступить в почетные ряды Российской советской федерации и вместе с прочими ее членами отдаст все свои силы для скорейшей победы над нашим общим врагом».[59]  Продолжение Гражданской войны и сохранение серьезной внешней опасности требовало максимального объединения сил всех советских республик, как автономных, так и независимых. С этой целью в автономных республиках упраздняются, там, где они были, армии, наркоматы иностранных дел и внешней торговли.[60]

Вместе с тем, по мере ослабления, а затем и прекращения Гражданской войны появлялись задачи урегулирования отношений с все большим и большим числом бывших национальных окраин. В газете «Правда» 10 октября 1920 г. выходит статья руководителя Наркомнаца И. В. Сталина «Политика Советской власти по национальному вопросу в России». Эта статья стала основой тезисов Сталина предназначенных для агитаторов под названием «Советская власть и национальный вопрос в России». В этих тезисах подчеркивалась взаимная заинтересованность друг в друге Центральной России и окраин и необходимости прочного союза между ними. Особо подчеркивалось, что «отделение окраин от России противоречит интересам народных масс, как центра, так и окраин», при этом исключалась так называемая культурно-национальная автономия и единственной целесообразной формой союза между центром и окраинами провозглашалась областная автономия окраин, отличающихся особым бытом и национальным составом. При этом подчеркивалось наличие разнообразных форм автономии.[61]  О самостоятельности и независимости советских республик в этих тезисах ничего не говорилось.

Однако независимыми и суверенными признавались официально и те советские республики, которые прежде имели свою буржуазную государственность в Закавказье. Притом, что ситуация в Закавказье во время Гражданской войны была чрезвычайно сложной. По этому поводу Г. К. Орджоникидзе так писал о положении в регионе в 1918–1920 гг.: «Весь этот период – сплошной кошмар националистического разгула. Вспомним сотни сожженных сел, разрушенные города, похищение детей и женщин... изнасилование, резня, бросание в колодцы и пропасти детей и женщин – таков бесславный период господства национализма в Закавказье».[62]

Советизация Закавказья, население которого в 1917 г. составляло 6 млн. чел. при территории в 186 тыс. кв. км.,[63]  проводилась по заранее разработанному плану и предполагала совместные действия внутренней оппозиции и войск российской Красной Армии. Еще в мае 1919 г. коммунисты Закавказья, проведя партийную конференцию в Баку, выдвинули задачу создания советских республик в Азербайджане, Грузии и Армении. До этого они не ставили цели построения самостоятельных национальных государств в Закавказье, а ратовали за осуществление права на самоопределение в форме национально-территориальной автономии. Это изменение позиции имело большое значение в борьбе с существовавшими тогда буржуазными закавказскими правительствами и продемонстрировало желание закавказских большевиков иметь собственные советские государства. Тем самым был выбит важный козырь в руках местных националистов, обвинявших большевиков в пренебрежении национальными интересами азербайджанцев, армян, грузин. Летом того же года Кавказский краевой комитет компартии издает декларацию «К трудящимся Закавказья» на грузинском, армянском, азербайджанском, русском языках, в которой писалось о намерении компартии добиваться превращения Азербайджана, Грузии и Армении в советские республики, которые войдут в общекавказскую федерацию.[64]  В декабре 1919 г. А. И. Микоян, в то время работавший в Бакинском большевистском подполье, пересылает В. И. Ленину тезисы «К положению на Кавказе», сообщив там о возможности подготовки «государственного переворота» в республиках Закавказья и затем перейти к «слиянию» их в «одну государственную единицу с Россией» и, таким образом, «заложить фундамент рождающейся мировой республики Советов».[65]

Восстановление Советской власти в Азербайджане в апреле 1920 г. привело к формированию 28 апреля СНК АзССР во главе с Н. Наримановым. Примечательна телеграмма, которую направил Ленин советскому правительству Азербайджана. В ней писалось следующее: «Совнарком приветствует освобождение трудовых масс независимой Азербайджанской республики и выражает твердую уверенность, что под руководством своего Советского правительства независимая республика Азербайджана совместно с РСФСР отстоит свою свободу и независимость от заклятого врага угнетенных народов Востока – от империализма.

Да здравствует независимая Советская республика Азербайджана!

Да здравствуют рабочие и крестьяне Азербайджана!

Да здравствует союз рабочих и крестьян Азербайджана и России!»[66]

В одной небольшой телеграмме независимость Азербайджана упоминается четыре раза, что, конечно, не было случайностью и несло в себе глубокий смысл. Это важно подчеркнуть, поскольку в договоре о военном и финансово-экономическом союзе от 30 сентября 1920 г. и Соглашении о проведении единой экономической политики от того же числа между РСФСР и АзССР о независимости этих двух республик не говорится, а в Конституции Азербайджанской Социалистической Советской Республики от 19 мая 1921 г. республика объявляется свободным социалистическим обществом всех трудящихся Азербайджана.[67]

Однако, например, когда три закавказские социалистические республики – Азербайджан, Армения и Грузия заключили союзный договор, то там присутствовала формула о признании независимости и суверенности каждой из договаривающихся сторон. Этот договор был подписан 12 марта 1922 г.[68]  Еще раньше, в «Резолюции пленума Кавказского бюро ЦК РКП (б) об отношениях между Закавказскими советскими республиками и РСФСР» от 3 июля 1921 г. писалось: «Признать необходимым проведение в жизнь независимости кавказских республик (Грузии, Азербайджана и Армении)...» и далее признавалось необходимым «заключение военной, торговой, хозяйственно-финансовой конвенции между Закавказскими республиками и РСФСР на началах добровольности».[69]

До этого Советская власть установится и в Армении, и в Грузии. Армянская Социалистическая Советская Республика была провозглашена Ревкомом Армении 29 ноября 1920 г. В соответствующей декларации Армения провозглашается свободной Советской Республикой, под чем разумелась независимость.[70]  4 декабря армянские повстанцы вместе с российской Красной Армией вступили в Эривань. Что касается Грузии, то там Советская власть провозглашается несколько позднее, 18 февраля 1921 г. 25 февраля грузинские повстанцы вместе с частями российской Красной армии вошли в Тифлис. Совнарком РСФСР признал независимость советской Грузии в феврале 1921 г. В «Союзном рабоче-крестьянском договоре между РСФСР и Грузинской ССР» от 21 мая 1921 г. формула о признании независимости и суверенности каждой из договаривающихся сторон присутствует.[71]  Еще до установления Советской власти в Закавказье на основе действовавших коммунистических организаций образовывается в феврале 1920 г. компартия Азербайджана, в мае компартия Грузии, а в июне того же года компартия Армении. После провозглашения Советской власти в республиках Закавказья принимается ряд важных мер по их экономическому сближению. В апреле 1921 г. между тремя закавказскими республиками заключается договор об объединении железных дорог, в мае между ними упраздняются таможни, в июне объединяются внешнеторговые ведомства.

Важной особенностью Грузии было то, что в ее состав вошли Абхазия, Аджария и Южная Осетия. Так, 16 декабря 1921 г. на основе «Союзного договора между ССГрузия и ССР Абхазия» в состав Грузии входит Абхазия. Хотя еще 21 мая Ревком Грузии издал декларацию о признании независимости Абхазской ССР. Что касается Азербайджана, то в его составе создается Нахичеванская автономная республика и автономная область Нагорного Карабаха. К 1922 г. существовали независимые суверенные республики-РСФСР, УССР, БССР и три независимые закавказские республики. Все они имели договора о сотрудничестве и, таким образом, шло два процесса – создание или воссоздание Советской власти и укрепление сотрудничества между ними, прежде всего между РСФСР и другими советскими республиками.

 


[1] Образование Союза Советских Социалистических Республик, с. 32.

[2] Там же, с. 35.

[3] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35, с. 286–290.

[4] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.36, с. 71–76.

[5] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 36, с. 151.

[6] Образование Союза Советских Социалистических Республик, с. 45.

[7] Минц И. И. Год 1918-й, с. 154–157.

[8] Ненароков А. П. К единству равных. Культурные факторы объединительного движения советских народов 1917–1924. М., 1991, с.91.

[9] ЦК РКП (б) – ВКП (б) и национальный вопрос. Кн. 1. 1918–1933 гг. М., 2005, с. 17–18.

[10] КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 2. М., 1970, с. 45.

[11] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 36, с. 151.

[12] Подробнее см.: Макарова Г. П. Осуществление ленинской национальной политики в первые годы Советской власти (1917–1920 гг.). М... 1969.

[13] Панксеев А. К., Кауп Э. Г. Октябрьская революция и национальный вопрос в Эстонии // Великий Октябрь и национальный вопрос. Ереван, 1977, с.69.

[14] См.: Саат И. М., Сийливаск К. Великая Октябрьская социалистическая революция в Эстонии. Таллин, 1977.

[15] Образование Союза Советских Социалистических Республик, с.65.

[16] Там же.

[17] Там же, с. 66.

[18] Там же, с. 76–77.

[19] Серебрякова З. Л. Региональные советы национальных районов март 1917-март 1918. М., 1984. с. 112–114.

[20] Советское содружество народов (Объединительное движение и образование СССР). Сборник документов 1917–1922. М., 1972, с. 48–49.

[21] Там же, с. 50–51.

[22] Серебрякова З. Л. Указ. соч., с.133.

[23] История национально-государственного строительства в CCCP... T. I, с. 121–126.

[24] Образование Союза Советских Социалистических Республик, с. 78–79.

[25] Кульчицкий СВ. УССР в 1917–1922 годах: характер и пределы советской национальной государственности // Россия в XX веке, с.223.

[26] Образование Союза Советских Социалистических Республик, с. 27.

[27] Там же, с. 28.

[28] Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т.50, с. 34–35.

[29] См.: Короливский СМ., Рубач М. А., Супруненко Н. И. Победа советской власти на Украине. М., 1967.

[30] См.: Хроника революционных событий в Крыму. 1917–1920 гг. Симферополь, 1969.

[31] Ненароков А. П. К единству равных, с. 139–140.

[32] Там же, с. 142–145.

[33] Образование Союза Советских Социалистических Республик, с. 103.

[34] Кульчицкий СВ. Указ. соч., с. 229.

[35] Волковинський В. М., Кульчицкий СВ. Християн Раковський. Полггичний портрет. Кшв, 1990, с. 187.

[36] Мельниченко В. Христиан Раковский. Неизвестные страницы жизни и деятельности. Кшв, 1992, с.46; Ненароков А. П. К единству равных, с. 94–95.

[37] Красовипкая Т. Ю., Ненароков А. П. Великий Октябрь и первые шаги на пути к достижению духовной общности советских народов // Советский народ – новая интернациональная общность людей. Кишинев, 1987, с. 183.

[38] Полетика Н. П. Виденное и пережитое (Из воспоминаний). Иерусалим, 1990, с. 184.

[39] См.: Голуб П. А. Белый террор в России (1918–1920 гг.). М., 2006.

[40] Ллойд Джордж Д. Военные мемуары. М., 1933. Т.6, с.98.

[41] Образование Союза Советских Социалистических Республик, с. 108.

[42] Там же, с. 108–110.

[43] Там же, с. 113.

[44] Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т.40, с. 41–47.

[45] Мельниченко В. Указ. соч., с. 33.

[46] Там же, с. 49.

[47] Образование Союза Советских Социалистических Республик, с. 127–128.

[48] Ненароков А. П. К единству равных, с. 95.

[49] Мельниченко В. Указ. соч., с. 49–50.

[50] Образование Союза Советских Социалистических Республик, с. 166–168.

[51] Многонациональное советское государство. М., 1972, с. 141.

[52] Ненароков А. П. К единству равных, с. 145–147.

[53] Очерки истории Коммунистической партии Украины. Киев, 1964, с. 291, 309.

[54] Образование Союза Советских Социалистических Республик, с. 160–166.

[55] Костюк М. П. Общее и особенное в проведении советской национальной политики в Белорусской ССР // Россия в XX веке, с.331.

[56] Образование Союза Советских Социалистических республик, с. с. 168–170.

[57] Там же, с. 140.

[58] Там же, с. 173.

[59] Съезды Советов в документах. 1917–1936. Т. I. M., 1959, с. 668.

[60] Басалай А. Указ. соч., с. 137.

[61] ЦК РКП (б) – ВКП (б) и национальный вопрос, с. 39–41.

[62] Орджоникидзе Г. К Статьи и речи. М., 1956. Т.1 (1910–1926), с. 216.

[63] Хармандарян С. В. Сплочение народов в строительстве социализма (Опыт ЗСФСР). М., 1982, с.5.

[64] Там же, с. 13.

[65] Политическая история Россия-СССР-Российская Федерация. Т.2. М., 1996, с.293.

[66] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.41, с. 119.

[67] Образование Союза Советских Социалистических Республик, с.151, 152, 200.

[68] Там же, с. 257.

[69] ЦК РКП (б) – ВКП (б) и национальный вопрос, с.47.

[70] Образование Союза Советских Социалистических Республик, с. 157.

[71] Там же, с. 215.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.