Материалы 3-го отделения СО ОГПУ о политическом состоянии интеллигенции и ее антисоветской деятельности. Не позднее конца мая 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.05.30
Метки: 
Источник: 
"Совершенно Секретно": Лубянка Сталину о положении в стране (1922-1934 гг), т.8, ч.2, 1930 г., Москва, 2008 Стр. 1136-1175
Архив: 
ЦА ФСБ Ф. 2. Оп. 8. Пор. 435. Л. 169-241. Подлинник.

 

Не позднее конца мая 1930 г.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

о политическом состоянии интеллигенции

I. Процессы дифференциации интеллигенции

Небывалое обострение классовой борьбы в стране, какое мы имеем на протяжении двух с лишним последних лет, в значительной степени затронуло и интеллигенцию.

Это находит свое выражение в резких процессах ее дифференциации.

Творчество рабочего класса в гигантском строительстве реконструктивного периода неминуемо должно было повести за партией и советской властью лучшие элементы той интеллигенции, которая сама принимает непосредственное участие в этом строительстве. Эта смычка рабочего класса с трудовой интеллигенцией проявляется особенно ярко в последнее время (соцсоревнование), когда мы имеем налицо бесспорную тягу в партию технической интеллигенции в форме как одиночных, так и коллективных, демонстративного характера подач заявлений о вступлении в партию.

Процесс нарастания советизации основной части интеллигенции в значительной степени обуславливается следующими причинами: 1) очевидные успехи социалистического строительства наиболее понятны той части интеллигенции (технической), которая участвует в этом строительстве; 2) укрепление международного положения СССР в связи с ростом революционного движения за рубежом и с кризисами в крупнейших капиталистических странах; 3) разгром в СССР контрреволюционных организаций за последние два года и открытое выявление действительной вредительской сущности большинства таких организаций.

Однако наряду с бесспорным фактом советизации широких масс интеллигенции, мы имеем и явления другого порядка, которые выражаются в неуклонном росте антисоветской активности враждебных советской власти элементов интеллигенции. Это объясняется тем, что, практически осуществляя провозглашенные XV партсъездом широкое наступление на капиталистические элементы деревни и города, мы задели своей политикой слои той интеллигенции, которая еще не переварилась в котле пролетарской революции и которая не порвала кровной и идеологической связи с капиталистическими элементами страны. Мы ущемили далее и большие сравнительно кадры новой буржуазии, идеологическое влияние которой на некоторые элементы интеллигенции сказывается до настоящего времени. Немаловажным фактором, стимулирующим активизацию антисоветских слоев интеллигенции, явилась общая агрессия империалистов, которые открыто угрожают нам войной. Это обстоятельство также сыграло известную роль в смысле активизации наиболее непримиримых элементов интеллигенции, так как близость войны выбивает их из равновесия и толкает их на различные политические авантюры.

Успехи социалистической реконструкции страны, которые усиливают процессы советизации наиболее близких нам элементов интеллигенции, также стимулируют нарастание активности непримиримых элементов интеллигенции, которые отлично понимают, что дальнейшее осуществление плана великих работ сведет на нет все их мечтания о реставрации старого экономического и политического строя.

Отсюда совершенно отчетливое стремление контрреволюционной интеллигенции прямым и скрытым вредительством сорвать нашу пятилетку.

Такова в основном причина нарастания активизации антисоветских элементов интеллигенции.

Антисоветская активность интеллигенции идет главным образом по трем следующим линиям:

1). Борьба с советской властью на идеологическом фронте путем использования легальных возможностей.

2). Открытые антисоветские выступления на идеологическом фронте и борьба за кадры.

3). Активная борьба в таких ее формах, когда антисоветская интеллигенция непосредственно вклинивается в общее русло контрреволюции, пытаясь играть в ней роль организаторов.

II. Использование антисоветской интеллигенцией легальных возможностей как метод борьбы с советской властью

Это использование сводится к попыткам противопоставления марксизму враждебных ему теорий (устряловщина, кондратьевщина, неонародничество, евразийство, идеализм, толстовство и т. п.).

А). Строится такой метод борьбы по различным линиям:

Интеллигентские объединения в форме так называемых «обществ, не преследующих коммерческих целей», зачастую служат отличной ширмой для ведения антисоветской работы. Эти общества являются прежде всего чрезвычайно удобным видом сплачивания и подбора однородных по политическим настроениям элементов интеллигенции, которые без всякого или при наличии чисто формального коммунистического влияния организуются для внешне совершенно аполитичной работы.

На деле же они сплошь и рядом являются скрытыми очагами антисоветских настроений (см. Приложение № 1 — Меморандум об обществах).

Б). Диспуты, литературные вечера и так называемые общественные суды часто использовались с явно антисоветскими целями и превращались в своеобразные антисоветские демонстрации (см. Приложение № 2 — «Меморандум о толстовском вечере», о вечере С.О.С., о вечере «Женщина в советской прессе», о вечере напостовцев, о диспуте «Идеализм и материализм» и о «Суде над театральным сезоном»),

В). Кафедры учебных заведений и пресса, в особенности ведомственные издания (Наркомфина, Наркомзема и т. п.), точно также используются антисоветской интеллигенцией, и в особенности наиболее квалифицированной ее частью, для «мирной» борьбы с советской властью, т. е. для подрыва ее изнутри и для открытого противопоставления линии партии враждебных ей установок и концепций явно буржуазного характера (см. Приложение № 3).

Сугубого внимания заслуживает тот участок этой борьбы на идеологическом фронте, который сводится к попыткам антисоветской интеллигенции сорвать нашу борьбу за кадры, помешать реформе высшей школы, ее пролетаризации и т. п.

Наиболее ярко эта борьба проявляется в стенах высших учебных заведений, что характеризуется хотя бы следующим примером:

В конце 1929 г. на широком совещании профессоров Института Народного Хозяйства им. Плеханова в Москве с участием представителей электропромышленности с программной речью выступил профессор Бовин. Он «научно, с цифрами в руках» доказывал неприемлемость решения о форсировании подготовки кадров. После того как были опровергнуты его цифры, он выступил уже с декларацией от имени группы профессоров. Бовин требовал пересмотра решения и заявил, что профессура в случае отказа прислушаться к ее голосу будет вынуждена отказаться от работы или, во всяком случае, снять с себя ответственность за результаты «сугубо форсированных темпов». Несмотря на то что в результате последующих переговоров было достигнуто соглашение, новые методы работы саботировались группой профессуры, в которую входит Бовин.

Саботаж новых программ и методов наблюдается в целом ряде других учебных заведений. Нередки демонстративные отказы отдельных профессоров вести работу или попытки снять с себя ответственность за нее.

Борьба за командные высоты ведется главным образом в вузах и особенно в научно-исследовательских институтах, где почти совершенно отсутствует партийная прослойка, а левая, советски настроенная часть ученых, весьма немногочисленна.

Довольно значительное число научно-исследовательских институтов захвачено благодаря этому реакционными учеными.

В научно-исследовательские институты, захваченные реакционно настроенными учеными, подбираются «свои» (антисоветские, социально чуждые) аспиранты, там же ведется «научная работа» против диалектического материализма и создаются новые «научные» теории, вроде теории «расовой патологии» и т.д. В эти институты не пускаются не только коммунисты, но даже просто советски настроенные научные работники.

Особенно ярким примером в этом отношении может служить Академия наук СССР, где все не только командные, даже просто технические должности захвачены

были совершенно чуждыми советской власти людьми, где готовились кадры научных работников из социально чуждого элемента и антимарксистского направления.

Антисоветски настроенной интеллигенцией захвачены также Государственная Академия Художественных Наук (ГАХН), краеведческие организации (музеи, где до сего времени работает в качестве научных работников значительное число бывших людей, бывших купцов, чиновников и т. п.).

Как характерный документ, определяющий политические настроения некоторой части технической интеллигенции, приводим письмо Грум-Грумжайло (см. Приложение № ...).

Г). Литература также всемерно используется антисоветской интеллигенцией в своих целях.

Характерно, что в последнее время мы наблюдаем явное поправение той части попутчиков, которая раньше открыто декларировала свое полное признание советской власти. Более этого, мы имеем в последнее время открытые попытки писателей с буржуазной идеологией противопоставлять себя коммунистической литературе (группа «Перевал»).

Мы имеем и факты прямого перехода наших попутчиков в белоэмигрантские литературно-политические круги (Пильняковщина). Нами выявлена, наконец, (в 1930 г.) группа крупных литераторов, которая в 1927 г. напечатала в зарубежной прессе свое пресловутое «письмо русских писателей» (см. Приложение № ...).

Эти факты несомненно свидетельствуют о моментах неблагополучия на литературном участке идеологического фронта.

Д). Театры до настоящего времени также используются антисоветской интеллигенцией для своей борьбы с советской властью на идеологическом фронте. Мы имеем на этом участке ряд серьезных прорывов, которые в известной степени объясняются притуплением классового чутья у партийцев, работающих в области театра и искусства и, в частности, в Главрепорткоме. Характерно, что постановки таких пьес (в частности, Булгакова), где имеется неприкрытая или искусно завуалированная идеализация наших классовых врагов и дореволюционного строя, являются своего рода праздниками для мещанской и обывательской публики и для новой буржуазии, что можно подметить даже по составу публики на спектаклях такого рода.

Одним из наиболее видных представителей такого явно враждебного нам театрального искусства является пресловутый Булгаков, для характеристики которого приводим его открытое заявление-протест.

Не лишне отметить, что в связи с этим письмом в Москве в настоящее время среди антисоветски настроенной интеллигенции, в частности, в писательских и в литературных кругах, производятся денежные сборы в пользу Булгакова.

III. Открытая борьба антисоветской интеллигенции с советской властью в форме построения различных подпольных организаций и групп

Выше мы указывали, что помимо использования легальных возможностей для противопоставления коммунистическому влиянию враждебных ему политических концепций (устряловщина, кондратьевщина, неонародничество, евразийство, идеализм, толстовство ит. п.) и помимо открытых выступлений на идеологическом фронте, в частности, с целью срыва нашей борьбы за кадры, извращения классовой линии в сельском хозяйстве, срыва темпов пятилетки и т. д. и т.п. с кафедры и в печати и другими способами и приемами антисоветская интеллигенция принимает участие и в прямой борьбе с советской властью, в форме своего непосредственного участия в различных контрреволюционных организациях.

Классифицируя контрреволюционные организации, которые создавались при участии и под руководством интеллигенции, на первое место по степени значимости следует отнести вредительские организации.

За последние два года мы ликвидировали контрреволюционные организации почти во всех областях народного хозяйства — уголь, транспорт, тяжелая металлургия, золотая промышленность, военная промышленность и т.п. Все это явилось притягательной силой для той контрреволюционной интеллигенции, которая ставила своей прямой задачей срыв нашего народного хозяйства путем различных, зачастую чрезвычайно изощренных приемов вредительской работы.

Непосредственно связанная с организациями мирового капитализма и поэтому, как общее правило, занимаясь кроме вредительства и шпионажем, вредительская интеллигенция вела упорную подготовку для внутренних возможностей интервенции.

Не менее серьезной притягательной для контрреволюционной интеллигенции сферой ее антисоветской работы является деревня. Под знаком ставки на кулака прошло формирование целого ряда крупных и мелких контрреволюционных организаций, создаваемых при непосредственном участии интеллигенции.

Расценивая бешеное сопротивление кулака нашему наступлению на него как начало «общего антисоветского движения деревни», антисоветская интеллигенция, ориентирующаяся в своей борьбе с советской властью на деревню, сильнейшим образом активизируется. Это находит свое отражение в формировании ею различных контрреволюционных организаций, которые преследуют одну цель: идейно вооружить и организационно оформить «деревенское антисоветское движение» (т.е.. кулацкое, с тем, чтобы подготовить вооруженное «крестьянское восстание, которое и должно будет свергнуть советскую власть»).

Являясь рупором кулацкой верхушки деревни, та часть антисоветской интеллигенции, которая свою практическую антисоветскую работу строит с ориентировкой на деревню, в тех случаях, когда ей удается устанавливать свою непосредственную связь с деревней, оказывает сильнейшее влияние на кулака. Она действительно его организует и придает его расплывчатым антисоветским настроениям характер организованности. В этом и кроется основная опасность установления смычки между контрреволюцией города и деревни. Для подтверждения факта организующего кулацкое влияние контрреволюции города достаточно привести хотя бы следующие примеры. Появление в деревнях Смоленской губ. и в станицах Хоперского округа в 1928 г., в момент, когда проводились хлебозаготовки и когда вследствие этого кулачество было сильнейшим образом настроено против советской власти, повстанческих прокламаций (Москва) контрреволюционной организации «Союз крестьянской самозащиты» вызвало здесь повстанческие настроения, которые нам удалось рассосать только при помощи жестокого оперативного удара по активизированному этими прокламациями кулаку. Совершенно такое же впечатление произвели в 1929 г. на озлобленного кулака и прокламации другой городской контрреволюционной организации — «Солнце», которая так же, как и «Союз крестьянской самозащиты», ориентировалась на деревню, ставя своей конкретной задачей организацию «крестьянского» восстания против советской власти.

Аналогичные примеры в практике нашей работы за последние два года имеются и в ряде других районов. Они совершенно точно подтверждают факт сильнейшего организующего влияния контрреволюции города на кулацкую верхушку деревни. Учитывая это обстоятельство, контрреволюция города, повторяем, ставит своей прямой задачей установление смычки с деревней, вернее, с кулаком.

Чрезвычайно характерен новый тактический прием антисоветской интеллигенции, заключающийся в спекулировании установками правых с той же конечной задачей, т. е. с тем, чтобы поднять деревню на восстание.

Факты такого рода отмечаются нами как в форме устной и печатной пропаганды (листовки, воззвания и т. п.), так и в форме создания повстанческих организаций, маскирующих свою действительную контрреволюционную сущность своею «солидарностью» с правым уклоном. Такие организации, как «Бюро правых уклонистов» (ноябрь 1929 г., Ставропольский окр.), Елецкая организация Гончарова (декабрь 1929 г.), «Союз хлеборобов» (май 1928 г., Ростов-на-Дону), «Народная революционная социалистическая партия» (май 1930 г., УССР и Северный Кавказ) и «Российская социалистическая крестьянская партия» (май 1930 г., Бугурусланский окр.) создавались или при непосредственном (см. Приложение) организующем влиянии городской и сельской интеллигенции, или под влиянием соответствующей агитации, исходящей от тех же кругов, от той же третьей силы, которая пытается в настоящее время использовать установки правых для того, чтобы вести деревню к вооруженному свержению «сталинской диктатуры», понимая под этим советскую власть.

Особо следует отметить и молодежь как другую основную установку антисоветской интеллигенции.

В специальном меморандуме о молодежных контрреволюционных организациях, ликвидированных нами в последние два года, мы отмечаем причины этого тяготения непримиримых элементов интеллигенции к молодежи, как городской, так и деревенской, поэтому здесь мы ограничиваемся простым констатированием этого факта, находящего себе подтверждение в ряде ликвидированных нами контрреволюционных молодежных организаций, созданных под непосредственным влиянием «стариков» (одним из наиболее ярких фактов такого порядка является молодежный филиал Союза Вызволения Украины, созданный под непосредственным руководством академика Ефремова и его сподвижников).

В заключение отметим, что сельская интеллигенция как таковая и, в особенности сельское учительство, в контрреволюционном движении играет далеко не значительную роль. Это относится, в особенности, к новым свежим кадрам сельской интеллигенции, выросшим за годы революции. Что же касается той части сельской интеллигенции, которая состоит из бывших людей и, в особенности, из эсеров, то таковая значительно выделяется именно как застрельщик и организатор различных деревенских контрреволюционных формирований.

Приложение — меморандум о ликвидированных нами контрреволюционных организациях.

Начальник 3 отделения СО ОГПУ Славатинский

 

« » мая 1930 г.

г. Москва

ПРИЛОЖЕНИЕ № 3

МЕМОРАНДУМ

об открытых антисоветских выступлениях профессуры с кафедры и в печати

Последний год отмечается все усиливающимся ростом открытых антисоветских выступлений среди враждебной нам части профессуры. Используя легальные возможности (кафедры и печать), антисоветская профессура ведет с нами открытую борьбу на идеологическом фронте, ставя своей задачей воспитание и идеологическую обработку учащейся молодежи в антисоветском направлении. Борьба течений и группировок среди профессуры все более обостряется.

В приведенном ниже меморандуме по имевшим место антисоветским выступлениям профессуры с кафедры и в печати мы указываем только наиболее яркие факты открытых выступлений, обходя менее значительные.

Использование кафедры для антисоветских выступлений

Участились случаи антисоветских выступлений во время лекций и семинарских занятий. Так, профессор Любищев (Самарский сельскохозяйственный институт) на лекции говорит: «Всем известно, конечно, что такое гидра — это слово у нас употребляют часто, когда говорят о контрреволюции; эта гидра имеет характерные свойства — сколько ни руби ей голову, она снова вырастет».

Профессор Среднеазиатского университета Успенский говорит: «Идеология — понятие бесклассовое, так же как и наука. Вторжение политики в право нецелесообразно». Студентам рекомендует в качестве пособий антимарксистскую литературу

Уже упомянутый выше профессор Любищев на одной из лекций заявил: «Революционная теория Маркса отживает свой век, марксисты уже грызутся между собою».

Профессор Горецкой сельскохозяйственной академии Хауке на просьбу дать советы студентам, уезжающим работать в деревню, ответил: «Какие мы можем давать советы, это совсем не наше дело. Кроме того, мы можем дать советы, которые будут всецело противоречить линии земельных органов. Наше дело вести занятия в академии. Нас совершенно не касается, что будут делать среди мужиков».

Профессор той же академии Перехов говорит: «Колхозы у нас слабы и полагаться на них нельзя. Нужно больше внимания обратить на поднятие урожайности индивидуальных хозяйств».

Харьковский профессор Сидцов ответил на лекции на вопрос о его мнении о работе на тему «Диалектика в математике»: «Таким абсурдом заниматься я не буду».

Профессор Киевского строительного техникума Крыжановский говорит: «Я никогда не решился бы ездить по мосту, построенному инженером из рабочих». По поводу просьбы студентов дать разъяснения по одному техническому вопросу заявил: «Пускай ваша советская власть вас учит, а я учить вас и разъяснять такие элементарные вещи не намерен».

Профессор Тифлисского университета Амирадживи доказывал, что советской властью ничего не сделано в области электрификации Грузии.

Профессор того же университета Гогичашвили на лекциях постоянно проводит мысль о том, что нет ни свободы слова, ни свободы убеждений.

Преподаватель Кукавадзе, разъясняя один из законов физики, сказал: «Не думайте, что это советский закон, который ежеминутно меняется, это закон физики, который остается без изменений».

Профессор Дальневосточного университета Рудаков говорит: «Слабое развитие техники в Китае объясняется расовыми особенностями».

Профессор того же университета Гребенщиков, касаясь вопроса о вторжении Японии в Китай, объяснил это расовой родственностью и географической близостью.

Преподаватель того же университета Гассовский говорит: «Над дарвинизмом нужно поставить крест, так как эта теория оказалась псевдонаучной».

Профессор Киевского строительного техникума Ковалевский, объясняя значение алгебраических скобок, сказал: «Скобки— это большевики, нарушившие общий порядок. Если бы не было этих скобок-большевиков, задача была бы разрешена». На замечание студентов, что большевики не нарушили, а установили порядок, Ковалевский возразил: «Большевики упразднили старую и установили новую систему господства. Иерархия подчинения начиналась раньше от генерала и кончалась нижним чином, а у большевиков все подчиняется нижним чинам».

Профессор Одесского института народного хозяйства Покровский о проблеме построения социализма говорил на своей лекции следующее: «Социализм мы никогда не построим. Об этом даже думать не следует, это чистейшая утопия. Мы привыкли звонить о ней, но, коллеги, все эти рассказы про индустриализацию, подъем сельского хозяйства и прочие вещи, все это утопия».

Лаборатория аналитической химии Донецкого политехнического института была недостаточно оборудована по вине ее заведующего профессора Славского. Было несколько случаев отравления газами сотрудников, работавших там. По этому поводу было созвано совещание. На совещании после нескольких выступлений сотрудников лаборатории и представителей студенческих организаций Славский заявил: «Наша лаборатория по-прежнему будет работать плохо, так как в самой структуре советской власти заложены ненормальности. Когда этих ненормальностей не будет, тогда в лаборатории будет работать хорошо. Вам, господа-коммунисты, надо знать это лучше, чем кому-либо». После этого заявления Славский демонстративно покинул совещание.

На лекции по инженерному искусству ассистент Сибирского института сельского хозяйства и лесоводства Гулышев говорил: «Каменные работы — важное дело, за исполнением их надо следить строго, иначе рабочие подложат вам такую свинью, что сразу найдется место на Тобольской (исправдом). Я вот работаю на заводе «Красный Пахарь», и что же вы думаете? Если я проработаю там еще три года, то окажусь совершенно невменяемым. Вы думаете, что рабочие понимают, что мы строим социализм? Как бы не так. Они понимают то, что им важнее заработать больше, чем строить социализм полуголодными. До тех пор они будут делать правильно, пока вы стоите у них над душой, но как только отвернулись от них, так и социализм пошел насмарку, сразу напакостят. С точки зрения рабочего, они, конечно, правы. Им важнее зарабатывать больше, но вы поймите, что все эти безобразия, которые творятся рабочими, возлагаются на ответственность инженеров и техников, вот и вам тоже будет. Или недавно был такой случай: каменщики забастовали, давайте, говорят, 50% прибавки жалованья. Мы — в Окрисполком, там говорят: не добавлять. Мы не добавляем, а рабочие не выходят на работу: работа стоит, материалы растаскиваются. В конце концов Окрисполком постановил добавить 50%. По урочному же положению этого делать не нужно было. Вот вы на своих собраниях упоминаете слово «капитализм», однако капитализм американский — это не то, что капитализм европейский; в Америке вводятся в производство все новые и новые достижения, тогда как, например, в Германии этого нет. Почему в Германии идет забастовка? Потому что Германия считает, что улучшение зарплаты вызовет повышение цен, тогда как в Америке повышение зарплаты вызывает понижение цен. Такие новаторы этого дела, как Форд, путем заботы о рабочем добился совершенства в производстве, добился дешевизны цен и, надо сказать прямо, добился полного благополучия рабочих. Так вот я и говорю, что американский капитализм — это новое в капитализме, это достижение рабочего класса, улучшающее его положение, однако европейский капитализм этого новшества не понимает, а поэтому в сфере его влияния происходят забастовки. Как видите, всякое новшество, имея очевидно хорошие результаты, применяется не всеми одновременно. Нужно это новшество не только понять и объяснить, но уметь организовать». Говоря дальше о политике советской власти в области сельского хозяйства, сказал: «Классовая политика хороша и уместна при захвате власти, а когда власть захвачена, то нужно вести такую политику, чтобы всем было хорошо. Вы посмотрите, что делается в деревне! Там делается черт знает что и все из-за этой политики. Говорят о социализме, бесклассовом обществе, а сами раздувают классовые противоречия, создают классы. В деревне нет никаких стимулов к поднятию хозяйства». Говоря о построении социализма, сказал: «Есть ли у нас класс, строящий социализм, по-моему, нет. Сам рабочий таит в себе два противоречия, которые мешают строить социализм: 1) если вы поставите на место плохого рабочего хорошего, то он норовит его убить; и 2) рабочие всегда против рационализации производства. Ведь был же в Ленинграде в 1926 г. случай, когда рабочие испортили машины, поставленные на фабрике, и вождям приходилось ездить, уговаривать рабочих и даже выплатить за полгода вперед жалование».

Борьба против реформы вузов

Ожесточенное сопротивление со стороны реакционной профессуры встречает реформа вузов. Не говоря о скрытой борьбе группировок против реформ, приводим несколько случаев открытых выступлений.

Профессор Института народного хозяйства им. Плеханова в Москве Бовин выступил совсем недавно на собрании студенчества, профессуры и представителей электропромышленности с резкой речью против форсирования подготовки научных кадров.

Профессор Московской горной академии Тернигорев отказался участвовать в составлении новых учебных планов, перерабатываемых на основании резолюции пленума ЦК ВКП(б) о подготовке кадров.

Профессора МВТУ Родионов и Чарновский точно так же отказались составить новые учебные планы.

Профессор Томского университета Введенский на многолюдном собрании заявил: «Реформа вузов ничто иное, как детское баловство».

Профессора Томского университета Лебедев, Пономарев и Гельберг отказались использовать деньги, отпущенные на развитие лабораторных военно-химических работ.

Профессор Томского университета Галахов на заседании предметной комиссии в Сибирском технологическом институте по поводу новых методов учебы заявил: «Пора методологического экспериментирования давно отошла. Возвращение вспять, к болезням детского времени — дело вредное. Безответственное прожектерство. Если бы наши руководители озаботились поднятием заработка преподавательского персонала, освобождением его от перегрузки и совместительства, отменили бы ограничения при выписке заграничной литературы и свободно бы разрешили заграничные командировки, мы сказали бы, что это положительный фактор, это то, что нам надо. Методологическая спекуляция и перекраивание тришкиного кафтана нам не нужны. Мы должны прямо сказать: "Товарищи, оставьте нас в покое и не мешайте работать"».

Профессор Лаврский на том же заседании сказал: «Нужно создать особую комиссию, которая цифрами докажет абсолютную неприемлемость непрерывной производственной практики».

Декан механического факультета Сибирского технологического института профессор Тихонов по поводу контрактации студенчества заявил: «Сам буду распределять, к черту все цвета политкраски». В результате 50% законтрактованных оказались антисоветским элементом.

Профессор Мостович по поводу осуществления реформы вузов заявил: «Беспартийное студенчество должно иметь свой путь в этой работе, отличный от пути коммунистического студенчества».

Профессор Одесского медицинского института Рубинштейн: «Медицинские вузы не имеют ничего общего с общественными науками, поэтому совершенно нет необходимости вводить цикл "марксизм и ленинизм"».

Профессор того же вуза Покотило по этому же поводу сказал: «Высшая школа должна быть отмежевана от политики».

Профессор Кашин сказал: «Не нужно забивать головы студентов мелочными политическими вопросами».

Борьба против новых научных кадров

Прекрасно учитывая серьезнейшее значение, которое имеет в период социалистической реконструкции проблема кадров, реакционная профессура использует различные легальные возможности, оказывает активное сопротивление к продвижению новой научной технической смены.

Понимая, что для партии и рабочего класса в период гигантского социалистического строительства на отдельных участках его [...] том являются не материальные возможности, а кадры технически грамотной и подлинно преданной делу рабочего класса интеллигенции, антисоветски настроенная профессура пытается срывать разрешение проблем кадров.

Это подтверждается хотя бы следующими конкретными данными: профессор Томского университета Неболюбов провалил на госэкзамене члена ВКП(б) Дегтярева, намеченного к нему в аспиранты. О том, что он провалит Дегтярева, Неболюбов говорил еще до экзаменов. Блестяще выдержавшего экзамен Файнштейна Неболюбов не пустил к себе на кафедру, говоря, что он очень молодой и неопытный врач. Профессор того же университета Левашев говорил, что он создаст студенту Залесскому, члену ВКП(б), идущему к нему аспирантом, такую атмосферу, что через пару месяцев он сам сбежит.

В то же время он настойчиво выдвигал студента Короленко, определенно антисоветскую личность.

Профессор Лобанов открыто заявил студенту Сапожникову, выдвинутому к нему ординатором: «Скажите своим студорганизациям о том, что я не буду протестовать против вас, если они разрешат принять ординатором студента Старковского. В противном случае я вас в клинику не пущу» (Старковский — ярко антисоветский тип).

Профессора Миротворцев и Михайлов неоднократно уговаривали нежелательных им кандидатов студенческих организаций отказываться от научной работы «по собственному желанию», угрожая в противном случае «всякими осложнениями».

Профессор Дальневосточного университета Георгиевский на заседании предметной комиссии заявил: «Пропустите наших выдвиженцев, а мы пропустим ваших».

Профессора Одесского химико-фармацевтического института Фишер и Ковалев ведут систематическую травлю научного работника Гнесина, выдвинутого общественными организациями. Фишер не дает ему работы, оставляет без движения его научные труды, цинично заявляя: «Раз дело приняло политический характер, то я буду бороться с вами до конца».

Профессора Среднеазиатского университета Успенский и Фиолетов, не желая провести кандидатуру выдвинутого советской общественностью профессора Елистратова, рассылали анонимные письма, порочащие Елистратова («первостатейный мерзавец, предатель, циничный хамелеон»); кандидатуре Елистратова противопоставлялась кандидатура ярко правого профессора Караджи-Искрова.

Профессора Захарченко и Ситковский говорили: «Мы учим и мы будем выбирать себе помощников и заместителей. Заставить нас взять себе в помощники интеллектуально неразвитых людей никто не может. Мы не пустим их на порог клиник».

Профессор Иванов говорит, что «для научной работы нужна соответствующая наследственная предрасположенность» и выдвигает к себе на кафедру исключительно детей антисоветской интеллигенции.

Профессор Самарского сельскохозяйственного института Гиляровский выписал к себе в качестве ассистента члена ВКП(б) Исаакову, не подозревая, что она коммунистка. В течение двух-трех месяцев очень хорошо к ней относился и предполагал провести старшим ассистентом. Когда же узнал, что она член ВКП(б), резко изменил отношение. Фактически лишил возможности заниматься научной работой, стал уносить ключи от лаборатории и кабинетов с собой, чтобы не дать ей возможности работать по вечерам. Когда Исаакова была выдвинута в качестве аспиранта в Академию наук, Гиляровский, выдав ей на руки блестящий отзыв, одновременно послал по почте сведения, облыжно порочащие ее.

Использование печати для борьбы с советской властью на идеологическом фронте

Целый ряд наших ведомственных органов печати систематически использовался антисоветской интеллигенцией для открытого противопоставления линии партии враждебных ей теорий и установок. В особенности часто это имело место на страницах ведомственных органов печати Наркомфина, на которых «плеяда» молодых учеников Кондратьева открыто проповедовала концепции кондратьевщины. Кроме этого в последние два года мы имели неоднократно случаи выпуска в свет отдельных книг явно чуждого и враждебного нам направления. В частности, небезызвестный представитель идеологической школы философии А.Ф.Лосев выпустил в издании автора ряд книг, в которых он открыто выявляет себя как противника марксизма.

В своих книгах «Диалектика художественной формы», «Музыка как предмет логики», «Философия имени», «Античный космос и современная наука», «Диалектика числа у Платона», «Критика платонизма у Аристотеля», «Очерки серьезного символизма и мифологии» (1930 г.) Лосев нередко проявляет и свое явно антисоветское направление. Он жалуется здесь на «условия дикой страны», в которой ему приходится работать, и призывает европейских ученых обратить внимание на положение философии в СССР. Более того, он открыто издевается на советской властью, сравнивая нашу политическую систему со средневековой. В 1930 г. он печатает целые политические памфлеты против советской власти «Пролетарское государство».

Марксизм Лосев определяет как «вырожденческий плод классического иудаизма», доходя в этом своем «научном определении» марксизма к явному черносотенству.

В целом ряде других публичных выступлений в прессе, в частности, по вопросам нашей работы в деревне и по строительству колхозов, мы имели такие же открытые противопоставления линии партии явно враждебных и чисто буржуазных установок.

Все эти факты в общей их сумме, несомненно, следует расценивать как серьезный показатель антисоветской активизации враждебных нам элементов интеллигенции.

Начальник 3 отделения СО ОГПУ Славатинский

 

СПИСОК

наиболее заслуживающих внимания объединений интеллигентов, ликвидированных по предложению ОГПУ в 1928-1929 гг.

ВАИ (Москва и филиалы на местах) — Всероссийская Ассоциация инженеров. Ликвидирована в 1929 г. Объединяя значительные кадры старых инженеров (в прошлом членов «Политехнического общества» и «Общества русских инженеров»), ВАИ вместо научно-технической работы вела явно антисоветскую, что выражалось в сплачивании антисоветских элементов из технической интеллигенции. Из ВАИ исходили тенденции к организации борьбы против реформ ВТУЗов, против дифференциации инженеров и т. п. В кулуарных разговорах в своем кругу члены ВАИ вели разговоры о всеобщем избирательном праве, о парламенте, свободе слова и т.п. Членами ВАИ состояли ряд крупных вредителей, среди них пресловутый инженер Пальчинский (расстрелян). Во главе общества стояли инженеры Грум-Грумжайло, Худяков, Брицко, Дикорева и др.

«Российское общество сельскохозяйственного птицеводства, мелкого животноводства и поселковых хозяйств». Общество держало курс на индивидуальное хозяйство и существовало фактически без всяких признаков советской общественности.

Помимо явной генеральной линии партии по вопросам сельского хозяйства общество скомпрометировало себя и уголовщиной. Во главе общества стояли Братов, Титов, Домашенко и Шестаков. Ликвидировано в 1929 г.

Московское Общество сельского хозяйства. Общество было сформировано так же, как и первые два, до революции. Оно объединяло вокруг себя антисоветски настроенных агрономов. Членами общества были такие лица, как Чаянов, Н.Д.Кондратьев, Угрюмов и др. Ликвидировано в 1928-29 гг.

«Всероссийский Союз поэтов». Ликвидирован в 1929 г. за ряд явно антисоветских выступлений его членов, в частности, и на рабочих собраниях. Как показатель специальности подбора его членов можно указать тот факт, что за время его существования при советской власти около 40 его членов были репрессированы ОГПУ.

«Кружок друзей искусства и культуры» (артист Ленин, артист Алексеев и др. видные члены). Легализованный антисоветский салон, место сборища представителей антисоветского сектора искусства, литературы, бывших людей, иностранцев и т.д. В «кружке» иностранные корреспонденты черпали информацию для буржуазной прессы. Международный контрразведчик Вермиль организовал там свою агентуру.

Начальник 3 отделения СО ОГПУ Славатинский

« » мая 1930 г.

УКРАИНСКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ

В результате нашей работы среди украинской, как городской, так и сельской интеллигенции, за истекшие два года органами ОГПУ вскрыт и ликвидирован целый ряд контрреволюционных организаций и группировок, в которых интеллигенция принимала самое активное участие, а сплошь и рядом возглавляла такие организации и группировки.

Наибольшего внимания заслуживают:

1) «Спилка Вызволения Украины»— контрреволюционная организация украинских интеллигентов-шовинистов, возглавляемая академиком ВУАН С.А.Ефремовым. В организацию входили и активно работали профессора, учителя, писатели, кооператоры, прочие научные работники и студенты.

Организация СВУ по сути своей являлась всеукраинской контрреволюционной организацией и объединяла в себе все элементы украинской контрреволюции и в качестве своей основной и конечной цели ставила свержение советской власти и создание буржуазной украинской народно-демократической республики.

Организация разбивалась на кружки: литературный, кооперативный, медицинский и пр., которые возглавлялись членами президиума СВУ. Так, например, медицинский кружок возглавлял профессор Киевского медицинского института Черняховский, кооперативный кружок возглавлял лектор Киевского кооперативного института Болозович.

СВУ имел свои филиалы во всех крупных центрах Украины (Харьков, Полтава, Одесса и др.), возглавляемые также интеллигентами. Так, например, филиал СВУ в Полтаве возглавлял профессор Щепотьев, Днепропетровский филиал возглавлял профессор Ефремов П. А. (брат академика С.А.Ефремова), Одесский филиал возглавлял профессор Слабченко и т. д.

Ряд ранее ликвидированных нами организаций (Мужичя партия Доленко, организация Болозовича и др.) оказались филиалами СВУ.

Ее влияние на националистические элементы украинской интеллигенции было чрезвычайно велико. Она являлась руководящим и идейным центром этих элементов.

2) Группировка украинских хлеборобов-демократов, возглавляемая профессором Дидусенко. В качестве основной своей задачи ставила свержение советской власти и ориентировалась на Украинскую народную республику во главе с Гетманом.

3) Антисоветская группировка профессора Щепотьева в Полтаве. В группу входили правые украинские научные работники. Основной задачей группы был захват культурных учреждений Полтавы и свои руки. Конечная цель — свержение советской власти и установление буржуазно-демократической республики. Как оказалось впоследствии, группа Щепотьева являлась полтавским филиалом СВУ.

4) Шовинистическая группировка молодежи в Лохвицком районе Роменского округа под названием «Молодое братство Украины». Организатором и руководителем группировки является учитель местной трудшколы. Участники группировки вели шовинистическую агитацию, руководствуясь в своей практической деятельности лозунгом: «Классов и классовой борьбы не существует».

5) Шовинистическая группировка студентов Каменец-Подольского химтехникума. Организация в качестве основной задачи ставила перед собой подготовку и организацию вооруженного восстания против советской власти. Участники ее регулярно собирались, обсуждали вопросы программы, приобретали оружие, ориентировались на индивидуальный террор против отдельных советских и партийных работников и членов правительства.

6) Контрреволюционная группа «Комитет действия» в Шевченковском округе во главе с бывшими учителями, членами УСДРП. Организация имела целью свергнуть советскую власть и создать УНР во главе с демократическим центральным советом. Предполагалось привлечь к сотрудничеству все украинские партии, вплоть до гетманцев.

7) Группировка шовинистически настроенной интеллигенции в с. Гладоссы Зиновьевского округа. Участники группировки ориентировались на кулачество и своей основной задачей ставили вызов недовольства крестьянства против советской власти и вооруженное восстание.

8) Контрреволюционная группировка кооператоров «Днепросоюза» в Шевченковском округе. Организация проводила работу по срыву мероприятий советской власти и кампаний (хлебозаготовки, землеустройство и др.). В своей работе использовали кооперативный аппарат.

9) Группировка учительства с. Кривое озеро Первомайского окр. Участники ее регулярно собирались на вечеринки, где обсуждали вопросы борьбы с советской властью, вели антисоветскую агитацию.

10) Группировка учителей, бывших офицеров, в Николаевском округе во главе с бывшим подпоручиком Лисовским. Регулярно устраивали нелегальные собрания, вели систематическую антисоветскую агитацию, выступали против проводимых кампаний на селе.

11) Контрреволюционная организация молодежи в с. Верблюжка Зиновьевского окр. под названием «Вильна Украина». В состав организации входили дети кулаков, попов, бывших торговцев. Организация ставила целью борьбу с советской властью за «самостийну Украину» путем организации кулацко-бандитских элементов и путем террора.

12) Антисоветская группировка учителей — галичан во главе с учителями— бывшими офицерами, петлюровцами. Эта группа среди учительства проводила антисоветскую работу и шовинистическое воспитание учащихся. Регулярно собирались на нелегальные сборища. Своей конечной целью ставила вооруженное восстание против советской власти.

13) Контрреволюционная шовинистическая группировка в с. Дунаевцы Каменец-Подольского окр. во главе с научным работником Бутовским. Своей задачей группировка ставила борьбу с советской властью под флагом УНР и создание Украинской народной демократии.

14) В Нероновичском педагогическом техникуме Лубенского окр. ликвидирована группа антисоветски настроенных студентов, ставившая целью свержение советской власти путем вооруженного восстания. Группу возглавлял студент того же техникума Лутай Пантелеймон Андреевич (скрывшийся от следствия).

Средствами для достижения намеченной цели являлись следующие программные пункты:

1). Создать путем интенсивной антисоветской обработки молодежи контрреволюционные кадры молодняка.

2). Принять меры к развалу комсомола путем пропаганды среди комсомольцев идей контрреволюционной организации.

3). Компрометировать членов комсомола и партии, используя ошибочные их поступки.

4). Вести контрреволюционную пропаганду среди крестьянства, возбуждая недовольство мероприятиями советской власти и подрывая эти мероприятия.

5). Распространять среди крестьянства шовинистическую литературу.

6). Выживать из состава сельсоветов и общественных организаций активный советский элемент.

7). Связаться с существующими контрреволюционными организациями.

8). Обзаводиться оружием.

15) Организация молодежи в Воскресенском районе Мариупольского окр., именовавшаяся «Украинское народное демократическое объединение», во главе со студентами и бывшими петлюровцами.

Организация подготовляла вооруженное выступление к весне 1930 г. под лозунгами «За независимость Украины», «Украина для украинцев».

16) Организация в Павлоградском районе Днепропетровского округа во главе с капитаном Деникинской армии. В организацию входили шовинистически настроенные учителя. Основной задачей организации являлась подготовка восстания для вооруженного свержения советской власти.

17) Повстанческая организация в 204 человека в Харьковском окр., возглавляемая врачом Постыкой. Организация распространяла свое влияние на 3 района и строилась по принципу сельских и кустовых ячеек. Конечной целью организация ставила вооруженное восстание и захват власти в свои руки.

О настроениях интеллигенции

В связи с обострением классовой борьбы на селе, ликвидацией кулачества как класса и коллективизацией в кругах украинской шовинистической интеллигенции наблюдается значительное поправение. Эта часть украинской интеллигенции по вопросу о ликвидации кулачества как класса высказывается в таком духе, что на селе больше половины крестьян против советской власти, что достаточно одного толчка и будет взрыв, который, безусловно, приведет в войне.

Антисоветски настроенная часть интеллигенции проявляет недовольство настоящим курсом партии в отношении кулачества. В разговорах представителей интеллигенции проскальзывают пораженческие тенденции.

«Наш крестьянин еще не дорос до принципов коллективизации, его надо сначала просветить... Весной дадут такую коллективизацию, что дым пойдет...» (инженер Боровский).

«Везде грабят крестьянина, служащего и рабочего, дальше жаловаться некуда. Все это обусловлено законом. За границей нас боятся как чумных, и, действительно, мы имеем скверный вид... Скоро все признания советского правительства полетят вверх тормашками» (главный инженер Башнин).

Отдельные представители украинских кругов усматривают в ликвидации кулака, как они это делают всегда и по всякому поводу, близость гибели советской власти, связывая эту близость с международными осложнениями.

Нами зафиксированы такие суждения в связи с этим вопросом. Научный работник Панченко Н. говорит: «Советский Союз находится сейчас в весьма тяжелом, даже угрожающем положении. Это положение создано политикой партии, но под нажимом заграничной ситуации. Заграничная буржуазия готовит для Советского Союза что-то неслыханное, о чем нам неизвестно, но так нужно понимать. И вот компартия, чтобы уничтожить остатки капитализма, чтобы не было опоры для заграничной буржуазии, повела эту политику. Вот почему уничтожается кулак...».

Об этом же говорит и преподаватель украинского языка Горбань: «Советская власть переживает острый кризис и уничтожение кулаков — это последняя ставка. Как говорят, "ва-банк"...».

Правые украинские круги сочувствуют кулаку «в его беде» и возмущаются тем, что советская власть «расправляется с голодными людьми». Один из преподавателей правых украинских кругов Ширенко говорит: «Кулаки на селе умирают с голоду и ликвидировать их — значит добивать голодных людей, которые уже давно не кулаки, а беднее незаможников».

Учитель Сорока так характеризует «ужасное» положение кулаков: «Крестьяне все недовольны, на селе творится что-то страшное. Представьте себе: в хате одни скамьи, семеро детей, по злобе называют кулаком и все забирают».

Некоторые круги украинской правой общественности опасаются, что после ликвидации кулачества город останется без продовольственных продуктов. Профессор Художественного института Прохоров по этому поводу говорит: «А что мы будем делать, если ликвидируют кулака, который вместе с середняком снабжает нас, городских жителей, продовольственными продуктами, и колхозы не сумеют организовать правильного снабжения? Пропадем с голоду».

Некоторые представители украинской интеллигенции увязывают ликвидацию кулачества как класса с СВУ.

Указанный выше Горбань говорит: «Если бы не успели ликвидировать СВУ, то неизвестно, что случилось бы дальше, так как новая политика толкает все крестьянство, а не только кулаков, на контрреволюцию».

Вообще среди правых украинских кругов последние мероприятия правительства расцениваются как поход на «лучшую часть национально-сознательного крестьянства» и удар по кулаку воспринимается ими как удар по украинскому национальному движению, по украинской культуре. Наконец, удар по кулаку расценивается ими как удар по свободному еще участку торговли: «На базаре уже ничего нельзя достать, совсем ограбили».

Ликвидацию СВУ правые украинские круги ставят в связь с «общей политикой зажима украинцев, проводимой советской властью».

Украинские профессора (Плевако, Васильковский и др.) говорят: «Украинская интеллигенция находится под угрозой физического уничтожения. Нужно уезжать в РСФСР или другие республики и там пристраиваться, забыв на время об украинском вопросе».

«Вести работу, связанную с украинской культурной или другими областями, имеющими отношение к украинской автономии, совершенно нельзя».

Ряд видных украинских деятелей (Баланин, Плевако, Водолажченко и др.) высказывают мнение о том, что проводимая политика советской власти (раскулачивание) отталкивает украинскую интеллигенцию, привыкшую уже к советской власти, настраивает ее враждебно и заставляет находить выход к освобождению от большевиков: «Как временная мера рекомендуется тактика полного отхода от политических и общественных работ и полная конспирация даже в делах безобидных, к примеру: говорить нужно по-русски — для отвода глаз. Нужно сохранять кадры украинской интеллигенции и действовать крайне осторожно».

«Нужно выработать меры национальной самозащиты. Не даваться на провокацию и вылавливание единоличное или небольшими группами. Не выпячивать национальных вопросов ни в политике, ни в литературе, ни в общественной жизни, а действовать через другие силы, в частности, через партийцев украинцев или через другие национальности».

В этих кругах заметно увеличились надежды на интервенцию. Рассчитывают, что нажим на Советский Союз за кордоном должен немного смягчить отношение к контрреволюционной украинской интеллигенции здесь, на Украине.

«Конечно, эти притеснения и гнет, особенно в последнее время, находят отражение в заграничных кругах. Украинские (круги) и те будируют вопрос о воздействии и дипломатическом вмешательстве в различных иностранных государствах (Польша, Чехия, Франция) в пользу смягчения положения украинской интеллигенции в Советском Союзе».

Бывший член УКП и КП(б)У Табурянский, исключенный из партии во время чистки 1929 г., говорит: «Аресты украинцев проводятся с целью парализовать украинское движение, но эти аресты не помогут удержать украинское движение, потому что за кордоном, в Галиции, организовано 300000 украинского войска, там украинским движением руководят УНДО...».

«На Волыни уже все подготовлено к освобождению Украины от большевиков...».

Часть украинской интеллигенции старается популяризировать «демократичность» Западной Украины и одновременно подчеркнуть «национальный гнет и зажим Москвой Украины».

Отмечаются также разговоры: «Общее направление политики и общественной жизни на Украине идет в направлении на "единую и неделимую". Создаются общеполитические условия для превращения Украины в область и губернию. В Москве идет неприкрытая линия — обуздать украинцев и уничтожить всякие национальные различия. Создаются последние наркоматы союзного значения, как Наркомзем, чтобы окончательно уничтожить даже видимость конституционной автономии.

Представительство УССР в Москве превратилось в бюро по устройству украинских концертов».

Начальник 3 отделения СО ОГПУ Славатинский

« » мая 1930 г.

 

3 отделение СО ОГПУ

МЕМОРАНДУМ о ликвидации за последние два года наиболее серьезных контрреволюционных организаций

В ряду таких контрреволюционных организаций, которые создавались при непосредственном участии интеллигенции или при ее прямом руководстве, обращают на себя особое внимание нижеследующие:

1. Группа вредительских организаций (Шахтинское дело, дело сотрудников НКПС, дело работников военной промышленности и целый ряд аналогичных по характеру более мелких организаций).

2. «Союз восстановления правопорядка и законности». Организация эта, раскрытая нами в Ленинграде в 1930 г., возглавлялась академиком Платоновым и таилась в недрах Академии наук. Возникла еще с 1927-28 гг. и была организована черносотенной профессурой совместно с активными деятелями германского «Стального Шлема» и германской разведки. Этими организациями «СВПЗ» и финансировался.

В задачу организации входило восстановление в СССР конституционной монархии во главе с бывшим князем Андреем в качестве монарха.

Свержение советской власти, по мысли руководителей «СВПЗ», возможно было при помощи интервенции, но лидеры «СВПЗ» считали, что к моменту вторжения иностранных войск в пределы СССР они смогут организовать восстание в Ленинграде и в других городах. «СВПЗ» пытался организовать свои филиалы в Москве, Одессе и Поволжских городах.

В Ленинграде «СВПЗ» имел ряд кружков из антисоветской молодежи, главным образом из детей бывших дворян. С этой молодежью велась систематическая работа. Из молодежи готовились кадры, которые должны были развивать дело «освобождения России».

«СВПЗ» широко использовал для своей работы аппарат и авторитет Академии наук.

В 1929 г. «СВПЗ» наметил правительство, которое должно было взять власть в свои руки после падения советского строя.

Кроме Германии, с которой предполагалось заключить военно-политический союз, «СВПЗ» пытался найти поддержку в реакционных кругах Франции и через Б.Н.Бенишевича связан был с Ватиканом.

Из эмигрантских организаций «СВПЗ» был связан с Высшим Монархическим Советом.

Кроме того, через отдельных членов «СВПЗ» имел связи с крупными контрреволюционными организациями, которые ликвидированы были в Ленинграде в 1928-29 гг. — «Воскресение» и «Братство Серафима Саровского» (религиозно-монархические организации, в состав которых входили главным образом бывшие дворяне).

3. Контрреволюционная организация «Солнце». В декабре 1928 г. в г. Ростове-на-Дону ликвидирована контрреволюционная повстанческая организация «Солнце». Руководителем ее являлся зав. отделом краевой информации редакции газеты «Советский пахарь». Кроме него в организацию входили двое служащих этого же издательства (журналисты) и др. Организацией использовался аппарат издательства, рассылались многочисленные воззвания, манифесты, приказы и листовки. Всего было заготовлено ею до 10000 экземпляров нелегальных листовок.

Конечной целью организация ставила свержение советской власти путем вооруженного восстания и создания крестьянской республики.

Организация установила небольшие связи среди крестьян и казаков. Документы организации — см. Приложение 4.

4. «Союз хлеборобов». В середине сентября 1929 г. в г. Ростове-на-Дону в ряде населенных пунктов Донского окр. была вскрыта контрреволюционная повстанческая организация «Союз хлеборобов». Организация ставила своей основной задачей свержение советской власти путем вооруженного восстания, подготовка которого мыслилась через насаждение среди крестьян и в армии ячеек «Союза хлеборобов», и в дальнейшем установление «демократического» правительства с подавляющим представительством от крестьянства (90% от крестьян и 10% от рабочих и служащих).

Зародилась организация в Ростове-на-Дону, в издательстве журнала «Путь хлебороба», имеющего весьма тесную связь с деревней и громадную периферию, выходящую за пределы Северного Кавказа (ЦЧО, Нижне-Волжский край и Крым).

Организация намечала развить широкую работу среди крестьянства и казачества, используя технические и материальные средства [издательства] «Путь хлебороба», а также широкую связь редакции с хлеборобами. К работе организации ее руководителем зав. издательством «Путь хлебороба» Кравченко П.Я. привлекался весь основной состав работников издательства, особенно отдел распространения.

Так называемому Организационному бюро «Союза хлеборобов» удалось в короткое время организовать и наладить технику организации: в Азовском районе был установлен множительный аппарат ренотим, также и организовано было печатание.

В июле с. г. организации удалось отпечатать 1000 экз. программы и манифеста. В Ростове-на-Дону было заготовлено 7000 надписанных конвертов, которые с вложением программы и манифеста предполагалось распространить среди деревенских подписчиков журнала, адреса которых выписывались членами организации во время их работы в издательстве.

В своей практической деятельности организация намечала создание широкой сети ячеек «Союза хлеборобов», создание своей крестьянской «Зеленой» армии, выпуск антисоветских листовок и воззваний, выпуск специального манифеста «Союза хлеборобов» с целью мобилизации общественного мнения, сбор средств для работы организации и т.д.

Организационное построение мыслилось в виде создания руководящего центра (Оргбюро союза), мелких ячеек на периферии, связь с которыми брали на себя члены Оргбюро.

Организация имела свою программу со следующими лозунгами:

«Хлеборобы освободятся от ига диктатуры пролетариата и порабощения их помещиками и капиталистами только лишь объединившись в свой производственно-политический союз под защитой крестьянской армии, создав свое крестьянское правительство». Выставлялись требования:

«Восстановление всех хлеборобов (крестьян и казаков) в гражданских правах».

«Уравнение политических прав хлеборобов с рабочими и служащими».

«Объединение всех хлеборобов в свой производственно-политический союз хлеборобов».

«Полная свобода вероисповедания».

«Свобода слова, печати и собраний».

«Бесплатное пользование хлеборобов надельной землей».

«Увеличение земельных наделов за счет ликвидации совхозов и за счет широкой организации переселения и расселения за государственный счет на земли государственного фонда».

«Отмена насильственной коллективизации».

«Отмена насильственных хлебозаготовок и вольная продажа сельскохозяйственных продуктов».

«Полное содействие восстановлению, развитию и улучшению всех единоличных хозяйств путем выпуска облигаций, крестьянского займа, долгосрочного кредитования, премирования лучших культурных хозяйств, командировок культурных хлеборобов за границу на государственный счет и т.д.».

«Отмена государственной монополии внешней торговли».

«Открытие границ свободного ввоза иностранных товаров».

«Широкое развитие концессионного строительства».

«Широкое развитие частной торговли и промышленности».

«Манифест» организации имел следующие основные установки:

«После смерти тов. Ленина вся полнота власти в партии и в государстве постепенно перешла в руки группы лиц, возглавляемой Сталиным... Сталинская группа, опираясь на силы ОГПУ, уничтожала завещанный тов. Лениным трудовой рабоче-крестьянский союз и вместо него объявила свою диктатуру... На XVI партконференции Сталин категорически заявил оппозиции, что для единоличных хозяйств ни теперь, ни в будущем надежд никаких нет. Все они в течение ближайших лет должны исчезнуть, уступив свое место совхозам и колхозам. Стремясь осуществить это, сталинская группа на протяжении всего дальнейшего времени будет вести беспощадную политическую, экономическую и вооруженную борьбу с единоличными хозяйствами вплоть до полного разорения и уничтожения. Начав борьбу с единоличными хозяйствами, сталинская группа, разорив сельское хозяйство, тем самым подорвала остальные отрасли народного хозяйства и выбросила на улицу голодать сотни тысяч рабочих, кустарей и служащих. Терроризировав не только хлеборобов, но и все остальное трудящееся население, сталинская группа превратила советскую власть в бездушный, чиновничий аппарат сплошного дикого насилия и бюрократизма... Какой же выход из этого положения? Все мирные средства исчерпаны, многие заслуженные рабоче-крестьянские вожди, поднявшие голос протеста, сняты с работы, высланы за пределы государства или сосланы в отдаленные глухие места. Произвол торжествует победу, остался последний строй, за свободный мирный труд и за братский союз всего трудящегося населения. Чтобы одержать победу, все хлеборобы должны немедленно прекратить между собой вражду, объединиться в подлинно-производственный союз, повсеместно объявить экономическую и вооруженную борьбу своим поработителям и немедленно приступить на местах к организации своей Зеленой крестьянской армии. В каждой воинской части должны быть немедленно созданы комитеты "Союза хлеборобов". В каждом предприятии и учреждении должны быть образованы группы членов "Союза хлеборобов" или группы сочувствующих. Смело же на борьбу с поработителями, все на поддержку правого уклона! Да здравствует "Союз хлеборобов"! Да здравствует крестьянское правительство! Да здравствует демократический советский строй!»

По показаниям арестованного руководителя организации Кравченко, идея создания организации возникла у него на почве не только недовольства верхушечных слоев крестьянства мероприятиями советской власти (хлебозаготовки, коллективизация, займы и т. п.), но главным образом на почве последних внутрипартийных разногласий в ВКП(б):

«Наблюдая сельскохозяйственную жизнь, я увидел, что все то, что было восстановлено за годы 1925, 1926, 1927, снова начало разрушаться. Вместо улучшения материального положения хлеборобов (я имею в виду середняков и бедняков) новый курс сельскохозяйственной политики создает еще большую для них нищету. Стимул у хлеборобов отстает. К хозяйственному улучшению создалась полная апатия. Сельское хозяйство разоряется. Население нищает. Репрессивные меры, проводимые для выполнения различных кампаний, породили на местах отсутствие законности и лишили хлеборобов тех политических прав, кои были декларированы и коммунистической партией, и советской властью. Такое положение создало самую благоприятную почву на местах для того, чтобы творить различные преступления и не считать хлеборобов за равноправных членов семьи рабоче-крестьянской страны. Подтверждение своих наблюдений и выводы я видел в возникших разногласиях по данному вопросу в рядах коммунистической партии, как в центре, так и на местах. Я думаю, что не позже конца 1930 г. руководители нынешнего курса сельскохозяйственной политики убедятся в ошибочности своих расчетов и будут создавать условия нормальной жизни в деревне, соответствующие культурному и техническому уровню крестьянского хозяйства, а также экономике нашей страны.

Дальнейшее поддержание существующего курса, по моему глубокому убеждению, влечет полный разрыв трудящихся крестьян с руководителями коммунистической партии, грозит возможностью контрреволюции и потерей всех тех завоеваний, за которые боролись хлеборобы наравне с рабочим классом. Симптомы для такой возможности уже имеются в лице организующихся контрреволюционных банд на советских границах.

Я считал своим долгом бороться против нового закабаления хлебороба независимо откуда бы оно не происходило. Отсюда мое сочувствие и полная поддержка тех взглядов, которые защищают ВКП(б) в лице правого уклона; будучи вне рядов коммунистической партии, я не мог полностью разобраться во всех пунктах разногласий оппозиции с нынешним руководством ЦК. Сведения черпал из прессы, разговоров. По тем сведениям, которые дошли до меня, у меня и создалась программа вопросов, по которым существуют разногласия. Эту программу я составил и организовал ее распространение среди хлеборобов».

5. «Центральный комитет союза борьбы за освобождение крестьян».

В июне 1929 г. в Донском окр. было установлено распространение контрреволюционных листовок за подписью «Центральный комитет союза борьбы за освобождение крестьян».

Листовки за этой же подписью в сентябре 1929 г. распространялись в Луганском округе УССР.

Принятыми мерами было установлено, что в г. Новочеркасске — контрреволюционная группа, являющаяся новочеркасской ячейкой и центром «Союза». Неоформленные группы союза были также в Таганроге и сл. Никольской Донского окр.

«Союз» был ликвидирован оперативно. Арестованы 15 человек. Обвиняемые в принадлежности к «Союзу» сознались. При арестах изъяты листовки, 30 фунтов типографского шрифта, револьвер и шифрованная переписка организации.

Установлено, что руководителями организации являлись Петровский, бывший член ВЛКСМ, служащий (г. Новочеркасск) и Усанов (г. Таганрог), служащий, бывший член ВКП(б), работник УГРО. В составе организации почти исключительно служащие.

Организация строилась по системе небольших законспирированных групп и своей целью ставила организацию восстания крестьян и казаков. Ярко повстанческий характер имели и распространявшиеся организацией листовки.

6. «Всероссийская центральная народная социалистическая партия».

В 1930 г. в Бугурусланском окр. была оперативно ликвидирована контрреволюционная организация, именовавшаяся «Всероссийская центральная народная социалистическая партия». Среди 122 членов организации 66 кулаков, 15 середняков, 29 бывших людей, 2 попа и 10 человек служащих местных сельских и районных учреждений, игравших в организации активную роль.

Основные положения программы организации:

1) объединение всех политических партий от кадетов до эсеров, без коммунистов и монархистов;

2) свержение советской власти и замена ее народным управлением во главе с сенатом и президентом республики;

3) денационализация и свободная торговля.

Организация охватывала своим влиянием ряд населенных пунктов двух районов, имела свои ячейки, распространяла листовки, готовилась к открытому выступлению.

Документы организации — см. Приложение № 7.

В 1930 г. в г. Ростов-на-Дону ликвидирована группа служащих, вычищенных из советского аппарата по 1-й категории. Группа вела работу по созданию контрреволюционной повстанческой организации, целью которой являлось взять руководство над бежавшими от раскулачивания кулаками и организовать их в боевые отряды для вооруженного свержения советской власти.

Лозунги организации:

1) долой коллективизацию;

2) предоставлением всем избирательных прав;

3) свободная торговля;

4) свобода религии;

5) за Учредительное собрание. Подготовлялся выпуск листовок.

7. В Самарском окр. арестовано 2 учителя и делопроизводитель школы, которые вели работу по созданию нелегальной «Всероссийской Крестьянской социалистической партии».

Руководитель группы Бобыкин, бывший член ВЛКСМ, выработал текст листовки и основные положения программы (см. Приложение 8-е). К работе по созданию ячеек были привлечены отдельные крестьяне, которым были даны директивы о вербовке, ведении агитации против коллективизации и т.д. Основная установка организации — создание «крестьянской республики».

8. Организация инженера Широких.

С января 1929 г. в г. Москве и других городах стали распространяться разные листовки антисоветского характера, призывающие граждан к борьбе с советской властью, отказу от участия в выборах в советы, разложению Красной Армии, срыву хлебозаготовок и т. д.

С сентября 1929 г. в адреса ответственных работников РККА рассылалась провокационная листовка, под которой стояла поддельная подпись тов. Рыкова.

В апреле е. г. ОГПУ установлено, что одним из распространителей провокационной листовки за подписью тов. Рыкова является чертежник «Водоканалстроя» Свитальский Владимир Александрович (1904 г.р., сын бывшего статского советника, работающего в настоящее время начальником Финансового управления военно-морских сил СССР), который получил эту листовку от одного молодого инженера.

30 апреля Свитальский был арестован и показал, что листовку за подписью тов. Рыкова он действительно распространял, но делал это по поручению инженера Гидротехстроя и научного сотрудника Московского института инженеров транспорта, сына профессора, Широких Сергея Петровича, 1905 г. рождения.

В марте с. г. гр. Широких завербовал Свитальского в какую-то антисоветскую организацию и в это же время передал для распространения вышеупомянутую листовку и для хранения в дачной местности Алабино шапирограф; Широких интересовался, кроме того, связями Свитальского среди военных и возможностью приобретения через Свитальского оружия.

30 апреля нами был арестован инженер Широких и из квартиры жены Свитальского Безсоновой, в дачной местности Алабино, изъяты шапирограф и рекордограф.

При обыске у Широких отобрано 2 заряженных револьвера системы «Браунинг», 1560 руб. денег и переписка с заграницей (брат Широких сбежал с белыми во время гражданской войны за границу и живет теперь в Чехо-Словакии).

Широких подтвердил показания гр. Свитальского и сознался в том, что кроме провокационной листовки за подписью тов. Рыкова он отпечатал и распространял еще восемь разных листовок. Назвать своих сообщников и указать способы распространения листовок Широких категорически отказался, показав при этом, что в состав группировки кроме него входило еще четыре человека.

Общее количество выпущенных листовок около 2000 штук.

9. ОГПУ ликвидирована раскрытая в Москве контрреволюционная организация, именовавшаяся «Русским национальным Союзом».

Состав первых групп арестованных чрезвычайно показателен. Так, из 43 арестованных 31 являются представителями научной и технической интеллигенции.

Инженеров 12

Профессоров 5

Педагогов, врачей-химиков и др. 14

Возникновение организации. Имеющиеся до сего времени материалы следствия рисуют следующую картину зарождения и деятельности организации:

В 1926-1927 гг. группа лиц (преимущественно техническая интеллигенция) на почве общего недовольства политикой советской власти, в итоге неоднократных встреч для совместного обсуждения злободневных политических вопросов, пришла к мысли о необходимости создания подпольной организации для активной борьбы с советской властью.

Характеризуя период, предшествовавший созданию организации, арестованный Барнашвейлев (инженер) показывает:

«Все мы считали, что советская власть долго не продержится и будет свергнута. Обсуждая вопрос свержения советской власти, выявились различные точки зрения на этот вопрос. Одни считали, что советская власть будет свергнута путем внутренних восстаний крестьянства, которые могли происходить и должны были происходить в результате мероприятий советской власти в области налоговой политики, гонений на церковь и т.д. Другие из нас возлагали надежды на свержение советской власти при активном вмешательстве иностранных государств, учитывая также возможность комбинированного свержения советской власти— при одновременных волнениях крестьянства и участия иностранных держав.

Предвидя скорое свержение советской власти, некоторые из нас, как-то: Савин А. А., Киселев П.Н. считали необходимым подготовиться к этому моменту путем создания из подходящих людей ячеек в различных учреждениях. Люди эти должны быть русские, православные, твердых монархических и вообще правых убеждений, закаленные и вполне надежные».

Политическая платформа РНС. В целях организационного оформления активистских настроений группы ею были разработаны программа и устав «Русского национального Союза», принятые и утвержденные на организационном собрании РНС.

Организация преследовала цели: «объединение национальной России путем свержения советской власти».

Основные расчеты возглавлялись на «крестьянское восстание, руководимое городом».

Образ будущего правления должен решить «Русский всенародный земский собор».

В частности, программа организации включала в себя следующие положения.

Показания обвиняемого Захарова В. Р.:

«Организация преследует цель создания "единой России", причем главным ядром должна быть Великороссия».

«После свержения советской власти должна быть объявлена частная собственность на землю и недвижимость (фабрики, заводы и т.д.)».

Основная ставка организации в самой контрреволюционной деятельности должна быть на крестьян.

Показания обвиняемого Виноградова А.М.:

«Согласно программе, преследовалось свержение советской власти и установление в России конституционной монархии. Должна быть установлена после свержения советской власти частная собственность, свобода личности и свобода вероисповеданий, кроме иудейского, защита православной церкви».

Характерно, что инициаторы создания РНС Виноградов, Чачин и Захаров, учитывая историю деятельности контрреволюционных организаций в предыдущие годы и, в частности, деятельность «Национального центра», пытались обеспечить преемственность от них тактических вопросов и даже названия.

По этому поводу обвиняемый Захаров В. Р. показывает:

«Обсуждая в дальнейшем вопросы создания контрреволюционной организации, мы вспоминали теорию прошлых контрреволюционных организаций, и, в частности, историю "Национального центра" и пришли к заключению придерживаться преемственности в названии организации, причем на слово "национальный" особое ударение сделал Савин Апполон. В результате было решено назвать организацию "Русским Национальным Союзом"».

Касаясь политических взглядов членов организации, обвиняемый Захаров В. Р. говорит:

«Среди членов организации большинство высказывалось за установление в России конституционной монархии, возможно, что кое-кто из нас стоял и за абсолютную монархию».

Из показаний арестованных Савина, Захарова, Костина, Виноградова и других, уставные положения организации гласили (приводим выдержки из показаний):

«Членами организации могут быть лишь русские люди».

«Члены организации вносят ежемесячно один процент отчислений от своего заработка на нужды организации».

«Среди членов организации проводится спецификация деятельности по линиям: организационной, хозяйственно-финансовой, пропагандистской, связной и боевой».

«Члены организации беспрекословно повинуются своим руководителям».

«Во главе организации стоит руководящая пятерка».

«Организация строится по принципу создания "двоек" и "троек"».

«Каждый вновь вступающий в организацию дает подписку: "Прошу в моей смерти никого не винить" (в целях легализации убийства члена организации в случае его измены)».

Руководящее ядро и актив организации состоял почти исключительно из представителей научной и технической интеллигенции:

1) Захаров В. Р. — научный работник Университета Свердлова;

2) Чачин Н. П. — заведующий бактериологической лабораторией в Алатыре;

3) Илия Н. И. — инженер МОГЭСа;

4) Виноградов А. М. — инженер-химик Центрогидростроя;

5) Савин А. А. — инженер МОГЭСа;

6) Кудрявцев И. А. — инкассатор Всекомпромсоюза;

7) Костин А. Д. — педагог;

8) Цветное К. П. — педагог;

9) Семигановский Н.Н. — химик;

10)Гартьев А.Н. — инженер МОГЭСа;

11) Колесницкий Н. Н. — геолог;

12) Киселев П.Н. — инженер (работает на Турксибе и пока не арестован);

13) Петров И. А. — инженер;

14) Кудряшов В. В. — научный сотрудник Центральной торфяной станции Наркомзема;

15) Зубарев С. Б. — Помзав. аналитической лаборатории Центральной торфяной станции НКЗ;

16) Барнашвейлев В. А. — ст. инженер Отдела пути Моск[овско]-Каз[анской ж. д.] и другие.

Усиление классовой борьбы в стране расценивалось участниками организации как «близость гибели советской власти от руки восстающего крестьянства».

Роль организованной городской контрреволюции расценивалась как роль «Штаба борьбы с большевиками», который должен дать крестьянству «руководителей и организаторов».

Деятельность организации выражалась в вербовке новых членов, агитации, разработке планов активистских действий (в особенности террора и крестьянского восстания), установлении наблюдения за членами организации, обеспечении твердой дисциплины, сплоченности и взаимной поддержки в их рядах и изыскании способов приобретения оружия.

Члены организации, как показывает обвиняемый Виноградов А. М., «должны были вести пропаганду против советской власти и партии и против отдельных правительственных мероприятий, как госзаймы и т. п., вызывая крестьянство на волнения. Считали необходимым также вести контрреволюционную работу через членов организации и среди рабочих. Много внимания уделялось тому, чтобы все это сочеталось с пропагандой среди крестьян и рабочих, направленной на защиту православия и церкви. При возникновении волнений среди крестьян нужно было всячески поддерживать и направлять их. Вовлекать в организацию считали главным образом интеллигенцию».

«Вести работы по вербовке новых членов организации (по системе "двоек" и "троек"), используя, главным образом, персональные длительные связи (сверстники по средним и высшим учебным заведениям, друзья детства, земляки и пр.).

Показания ряда обвиняемых: «Для оказания материальной помощи членам организации "РНС" было постановлено: оказывать содействие безработным членам "РНС" путем устройства их на службу в госучреждения, а, кроме того, для пополнения фонда организации постановлено было открыть сеть торговых палаток».

Показания Костина:

«Неоднократно между членами организации велись разговоры о необходимости возможно более глубокого проникновения в советский и хозяйственный аппарат путем устройства на службу через членов организации людей с определенными политнастроениями. Ставился вопрос о необходимости распространения антисоветских листовок. Конкретно в этом отношении делалось следующее: лично я написал несколько листовок на различные политические темы. Часть этих листовок мною была передана Савину для дальнейшего распространения, причем имелось в виду их размножение через приобретение стеклографа или шапирографа».

Организация усиленно искала связи с периферией, исходя из программной необходимости развития работы на селе.

Террор

Считая террор, как индивидуальный, так и массовый, одним из наиболее радикальных и действительных способов организационной борьбы с советской властью, организация уделяла вопросам подготовки террора особое внимание.

Так, ряд обвиняемых показывает: «Обсуждая функции боевой части организации, Захаров, Чачин и я говорили о необходимости взрыва Большого театра в тот момент, когда в нем будет происходить какой-нибудь съезд или же заседание, на котором присутствует правительство. Поднимался вопрос о том, чтобы совершить теракт путем бросания бомбы. Захаров развивал перед нами план совершения тер-выступления при помощи сильно действующих бактерийных бацилл. Мне была поручена боевая деятельность организации под руководством Захарова».

Показания обвиняемого Виноградова: «Говорилось о необходимости совершения тервыступления против представителей советской власти и партии».

Показания обвиняемого Костина: «Между мною, Чачиным, Виноградовым и др. участниками организации был неоднократно разговор о терактах против представителей партии и советской власти. Говорилось о желательности уничтожения одновременно всего советского правительства путем взрыва здания Большого театра».

«Помимо этого велся разговор о необходимости совершения теракта против Сталина». «Упоминались помимо грубых приемов террора и др. приемы терактов и, в частности, применение ядовитых веществ и применение бактериологических культур». «Изыскивая и продумывая меры и возможности совершения терактов, я высказывал мысль о том, что можно было бы в водопровод Кремля пустить какие-либо ядовитые вещества, бактерийные разводки, например, чумы и таким образом уничтожить почти всех представителей советской власти и партии, проживающих в Кремле». «Мною указывалось также, как на более или менее простой способ совершения терактов, на то, что можно было бы облить жидкостью, содержащей бактерии, пол какого-либо учреждения. При этом учитывалось, что при использовании такого способа можно нанести вред нежелательным, не имеющим ничего общего с советской властью, лицам. Говорилось мною и другими, что можно совершить тер-выступление во время демонстраций, устраиваемых во время октябрьских и майских торжеств, путем бомбы или же выстрела».

«Организацией было поручено добывать оружие для членов организации Виноградову А. М. Как-то был разговор о том, что нужно было бы снять какую-либо квартиру вблизи Большого театра и вести подкоп под этот театр с тем, чтобы взорвать его во время какого-либо заседания или съезда».

Показания обвиняемого Захарова: «Возник разговор в связи с заявлением Савина о необходимости уничтожения "Лубянки", являющейся очагом всех бедствий в стране. Я понял эту фразу Савина как его желание физического уничтожения ГПУ путем террора. Дальше Савин стал развивать мысль о возможности применения в качестве средств борьбы газовых бомб с аэропланов, бактерий».

Показания обвиняемого Попова: «Совершение терактов при помощи ядовитых веществ и бактерийных культур РНС рассчитывал осуществить путем использования членов организации — врачей (Захаров и др.), провизоров (Чачин Н. П.). Организация стремилась также к приобретению оружия различными путями; для этой цели также использовались и средства, имевшиеся у руководителей "пятерки" "Русского Национального Союза"».

Примечание: произведенными до сего времени операциями по делу РНС изъято 15 стволов нелегально хранившегося оружия (револьверов, винтовок, ружей) с соответствующим количеством боевых патронов.

Учитывая опасность количественного разрастания основного ядра организации, а, с другой стороны, ставя перед собой задачу охвата своим влиянием возможно большего круга лиц, «Русский Национальный Союз» стремился к установлению связей с родственными в идеологическом отношении группами и организациями, могущими быть использованными в интересах «Русского Национального Союза», рассматривая их как свои «филиалы», где производилась идеологическая обработка и окончательная проверка нужных лиц для последующего их перевода в ряды «Русского Национального Союза».

Организация Барнашвейлева

Одним из таких «филиалов» «Русского Национального Союза» являлась ликвидированная нами (одновременно с РНС) монархическая организация, возглавляемая членом «Русского Национального Союза» инженером Барнашвейлевым. Эта организация возникла в кругу инженеров Правления Московско-Казанской ж. д.

В ее состав входили инженеры Савин, Семенов, Ильин, Зеляков, Петров, Леонов, Лучинский, Лоданов, архитектор Сюненберг и другие.

Организация имела связи с иностранными миссиями в Москве, в частности, происходившие систематически собрания на квартире у Барнашвейлева неоднократно посещал морской атташе Японского посольства Массаки-сан, введенный туда профессором Военной академии и Института востоковедения М.Г.Поповым, американец Колленс — представитель Форда.

Наиболее яркая характеристика организации Барнашвейлева и ее политической сущности определяется приводимыми ниже показаниями Попова:

«Собрания-вечеринки происходили у Барнашвейлева систематически. Общество, собиравшееся у Барнашвейлева, было явно реакционно. Публика, собиравшаяся там, была исключительно монархически настроенная. Обычно начиналось с разговоров на общежитейские темы, а затем разговор принимал ярко выраженный контрреволюционный характер».

«Всеми присутствовавшими возлагались большие надежды на скорый приход к власти Николая Николаевича, который облегчит условия существования современности».

«Если подвести итог всех разговоров группы Барнашвейлева, то они сводились к следующему: в России воцаряется монархия во главе с Николаем Николаевичем, Москва становится русским центром, евреев выселяют всех в Палестину, вводятся полная свобода религии, свобода собраний и свобода печати в буржуазном смысле слова».

«Эти разговоры заканчивали общим пением царского гимна. После смерти Николая Николаевича, которого они пророчили на российский престол, претендентом на престол у них являлся Кирилл, а вслед за Кириллом всплыла новая фигура — царя Никиты».

Сам Барнашвейлев, касаясь связи и взаимоотношений его организации с «Русским Национальным Союзом», говорит: «Отмечаю, что все это происходило в моем окружении по двум ответвлениям. Одно ответвление было: Савин А. А., Киселев П. Н., Петров И. А. и другие; другое же — я, Сафонцев А. А. и другие.

По линии моего ответвления велась как бы штабная работа по выработке теоретических, программных и экономических обоснований всей этой деятельности».

Одновременно с этим, как выявлено следствием, в организации Барнашвейлева имела обращение зарубежная монархическая литература. Это обстоятельство подтверждает наличие связей организации с зарубежными монархическими объединениями, однако каналы, по которым осуществлялась эта связь, пока полностью не установлены. По этому поводу Барнашвейлев показывает: «Примерно в 1926 г. у меня был манифест великого князя Николая Николаевича с его портретом, напечатанным на тонком глянцевом картоне, сложенном вдвое, формата игральной карты. В этом манифесте было обещание различных льгот населению и особенно крестьянам; был какой-то пункт обращения к красноармейцам. Этот манифест я показывал Петровым, Ивану Арсентьевичу и Константину Андреевичу, Киселеву П. Н., Савину А. А., Попову М.Г. и, возможно, кое-кому другим. Манифест этот напечатан за границей».

Связи РНС с научными кругами и попытки создания так называемого «надпартийного блока».

В процессе углубления следствия по делу «Русского Национального Союза» выяснилось наличие глубоких связей организации в кругах крупнейшей московской буржуазной профессуры.

Из имеющихся до сего времени показаний устанавливается, что в 1928— 1929 гг. ряд видных контрреволюционных деятелей (профессора Озеров — экономист, Снесарев — Военная Академия, Петров — востоковед, Попов — Военная Академия, инженер Кругликов — Мосмаштрест; все арестованы и др.) в результате совместных обсуждений вопросов политико-экономического состояния страны пришли к выводу о неизбежном падении советской власти «ввиду быстрого роста крестьянского антисоветского движения, которое должно вылиться в общероссийское крестьянское восстание».

Беспокоясь за судьбы «будущей России», эта группа профессуры поставила перед собой задачу объединить и возглавить наросшую контрреволюционную активность отдельных разрозненных групп, соответственно оформить ее и подвести под нее идеологическую и программную базу путем создания «надпартийного блока».

С этой целью Попов, Снесарев, Озеров, Кругликов устраивали совместные совещания, на которых обсуждали формы будущего образа правления, лозунги, могущие быть брошенными в массы, и т. п.

Попов в своих показаниях говорит: «Во всяком случае мы подняли вопрос о лозунгах, которые могут быть брошены в массы новыми претендентами на власть. В итоге обмена мнениями по этому поводу мы пришли к заключению, что наиболее реальными и восприемлемыми лозунгами будут следующие: 1) "Вся земля крестьянам"; 2) "Частная собственность на землю"; 3) "Учредительное собрание на основе четырехвостки"; 4) "Выкуп бывшими владельцами своих предприятий". Переходный момент к Учредительному собранию мыслился в форме учреждения военной диктатуры, устанавливаемой в результате внешнего военного вмешательства. Последнее мыслилось нами при непременном вхождении в состав неприятельских войск — частей белой армии, которые и могут продиктовать свою кандидатуру на пост военного диктатора. При обсуждении этого вопроса мы стали в тупик. Я и Кругликов высказывались в том духе, что приход к власти такого диктатора, как Кутепов, явился бы для России и, в частности, для нас, неприемлемым, исходя из опыта «больших и малых» диктаторов бывшей российской действительности. Развивая дальше эту мысль, мы сошлись на общем мнении о необходимости подготовки ядра русской интеллигенции для противодействия тем мероприятиям военной диктатуры, которые неизбежно будут вредить общему ходу развития и успокоения России...людьми, которые в течение многих лет были оторваны от условий современной русской действительности».

«Это противодействие кругам военной диктатуры мыслилось нами в форме вхождения в кабинет и общественные и государственные организации лиц, неизменно пребывающих на территории Союза. Касаясь этого вопроса, я высказал точку зрения о необходимости вхождения в кабинет в качестве министра финансов Озерова, как человека, являющегося известным финансовым авторитетом, как у нас, так и за границей».

«Невзирая на разность наших политических убеждений, мы считали необходимым создание общей надпартийной платформы, которая могла бы нас всех объединить с целью противопоставления единого фронта домогательствам будущей военной диктатуры. Вопрос о неизбежности падения советской власти был для нас предрешен и мы его не касались, исходя из факта, что власть больше не существует».

Развивая свои показания в части предположений возможного прихода «диктатора» и «правителей» из-за рубежа, Попов говорит: «Как-то встретившись с Кругликовым, я спросил его, слышал ли он о тенденции среди научных кругов о необходимости сплочения на случай прихода к власти эмигрантов.

Задавая Кругликову этот вопрос, я имел в виду мой разговор с Петровым Аркадием Николаевичем, который информировал меня о наличии в кругах научных работников тенденции к объединению последних на случай прихода к власти эмиграции с целью противодействия той нежелательной политике, которую эмиграция, придя к власти, может повести».

Другой арестованный, Ф. И. Кругликов — бывший председатель Астраханской городской Думы (при Керенском), в настоящее время инженер Машинотреста и преподаватель Менделеевского и Промышленно-экономического института, касаясь вопросов, обсуждавшихся на совещаниях перечисленной группы профессоров, показывает: «Политическая власть формировалась в будущем на основе Учредительного собрания. До Учредительного собрания — диктатура и обязательно военная. Помню, что как-то в разговоре о людях, которые должны будут занять важнейшие посты после переворота, упоминалась Поповым фамилия профессора Кондратьева. Говорилось о том, что во главе финансового дела мог бы быть использован названный выше Озеров как крупный финансовый специалист. Привлекая меня в организацию, Попов, очевидно, имел в виду завязать постепенно связи в кругах инженеров (в дальнейшем), ибо военными он был обеспечен».

Роль масонства

Следствием устанавливается, что ряд членов «Русского Национального Союза» являлись масонами, входя в нелегально существовавшую в Москве масонскую ложу «Гармония» (ложа ликвидирована одновременно с РНС).

Первоначальные материалы следствия дают указания на связь ложи «Гармония» с зарубежными масонскими центрами, в частности, через некоего американца масона Люмиса, приезжавшего в СССР в 1929 г. и встречавшегося с членом ложи Поповым. По нашим данным (следствием полностью пока еще не подтвержденным), Попов совместно с профессором Петровым вели переговоры с Люмисом о связи ложи «Гармония» с американскими масонами и о получении от них средств на работу в СССР.

По словам арестованного масона Кейзер-Ясмана (руководителя московской ложи «Гармония»), целью масонских организаций в данное время является:

«Создание кадра крепких, стойких руководителей, друг другу помогающих, которые в нужный момент возьмут политическую власть страны в свои руки».

Данные, имеющиеся о Попове, указывают, что его пребывание в ложе «Гармония» преследовало своей целью маскировку и объединение контрреволюционных элементов, различных контрреволюционных групп в Москве.

В данном деле чрезвычайно ярко отражены те позиции, на которые вступили в последний период времени контрреволюционные элементы города (в частности, определенные категории буржуазной, научной и технической интеллигенции) на общем фоне обострения классовой борьбы.

Следствие по данному делу продолжается.

Начальник 3 отделения] СО ОГПУ Славатинский

21 мая 1930 г.

 

3-е отделение СО ОГПУ

ПРИЛОЖЕНИЕ

МЕМОРАНДУМ

о ликвидированных контрреволюционных организациях молодежи

Материалы по разработке антисоветских групп и организаций молодежи свидетельствуют о том, что кривая антисоветской активности среди молодежи идет вверх. Ряд ликвидированных за последние 2 года контрреволюционных организаций молодежи с абсолютной наглядностью подтверждает факт активизации антисоветских элементов молодежи.

Основные кадры членов молодежных контрреволюционных организаций и группировок дают втузы и вузы, главным образом на периферии, так как несмотря на целый ряд профилактических мер, в вузы до настоящего времени проникают социально чуждые и враждебные нам элементы.

Парт, и профмобилизации дали вузам социально здоровый костяк, однако они не в достаточной степени обеспечили вузы пролетарскими кадрами.

Это обстоятельство и является одной из причин значительного роста антисоветских настроений отдельных групп студенчества, сплошь и рядом находящих выход своей активности в создании различных группировок и организаций. Однако основной причиной открытой активизации антисоветских элементов молодежи являются причины общего порядка: обактивление всех антисоветских элементов страны в связи с проводимым нами наступлением на капиталистические элементы города и деревни. Это обактивление неизбежно должно было затронуть и учащуюся молодежь, тем более, что в ее составе мы имеем представителей ущемленных нами социальных категорий населения. Серьезной причиной возникновения антисоветских настроений среди учащихся, в особенности в вузах, является то обстоятельство, что эта молодежь находится под постоянным идеологическим влиянием реакционных элементов профессуры, которая, как мы отмечали в меморандуме № 3, ставит своей задачей такую же борьбу за кадры, как и ВКП(б), с тою естественной разницей, что эту борьбу она направляет против ВКП(б) и рабочего класса.

Ставка на молодежь является одним из узловых моментов направления контрреволюционной волны в стране. Этим в значительной степени и объясняется усиление активности враждебных нам элементов молодежи, которые, оставаясь вне сферы влияния партийных и комсомольских организаций, тем легче подпадают под влияние антисоветски настроенных «стариков», толкающих их зачастую на путь подпольной борьбы с советской властью.

Особого внимания заслуживает рост антисоветских настроений среди исключенных из партии и комсомола — молодежи, которая также легко подпадает под влияние контрреволюционных элементов.

Основными контингентами, из которых формируются молодежные антисоветские группировки, являются следующие категории молодежи:

А. Дети специалистов

Приравнивание детей специалистов к детям рабочих дало возможность значительному количеству социально чуждых и враждебных элементов буржуазной интеллигенции проникнуть в вузы и втузы. Это — бывшие «белоподкладочники», получившие от пролетарского студенчества кличку «жоржики». Молодежь этой категории наиболее близка к реакционной профессуре и преподавателям, пользуется ее поддержкой и поставляет кандидатов в «научную смену».

В вузах они держатся обособленно, избегают общения с пролетарскими студентами и пользуются особым покровительством реакционной профессуры и преподавателей.

Б. Дети нэпманов, кулаков, духовенства, торговцев и «прочих»

Свободный прием, пополнив ряды белоподкладочников, возродил прежнее значение этой группы, окрылив ее надеждой на ликвидацию классовости вузов.

Правда, лишь отдельные случаи подтверждают это положение: во всяком случае все полулегальные кружки, занимающиеся литературой, буржуазной философией, фокстротом и проч., являются первоячейками активных контрреволюционных организаций и состоят исключительно из приведенной выше категории студенчества.

В. Молодежь, оставшаяся за бортом комсомола и партии

Молодежь политически активная, стремящаяся найти выход для своей активности, но по разным причинам не находящая его. Сюда относятся: комсомольцы-переростки, стоящие перед проблемой оказаться беспартийными; исключенные из комсомола и партии и вышедшие по разным причинам из партии и комсомола; те, которых не удовлетворяют формы и содержание общественной работы и которые отстранены от общественной деятельности в силу своего социального происхождения, и т.д.

Г. Молодежь с крестьянскими настроениями

Среди антисоветских настроений молодежи особо заметную роль играют крестьянские настроения; форсированное наступление на кулака и рост в связи с этим антисоветской активности, как в городе, так и в деревне, вызывают антисоветскую активность у соответствующих элементов молодежи. Из ее среды выделяется особая группа, идеологически связанная с деревней и зараженная кулацкой идеологией. От методов индивидуальной агитации и пропаганды такая молодежь переходит к организованным формам антисоветской деятельности и переходит к методам подпольной антисоветской работы.

Характер подпольных организаций и кружков молодежи

Наиболее характерной особенностью почти всех нарождающихся кружков и организаций молодежи является отсутствие какой-либо определенной ориентировки на антисоветские политпартии.

Чаще всего антисоветские организации молодежи представляют собой конгломерат из людей разных политических убеждений, объединенных общей ненавистью к советской власти и исканием новых путей борьбы с нею. Характерно, что в последнее время мы отмечаем определенный рост террористических настроений среди участников отдельных подпольных организаций молодежи.

В последние годы мы ликвидировали десятки различных оформленных антисоветских контрреволюционных групп и организаций студентов.

Цели и задачи этих групп, методы их работы, прошлое участников и т.п. свидетельствуют о том, что корни антисоветской деятельности молодежи и в частности студентов надо искать в социально-экономических противоречиях, сопровождающих нынешний этап соцстроительства, и в социальном составе вузов.

Национальные шовинистические организации молодежи

Особого внимания заслуживает рост шовинистических настроений среди национальной молодежи, о чем мы будем говорить в специальном разделе о националистической интеллигенции.

Наиболее характерные организации, ликвидированные нами в последние два года

В ряду ликвидированных нами за это время молодежных нелегальных организаций, особого внимания заслуживают следующие:

1. «Корпорация желания народов» ликвидирована в конце 1927 г., существовала во Владикавказе. Состояла из 7 человек, преимущественно студентов ГСХИ.

Основной задачей организации являлась реставрация власти буржуазно-помещичьего блока. Необходимые для работы организации средства предполагалось добыть путем связи с заграничными белогвардейцами и экспроприацией госучреждений; к октябрьской годовщине были заготовлены контрреволюционные листовки. При ликвидации организации было обнаружено большое количество листовок, членские билеты, программа и устав «партии» и оружие.

2. «Общерусский инициативный комитет национального возрождения и боевая студенческая дружина», ликвидирована в Ростове-на-Дону; в организацию входило 11 человек, преимущественно студенты СКГУ, дети бывших людей.

Организация ставила своей задачей реставрацию буржуазно-помещичьего строя, созыв Национального собрания и изгнание евреев из России. Организация предполагала приступить к диверсионно-террористической работе: намечалось взорвать Кремль, Донисполком и совещание отдельных террористических актов.

3. Группа Кочегуро и др., ликвидирована в конце 1927 г., существовала в г. Ростове-на-Дону в составе 6 человек, из которых 3 бывших офицера и 3 выходца из мелкобуржуазной среды. Задача организации — свержение советской власти и установление фашистского строя по типу Италии.

Организация пыталась создать ячейки среди казачества.

4. «Первомайская организация» и «Антипартийный Комитет».

Обе организации ликвидированы в 1928 г. в г. Краснодаре, объединяли около 25 человек, студентов Кубанских вузов и учащихся 2-й ступени. По социальному происхождению — дети интеллигенции и зажиточного крестьянства. Организация ставила себе целью вооруженное свержение советской власти и восстановление буржуазной республики.

В своей практической работе организация предлагала помимо выпуска и распространения антисоветских листовок и брошюр снабжать членов организации оружием, для чего употреблять всякие средства, не останавливаясь перед разоружением милиции, а также совершать террористические акты.

Членов организации связывал «железный» устав, по которому за нарушение работы организации полагалось убийство. В ноябре 1928 г. из этой организации вышли 8 человек и создали другую организацию — «Антипартийный Комитет». «Антипартком» за период своего существования выпустил 6 разных видов листовок в количестве нескольких сот экземпляров. Два члена организации выбыли в Новороссийск, отвезли туда 70 шт. листовок и основали отделение «Антипарткома». К началу 1929 г. один из членов организации познакомился с дочерью коммунистки Крыловой и рассказал ей о существовании организации.

Крылова рассказала об организации кое-кому из своих друзей. Боясь провала, президиум организации убил Крылову. В этот же вечер они были арестованы.

Оставшиеся на свободе члены «Антипарткома» подняли в массах учащейся студенческой молодежи организацию протеста, разбрасывали листовки, рассылали подписные листы протеста. Движение грозило принять массовый характер, чуть не вылилось в общестуденческую демонстрацию.

5. Тайная организация молодежи «Крик Орленка».

Ликвидирована в начале 1928 г. в Баталпашинске. Состояла из 17 человек, учащихся педтехникума и школ 2-й ступени. Среди них много детей бывших белых. Организатор — студент, сын священника, бывшего контрразведчика.

Организация изготовляла и распространяла антисоветские листовки. Основной задачей организации являлось объединение казачьей молодежи с целью свержения советской власти на Кубани. Вооруженное восстание, подготовленное устной и письменной агитацией, рассматривалось как путь к освобождению Кубани. Непосредственная задача организации — «борьба с комсомолом и влияние на молодежь». Всего было выпущено 8 разных листовок в количестве нескольких сот экземпляров. Незадолго до ликвидации организация наметила уничтожение памятника Ленину.

6. «Донской комитет социал-демократии», ликвидирован в г. Новочеркасске, в составе — 7 студентов Донского индустриального земельного техникума — все сыновья чиновников и бывших людей.

Организация составляла и разбрасывала антисоветские листовки за подписью «Д.К.С.Д.».

7. «Корниловцы», ликвидирована в 1928 г. в г. Таганроге. В организацию входило 16 человек, преимущественно студентов Таганрогского индустриального техникума. В 1927-28 гг. организация занялась распространением листовок. Во главе организации стоял комитет, были установлены членские взносы, членам организации присвоены клички, выработали программу и устав. Организация ориентировалась на монархию. При обыске у многих членов организации было обнаружено оружие и листовки.

8. «Совет четырех». Организация ликвидирована в 1929 г. Существовала на шахте № 3 «Интернационал» в Шахтинско-Донецком окр. в составе трех человек.

Во главе группы стоял исключенный из комсомола ученик 2-й ступени. Группа ставила своей задачей уничтожение классовых различий, «привилегий» партии и борьбу за перемену состава правительства.

Для этой цели предполагалось связаться с шахтинскими вредителями и с заграницей. На заседании разбирались организационные вопросы, был выработан спецшифр для переписки.

9. «Константиновская группа», ликвидирована в июне 1929 г. Группа состояла из 10 участников, сыновей белогвардейцев и бывших людей — учащихся школ 2-й ступени. Основной задачей группа наметила убийства коммунистов и массовый террор. Намечался взрыв Кочетовского колхоза. На собраниях группы обсуждались вопросы о необходимости создания банды для взрывов парткомов и государственных учреждений.

10. «Демократический Союз» — студенческая контрреволюционная организация, ликвидированная в УССР в 1928 г. В организацию сходило 70 человек. Имелись отделения в ряде городов. Цели организации — добиться «большей демократизации государственного строя», изменения политики партии в отношении деревни, а также всей хозяйственной политики.

В этой организации характерно то, что она являлась блоком различных сил: украинских крайних шовинистов, меньшевиствующих интеллигентов, научных работников, умеренного шовиниста — комсомольца и беспартийного «оппозиционера».

Для достижения своих целей организация пыталась создать в селах отдельные группы крестьянской молодежи, к обработке которой принимались меры путем посылки членов организации на места, распространения листовок и т.д.

11. В конце 1926 г. в Шахтинско-Донецком окр. была ликвидирована контрреволюционная группа детей бывших белых в составе 10 человек. Большинство членов группы — студенты и учащиеся. Группа ставила себе целью диверсионно-террористическую деятельность.

12. «Фашино» — контрреволюционная организация студентов — детей специалистов. В организацию сходило 8 человек. Цели — террористическая и диверсионная деятельность. Были выработаны устав и программа. При обыске изъято холодное и огнестрельное оружие, которое предназначалось для совершения терактов.

13.Одесский окр. В октябре 1928 г. ликвидирована террористическая группировка кулацкой молодежи, ставившая себе целью совершение террористических актов в отношении сельского партактива.

Ими совершено покушение на убийство активиста-комсомольца и ряд других советских работников.

14. Запорожский окр. Ликвидирована контрреволюционная террористическая организация молодежи, которой руководил секретарь местной комсомольской ячейки. В состав организации входило 5 человек, из них 3 комсомольца. Одной из главных целей организации было совершение террора над коммунистами и подготовка вооруженного восстания с целью свержения советской власти. Еще в 1928 г. члены организации совершили налет на кооперативный магазин для получения средств на работу.

15. В с. Довголевка ликвидирована петлюровская организация молодежи, коей руководил сын кулака — секретарь автокефальной Рады. Цель организации — срыв проводившихся на селе кампаний, добыча оружия и вооруженное выступление. Вокруг этой организации группировалась кулацкая молодежь. При обыске было обнаружено значительное количество листовок и оружия.

16. В Глуховском окр. ликвидирована террористическая организация кулацкой молодежи, занимавшаяся совершением террористических актов против партактива села. Членами организации намечалось убийство командира лесного участка, с этой целью ими был подожжен дом, в котором он проживал.

При обыске у членов организации обнаружено оружие.

17. Кременчугский окр. В сентябре 1929г. ликвидирована украинская контрреволюционная организация молодежи, руководимая демобилизованным красноармейцем. Состав организации преимущественно кулацкий. Основная цель — создание независимой Украины, причем конкретно ставился вопрос о вооруженной борьбе с советской властью. Была выработана специальная программа в украинско-шовинистическом духе. При обысках обнаружено значительное количество оружия.

18. Киевский окр. Ликвидирована контрреволюционная группировка кулацкой молодежи, совершившая убийство секретаря сельсовета. Группировка имела провода на свое влияние на молодежь через секретаря комсомольской организации, связанной с группировкой. Идеологом группировки являлся петлюровский офицер, бывший начальник гетманской варты.

19. ВЛубенском окр. ликвидирована петлюровская организация молодежи, созданная местным учителем — петлюровцем и попом. Организация была разбита на ячейки и построена на системе троек. Задача организации — подготовка кадров из молодежи для вооруженного выступления. Были созданы боевые ячейки в разных селах Лубенщины. При обыске обнаружено много оружия и петлюровская литература.

20. Одесский окр. Ликвидирована подпольная группировка учащейся молодежи. Задачи группировки — агитация против еврейского засилья; борьба с еврейским засильем путем избиений и запугивания еврейской молодежи, распространение черносотенных листовок. Кроме перечисленных организаций ликвидировано около 30 организаций молодежи аналогичного характера.

21. Новосибирский окр. В начале 1928 г. ликвидирована группа антисоветски настроенных студентов, выпустившая несколько листовок с призывом бороться против засилья комсомола в общественных организациях вузов.

«Всероссийская организация рабочих и крестьян», Новосибирская контрреволюционная студенческая организация, состоявшая из 4 человек, выпустила листовку, вела контрреволюционную агитацию и вербовала в свои ряды учащуюся молодежь.

22. «Народоправцы». г. Омск. В марте 1930 г. в Омске ликвидирована крупная контрреволюционная организация студенческой молодежи. В организацию входило до 70 человек, были установлены связи с рядом городов помимо Сибири. Цель организации — вооруженное свержение советской власти и установление демократического строя. Помимо студентов— детей духовенства, бывших белых чиновников и т. д. в организацию входили кулацкие элементы деревни, профессура и т.д.

Всего было выпущено около 2000 листовок, намечалось совершение террористических актов и экспроприации, для чего было закуплено оружие. Существовали программа и устав партии. Все члены организации были зашифрованы.

23. В г. Москве в марте 1930 г. ликвидирована контрреволюционная студенческая организация, ставившая себе целью вооруженное свержение советской власти. Была установлена связь с Москвой и другими городами.

В организацию входило около 20 человек — детей бывших людей, выходцев из дворянства и помещиков.

24. В конце 1928 г. в г. Москве была ликвидирована контрреволюционная студенческая организация, именовавшая себя «Социалистическая группа борьбы», ставившая своей целью активную борьбу с большевиками и установление «истинной диктатуры пролетариата». В организацию входило 15 человек выходцев из социально чуждой среды. Группой издавался подпольный журнал «Борьба». Организация искала самостоятельные пути борьбы с советской властью, по своим взглядам довольно близко подходила к меньшевикам.

25. Всероссийская республиканско-демократическая партия «ВРДП». Контрреволюционная группировка учащейся молодежи школ 2-й ступени объединяла 10 человек детей бывших чиновников, служащих. Группировка выпускала подпольный журнал, имела членские партбилеты, программу и устав партии.

Группировка ставила себе целью развитие скаутизма и искала связи с контрреволюционными организациями. С этой целью члены группировки обращались к монахам и составили воззвание к белоэмигрантским кругам в партии.

26. В г.Ленинграде в 1928 г. ликвидирована террористическая диверсионная организация, в которую входило до 5 человек — дети бывших крупных меньшевистских деятелей и высшей интеллигенции.

Организация ставила себе целью совершение терактов и ведение диверсионной работы.

27. В 1928 г. была ликвидирована студенческая группировка, распространявшая среди студентов ленинградских вузов контрреволюционные листовки с призывом бороться всеми средствами с существующим строем для установления демократического порядка; группировка эта именовала себя «Союзом освобождения».

28. В январе с. г. нами ликвидирована контрреволюционная организация учащейся молодежи. Были арестованы нижеследующие лица:

1. Катин-Ярцев Александр Викторович, 1907 г. р., студент СХИ, сын врача.

2. Гааг Евгений Эдуардович, 1907 г. р., студент Ветеринарного института, сын врача.

3. Арский Юрий Михайлович, 1908 г. р., студент Медицинского института, сын бывшего полковника.

4. Азеев Петр Павлович, 1906 г. р., студент Политехнического института, сын преподавателя.

5. Синягин Кирилл Аркадьевич, 1907 г. р., сын бывшего миллионера.

6. Афанасьев Константин Александрович, 1908 г.р., студент Ленинградского университета, сын врача.

7. Сергиев Константин Григорьевич, 1907 г.р., студент Политехнического института, сын преподавателя.

8. Пекарский Николай Эдуардович, 1895 г.р., студент Института живых восточных языков, сын профессора.

9. Кувалдин Александр Акимович, 1903 г.р., студент Техникума точной механики, член ВКП(б) с 1925 г.

10. Воронцов Серафим Иванович, 1904 г.р., по профессии механик, член ВКП(б)с 1925 г.

Дознанием подтверждается факт существования контрреволюционной организации, которая ставила своей задачей антисоветскую агитацию среди учащейся и рабочей молодежи, распространение антисоветских листовок, вербовку новых членов, связь с заграницей и, как наиболее активные действия, намечались террористические и диверсионные акты.

Одним из таких актов явилось обсуждение вопроса о поджоге Радиевого института в день Октябрьских торжеств 1927 г. План поджога был рассчитан на создание грандиозного пожара с тем, чтобы сорвать празднование торжества. Проведение в действие этого плана не состоялось в силу разногласий и отсутствия решительности.

Организацией были выработаны устав и программа, установлена система членских взносов и присвоение наименования «Союз борьбы за освобождение рабочего класса в России».

В процессе следствия установлено, что основной причиной к зарождению контрреволюционной деятельности со стороны некоторых членов организации послужило влияние педагогического состава 157-й совшколы, в которой учились активные члены организации, а также контрреволюционная настроенность родственников и близких знакомых.

Из показаний арестованного Катина-Ярцева видно, что в 1924 г. в 157-й совшколе при активном содействии преподавателя Плаксина (ныне в эмиграции) организовался литературный кружок, в который вошли дети социально чуждого элемента. Этот кружок послужил основой зарождения подпольной антисоветской деятельности. В начале члены кружка организовали подпольную группу для политсамообразования, в которую вошли Катин-Ярцев, Тахтарев, Азеев и Сергиев. Происходили политические споры и в качестве оппонентов использовались Чижевский Б. А. (в то время комсомолец, ныне член ВКП(б)) и Ханюта Вера, комсомолка. Последние никакого участия в работе группы не имели. В 1925 г. с отъездом Тахтарева в Москву работа группы на время замерла. В 1926 г., летом, когда Тахтарев приезжал в Ленинград, то в разговоре с Катиным-Ярцевым говорил, что в Москве у него имеется такой же кружок, но ни имени, ни фамилии не назвал.

В основном показания Тахтарева соответствуют действительности.

В дальнейшем под влиянием окружающей среды деятельность отдельных членов группировки приняла более активный характер и вылилась в форму контрреволюционной организации. Для характеристики приводим показания обвиняемых, излагающих свои политические настроения:

Катин-Ярцев: «Я был арестован в 1925 г., когда не имел еще каких-либо твердых политических взглядов. По духу своему был близок к социалистам-революционерам. Здесь сказалось влияние моих близких знакомых, бывшего эсера Панкратова, Майнова, Людмилы Ионовой, которые были настроены антисоветски. Еще в 1924 г. Ионова давала мне для распространения контрреволюционные листовки. Обстановка 157-й школы оказала еще большее влияние, и я решил создать группу учащейся молодежи по изучению экономики и политики. Пытался создать этот кружок, но ничего не вышло. В 1927 г. удалось восстановить группу в следующем составе: я, Азеев, Кувалдин, Арский, Афанасьев и Гааг».

Азеев: «Я чувствовал временно себя обиженным советской властью. Я считал, что советская власть не дает прав интеллигенции, по-моему, такие права следовало бы дать» и т. д. и т. п.

Сергиев: «Мои политические убеждения — социал-демократические. Мои взгляды на некоторые мероприятия, проводимые советской властью, сводились к тому, что вопрос об интеллигенции или, вернее, разрешение этого вопроса, я мыслю себе не как нажим на отдельные личности и ее представителей, а уничтожение условий, порождающих "качание" интеллигенции».

Касаясь организационных и практических действий, члены организации показывают:

Катин-Ярцев: «Мы решили объединиться, независимо от политических взглядов. В организационном отношении была выработана программа «Союза борьбы за освобождение рабочего класса в России». Было вынесено постановление об уплате членских взносов. На собраниях обсуждались вопросы текущей политики, всевозможные организационные вопросы о методах борьбы, политической платформе и т.д. Проектировали произвести поджог Радиевого института к Октябрьским торжествам 1927 г. Арский придерживался необходимости не только террористической [деятельности], но и связываться с заграницей, что предполагалось сделать через своего товарища, финского подданного Тайпале. Гааг предлагал свою помощь неограниченно, вплоть до того, что если понадобится, устроить у него лабораторию взрывчатых веществ или же прятать нелегальную литературу.

Азеев был за пропаганду, главным образом среди рабочих, и принципиально был против работы с правыми. К вопросу о поджогах, в частности Радиевого института, относился отрицательно. Азеев считал необходимым выработать группу теоретически хорошо подкованных людей, могущих впоследствии вести работу среди рабочих и учащихся, считал необходимым издание нелегального журнала; выпуск листовок и прокламаций считал обязательным».

Азеев: «Мысль о создании такого кружка получилась в результате споров на политические темы у меня на квартире; присутствовали: Я, Катин-Ярцев, Сергиев, Кувалдин и Воронцов. На следующем собрании было предложено именовать нашу группу "Союзом борьбы за освобождение рабочего класса в России", говорилось об установлении системы членских взносов и о программе организации. Кувалдина и Воронцова спрашивали о настроении рабочих, говорили о том, что нужно будет вести агитацию среди рабочих и распространять листовки. На одном из собраний возник разговор о поджоге Радиевого института в целях противосоветского действия. Говорилось вообще о поджогах. Я отчаянно спорил, доказывая, что это будет террором против науки. Говорил, что считаю лучшим способом вести агитацию путем распространения листовок».

Афанасьев: «...Собрания происходили на квартире у Катина-Ярцева, там я видел Арского и Гаага, они как бы представляли правую часть группы, так как были настроены монархически. Азеев, Кувалдин, Воронцов были настроены значительно левее. Говорилось об установлении системы членских взносов, об агитации среди рабочих, для чего намечалось использовать Кувалдина и Воронцова. Было присвоено именовать нашу группу "Союзом борьбы за освобождение рабочего класса в России". Когда обсуждался вопрос о практических действиях группы — выпуск листовок, агитация и т. п., возник вопрос и о более крайних мерах. Говорилось о поджоге Радиевого института и вообще о поджогах. Правая часть поддерживала эти вопросы, левая же протестовала. Разногласия привели к тому, что кружок распался».

Деятельность Кувалдина, Воронцова и Сергиева носила второстепенный характер, они представляли в группе как бы левую часть. Участие в вопросе о поджогах и прочих диверсионных действиях не принимали, а защищали необходимость вовлечения новых членов, выпуск и распространение листовок и агитацию среди учащейся и рабочей молодежи.

Кувалдин и Воронцов представляли рабочую часть группы, через них намечалось проводить агитацию и распространять листовки среди рабочей молодежи. Так, например, обвиняемый Афанасьев показывает: «...Говорилось об агитации среди рабочих, для чего намечалось использовать Кувалдина и Воронцова».

По этому же вопросу обвиняемый Азеев показал:

«...На одном из собраний Катин-Ярцев спрашивал у Кувалдина и Воронцова о настроении среди рабочих, говорил о том, что нужно будет вести агитацию среди рабочих и распространять листовки. Мне Кувалдин говорил, что у них на оптическом заводе распространялись оппозиционные листовки».

Кувалдин и Воронцов, не отрицая своего участия в работе организации, показывали:

«На квартиру Азеева я пришел вместе со своим товарищем Воронцовым. Возникли политические разговоры, Катин-Ярцев говорил на тему: "Большевики и интеллигенция". Говорилось о том, что нужно будет вести агитацию среди рабочих, и о том, что нашей организации придется распространять листовки».

Касаясь участия членов ВКП(б) Кувалдина и Воронцова в работе подпольной антисоветской организации, из материалов дознания видно, что указанные члены в партии по социальному прошлому родителей не являются детьми рабочих (отец Кувалдина ранее был служащим в больнице, ныне кочегар, отец Воронцова в прошлом — артельщик). Находясь на производстве, Кувалдин и Воронцов были оторваны от партийного влияния, обстановка, в которой находились, способствовала их разложению. Кувалдин работал на оптическом заводе, Воронцов — в мастерской мореходных инструментов, где наиболее ярко отмечались антисоветские настроения.

Необходимо указать, что тактические расхождения и занятость учебой не давали возможности за последнее время вести более активную деятельность, однако отдельные члены организации не переставали поддерживать связь друг с другом, делились своими антисоветскими настроениями и даже намечали план активных действий. Так, например, Кувалдин при встрече с членами организации рассказывал о плохом настроении рабочих и что не мешало бы к 1 Мая выпустить листовки.

Синягин поддерживал письменную связь с бывшим преподавателем Плаксиным, а, будучи за границей, виделся с ним лично.

Общим моментом, характеризующим данную организацию, является то, что почти все члены организации происходят из социально чуждой среды (дети буржуазной интеллигенции и т.п.). Основной причиной антисоветской деятельности явилось влияние окружающей среды и контрреволюционных родственников. Обострение классовой борьбы, стремление противопоставить себя партийным и общественным организациям вузов привело на путь активной борьбы с советской властью.

Следствие по настоящему делу закончено и постановлением тройки ПП ОГПУ в ЛВО в отношении обвиняемых вынесена следующая мера социальной защиты:

Гааг, Арский, Синягин заключены в концлагерь сроком на пять лет каждый. Азеев, Афанасьев, Кувалдин и Сергиев — в концлагерь сроком на три года. Воронцов и Пекарский — в ссылку в Северный край на три года; что же касается Катина-Ярцева, то, принимая во внимание добровольную явку его в ПП с повинной, чистосердечное раскаяние в своих поступках и содействие следствию, вынесено постановление заключить в концлагерь условно на пять лет.

Май 1930 [г.] Подпись

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.