Берлин, июнь 1881 г. «Союз трех императоров»

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1881.06
Источник: 
Сборник договоров России с другими государствами (1856-1917) Государственное издательство политической литературы, 1952 год стр. 228-233.
Архив: 
A. Pribram, The secret treaties of Austria-Hungary, vol. I, p. 46. «Русско-германские отношения». Секретные документы, М. Изд-во Центрархива. 1922 стр. 129-135.

№ 31

«Союз трех императоров»

Берлин, июнь 1881 г.

I. Договор, заключенный между Россией, Германией и Австро-Венгрией

Берлин, 6/18 июня 1881 г.

Дворы германский, австро-венгерский и российский, равно одушевленные желанием укрепить всеобщий мир путем соглашения, имеющего целью обеспечение взаимной обороны их государств, пришли к соглашению по некоторым вопросам, особенно затрагивающим их взаимные интересы.

В этих видах три двора назначили: е. в. император германский, король прусский — кн. Отто Бисмарка, своего Председателя Совета министров Пруссии, имперского канцлера;

е. в. император австрийский,... — гр. Эмерика Сечени, своего чрезвычайного и полномочного посла при е. в. императоре германском, короле прусском;

е. в. император всероссийский — Петра Сабурова, тайного советника, своего чрезвычайного и полномочного посла при е. в. императоре германском, короле прусском, которые, снабженные полномочиями, признанными правильными и составленными в должной форме, согласились о нижеследующих статьях:

СТАТЬЯ I

В случае, если бы одна из высоких договаривающихся сторон оказалась в состоянии воины с четвертой великой державой, две другие сохранят по отношению к ней благожелательный нейтралитет и приложат старания к локализации конфликта.

Это условие выполняется и в случае войны одной из трех держав с Турцией, но только если предварительно между тремя дворами будет заключено соглашение, касательно результатов этой войны.

В том особом случае, если бы одна из них получила со стороны какой-либо из своих двух союзниц более существенное содействие, обязательность этой статьи для третьей стороны остается в полной силе.

СТАТЬЯ II

Россия, в согласии с Германией, заявляет о своем твердом решении уважать интересы Австро-Венгрии, вытекающие из ее нового положения, обеспеченного ей Берлинским трактатом.

Три двора, желая избежать всяких разногласий между собой, обязуются взаимно считаться с интересами договаривающихся сторон на Балканском полуострове. Сверх того, они дают взаимное обещание в том, что какие-либо изменения в территориальном status quo Европейской Турции могут произойти не иначе, как по взаимному их соглашению.

Для того, чтобы облегчить соглашение, предусматриваемое этой статьей, все частности которого предвидеть невозможно, три двора теперь же установили в приложенном к этому договору протоколе пункты, по которым в принципе уже достигнуто соглашение.

СТАТЬЯ III

Три двора признают европейское значение и взаимную обязательность принципа закрытия проливов Босфора и Дарданелл, основанного на международном праве, подтвержденного трактатами и формулированного в заявлении второго уполномоченного России в заседании Берлинского конгресса от 12 июля (протокол 19)¹*.

Они будут сообща следить за тем, чтобы Турция не допускала исключения из этого правила в интересах какого бы то ни было правительства, путем предоставления для военных операций воюющей державы той части своей империи, которую образуют проливы.

В случае нарушения этого обязательства или для того, чтобы предотвратить таковое, если бы предвиделась возможность этого, три двора предупредят Турцию, что они в подобном случае будут считать, что она находится в состоянии войны со стороной, в ущерб которой это будет сделано, и что с этого момента она лишается преимуществ территориальной неприкосновенности, обеспеченной ей Берлинским трактатом.

СТАТЬЯ IV

Настоящий договор имеет силу в продолжение трех лет со дня размена ратификаций.

СТАТЬЯ V

Высокие договаривающиеся стороны взаимно обязуются хранить в тайне содержание и существование настоящего договора, а также и прилагаемого протокола.

СТАТЬЯ VI

Секретные конвенции, заключенные между Германией и Россией и между Россией и Австро-Венгрией в 1873 году, заменяются настоящим договором.

СТАТЬЯ VII

Ратификации настоящего договора и приложенного к нему протокола будут разменены в Берлине в течение двух недель или ранее, если это окажется возможным.

В удостоверение чего уполномоченные сторон подписали настоящий договор и скрепили его своими печатями.

Учинено в Берлине, июня 18‑го дня 1881 года.

ПОДПИСАЛИ:

Бисмарк
Сечени
Сабуров

II. Протокол, присоединенный к договору о «Союзе трех императоров»

Берлин 6/18 июня 1881 г.

Нижеподписавшиеся уполномоченные е. в. императора германского, короля прусского, е. в. императора австрийского и е. в. императора всероссийского, утвердив, согласно статье II заключенного сегодня секретного договора, пункты, касающиеся интересов трех дворов Германии, Австро-Венгрии и России на Балканском полуострове, относительно которых было уже достигнуто между ними соглашение, постановили следующее:

1. Босния и Герцеговина.

Австро-Венгрия сохраняет за собой право аннексировать эти две провинции в момент, который она признает подходящим.

2. Ново-Базарский санджак.

Декларация, которую подписали австро-венгерский и российский уполномоченные на Берлинском конгрессе 13/1 июля 1878 года, остается в силе.

3. Восточная Румелия.

Три державы единодушно признают, что возможность оккупации Восточной Румелии или Балкан была бы чревата опасностями для всеобщего мира. В случае надобности они приложат усилия к тому, чтобы отклонить Порту от подобного шага, причем, само собой разумеется, Болгария и Восточная Румелия должны будут, со своей стороны, воздерживаться от того, чтобы вызывать на это Порту нападениями со своих территорий на другие провинции Оттоманской империи.

4. Болгария.

Три державы не будут противиться возможному соединению Болгарии с Восточной Румелией в пределах территориальных границ, указанных им Берлинским трактатом, в случае, если бы этот вопрос был выдвинут силой вещей. Они согласились отклонять болгар от всяких агрессивных действий по отношению к соседним провинциям, именно, Македонии, и объявить им, что в подобном случае они действовали бы на свой страх и риск.

5. Действия агентов на Востоке.

Во избежание столкновений интересов на почве местных вопросов три двора снабдят своих представителей и агентов на Востоке руководящей инструкцией, предписывающей им стремиться улаживать их разногласия в каждом отдельном случае дружескими переговорами, а в случаях, когда бы это им не удалось, сообщать о том своим правительствам.

6. Настоящий протокол является неотъемлемой частью секретного договора, подписанного сегодня в Берлине, и имеет такую же силу и такое же значение.

В удостоверение чего каждый из уполномоченных сторон его подписали и скрепили своими печатями.

Учинено в Берлине 18 июня 1881 года.

ПОДПИСАЛИ:

Бисмарк
Сечени
Сабуров

Русско-германские отношения», стр. 129—135.

III. Дополнительный протокол к договору от 18 июня 1881 г.

Берлин, 15/27 июня 1881 г.

Для того, чтобы уточнить 5‑й параграф протокола, присоединенного к секретному договору от 18 июня 1881 г., нижеподписавшиеся уполномоченные е. в. императора австрийского, короля венгерского и е. в. императора всероссийского заявляют, что в «местные вопросы», упомянутые в указанном параграфе, не включаются дела, специально или исключительно интересующие либо Австро-Венгрию, либо Россию, как защита своих граждан, торговые вопросы, претензии, договорные права и т. п.

Условлено, что дружественное содействие, не имеющее обязательного характера, может быть запрашиваемо и взаимно оказываемо агентами обоих государств и в таких вопросах, которые не подпадают под действие 5‑го параграфа протокола.

Сечени
Шувалов

Примечание

¹* Протокол № 19 от 12 июля 1878 года. См. Les protocols du Congres de Berlin (Extrait du Journal de St. Petersbourg), St. Petersbourg, 1878, р. 97‑99; также С. Горяинов, Босфор и Дарданеллы, СПб. 1907, стр. 351.

В заседании 11 июля (Протокол № 18) Солсбери просил внести в протокол следующее заявление:

«Ввиду того, что Берлинский договор произведет изменение в некоторых постановлениях Парижского договора 1856 года, имеющих большое значение, и, что толкование статьи II Лондонского договора, находящейся в связи с Парижским договором, может быть таким образом предметом разногласий, я заявляю от имени Англии, что обязательства, принятые ее в. королевой Великобритании по предмету закрытия проливов, сводятся исключительно к обязательству по отношению к султану уважать ввиду сего его самостоятельные решения, соответствующие существующим договорам».

В следующем заседании конгресса от 12 июля Шувалов просил внести в протокол свое заявление.

«Уполномоченные России, не будучи в состоянии отдать себе ясного отчета в предложении маркиза Солсбери относительно закрытия проливов, ограничиваются просьбой, со своей стороны, о занесении в протокол замечания, что, по их мнению, принцип закрытия проливов есть принцип европейский, и, что постановления, состоявшиеся по сему предмету в 1841, 1856 и 1871 годах, ныне подтвержденные Берлинским договором, обязательны для всех держав, согласно с духом и буквой существующих договоров не только перед султаном, но и перед всеми державами, подписавшими их». (С. Горяинов, Босфор и Дарданеллы, СПб. 1897, стр. 350‑351.)

A. Pribram, The secret treaties of Austria-Hungary, vol. I, p. 46.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.