Спецсводка ИНФО ОГПУ о реагировании рабочих, инженерно-технического персонала и прочих прослоек интеллигенции на приговор Верховного суда и постановление ЦИК по делу «Промпартии». 20 декабря 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.12.20
Метки: 
Источник: 
"Совершенно Секретно": Лубянка Сталину о положении в стране (1922-1934 гг), т.8, ч.2, 1930 г., Москва, 2008 Стр. 1209-1214
Архив: 
ЦА ФСБ Ф. 2. Оп. 8. Д. 658. Л. 398-408.

 

20 декабря 1930 г.

№ 388043 Совершенно секретно

1. Рабочие

Приговор по делу Промпартии и постановление ЦИКа СССР встретили одобрение широких масс рабочих. Значительные кадры рабочих вступили в ударные бригады; развернулась дополнительная подписка на заем; поступили заявления о контрактации на производстве до конца пятилетки и т. д.

На ряде предприятий, где не было проведено достаточного разъяснения политического значения постановления ЦИКа, со стороны значительных групп рабочих отмечались проявления отрицательного характера (пассивность на собраниях, отказы голосовать за резолюцию, одобряющую помилование и т.д.).

Указанными группами рабочих помилование рассматривалось (отдельные выступления на собраниях, частные беседы) как акт, вызванный «страхом советской власти перед интервенцией»; отмечались также указания, что «правительство не считается с требованиями рабочих, для чего было поднимать шум и устраивать демонстрации», «мы свое слово сказали, и надо его было проводить» и т. д.

Фабрика № 6 «Красная швея» (г. Москва). Рабочие недовольны отменой расстрела, общественные организации никакого разъяснения не проводили. Собраний в связи с постановлением ЦИКа не было. Группа рабочих собралась в клубе, потребовав от председателя завкома разъяснения значения постановления, председатель завкома ответил: «Никто вас не собирал, и докладчиков у меня для вас нет».

Завод «Красный треугольник» (г. Ленинград). В ряде цехов значительные группы рабочих не проголосовали за резолюцию, одобряющую постановление ЦИКа. В 1-й галошной мастерской, на митинге (присутствовало 400 человек), большинство рабочих отказались голосовать за предложенную резолюцию. Отмечались выкрики: «Не будем голосовать, расстрелять паразитов надо, мы свое слово сказали, и надо было его проводить. Вы к рабочему не прислушиваетесь. Они нас и наших детей хотели умертвить, а вы даете им жить».

В 41-м цеху из 80 человек за резолюцию голосовало только 20 человек; в вальцовке из 96 — 23 человека. В главной механической мастерской рабочие требовали разъяснения ряда вопросов: «Почему Рамзина и других не судила Коллегия ОГПУ, чем мотивирует ЦИК свое решение» и т.д. Докладчик был совершенно неподготовлен и не мог ответить на вопросы.

Аналогичные факты имели место по ряду предприятий Москвы: постройка № 17 треста «Теплобетон», Артамоновский трамвайный парк, 4-я гребеночная фабрика «Труд», механический завод им. Дзержинского, чугунолитейный завод им. Маленкова, завод «Динамо», фабрика им. Свердлова; и Ленинграда: фабрика им. «1 Мая», «Красный Путиловец» и другие.

Нездоровые настроения отмечены и среди отдельных партийцев. Зарегистрированы факты подачи заявлений о выходе из партии, отказа от разъяснительной работы среди рабочих и т.д.

Трехгорный пивоваренный завод (г. Москва). Во время митинга кандидат ВКП(б) в группе рабочих говорил: «Куманьки боятся расстрелять профессоров, чтобы не потерять дружеских отношений с заграницей: в случае войны, чтобы не расстреляли, а как хороших людей приняли. Это не ЦИК, а уклонисты». Указанный партиец демонстративно ушел с митинга.

Северная судоверфь (г. Ленинград). Среди членов ВКП(б) отмечалось резкое недовольство решением ЦИКа о помиловании. Члены бюро коллектива в ответ на посылку их в цеха для разъяснительной работы говорили: «Пусть члены ЦИК сами едут и разъясняют. Ведь амнистировали-то они. А мы сами не понимаем такой волынки, ясно, что всех их нужно было расстрелять».

По ряду предприятий Москвы («Динамо», Комбинат № 3 Мострикотажа, Фармазавод им. Семашко, фабрика «Ливере») и Ленинграда (фабрика им. Анисимова, «Красный треугольник» й др.) зарегистрированы аналогичные факты.

Недостаточную разъяснительную работу в связи с приговором и решением ЦИКа антисоветский элемент использовал в целях агитации среди отдельных слоев рабочих ряда предприятий.

Автозавод № 2 (г. Москва). Антисоветски настроенный рабочий в группе говорил: «Вы, дурачье, кричали о расстреле, вас гоняли к Дому Союзов, к чему нужна была вся эта комедия? Вопрос о гуманности советской власти — это глупость. Не так давно расстреляли 48 невинных людей. Последствия вредительства лягут на шею рабочих. Нам опять предложат подписаться на заем, будут говорить, что рабочие сами требуют этого в ответ вредителям. У них еще много будет процессов и они все с нас будут собирать деньги».

Фабрика «Красная Роза» (г. Москва). Во время митинга со стороны отдельных антисоветски настроенных лиц подавались анонимки: «Бросьте крутить рабочим головы! Крестьян вы ведь расстреливаете пачками, обираете их до последней нитки, а нас здесь забиваете разными собраниями и митингами».

Обращает на себя внимание анонимное письмо, адресованное во ВЦИК, за подписью «Возмущенные» (г. Ленинград).

В письме выражается недовольство смягчением приговора подсудимым и указывается, что помилованием были нарушены требования и воля широких рабочих масс, отстаивавших «честь и право советов». Письмо заканчивается словами: «Вы испугались расстрелять 5 человек, не думая о том, что в случае осуществления задуманных интервентами планов, все столбы были бы увешаны трупами рабочих».

Факты антисоветской агитации имели место по Москве: на постройке № 1 — Краснопресненский район, Краснохолмской фабрике, фабрике «Свобода» Мосхимобъединения, зеркальной фабрике Мосстеклофарфортреста и других.

2. Инженерно-технический персонал

Подавляющее большинство молодых и часть старых инженеров выразили удовлетворение решением ЦИКа, полагая, что подсудимые будут использованы на работе, при условии строгого контроля над ними. Наряду с этим помилование расценивалось ими как свидетельство возросшей мощи советской власти: «Мы стали сильны и поэтому можем их и не расстреливать».

Отмечался и ряд суждений о неправильности отмены приговора («столько вреда принесли, а их помиловали»), а также высказывалось сомнение в искренности заверений вредителей о желании работать на пользу Советской страны: «Поставим их вновь на работу, а они будут продолжать вредить, как и до процесса».

Среди части старых антисоветски настроенных инженеров продолжают фиксироваться заявления в частных беседах, что «процесс дутый», «процесс — хорошо разыгранная пьеса по заранее разученным ролям».

РОМП (г. Москва). Инженер в группе сотрудников говорил: «Весь процесс не что иное, как разыгранная пьеса под названием "Франция". На процессе все заранее было предусмотрено, был заключен договор между вредителями и властью: "Вредители, сочиняйте, будете приговорены к расстрелу, а потом помилованы". Власть честно выполнила свое обязательство перед арестованными, иначе она поступить не могла — совесть не позволяла, Францию оскандалили, а ей на это наплевать».

Завод им. Казицкого (г. Ленинград). Инженер в частной беседе заявил: «Таких ловких политических шарлатанов, как коммунисты, я еще не видал; нет сомнения, что отмена приговора была предрешена заранее, процесс инсценирован, это — ловкий шахматный ход».

В ряде случаев заявления носили явно антисоветский характер (Маштрест — Москва, государственный оптический завод — Ленинград и др.).

3. Прочие прослойки интеллигенции

Часть старой профессуры и научных работников, воздерживаясь от открытой оценки приговора, в частных беседах высказывали мнение, что помилование было продиктовано опасением обострения международного положения СССР, а также явилось уступкой общественному мнению Европы.

В ряде случаев отмечалось, что на «чистосердечные признания подсудимых не могло быть другого ответа кроме помилования».

Для указанной части интеллигенции характерны и следующие разговоры:

«Я очень рад, что помиловали этих людей. Было бы обидно, если бы их расстреляли только за то, что они служили своим идеям, но теперь ведь они раскаялись» (профессор Сельхозмашинотреста, г. Харьков).

Заслуживает внимания высказывание профессора Терещенко (ярый черносотенец).

«Надо было ожидать, что их помилуют. Это — продажные души, которые сказали все, что от них потребовали, нагромоздили всякой чепухи на себя и на враждебные СССР державы. Это — просто комедия, на которой они читали лекции о вреде неугодных СССР держав и политических деятелей» (г. Харьков).

Помощник начальника ИНФО ОГПУ Герасимова Начальник 2 отделения ИНФО Гросман

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Отрицательные моменты в настроении рабочих

МОСКВА

Завод «АМО». Вследствие недостаточно проведенной разъяснительной работы назначенный в хозяйственном отделе митинг не состоялся, так как никто из рабочих не пришел.

1-я Металлоштамповочная фабрика. Митинг прошел вяло: из присутствовавших 500 человек никто не выступал. За предложенную резолюцию голосовало всего 100 человек, остальные воздержались.

ЛЕНИНГРАД

Завод им. Воровского. На митинге против резолюции, одобряющей помилование, голосовало 130 человек из 200. Выступавшие в прениях рабочие говорили: «Нужно было обязательно расстрелять, а не отменять приговор».

Завод «Севкабель». От ряда цехов поступили предложения о созыве собраний протеста против решения ЦИКа. Партийные организации никакого разъяснения по цехам не проводили.

Фабрика им. «1 Мая». На митинге 9 декабря из 150 присутствующих решение ЦИКа одобрили только 10 человек. Выступавшие говорили: «Правительство не считается с мнением рабочих. Для чего надо было поднимать шум и устраивать демонстрацию?»

НИЖКРАЙ

Завод «Красное Сормово». За резолюцию, одобряющую постановление ЦИКа, голосовали незначительные группы рабочих. В чугунолитейном цехе из 370 человек голосовали 70; в паровозостроительном из 150 — 12 человек.

СВК

Завод № 42. Постановление ЦИКа значительными группами рабочих ряда мастерских было встречено отрицательно. Недовольство особенно выявилось на цеховых собраниях. Крайне бурно прошло собрание 4-й мастерской, где после выступлений одного партийца и рабочего («в потоках крови завоевали революцию, а теперь, после 13 лет, снова хотели революцию утопить в крови. Вредителей надо расстрелять»), покрытых аплодисментами, за резолюцию, одобряющую помилование, голосовала всего пятая часть присутствующих, а остальные с криками «расстрелять» голосовали против. На собрании ФЗУ за резолюцию голосовала всего восьмая часть присутствующих. В прокатной мастерской вследствие создавшейся напряженной обстановки резолюция на голосование не ставилась вовсе, и обсуждение вопроса было перенесено на следующий день. Резолюция по той же причине не была вынесена и в некоторых других мастерских.

Отношение партийцев к постановлению ЦИКа

МОСКВА

Завод «Парострой». На созванном митинге член партии пытался выступить с протестом против постановления ЦИКа, а когда секретарь ячейки лишил его слова, он демонстративно ушел с собрания. Придя в цех, указанный партиец говорил, что подает заявление о выходе из партии.

Завод «Динамо». Партиец (рабочий большого токарного цеха) говорил: «В связи с помилованием придется уйти из партии. С такой политикой я не согласен».

Фабрика им. Свердлова. Член ВКП(б) (рабочий отбельного цеха) в группе беспартийных заявил: «Помилование неправильно. Это дает повод вредительствовать другим инженерам. Рабочие ходили на демонстрацию, требовали сурового приговора, а вредители остались в живых».

ЛЕНИНГРАД

Механический завод № 7. Член ВКП(б) (рабочий прокатного цеха) заявил в партийной ячейке, что вследствие несогласия с постановлением ЦИКа он «уходит из партии».

Фабрика им. Анисимова. Член ВКП(б) (рабочий механического цеха) послал в бюро коллектива заявление о выходе из партии. Свое решение он мотивировал тем, что «не согласен с применением амнистии и выходит из рядов ВКП(б) в знак протеста».

Завод «Красный треугольник». Член ВКП(б) в группе партийцев заявил: «Нужно подать заявление о выходе из партии, так как факт помилования вредителей говорит о том, что мы по существу являемся пешками и с нами не считаются». Присутствовавшие партийцы соглашались с выступавшим.

СВК

Завод № 42 (Самара). В связи с недопониманием постановления ЦИКа со стороны части партийцев (выступления против решения ЦИКа на собраниях и в группах рабочих) партком назначил закрытое партийное собрание. Однако после доклада, разъяснявшего значение постановления ЦИКа, со стороны отдельных партийцев имели место выступления, в которых выражалось несогласие с постановлением ЦИКа. Когда секретарь Горрайкома ВКП(б) в конце собрания обратился к присутствующим с указанием на необходимость «с пеной у рта» защищать постановление ЦИКа на собраниях рабочих, один член ВКП(б) иронически заметил: «Кричали с пеной у рта "расстрелять" и опять будем с пеной у рта кричать, что не надо расстреливать, как будто у нас нет собственной головы. Надо совесть потерять, чтобы сегодня кричать одно, а завтра — другое».

Антисоветская агитация

МОСКВА

Постройка № 1. Антисоветски настроенный рабочий в группе говорил: «За то, что у членов "Промпартии" были другие убеждения, расстреливать нельзя. Они задумали хорошее дело, предполагали отдать фабрики людям, которые умеют ими управлять, а вместе с этим они бы облегчили и крестьянскую жизнь».

Московская центральная биржа труда. Безработный (брошюровщик) в группе говорил: «Надо расстреливать всех, хотя все равно не расстреляют, если мы сами не расправимся. Требовали расстрелять, а помиловали. Но все равно устои самодержавия держались очень долго, да и то свергли, советы и подавно сметем. В случае войны я первый буду на той стороне и буду крошить коммунистов почем зря».

Краснохолмская фабрика. Мастер в группе рабочих говорил: «Везде стали обнаруживать вредителей, а сами дерут с рабочих и ничего этого не замечают. Как сами воруют, а за это судят слабо, а как после посмотришь— еще на хорошем месте сидят, а вот таких людей, как Рамзин, которые делают полезное для рабочих дело, расстреливают».

Фабрика «Свобода» Мосхимобъединения. Рабочий картонажного цеха в группе говорил: «Вот их приговорили к расстрелу, нужно же сослаться на кого-нибудь, когда ничего не стало, вот и нашли вредителей».

Зеркальная фабрика Мосстеклофарфортреста. Рабочий, высказываясь по поводу приговора, заметил: «Не открыли бы эту организацию — все равно война неизбежна. Возможность войны при нашей власти неудивительна, так как власть сама между собой грызется».

Инженерно-технический персонал и другие прослойки интеллигенции

МОСКВА

Машинотрест. Инженер говорил: «Со всех, кого еще не расстреляли, хотят живьем содрать шкуру. Скоро совсем не будем получать жалованье. Все деньги пойдут за границу».

Там же инженер в частной беседе говорил: «Сколько не расстреливай специалистов — продуктов все равно не будет, пока существует советская власть. Расстреляли много, а продуктов все меньше и меньше».

ЛЕНИНГРАД

Государственный оптический завод. Инженер в группе технических работников говорил: «Интересно знать, сколько заплатили большевики за разыгрывание этой комедии. Этим процессом большевики хотят найти и дать объяснение тому развалу, до которого довели Россию, но так, что в результате этих объяснений остались виноватыми вредители, а не большевики. Понятно, почему отменен приговор о расстреле».

НИЖКРАЙ

«Довели страну до голода, надо на кого-то свалить вину — пускай верят, что виноваты вредители» (техник).

Верно:

Уполномоченный 2 отделения ИНФО ОГПУ

Васильковский

Рассылается:

1) Менжинскому; 2) Ягоде; 3) Мессингу; 4) Евдокимову; 5) Поскребышеву (для Сталина); 6) Молотову; 7) Орджоникидзе; 8) Акулову (НК РКП); 9) Николаевой; 10) Швернику; 11) Ольскому; 12) Агранову; 13) Артузову; 14) Прокофьеву; 15)Бокию; 16) Благонравову; 17) Запорожцу; 18) 3едину; 19) Вельскому; 20) Нач. 1 отд. ИНФО; 21) Нач. 5 отд. ИНФО; 22) В деле; 23-25) В отделении.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.