«Краткий информационный отчет Антирелигиозной комиссии ЦК РКП(б)» Пленуму ЦК РКП(б) о проделанной работе [Между 15 и 25 сентября 1923 г.]

Реквизиты
Тема: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1923.09.15
Метки: 
Источник: 
Архивы Кремля. В 2-х кн. / Кн. 1. Политбюро и церковь. 1922-1925 гг. - М. - Новосибирск, «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), «Сибирский хронограф», 1997, стр. 419-430
Архив: 
АПРФ, ф. 3, оп. 60, д. 12

 

№ 12-58

Совершенно] секретно.

Членам и кандидатам ЦК. ЦКК1*

КРАТКИЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ОТЧЕТ
антирелигиозной комиссии ЦК РКП(б.)

с 1 мая по 15-е сентября 1923 года.

Антирелигиозная пропаганда.

12-й съезд партии признал необходимым несколько сдержать чрезмерное усердие в деле антирелигиозной пропаганды отдельных парторганизаций55. Однако, прежде чем директивы 12-го съезда дошли на места, в целом ряде мест происходила с неослабевающей силой кампания по закрытию храмов и превращению их в школы, клубы, театры и т. д.

Ввиду того, что закрытие храмов (церквей, синагог, молелен) происходило во многих местах без предварительно проделанной глубокой научной антирелигиозной пропаганды среди малокультурного и безусловно верующего населения, ввиду того, что закрытие церквей, синагог и других молитвенных помещений сплошь и рядом опиралось лишь на постановления меньшинства населения данной местности неверующих, антирелигиозная комиссия ЦК разработала целый ряд указаний на места с целью внести более внимательное, более осторожное отношение к этому вопросу. ЦК дважды обращался с циркулярными распоряжениями относительно более осторожной линии в этом вопросе. Антирелигиозная комиссия в отдельных случаях (Владимирская губерния), вынуждена была послать товарищей на места для ознакомления с положением. В настоящее время наблюдается более здоровое отношение организаций к этому вопросу .некоторые партийные комитеты (например, ЦК КПУ) издали в свою очередь соответствующие циркуляры, а Совнарком Грузии даже особый декрет о наказании за оскорбление религиозного чувства верующих (что является уже некоторым излишеством с другой стороны). Антирелигиозная комиссия считает, что партийные организации все еще недостаточное внимание уделяют этому на местах и что закрытие церквей происходит и теперь еще без достаточной осмотрительности. Между тем, факты подобного рода дают неисчерпаемый материал для белогвардейской агитации заграницей.

Перед Антирелигиозной комиссией за последний период стоит вопрос о разрешении создания беспартийной общественной организации атеистов, которая ставит себе задачи антирелигиозной пропаганды. В этом обществе участвуют и коммунисты, причем общество предлагает целиком взять под партийное руководство издательство Атеиста и цензуру всех изданий этого общества. Одной из задач этого общества является создание антирелигиозного театра. Антирелигиозная комиссия считает, что при условии внимательного наблюдения со стороны РКП, создание беспартийных антирелигиозных кружков безбожников-атеистов представляет известные выгоды.

Главное внимание антирелигиозной комиссии было обращено за это время на совершающиеся в различных церковных группировках и организациях процессы разложения с одной стороны, и реформационное движение с другой. В православной церкви за это время происходили чрезвычайно большие изменения. 29 апреля был созван собор православной церкви подготовленный, главным образом, обновленцами56. В соборе участвовало около 500 человек, при 60 архиереях, из которых почти половина была старого тихоновского посвящения. Этот собор объединил в значительной степени обновленческое духовенство, создал организацию в лице высшего церковного управления, произвел ряд, на первый взгляд невинных, реформ, в то же самое время глубоко затрагивающих заплесневевшие догматы православной церкви (о мощах, о брачности епископата, о новом стиле). Собор прошел под знаком признания советской власти народной властью, признания благодетельности основ Октябрьской революции и вынес постановление о лишении патриарха Тихона патриаршего сана и отлучения его от православной церкви. Это постановление, принятое почти единогласно, сообщено было особой делегацией Тихону, находившемуся в это время под арестом в Донском монастыре. Тихон отказался признать это решение, заявив, что считает его и по существу и по форме неправильным57.

В то же самое время Тихон изъявил намерение объявить всенародно, что он раскаивается в своих преступлениях перед советской властью, признает свое прежнее поведение глубоко ошибочным, преступным, отмежевывается от всех белогвардейских организаций и, не признавая решения церковного собора, в то же самое время считает правильным переход на новый стиль и новую орфографию. Ввиду этого заявления Верховный суд признал возможным освободить Тихона из под стражи. Освобождение Тихона в первый момент вызвало смятение в рядах обновленцев. Популярность Тихона в массах, особенно в Москве, несомненно гораздо больше, чем популярность обновленцев. Тихон и его приверженцы считали, что стоит только Тихону очутиться на свободе, как от обновленческой организации «останется только мокрое место», (выражение Тихона). Они не учитывали значения создавшейся уже обновленческой организации. Первые дни и первые успехи Тихона после освобождения его как будто подтверждали эту оценку. Тихона всюду встречали толпы народа; но это был временный успех. Обновленцы почувствовали опасность, так как их стали изгонять из церквей и приходов, которые занимались тихоновцами иногда буквально с бою. Во многих местах в Петрограде и в Москве, Иваново-Вознесенске и др. местах в церквах происходили форменные побоища между сторонниками Тихона и обновленцами. Так например, в Петрограде во время церковной службы, когда обновленческий поп стал читать евангелие, стоявшие впереди женщины набросились на него, изорвали евангелие, сломали крышки и загнали попа в алтарь, при этом сломали у алтаря двери. Находившаяся в шагах 250 обновленческая церковь, узнав об этом скандале и о том, что там тихоновцы избивают обновленческого попа, послала подкрепление человек из 60-ти. Когда явилось это подкрепление, началась форменная драка, в результате несколько человек было избито и изувечено. Прибывшая милиция, войдя в церковь, никаких мер не принимала, вышла из церкви и смотрела — нет ли на улице какого-нибудь скандала и видя, что на улице все спокойно, ушла. Выйдя из церкви противники держали себя спокойно, так как боялись, по их словам, нарушить общественную тишину и порядок, (а в церкви — у себя дома — можно).

Второй случай был в Иванове-Вознесенске, где во время всенощной погасло электричество и в темноте вытаскивали архиерея из церкви, а сторонники архиерея в свою очередь напали на скандалистов, и в результате в церкви произошла драка.

Порою драки переходили даже в помещение алтаря с уничтожением яко6ы еретических обновленческих евангелий, икон и др. предметов богослужения.

Это заставило различные течения обновленцев (ЖЦ, СОДАЦ, Возрождение и др.) объединиться и образовать единую обновленческую группу под названием Единой Православной Обновленческой Российской Церкви. ВЦУ было преобразовано в Священный Синод, который повел борьбу против тихоновцев объединенным фронтом. Вместе с тем обновленцы очень много сделали для разоблачения контр-революционной сущности тихоновцев, а попутно и всей православной церкви вообще, как в опубликованных ими брошюрах (напр[имер] протоиерея Введенского «Церковь и революция»), так и в воззваниях, направленных против Тихона, диспутах и лекциях. Ответное послание Тихона, вынужденного в то же время, нападая на обновленцев, отмежевываться от правых контр-революционных элементов, переходя временами в наступление против контр-революции, внесло не меньшее смятение в ряды верующих. В результате мы получили значительное разложение верующих православных масс, отпадение и уход от церкви отчасти в сектан[т]ские организации, отчасти к безбожникам, а в значительной части остались вообще вне какой бы то ни было церкви или другой группировки, так сказать — на распутьи. Учесть конкретно эти группы представляется делом чрезвычайно трудным. Если Тихон и тихоновцы в борьбе с обновленцами вынуждены все чаще и чаще делать различные уступки и шаги влево, то обновленцы в борьбе с тихоновцами и для того, чтобы обвинить часть тихоновцев, должны были сделать за это время целый ряд шагов, формально являющихся шагами вправо. Самое название Священного Синода очень напоминает Святейший Синод прежнего времени, над которым они так издевались на соборе. Тихон же должен был в процессе этой борьбы создать свое ВЦУ, пригласив в помощь себе нескольких архиереев и деятелей прежней тихоновской церкви. Священный Синод выступил против тихоновцев единым фронтом и показал, что у обновленцев имеется уже достаточно серьезная организация, что разложить ее ни Тихону, ни тихоновцам легко не удастся. С другой стороны, постоянные столкновения, порой с кровопролитием, представителей этих церковных группировок и верующих все более и более убеждают тихоновцев, что необходимо найти какую-то линию примирения с обновленцами. Сам Тихон очень мало об этом думает, но среди окружающих Тихона приверженцев эта мысль созрела вполне.

По инициативе тихоновцев состоялось тайное совещание с участием трех епископов-тихоновцев и двух обновленцев. Было решено, что Тихону необходимо отречься и самоустраниться, и тогда возможно будет объединение. Тихону об этом решении сообщили. Он заявил, что вовсе не намерен отрекаться от патриаршего звания, что если его приверженцы не хотят с ним работать, то пусть уходят к обновленцам, а он проживет без них, так как народ его любит, его поддержит и обезпечит.

Приверженцы Тихона сознают, что дальнейшее упорство Тихона может привести их к еще более серьезным столкновениям и не только с обновленцами, но, быть может, и с советской властью, так как они боятся что «этот старик на все способен». Они стремятся повлиять на Тихона в том смысле, чтобы Тихон сам ввел ряд новшеств и изгнал от себя всякого рода подозрительных в политическом отношении, с точки зрения советской власти, лиц, они считают необходимым, несмотря на упорное сопротивление, которое встречает в крестьянских низах эту реформу, провести введение нового стиля с 1 октября 23 года, распустить и переизбрать все приходские советы, мотивируя эту меру тем, что они являются скрытыми черносотенными организациями (что в значительной степени верно), также ввести второбрачие духовенства. Эту меру тихоновцы намерены провести от имени самого Тихона и с этой целью испрашивают разрешения на издание церковного журнала. Обновленцы стремятся укрепить свое влияние не только в советской России, но и за рубежем. Они усиленно добиваются признания значения восточного патриарха, а также стремятся подчинить себе организацию православной церкви заграницей. В настоящее время делаются попытки примирения тихоновцев с обновленцами со стороны американского сенатора Кинга. В беседе с Геккертом (быв. американским священником, профессором богословия), Кинг указал на то, что больше всего его смущает положение православной церкви в России, раздираемой распрями; он боится как бы эта борьба различных церковных течений не перекинулась за рубеж и даже за океан. Поэтому он считает необходимым принять все меры к тому, чтобы примирить оба враждующих лагеря. С этой целью он намерен созвать совещание с тихоновцами и обновленами, обещая им в случае объединения значительную материальую поддержку.

Освобождение Тихона произвело ошеломляющее впечатление на всех верующих, в особенности на правые элементы. Они боятся, после его раскаяния и распоряжения о том, чтобы молиться за советскую власть, как бы этот старик не пошел еще дальше; распространяют слухи, что Тихон с ума сошел, затем стали поговаривать, что Тихон продался большевикам, одно время белогвардейские газеты упорно утверждали, что Тихон ничего не писал и что все проделано большевиками. Но когда выяснилась действительная позиция Тихона, от него стали отходить наиболее правые элементы церкви и верующих и образовали (не вполне оформленно) правое течение во главе с одним из видных московских архиереев58. Они не признают ни Тихона, ни Синода, относятся отрицательно ко всем мероприятиям Тихона. Таким образом всякие отступления Тихона в сторону реформ предполагают выявление наиболее правых, активных политически элементов церковной организации. Группа эта пока еще небольшая, но несомненно способная собрать вокруг себя всех недовольных «левой» политикой Тихона. Во всяком случае Тихон в настоящее время пользуется в гораздо меньшей степени влиянием, чем он пользовался не только будучи в заключении, но и первое время по выходе из под стражи. Тихон уже теперь получает анонимные письма от верующих, в которых ему угрожают смертью, если он будет советским патриархом. Во время лекции обновленческого митрополита Серафима59 один из видных мирян выступил с заявлением: «Тихона мы любим и уважаем за то, что он ничего не изменил в церкви и оставил Церковь в прежнем ее виде, но если Тихон будет вводить в церковь новшества, то мы, не смотря на уважение и любовь к нему все от него отвернемся».

За последнее время все чаще и чаще представители православного духовенства слагают с себя духовный сан, многие из них выражают желание поступить на советскую службу, а отдельные из них изъявляют даже желание заняться антирелигиозной пропагандой. Антирелигиозная комиссия отмечает, что эти выходы духовенства из церкви очень мало используются нашей партийной печатью.

Сектанты.

Старообрядцы. Движение, начавшееся в православной церкви, не могло не отразиться на других церковных организациях СССР. Правда, внимание антирелигиозной комиссии было сосредоточено, главным образом, на процессах, происходящих в наиболее крупной организации, православной. В августе месяце старообрядческий всероссийский архиепископ Мелетий (старый популярный старообрядческий архиерей) с двумя своими помощниками выпустил воззвание, где определенно осуждает тех старообрядцев, которые бросили советскую Россию и бежали заграницу, а также осуждает и действия самого Тихона, который всю свою церковную патриаршую деятельность занимался исключительно контр-революционными делами. В этом же воззвании он пишет, что только советская власть осуществляет идеи, заповеданные их учителем-Христом и что только она в состоянии удовлетворить потребности трудящегося народа. Более того, старообрядцы и единоверцы (первые старообрядцы австрийского начала), которые ближе стоят к современной церкви, намерены и уже осуществляют образование своего обновленческого центра в Москве, Церковного Высшего Единоверческого Управления, и встают на точку зрения осуждения всех тех, которые прямо или косвенно вредили советской власти и до сего времени перед ней не покаялись. Они заявили, что эта организация придерживается в политическом отношении линии поведения обновленцев и совершенно отрицательно относится к Тихону и его деятельности. Во главе этой организации стоит очень популярный среди единоверцев быв. заведующий лыжным заводом Петрограда протоиерей Быстров, который очень просит, чтобы ему советская власть для начала его деятельности предоставила один из старинных монастырей в Москве, для чего он уже набрал группу около 30-ти человек и на днях им будут выпущены специальные по этому поводу воззвания ко всем единоверцам.

Евангелисты. Среди сект необходимо отметить наиболее занимающую нас и большую по своей численности и организованности секту баптистов и евангелических христиан, центр которых находится: первой в Москве, второй в Петрограде.

Эти секты, в особенности первая, как имеющие великолепную связь с заграницей, в частности с Англией и Америкой, и получавшие оттуда (через «Ара» и другими путями) много продовольствия, литературы и других видов помощи, имели за последнее время в России громаднейший успех и поэтому значительно увеличились. Наиболее приманчивым служило то обстоятельство, что сектанты пользовались декретом об освобождении от военной службы по религиозным убеждениям и этим самым привлекали в свою секту всякого рода чуждые советской власти элементы. До последнего времени сектанты в России стояли определенно на точке зрения антимилитаристической и на военную службу не шли. После того как в августе месяце наиболее видные члены союза евангелических христиан во главе с Прохановым — их вождем — опубликовали воззвание с призывом сектантов на военную службу, это воззвание всколыхнуло всю сектан[т]скую массу; она читала это воззвание с невероятной злобой и относилась к нему с негодованием. Для того чтобы провести этот призыв в жизнь, евангелические христиане, в частности, подписавшие это воззвание, созвали всероссийский съезд в Петрограде в сентябре сего года, где был поставлен на обсуждение и вопрос о военной службе. Делегаты, приехавшие на этот съезд, были в начале в подавляющем большинстве настроены против военной службы и против воззвания. Некоторые делегаты требовали даже еще до открытия съезда изъять из состава съезда тех лиц, которые подписали это послание. Но так как послание было подписано всеми авторитетными лицами и даже их вождем Прохановым, то они поставили его на обсуждение с той целью, чтобы выяснить, чем они руководствовались, подписывая это воззвание, доказывали, что оно противоречит всем их убеждениям и самому евангелию. Но, благодаря тому, что этот вопрос был до съезда подготовлен руководителями среди старых членов так называемого пленума совета, который несомненно имеет громадный авторитет среди членов съезда, то после очень долгого и бурного обсуждения вопрос прошел и была вынесена резолюция: признать военную службу обязательной для всех членов союза евангелических христиан. Многие делегаты съезда требовали аннулирования это послание, мотивируя тем, что в душу подписавших вселился сатана, который и хочет разрушить деятельность евангелистов, нарушает их покой и делает сатанинские дела. Но, благодаря вышеприведенным причинам, съезд принял большинством 201 против 20 при 37 воздержавшихся это постановление. Не лишено возможности что после этого съезда, среди евангелических христиан последует раскол, так как многие участники съезда, представлявшие собою целый округ, определенно заявляли, что они этому решению не подчинятся и даже выйдут из союза.

Баптисты. Принятие такого решения евангелистами поставило в очень неловкое положение перед Советской властью баптистов, ввиду того, что как у тех, так и у других по существу одно и тоже учение. В беседе с некоторыми представителями власти баптисты говорили: нельзя ли нам как нибудь этот вопрос урегулировать и очень обижались на евангелистов, что они изменили своему учению и внесли в их среду раскол.

Летом этого года в Стокгольме происходил всемирный конгресс баптистов, который продолжался 5 суток. На этот съезд разрешено было выехать из России делегатам от баптистских организаций, которые в числе около 30-ти человек и выехали в Стокгольм.

Эта поездка русских баптистов на всемирный съезд имела известное политическое значение. Прибывшие из России делегаты, войдя в помещение конгресса и увидя, что среди вывешенных национальных флагов нет русского красного флага, заявили президиуму конгресса: или будет немедленно вывешен наш флаг, или они не будут участвовать на конгрессе и уйдут, и с таким же вопросом обратились к нашему Полпреду об оказании им содействия. Их требование было удовлетворено, и флаг был вывешен. Со стороны русской делегации выступали с речами два делегата — Павлов и Проханов, которые в своих речах говорили, что нигде нет лучших законов для баптистов, чем в советской России и что эта страна в принципе в военном вопросе стоит на нашей же точке зрения, потому что она не раз поднимала вопрос о всемирном разоружении, — и т. п. в этом роде. Конгресс по вопросу о военной службе вынес решение: коллективную военную службу признать, но предоставить каждой стране полную возможность самостоятельно решать этот вопрос в зависимости от имеющихся настроений среди своих членов.

Интересно отметить, что оставшимся 4-м баптистам после конференции шведским правительством было предложено в течении 48-ми часов покинуть Швецию, и они пробыли лишний день только благодаря тому, что один из них был болен и не мог в срок выехать. Надо полагать, что шведское правительство особенно разговаривать им не разрешило, судя по тому, что, несмотря на большое количество делегатов (около 2.000 чел[овек] разных национальностей) конференция продолжалась всего лишь пять дней, а обсудили всего лишь два вопроса: доклады с мест и отношение к военной службе. В настоящее время все сектанты возбуждены, как и церковники, решением съезда евангелистов о признании военной службы и всюду и везде на местах этот вопрос обсуждают. И так как эта перемена взглядов только что произошла, то выяснить влияние этого решения на местах пока еще невозможно. С несомненностью можно сказать, что и в среде баптистов произойдет раскол, и это вызывает большое недовольство в первую очередь против руководителей евангелистов, которые настаивали на съезде на принятии такого решения.

Толстовцы. Наиболее вредной в антисоветском и в антимилитаристическом духе в настоящее время является толстовская организация, правда, в значительной степени ослабленная с высылкой ее виднейших вождей, но впитавшая в себя наиболее враждебные элементы. Высланный в Чехо-Словакию Булгаков ведет там активную антисоветскую пропаганду, мало чем отличающуюся от белогвардейской агитации вообще. Характерно, что когда один из евангелистов защищал точку зрения неповиновения военным властям, прочие участники съезда обижались на него, говорили, что он пропитан толстовским духом.

Остальные секты мало в чем себя проявили за это время, и антирелигиозная комиссия им не уделяла особенного внимания.

Католики. После процесса католического духовенства и шума, который подняли вокруг дела Цепляка2* и Будкевича все капиталистические и белогвардейские организации, антисоветская деятельность католического духовенства в значительной степени сократилась. Надо отметить, что во время кампании, поднятой вокруг дела Цепляка и Будкевича, наиболее прилично себя держали сам папа и его приближенные. Выступая с полемикой с нашим Полпредом в Италии и НКИД по вопросу о законах советской власти о церковных организациях, папа тем не менее изъявлял готовность итти на всякого рода соглашения в вопросе о католической церкви.

За последнее время католические приходы, которые одно время отказывались заключить договора на принятие культового имущества костелов, теперь, эти договора почти всюду заключили. Папа изъявил согласие на замену католических ксендзов-поляков немцами и итальянцами, однако до сих пор прямых результатов этого согласия еще не видно и известный варшавский епископ Ропп, явный ненавистник советской власти, продолжает рассылать приказы ксендзам о сопротивлении советской власти.

Мусульмане. Процесс расслоения происходит и среди мусульманского духовенства. Летом этого года в Уфе состоялся всероссийский съезд мусульманского духовенства (туда не входит мусульманское духовенство Туркестана, Закавказья, Крыма), руководство которым взяла в свои руки лойяльная по отношению к советской власти группа, которая и провела на съезде ряд резолюций обновленческого характера: признание советской власти народной властью, признание необходимости для мусульман светского образования и др. Этот съезд избрал правление главным образом из советски настроенного мусульманского духовенства и — что особенно знаменательно — в числе членов мусульманского духовного управления имеется одна женщина. От имени этого съезда было выпущено известное воззвание к мусульманам всего мира в связи с нотой Керзона, с указанием на угнетение английскими империалистами по отношению к мусульманским народам и на существующую в России религиозную свободу. Подобные настроения существуют в известной части духовенства и в Республиках Закавказья, Туркестана и Крыма, и антирелигиозная комиссия считает необходимым всемерную помощь в выявлении этих настроений. Одним из вопросов, который волнует все мусульманское население и мусульманское духовенство является вопрос о преподавании вероучения детям в мечетях. Мусульмане настаивают на том, что к мусульманским детям не применимо общее понятие о совершеннолетии, что по мусульманским понятиям совершеннолетие наступает гораздо раньше (ранние браки), поэтому они настаивают на том, чтобы им разрешили преподавание вероучения детям, достигшим 10-ти летняго возраста. В этом духе разрабатывается проэкт декрета о разрешении детям, окончившим школу первой ступени, посещать уроки вероучения в мечетях.

В Москве предполагается издание журнала под названием «Ислам» лойяльным к Советской власти мусульманским духовенством. Вместе с тем редакция «Безбожника» (еженедельного органа Главполитпросвета) обращает внимание на то, чтобы в самой осторожной форме помещать в «Безбожнике» материалы для антирелигиозной пропаганды среди мусульман.

Буддисты. Обновленческое движение коснулось также и буддистов. Состоялся съезд буддийского монголо-бурятского духовенства, который вынес ряд решений, значительно суживающих размер деятельности и влияния буддийского (ламаи[с]тского) духовенства. В этих резолюциях сами монахи признают, что буддийские монастыри до сих пор являются гнездами разврата и зловредными наростами на теле народа. В связи с этим постановлением проводится ряд реформ среди ламаи[с]тского духовенства, однако серьезно борьба среди этого духовенства может быть поставлена только при условии значительных затрат на постановку рациональной медицины (значительная часть бурятского населения больна трахомой и сифилисом, лечением которых занимается то же духовенство на началах тибетской медицины) и увеличением числа школ с курсами естественных наук.

Такой же съезд буддийского духовенства созывается и в калмыцкой автономной области.

Работа среди евреев. Работа среди евреев велась главным образом местными организациями. В центральном органе евсекции ЦК РКП «Правда» («дер Эмес») помещен был за это время ряд ударных статей, посвященных антирелигиозной пропаганде. Движение среди еврейской массы направлено, главным образом, в сторону закрытия хоральных синагог и превращения их в рабочие клубы, а также в сторону борьбы с религиозными праздниками, и в этом отношении т.т., работающие среди еврейской массы, достигли значительных успехов. Что касается духовенства, то, в виду отсутствия в иерархической организации какого нибудь связующего центра, повести борьбу во всероссийском масштабе представляется делом гораздо более трудным. Во время ноты Керзона, когда значительная часть английской и еврейской буржуазии вела борьбу против советской России, еврейское духовенство упорно отмалчивалось, так как связь этого духовенства с буржуазией выражена более отчетливо чем в других религиозных организациях.

Председатель антирелигиозной Комиссии ЦК

Ем. Ярославский.

— Л. 124—125об. Типографские листы того времени. На л. 124 вверху рукописные резолюции: 1) «25/ІХ. Раздать только членам пленума ЦК. А. Бубнов»; 2) «т. Мехлисѵ на исполнение. А. Н[азаретян]». Датировано по датам отчетного периода и резолюции А. С. Бубнова.

Примечания и комментарии:

1* Далее зачеркнуто чернилами от руки первоначально напечатанное и участникам партсовещания.

2* Здесь и далее исправлено, в документе Ципляка.

 

55 См. комм. 19 к д. 12.

56 «Всероссийский поместный собор» обновленцев состоялся в Москве 29.04 — 9.05 1923 г., он проходил в 3-м Доме Советов, а затем в храме Христа Спасителя. Точное число участников собора остается неизвестным. В. А. Алексеев считает наиболее достоверными цифры: 350 делегатов и 120 приглашенных (Алексеев В. А. Иллюзии и догмы. М., 1991. С. 245). Е. А. Тучков в своих отчетных докладах начальству называл число делегатов «около 500 человек», в том числе 67 архиереев (№ П-173, П-176). В учебном издании — Протоиерей В. Цыпин. История Русской Православной Церкви. 1917-1990. М., 1994. С. 58 — приводится цифра 476 делегатов, «которые разбились на партии: 200 живоцерковников, 116 депутатов Союза общин древлеапостольской церкви, 10 — из „Церкви возрождения", 3 беспартийных обновленца и 66 депутатов, названных „умеренными тихоновцами"».

Почетным председателем собора был избран «митрополит Московский» Антонин Грановский, председателем — «митрополит Сибирский» Петр Блинов.

Как подчеркивал в своем отчетном докладе от 05.04 1924 г. начальнику СО ОГПУ Т. Д. Дерибасу Е. А. Тучков, «имея на соборе более половины всего состава — осведомителей, нам представилась возможность повернуть его в любую сторону» (№ П-176, то же в П-173).

В резолюции собора по главному политическому докладу А. И. Введенского «об отношении Церкви к Октябрьской революции, Советской власти и патриарху Тихону» одобрялась социалистическая революция, осуждался капитализм, отменялось анафемствование патриархом Тихоном в 1918 г. братоубийственных новшеств. Сам патриарх был объявлен «предателем Церкви» и лишен сана и монашества с возвращением «в первобытное мирское положение». При этом собор особо подчеркивал, что «самое восстановление Патриаршества было актом определенно политическим, контрреволюционным». Во главе обновленческой церкви был поставлен сформированный собором Высший Церковный Совет из 18 человек под председательством «митрополита» Антонина Грановского. «Живая церковь» во главе с В. Д. Красницким имела в ВЦС 10 мест, СОДАЦ А. И. Введенского — 6 мест, «Союз церковного возрождения» Антонина Грановского — 2 места.

Решениями собора были узаконены предложенные ВЦУ реформы: введение белого епископата и второбрачия духовенства, разрешение брака священника со вдовой, закрытие городских монастырей и преобразование сельских в «христианско-трудовые общины», перевод церковного календаря на новый стиль, осуждение почитания мощей святых. Однако предложения руководителей «Живой церкви» об еще более радикальных реформах поддержки не получили, обсуждение было отложено. Собор в принципе признал автономию Украинской Церкви, отложив, однако, детальное обсуждение этого вопроса до следующего собора. Были отлучены от церкви участники Карловацкого собора.

8 мая 1923 г. делегация участников собора вручила патриарху Тихону, находившемуся под арестом, постановления о лишении его сана и монашества. Патриарх начертал на них свои резолюции — см. комм. 34 к д. 25.

Е. М. Ярославский справедливо подчеркивает в своем отчете (№ 12-58), что подготовка съезда была в центре внимания АРК. Уже в протоколах заседания АРК № 2 от 31.10 1922 г. (№ 12-19) и № 4 от 14.11 1922 г. упоминается о целесообразности вынесения на собор вопроса об автокефалии Украинской Церкви и о необходимости провести процесс патриарха Тихона до начала заседаний собора (РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 112, д. 443а, л. Зоб., 10). На заседании 05.12 1922 г. (протокол № 7) АРК занялась обеспечением двух важнейших факторов проведения собора. Эти факторы — деньги и насилие. По докладу Е. А. Тучкова о скорейших мерах подчинения приходов обновленческому ВЦУ были приняты решения:

«3. Поручить тов. ПОПОВУ изыскать средства для проведения ВЦУ предсоборной работы.

4. Поручить тов. ПОПОВУ дать директиву по линии ЦК РКП с разъяснением о том, что органами, проводящими практически церковную политику на местах являются Губотделы ГПУ». (Здесь и ниже архивные шифры протоколов АРК см. комм. 10 к д. 12.) - РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 112, д. 443а, л. 18.

На следующем заседании АРК 19.12 1922 г. (протокол № 8) вопрос «О Всероссийском Поместном Соборе» выносится в повестке дня на первое место. По итогам его обсуждения было постановлено:

«1) В целях наиболее правильной постановки работы по церковному вопросу на местах, пользуясь случаем  приезда тов. с мест на Всероссийский Съезд Советов3 созвать совещание и постановить в порядок дня следующие вопросы:

1) Информационный доклад о работе по обновленческому движению — докладчик от Г.П.У.

2) О антирелигиозной пропаганде — докладчик от ЦК РКП.

3) О предсоборной кампании на местах — докладчик от ЦК РКП.

По всем этим вопросам к следующему заседанию Комиссии представить тезисы.

4) (Исправлено, в документе ошибочно 5.) Поручить т. ТУЧКОВУ к следующему заседанию Комиссии представить предсоборные тезисы, предназначенные для рассылки на места обновленческими группами».

Как видим, подготовка церковного собора стала делом партийных, советских и чекистских органов и сразу приняла характерные для новой бюрократии формы. Но тот же протокол № 8 фиксирует и продолжающиеся усилия АРК по наиболее действенному использованию аппарата насилия ГПУ для обеспечения прочных позиций обновленцев на соборе. При решении вопроса «3. О церковно-приходских Советах» было постановлено:

«3) Поручить т. ТУЧКОВУ в 2-х недельный срок собрать сведения о всех активных реакционных мирянах, состоящих членами в церковно-приходских Советах в центре и на местах на предмет применения к ним мер, обеспечивающих реорганизацию приходских Советов и выборы на Всероссийский Поместный Собор» (там же, л. 20).

На следующем заседании АРК 27.12 1922 г. (протокол № 9) были утверждены тезисы трех докладов на совещании по подготовке собора и утверждены докладчики: 1) Самсонов от ГПУ — информационный доклад; 2) Попов Н. Н. от ЦК РКП(б) с докладом о роли местных парторганизаций в этой работе (т. е. «предсоборной кампании») и о предсоборной агитации; 3) Скворцов от ЦК РКП(б) — «об антирелигиозной пропаганде» (там же, л. 22).

На заседании 30.01 1923 г. (протокол № 11) Антирелигиозная комиссия при ЦК Российской Коммунистической партии разрешает к опубликованию и рассылке на места Положение ВЦУ о созыве собора, изъяв из него ряд пунктов, где заранее декларировалось «признание избранными на Собор социальной револ[юции] и объединения трудящихся», говорилось об «условности причащения». Напомним, что ранее предсоборные тезисы АРК поручила составлять Е. А. Тучкову. Комиссия постановила «до выборов на собор произвести перевыборы прих[одских  советов]» — чтобы иметь на соборе более прочные тылы. Наконец, опасаясь противодействия в Петрограде сторонников авто-кефальности во главе с известным епископом Николаем (Ярушевичем Борисом Дорофеевичем), коих комиссия считала «скрытыми тихоновцами», АРК постановила: «Намеченных ГПУ пять Питерских церковников возглавляющих автокефальное движение в Питере во главе с епископом Ерушевичем — арестовать и выслать». Епископ Николай был выслан в Зыряновскую область (там же, л. 24).

Надеясь использовать епархиальные управления в интересах обновленцев, в том числе и для подготовки собора, АРК на заседании 06.02 1923 г. (протокол № 12) сочло необходимым совместной телеграммой ГПУ и НКВД «предложить местам не проводить в жизнь циркуляра НКВД от 27 Ноября п[рошлого] г[ода] за № 78/с — о ликвидации епархиальных Управлений, впредь до особаго распоряжения» (там же, л. 26).

На заседании АРК 27.02 1923 г. (протокол № 14) был заслушан доклад Е. А. Тучкова «О предсоборной работе». По докладу были приняты постановления о мерах, направленных против возможных неприятелей обновленцев. В Москве следовало расторгнуть договор Моссовета о предоставлении церковного помещения общине «Свободно-Трудовой Церкви», так как «эта группа [...] может принести вред нашей церковной политике и замедлить ход развития обновленческого движения». В Петрограде АРК торопила с репрессиями против автокефалистов, было приказано «удалить» их из Питера. На том же заседании комиссия рассмотрела вопрос под названием: «Дело № 17485 Ерушевича, Сокольскаго, Тихомирова, Ивановскаго и Беляева, обвиняемых в антисоветской деятельности». Было постановлено: «Срочно закончить дело и выслать». В связи с подготовкой собора постановили также: «Предложить ГПУ на время предсоборной работы принять самые решительные меры по отношению попов и мирян, состоящих в приходских советах и активно противодействующих проведению предсоборной работы». Предвосхищая соборные решения, АРК распорядилась: «Признать необходимым, чтобы на поместном соборе был полностью проведен декрет об отделении церкви от Государства (1918 г.)» (там же, л. 30-31). Е. А. Тучков, полагая, что это постановление может привести к ликвидации Высшего Церковного Управления обновленцев, счел последнюю нецелесообразной и предложил в письме к Е. М. Ярославскому от 01.03 1923 г. озаботиться сохранением ВЦУ. Политбюро в своем постановлении от 08.03 1923 г. заняло ту же позицию, что и Е. А. Тучков (подтвержденную АРК 06.03 1923 г.) - см. № 12-31, 12-32.

На заседании АРК 06.03 1923 г. (протокол № 15) партийные деятели продолжили активную работу по определению будущих решений обновленческого церковного собора. Позиция партии оказалась здесь не столь прямолинейной, как можно было ожидать. Казалось, всячески поддерживая обновленцев, АРК будет стремиться к утверждению на соборе наиболее радикальных церковных реформ, которых требовали обновленческие вожди. Но для партии более важным оказалось сохранение и углубление распрей, раскола между разными группами обновленцев по вопросу об этих реформах. Этим и объясняется постановление, принятое АРК по вопросу «О В. Ц. У.»:

«1) Признать необходимым сохранение ВЦУ и существующих церковных обновленческих групп и после Всероссийскаго поместного собора.

2) Не допустить решения на соборе вопроса о церковной реформе, мотивируя тем, что ВЦУ и обновленческие группы к реформе еще не подготовили верующих.

3) Ограничившись информационным] докладом об этом со стороны ВЦУ, по окончании собора тут же созвать съезды в Москве всех обновленческих группировок, где поставить вопрос о церковной реформе на котором углубить раскол между группами, перенеся после этого работу в этом направлении на места» (там же, л. 32).

Это постановление АРК проливает свет на отмеченный всеми исследователями факт отказа собора принять решение о более глубоких церковных реформах, к чему особенно стремилась «Живая церковь» В. Д. Красницкого, вроде бы обладавшая на соборе большинством голосов. На самом же деле прав был Е. А. Тучков, откровенно отмечавший в своих докладах чекистскому начальству (№ П-173, П-176), что большинством на соборе обладал он, Евгений Александрович, имевший реальную возможность повернуть собор в любом нужном ему направлении. Одной рукой поддерживая раскол между разными обновленческими группами, начальник VI отделения СО ГПУ другой рукой снимал противоречия между ними, когда их острота на соборе реально угрожала единству «антитихоновского» фронта.

Вместе с тем на этом же заседании АРК утвердила одну из самых важных церковных реформ из числа провозглашенных затем собором: «Отмену старого стиля и замену его новым провести на церковном соборе» (там же, л. 33).

На следующем заседании АРК 20.03 1923 г. (протокол № 16) был поставлен важный вопрос «О времени открытия Собора». Комиссия постоянно исходила из того, что собор следует открывать после преподания всем врагам обновленцев наглядного урока в виде сурового суда над патриархом Тихоном. А его все не удавалось начать. Поэтому было постановлено:

«[6.]3) Ввиду того, что процесс Тихона должен быть окончен до Собора, то открытие последнего должно состояться не ранее 30 Апреля» (там же, л. 35).

Следует отметить, что Е. М. Ярославским была отправлена записка в Политбюро и персонально «Каменеву, Сталину, Троцкому, Зиновьеву, Рыкову, Дзержинскому», где он заявляет о несогласии АРК с принципиальным решением Политбюро о переносе на более поздний срок процесса над патриархом и отсрочке открытия собора (№ 25-24). Однако Политбюро, принимая 21.04 1923 г. по предложению Ф. Э. Дзержинского постановление об отсрочке суда над патриархом (обернувшееся в конце концов отменой процесса), учитывало многие внешнеполитические и внутриполитические факторы, а также меняющуюся расстановку сил внутри партийного руководства. Собор пришлось проводить, не имея на руках такой козырной карты, как обвинительный приговор по делу патриарха.

На своем заседании 27.03 1923 г. (протокол № 17) Антирелигиозная комиссия решала один из самых главных вопросов, входивших в компетенцию собора — «О составе ВЦУ после собора», т. е. о руководстве новой церковью. До конкретного списка лиц дело дойдет чуть позднее, пока были утверждены общие принципы:

«1. Состав ВЦУ оставить коалиционным, т. е. состоящим из разных церковных группировок.

2. Собором председателя ВЦУ не избирать, избрать ВЦУ, которое после собора и изберет из себя председателя» — обычная партийно-аппаратная процедура, обеспечивающая (вопреки практике Поместного Собора 1917-1918 гг.) выдвижение на главный пост в церкви человека, указанного сверху.

Поставили, наконец, вопрос и о руководителе самого собора. Сначала АРК решила его так:

«3. Председателем на Соборе должен быть КРАСНИЦКИЙ». Затем в черновике протокола формулировка была изменена от руки на более мягкую:

«3. Фактическим Председателем на Соборе наметить КРАСНИЦКОГО» (там же, л. 37).

Это был непростой вопрос, Красницкий мог своим поведением отпугнуть многих; мы не знаем, утверждалась ли и если да, то где, кандидатура «митрополита» Петра Блинова, занимавшего на соборе председательское место. Известно лишь, что проблема эта требовала особых забот АРК и в ходе самого собора.

Когда АРК на заседании 04.05 1923 г. заслушала «Доклад тов. ТУЧКОВА о ходе работы собора», в постановлении пришлось предусмотреть меры именно в связи с проблемой председателя собора:

«Ввиду того, что Красницкий вследствии упадка его авторитета среди большой части соборян может попытат[ь]ся устроить на соборе скандал, дабы дескредитировать" председателя] Собора — БЛИНОВА,— поручить т. ТУЧКОВУ принять меры к устранению этого явления и вовлечь КРАСНИЦКАГО в активную согласованную работу Собора».

Одновременно АРК распорядилась, чтобы представители ГПУ и Агитпропа совместно провели окончательную цензуру персонального состава избираемого на соборе высшего руководства обновленческой церковью:

«Список Пленума ВЦУ поручить просмотреть тов. ТУЧКОВУ и ПОПОВУ».

Наконец, мимо внимания АРК не прошла и такая деталь, как церемония объявления арестованному патриарху соборного постановления о лишении его сана:

«Депутацию Собора для снятия сана с Тихона допустить. Проведение этого поручить Г.П.У.» — РЦХИДНИ, ф. 89, оп. 4, д. 115, л. 53. См. также комм. 34 к д. 25.

Таковы постановления, принимавшиеся АРК в ходе подготовки и проведения обновленческого собора 1923 г.

57 См. об этом комм. 34 к д. 25.

58 Имеется в виду бывший епископ Волоколамский Феодор (Поздеевский Александр Васильевич, 21.03.1876 — 23.10.1937), управляющий Московским Даниловским монастырем, с августа 1923 г. архиепископ, один из наиболее выдающихся и ученых иерархов Русской Православной Церкви. С 1922 г. неоднократно арестовывался. Расстрелян в 1937 г. в Ивановской тюрьме.

59 Обновленческий митрополит Серафим — Серафим Александров, имевший в церковных кругах прозвище «Лубянский» (Акты Святейшего Патриарха Тихона... С. 800). См. № П-37.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.