Записка Р.А.Руденко в Президиум ЦК КПСС о М.Д.Багирове. 15 марта 1954 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1954.03.15
Источник: 
Дело Берия. Приговор обжалованию не подлежит. Сост. В.Н. Хаустов. М.: МФД, 2012. Стр. 428-431. (Россия. XX век. Документы).
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 474. Л. 66—71. Подлинник. Машинопись.

 

121

Записка Р.А.Руденко в Президиум ЦК КПСС о М.Д.Багирове. 1 

Совершенно секретно

Особая папка

№ 63/лсс

ПРЕЗИДИУМ ЦК КПСС

товарищу МАЛЕНКОВУ Г.М.

товарищу ХРУЩЕВУ Н.С.

При расследовании дела по обвинению Берия и его сообщников, а также из заявлений и материалов, поступивших после судебного рассмотрения этого дела, выяснилось, что бывш. секретарь ЦК КП Азербайджана Мир Джафар Багиров, являясь длительное время близким и преданным Берия человеком, при поддержке последнего проводил в органах НКВД—МВД Азербайджана такую же как и Берия вражескую работу.

Подобно Берия, Багиров в период 1937—1938 гг. по существу руководил чекистскими органами, используя их для массового избиения арестованных с целью фальсификации уголовных дел, расправы с неугодными людьми и уничтожения честных партийно-советских кадров.

По этому вопросу свидетель Шнейдер, работавший в НКВД Азербайджана, показал:

«Багиров лично давал указания работникам аппарата НКВД применять меры физического воздействия по отношению ко всем арестованным. Я два раза слышал, как Багиров давал такие указания во время заседаний тройки. Вместе с тем Багиров требовал, чтобы приговоренные тройкой к расстрелу подвергались жестоким избиениям, с целью получения от них показаний на других лиц. В моем присутствии Багиров давал указания бить приговоренных к расстрелу до такой степени, чтобы они не могли идти к месту казни, чтобы их несли к этому месту...»

«Весной 1938 года продолжались массовые аресты руководящих партий-но-советских работников Азербайджана. Был “вскрыт” новый правотроцкистский центр, в существование которого не верили даже следователи, допрашивавшие арестованных. Следствие под руководством Багирова, Раева и Борщова велось главным образом путем применения пыток, истязаний и избиений арестованных, от которых получались вымышленные показания, а затем шли аресты новых невинных людей...»

Еще 22 мая 1939 года Шнейдер, находясь под стражей, в своем заявлений органам НКВД писал:

«Тогда же летом я подробно осветил Ежову (к нему специально я ездил за этим) массу фактов о том, как создавались дутые громкие дела; как подсказывались арестованным на допросах (в момент применения физического нажима) фамилии руководящих работников и эти фамилии записывались в протоколы как участники к.р. организаций; как перед арестованными клали списки работников учреждений — били их и спрашивали, кто из записанных в списках входит в организации, а арестованные враги называли, кого им хотелось; как из-под палки давали подписывать арестованным написанные в их отсутствие протоколы, где назывались многие “новые члены организации”; как на очных ставках (после применения палок) один арестованный подсказывал другому ряд фамилий лиц, которые якобы состояли в организации, и когда второй это отрицал, то протоколы не фиксировались...»

Факты жестоких избиений арестованных, производившихся по указанию Багирова, подтверждаются и б. начальником секретариата НКВД Аз. ССР Рыбак, который показал:

«В 1937 году органами НКВД Азербайджана были арестованы — председатель СНК Аз. ССР Усейн Рахманов, секретарь Бакинского комитета партии Сеф и секретарь Бакинского комитета партии Гиндин Александр. Следствие по их делу вел начальник СПО Цинман Лев. Работая начальником секретариата НКВД Аз. ССР, мне приходилось видеть, как в кабинет Сумбатова-Топуридзе, работавшего наркомом внутренних дел, приводили на допросы Усейна Рахманова, Сефа и Гиндина Александра. Наряду с Сумбатовым-Топуридзе, Цинманом в допросах принимал участие секретарь ЦК Азербайджана Багиров. Во время таких допросов обычно из кабинета были слышны крики арестованных, а затем арестованные уже из кабинета сами не могли идти, их уводили под руки...»

Примером расправы Багирова с неугодными ему людьми является дело по обвинению б. цензора Главлита, пенсионера МГБ — Кафарлы Садых Кафар, который разоблачал Багирова и б. наркомвнудела Аз. ССР Емельянова в неправильных и преступных действиях. За это по указанию Багирова Кафарлы был арестован и необоснованно осужден за вредительство и антисоветскую агитацию к 10 годам лишения свободы, дело это 10 января с.г. пересмотрено и прекращено за отсутствием в действиях осужденного состава преступления.

Кафарлы показал о фактах, известных ему о Багирове и его работе в Азербайджане, а именно:

«...Во время первой империалистической войны Багиров служил в царской армии, в дикой дивизии, а после революции стал работать в ЧК Азербайджана. Он был председателем ЧК, а Берия был у него заместителем. С того времени Берия и Багиров являются друзьями, постоянно помогавшими друг другу. Когда и при каких обстоятельствах Багиров вступил в партию — я не знаю...

...В 1936 году Багиров оказался на посту секретаря ЦК КП Азербайджана. Наркомом внутренних дел Азербайджана являлся в то время приближенный Багирова Сумбатов. Борщов, считавшийся до этого среди сотрудников НКВД провокатором и сплетником, был назначен на должность помощника наркома внутренних дел Азербайджана, причем под его руководством работала особая следственная часть для расследования дел на лиц, арестованных по заданиям Багирова... При производстве следствия под руководством Борщова и Сумбатова применяли незаконные методы: избивали и истязали обвиняемых и свидетелей, организовывали провокации и фальсифицировали дела. В 1936 году эти работники арестовали много невиновных советских людей, фальсифицировали на них дела и расправлялись с ними...

...Таким образом, как Борщов, так и Сумбатов являлись прямыми помощниками Багирова в расправах над честными людьми, посмевшими когда-либо сказать о Багирове плохое слово. Багиров, нужно прямо сказать, при помощи Сумбатова и Борщова истребил полностью руководящий состав партийно-советских работников Азербайджана и стал на руководящие должности ставить своих близких и приближенных работников...»

Двурушничество Багирова и его стремление укрыть своего единомышленника Берия от разоблачения в предательстве и вражеской работе в отношении Партии и Советского Государства очевидны хотя бы по следующим фактам:

В декабре 1936 года бывш. начальник Азербайджанского Управления НКВД Нодев в беседе со своими сослуживцами Акоповым и Пурнисом заявил, что «только в Закавказье Берия считают выдающимся чекистом, а везде от Владивостока до Москвы о нем у людей отрицательное мнение, как о человеке, который всех выживал с подвохами, применяя всякого рода нехорошие вещи...»

За такое высказывание Нодев по инициативе Багирова был снят с работы, по партийной линии ему объявлен выговор, а в 1938 году он был обвинен в контрреволюционном преступлении и расстрелян.

Выступая по делу Нодева на Бюро ЦК КП(б)А, Багиров, зная, что Берия действительно коварными интриганскими приемами выживал из Закавказья направляемых туда полномочных представителей ОГПУ, расценил высказывание Нодева как «недопустимую, антипартийную, клеветническую болтовню»; угоднически восхвалял Берия, которому якобы «вместе со всей большевистской партийной организацией нужно воздать должное за его большевистскую упорную борьбу за последние 5—6 лет в Азербайджане», и, наконец, с целью скрыть предательское прошлое Берия, заверил Бюро ЦК Азербайджана, что «партия борьбу с контрреволюционной разведкой поручила Берия еще тогда, когда он был в подполье».

Заведомая лживость такого заверения была очевидна и самому Багирову в момент его выступления, так как еще в 1934 году он активно помогал врагу народа Меркулову изымать в Баку из архива документы о предательской работе Берия в контрреволюционной муссаватистской разведке.

Багиров проявлял особую заботу о благополучии Берия. По этому вопросу бывш. начальник охраны Берия — Саркисов показал:

«...Когда однажды в 1942 году по поручению Берия я провожал на вокзал Багирова, уезжавшего из Москвы в Баку, то Башров мне сказал: “От коммунистической партии Азербайджана поручаю тебе охранять Берия бдительно”».

Бывш. замначальника Особого отдела НКВД Ленинградского военного округа Самохвалов К.А. (осужденный б. особым совещанием НКВД СССР в июле 1940 г.) в своем заявлении указывает, что при допросе им в 1937 г. арестованного Ахундова последний сообщил, что Багиров и Берия инспирировали всевозможные клеветнические измышления вокруг личности товарища С. Орджоникидзе,

Багиров был полностью осведомлен о злобной интриганской борьбе, которую на протяжении ряда лет вел Берия против С. Орджоникидзе и об этом при допросе 29 октября 1953 г. показал:

«...Отношение Берия к Серго Орджоникидзе является одним из наиболее убедительных примеров подлости Берия, его карьеризма и вероломства...»

Ряд лиц в своих заявлениях и показаниях указывает на то, что в прошлом Багиров был связан с иранской и муссаватистской разведками.

Прошу Вашего согласия на арест Багирова и производство в отношении его расследования.

1 На первом листе имеется рукописная  помета:  «Разослать чл.  През.  ЦК.  Н.  Хрущев». 

 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.